Застеклить, расстеклить, перестеклить: в Екатеринбурге «балконный вопрос» будут решать за счет жильцов

Эксперты заявляют, что администрация Екатеринбурга плохо информировала горожан о приведении к единому стилю более двух тысяч фасадов домов. Но выполнять «балконное» постановление к ЧМ-2018 придется всем. Эксперты: Екатерина Норсеева — корреспондент ИА «Новый день в Екатеринбурге»; Дмитрий Москвин — кандидат политических наук, урбанист; Иван Соломин — блогер; Наталья Михайлюкова - юрист НП «Уральская палата недвижимости».

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофона Игорь Киценко. Тема сегодняшнего эфира: «Застеклить, расстеклить, перестеклить: в Екатеринбурге „балконный вопрос“ решат за счет жильцов».

«Главный художник города Дмитрий Фогель заявил, что на многих зданиях наблюдается „разнобой“ — одни балконы остеклены, другие нет, на стенах висят кондиционеры, а входные группы и вывески магазинов, расположенных на первых этажах жилых домов, оформлены в разном стиле. По мнению городских чиновников, это портит облик города, а потому к ЧМ-2018 следует навести порядок хотя бы на гостевых маршрутах. В более отдаленной перспективе это, возможно, распространится на весь город, но в первоочередной список вошли 2065 домов».

Предлагаю послушать небольшое заявление главного художника Екатеринбурга Дмитрия Фогеля:

Дмитрий Фогель: Собственники жилья должны будут для себя определить: либо они всем зданием застекляют фасады, либо расстекляют. С нашей точки зрения и с нашей позиции, необходимо приведение в соответствие. Все балконы, например, должны быть единообразны. Если они остеклены, то они единообразно остеклены.

И.К.: Собственно, все понятно — единообразие, если остеклить, то все должно быть одинаково. Нужно будет собираться собственникам жилья, решать этот вопрос на общем собрании. Но по каким нормативам, как это должно выглядеть? А вдруг собрались, остеклили или расстеклили все балконы, а оказалось, что сделали неправильно? И складывается ощущение, что все это будет происходить за средства именно собственников. Имеет ли право администрация муниципалитета вмешиваться в тот вопрос, каким образом нужно остеклить или перестеклить или вообще убрать окна на лоджии у собственника, непонятно. Об этом поговорим чуть позже.

История буквально недавно всплыла. Сейчас мы свяжемся с первым собеседником, это будет Екатерина Норсеева, корреспондент ИА «Новый день в Екатеринбурге». Екатерина, здравствуйте.

Екатерина Норсеева: Здравствуйте.

И.К.: Возникает вопрос, откуда взялась идея, чем аргументируют, и кто будет за все это платить?

Е.Н.: Идея, в общем-то, достаточно логичная, и мы все это могли наблюдать по другим городам России, где проводились подобные массовые спортивные мероприятия. Вспомнить хотя бы тот же Сочи за год до проведения Олимпиады и во время самой Олимпиады. И там очень интересно поступили местные власти. Там вообще по всем гостевым маршрутам покрасили фасады домов и крыши домов в один свет, охряные фасады и красные крыши, поменяли стеклопакеты. Но делали это, насколько мне известно, за счет каких-то бюджетных средств, потому что нужно было показать город во всей красе. У нас в Екатеринбурге тоже это не впервые — проводятся подобные предложения. Когда проходил саммит ШОС, несколько десятков домов были таким же образом реконструированы. Но там гостевые маршруты были, конечно же, не такими массовыми. Там представителей делегаций провезли по каким-то маршрутам, и вот на этих маршрутах за счет бюджета как раз отремонтировали дома, где-то что-то прикрыли, где-то что-то приукрасили, сделали красиво. Здесь весь вопрос упирается в то, что список гораздо шире, чем прежде. И у многих людей возникают вопросы по поводу того, а как вообще формировался список из этих 2065 домов, потому что, например, мой дом, который также попал в этот перечень, не совсем находится, откровенно говоря, на гостевом маршруте. Да, находится недалеко от центрального стадиона. Но я себе очень слабо представляю ситуацию, в которой какие-нибудь туристы пришли во двор 5-этажной хрущевки, чтобы посмотреть какие-то достопримечательности, которых в моем дворе нет. Почему мне ради этих случайно забредших туристов придется понести какие-то материальные затраты, мне не очень понятно. Как и многим другим людям, я думаю.

И.К.: Постановление уже подписано, вопрос до конца решили или все-таки как-то будут оспаривать его собственники жилья вот этих 2065 домов? Я так понимаю, это за ваш счет нужно будет в единый образ все привести?

Е.Н.: Да, это за счет собственников. Та процедура, которую предлагает администрация города такова: собирается общее собрание собственников жилья, они решают, какими должны быть балконы, остекление, оформление магазинов в доме, принимают какое-то единое решение и в рамках этого решения действуют. Либо демонтируют все эти страшненькие балконы, которые сделаны и так и сяк, либо совсем убирают остекление, либо остекляют как-то по-другому. На самом деле, решение уже окончательное, и судиться будут, скорее всего, не собственники с администрацией, а администрация с собственниками. Об этом уже была продекларировано накануне. Есть постановление администрации города Екатеринбурга о подтверждении перечня адресов, объектов, архитектурно-градостроительный облик которых подлежит приведению в стилевое единообразие, оно подписано, документ есть, и в рамках него собираются действовать, начиная, насколько я поняла, со следующего года. И вот здесь вступает такой момент — строгость законов компенсируется необязательностью их исполнения. У многих возникает вопрос, а успеют ли. Если начнут только в следующем году, то велика вероятность, что просто не успеют, потому что 2000 многоквартирных домов, умножаем на количество квартир, пусть даже 100 квартир в доме, мы получаем огромную цифру. И есть ли вообще возможность успеть все это сделать, вызывает большие сомнения.

И.К.: И как же будет контролироваться выполнение данного постановления? Будет создана какая-то комиссия, которая будет периодически ездить по гостевому маршруту и просматривать все фасады — здесь остеклили, здесь не остеклили, давайте зайдем вот к этому гражданину в гости, узнаем, почему так?

Е.Н.: Пока мне сложно прокомментировать, как это будет реализовано. Но могу предположить, что это будет с помощью управляющих компаний и ТСЖ, это было бы логично. Зимой у нас была ситуация, когда собственникам начали рассылать листовки с просьбой о том, чтобы сбивать лед с козырьков, которые самовольно установлены. Если самовольное остекление, самовольная установка козырьков, то собственник несет ответственность за упавшую на голову сосульку. Поэтому их просили — вы, ребята, сбейте их, пожалуйста. В тех случаях, когда собственники не шли на контакт, управляющие компании нанимали каких-то работников, самостоятельно это сбивали и потом выставляли просто счет. Предполагаю, что здесь будет каким-то подобным образом построена работа, то есть собственникам выкатят счета постфактум.

И.К.: Я так понимаю, на данном маршруте абсолютно разных лет постройки дома. Это могут быть и хрущевки, это могут быть и 80-х годов постройки панельные 9-этажки, и какие-то новые дома свыше 10−14 этажей стоят?

Е.Н.: Да, есть совершенно разные. Есть и 25-этажные конструкции. Есть и памятники архитектуры.

И.К.: Сейчас очень остро стоит вопрос в столице по реновации жилья, много противников, много сторонников, плюсы и минусы перечисляются. Поговаривают эксперты, что программа реновации может двинуться в регионы. Соответственно, это наверняка сразу коснется крупных городов, куда попадает и Екатеринбург. Если вдруг коснется вопрос реновации ваш город, то каким образом? Живет в хрущевке бабушка-пенсионерка, откуда у нее деньги на переделку балкона? И если вопрос реновации коснется, будут ли возвращать деньги за эту переделку? Может быть, есть какие-то мнения по этому поводу?

Е.Н.: Пока еще не очень понятно, как будет реализован этот механизм, как будут обстоять дела с теми, кто, например, получает компенсации за расход на коммунальные услуги. Здесь пока много непонятного. К тому же, есть еще один важный момент, про который я бы хотела сказать. Дело в том, что вот эти нормы, по которым должны привести к стилевому единообразию, вступили только в январе этого года. Есть такая замечательная фраза — закон обратной силы не имеет. До 2017 года лепили как хотели. Хотели — такой балкон, хотели — эдакий делали. А тут вдруг все решили привести к одному образцу. Почему же собственники тогда должны это делать за свой счет, если они это делали совершенно законно. Поэтому еще с этой точки зрения нужно еще рассматривать.

А что касается реновации, я думаю, что она нам не страшна, как москвичам. Дело в том, что у нас, помимо хрущевок постройки 1950−60-х годов, есть очень много домов 2-этажных, с деревянными перекрытиями. Причем они есть как в центре города, так и на окраинах. И если говорить о реновации, то пускай она коснется в первую очередь вот этих домов, нежели хрущевок, которые еще вполне крепкие, стоят и много лет, я думаю, простоят.

И.К.: Екатерина, огромное вам спасибо, что смогли пообщаться со мной в прямом эфире. До свидания.

Е.Н.: До свидания.

И.К.: Мы продолжаем. С нами на связи Дмитрий Москвин, кандидат политических наук, урбанист. Здравствуйте.

Дмитрий Москвин: Здравствуйте.

И.К.: По поводу остекления 2065 домов, насколько я знаю, вы поддержали эту инициативу, но поддержали ее частично. Что не так?

Д.М.: Давайте я сначала расскажу, почему ее поддержал. Мне кажется, что это очень давно назревшая проблема Екатеринбурга точно, про остальные города не могу судить. Проблема просто неряшливого, зачастую совершенно неадекватного по масштабам и амбициям Екатеринбурга внешнего вида улиц города. Это проблема визуального восприятия. И это проблема совершенно не надуманная, она отражается на очень многих моментах, в том числе и на том, как горожане вообще относятся к своему городу, как они его воспринимают, как о нем рассказывают. Чем более он неряшлив, тем меньше желания и готовности об этом городе говорить позитивно. Поэтому то, что предложено администрацией города Екатеринбурга, это вполне адекватная и давно назревшая мера. Она обсуждалась достаточно давно, ее не привязывали к ЧМ, а обсуждали это еще несколько лет назад. Конечно, сам посыл позитивен. Но то, как он сделан, как проинформировано в очередной раз население Екатеринбурга, — это, конечно, удручает, и я бы даже сказал, ужасает, потому что это опять какое-то навязывание властной воли — типа все убирайте, мы особо подготавливать вас и информировать не собираемся, год у вас есть, давайте. Конечно, так нельзя поступать с горожанами. Мне кажется, это должны были бы проработанная, продуманная информационная политика, программа, некая стратегия, которая бы позволила объяснить горожанам, что ничего ужасного не происходит. Что рано или поздно, все эти самоделы, самострои, а балконное остекление мы никак иначе рассматривать не можем, если оно сделано на балконах, которые изначально этого не предусматривали, — все это все равно бы подверглось демонтажу, переделке и т. п. Люди когда-то на свой страх и риск вложили деньги, это вообще-то проблема самого собственника, он сам так решил. Ему же никто не навязывал остекление и в приказном порядке не обязывал превратить свой балкон в неприглядный сарай.

И.К.: Я так понимаю, что вопрос приведения в божеский вид фасадов домов касается именно тех домов, где балконы находятся, не касается лоджий? Или и те, и другие попадают туда?

Д.М.: Это надо смотреть, насколько я понимаю, это же не просто так — вот эти дома и все. Должны быть сделаны паспорта фасадов. Это принятое в начале этого года решение администрации города Екатеринбурга. В принципе, это касается всего, что сделано людьми самовольно. Если дом достаточно новый, и в нем изначально было спроектировано остекление балконов, значит, там, наверное, будут смотреть только на то, чтобы это остекление оставалось в единообразном виде, а не подверглось частичной замене самими жильцами. В старых домах, конечно, речь идет о том, что где-то годов до 1990-х практически вся застройка велась исключительно с открытыми балконами. Там очень много надо будет переделывать.

Еще скажу, почему это давно назревшее решение. У нас грядет 300-летие города. К нему придется очень многое ремонтировать, восстанавливать, как-то город стараться показать в наиболее благоприятном свете. Брендом Екатеринбурга последних лет стал конструктивизм. Жилые комплексы, административные здания. Так вот, как раз вот эта тенденция к остеклению, к установке совершенно фантасмагорических оконных рам, где-то пластиковых, где-то деревянных, где-то черные, где-то белые, коричневые и т. д., остекление балконов, установка кондиционеров, совершенно безумная установка рекламных конструкций — вот это все памятники конструктивизма превращает в реальный сарай, иногда просто невозможно смотреть. Люди убеждены, глядя на это на все, что это вообще не может быть памятником. Какое-то недоразумение стоит, какая-то рухлядь в центре города. Бегают несколько сотен человек, уверяют, что нет, это памятник, вообще-то построенный Моисеем Гинзбургом, внесенный в реестры, и его надо рассматривать как объект культурного наследия под охраной ЮНЕСКО. Люди, когда смотрят на все эти навесные конструкции, для них это абсолютно не очевидно. И, конечно, вот эта расчистка и возвращение архитектурным шедеврам их более-менее аутентичного вида — это задача ближайших 6 лет. То, что сейчас начинается, это дорога к 300-летию. Это такая шоковая терапия получилась со стороны администрации города в очередной раз. Но горожанам тоже надо начинать как-то об этом задумываться, наверное, вступать в дискуссию, в обсуждение, где это уместно, а где неуместно делать, в первую очередь. Но мне кажется, обратного пути просто нет, город должен превратиться в более презентабельный, более благоустроенный, более приятный для визуального восприятия.

И.К.: Вы говорите, что данная идея уже не нова, она обсуждалась давно. Проводились ли какие-то общественные слушания? Как решался вопрос с теми людьми, которые проживают в архитектурных памятниках? Почему им никто не говорил, что не нужно ничего громоздить на балконе, это памятник, и есть определенные нормы? Куда смотрела администрация районов, администрация самого города, когда это все происходило?

Д.М.: Мне здесь очень сложно это прокомментировать. Насколько я понимаю, вопросы изменения внешнего облика фасадов, перестройки квартир и прочего — это такие процедурные моменты, которые регулирует огромное количество бюрократических ведомств. Тут нет какого-то одного надзирателя, который недосмотрел, и вот случилось. У нас несовершенное законодательство было десятилетиями. Совершенно понятно, что люди, которые живут эти десятилетия в памятниках, могут и не знать, что это памятник, никогда не прочитают нигде. Где-нибудь висит крохотная табличка, глаза давно замылила. Им не приходит уведомление об оплате коммунальных услуг, что вы тут в памятнике, извольте вести себя соответствующе. Это серьезная просветительская программа. У нас есть опыт, например, работы с сообществом городка чекистов, одного из объектов конструктивистского наследия, одного из самых ярких объектов в Екатеринбурге. Там совершенно чудовищная ситуация по внешним фасадам, там давно уже не было ремонта, все поменяли окна, кто как захотел, что только с этим ни сделали. И вот только сейчас начинается какая-то системная работа, когда общественники, чиновники, управляющая компания постепенно, медленно приучают людей, что вообще-то к этому месту надо относиться с большей ответственностью, потому что это ценнейший объект, вы тут поживете, после вас еще могут сотни лет жить разные люди, ценя то, что вы делали для сохранения этого объекта. Это очень долгий путь. Я знаю очень хороший пример в Перми, где тоже комплекс конструктивистских домов, построенных архитекторами Баухауза в начале 30-х годов, там несколько домов находятся в непосредственном управлении. Им удалось практически невозможное. Мало того, что они полностью отремонтировали внешние фасады, сделали одинаковое остекление всех окон, убрали все эти полипы, которые нарастали в 1990—2000-е годы в виде спутниковых антенн, кондиционеров и прочего. И получили прекрасные образцы архитектуры авангарда. Но при этом с местными жителями все время идет работа. Если кто-то вдруг захотел что-то поменять во внешнем облике, поставить другое остекление, товарищество жильцов говорит ему: «Ты реши, тебе без разницы, где жить, или ты все-таки хочешь жить в памятнике архитектуры. Если без разницы, езжай в любую хрущевку. А здесь поселится кто-то, кто понимает и ценит это место».

К сожалению, это общероссийская проблема — проблема низкой культуры городской жизни и, самое печальное, практически отсутствующего вкуса в отношении архитектурного облика города. У нас просто не было нигде ни у кого и никогда в образовании такого предмета, где мы могли бы изучать, а почему эти строения и улицы вообще надо рассматривать как какие-то ценные эстетические объекты и смотреть на город не только потребительски, но и эстетически.

И.К.: Этим, наверное, должен заниматься предмет краеведение, который все-таки есть в школах.

Д.М.: Ну да, что-то читалось, я по своим школам помню, но это никогда не превращалось в обсуждение ценности среды обитания. В лучшем случае, парочка домов — в Москве Кремль, в Екатеринбурге дом Севастьянова, и хватит. А то, что город гораздо сложнее, и это среда обитания, в которой очень много нюансов, которые необходимо учитывать, иначе это все начинает разваливаться. 20−30 лет строили эти сараи на балконах, вешали кондиционеры и все прочее, будучи уверенными, что там и должно быть, а тут вдруг выясняется, что вообще-то нет, что может быть и иначе. И это «иначе» иногда гораздо значимее, чем сиюминутный комфорт отдельно взятого человека.

И.К.: Ваша позиция по этому вопросу такова: если хочешь проживать в памятнике архитектуры, то подвинь свои прихоти и будь любезен, помни и чти историю, где ты находишься, где ты живешь.

Д.М.: И просто уважительное отношение к другим людям. Потому что, ну правда, смотреть на эти жуткие сараи, когда каждый балкон в своем каком-то виде, — видно же, что люди делают на этих балконах, они же давно все превращены в какие-то кладовки, склады ненужных вещей, хранение шин. Это все ведь не о городе, не о нашей совместной жизни. Это какая-то демонстрация пренебрежения тем, что в этом городе проживают другие люди, и эти люди иногда хотят гулять по красивым улицам и смотреть на красивые дома. Это вполне естественно и нормально.

И.К.: Вы упомянули, что данная программа подготавливает город к 300-летию Екатеринбурга. Это 2023 год. Но постановление подписано в спешке, и в нем говорится, по крайней мере, вот этот гостевой маршрут привести в порядок к 2018 году, к ЧМ по футболу. Почему же такая спешка? Многие могут просто не успеть. Как говорят наши коллеги из Екатеринбурга, на этом гостевом маршруте находятся ветхие дома, где могут проживать пенсионеры, у которых может не оказаться денег на изменение своего балкона.

Д.М.: Да. Я понимаю. Во всех этих решениях администрации города нет какой-то четко прописанной санкции. Если человек не поменял внешний вид своего балкона, не убрал кондиционер или что-то еще, пока непонятно, каким образом можно на него воздействовать. Это сигнал скорее для проявления доброй воли. Во-вторых, речь идет о том, что в каких-то случаях эти вопросы на себя берут управляющие компании. И вообще, по нормам, которые были подписаны в начале 2017 года, предусматривалось, что все дома, которые попадают под капитальный ремонт в этом году или в последующие годы, управляющая компания должна с жильцами обсудить вопрос, хотят ли они единообразное остекление балконов, куда повесить кондиционеры и прочее. То есть составить паспорт фасада архитектурного объекта. Долгий такой, серьезный процесс. Насколько я помню, тогда главархитектура брала минимальную планку 5 лет. Понятно, что за 5 лет только-только верхний слой будет затронут. Но, по крайней мере, старые дома, которые большей частью являются уже памятниками не только авангарда, но и сталинского неоклассицизма. Мне кажется, вся паника спровоцирована просто неумелой информационной кампанией со стороны мэрии. Они второй раз за года наступают на те же грабли, это интересный момент. То ли там совсем информационный блок провалился, то ли это какая-то хитроумная стратегия. Это, конечно, просто проблема разговора с горожанами. Им никто ничего не разъяснил, никто не объяснил, что не надо прямо сейчас уже бежать и снимать любимые окна, кондиционеры и плакать над руинами былого комфорта. Это долгий кропотливый процесс. К 2018 году, я думаю, администрации очень хочется, чтобы какая-то часть города все-таки выглядела презентабельно. Мне кажется, что горожане могли бы в этом помочь. В конце концов, это наш общий город, а не город администрации или отдельных олигархов.

И.К.: Дмитрий, спасибо, что смогли пообщаться со мной в прямом эфире. До свидания.

Д.М.: До свидания.

И.К.: Мы продолжаем. Следующим моим собеседником будет Иван Соломин, блогер. Здравствуйте!

Иван Соломин: Привет.

И.К.: Такая серьезная тема по поводу внешнего вида фасадов зданий в Екатеринбурге. Как вы относитесь к данной инициативе, что данная проблема будет решаться за счет жильцов? И что говорят в сети в Екатеринбурге по этому поводу?

И.С.: Конечно же, всех волнует, в первую очередь, тот момент, что устранение тех недостатков на гостевом маршруте будет производиться за счет собственников жилья. Мне этот момент тоже не очень нравится. С одной стороны, ничего хорошего в этой истории нет. А с другой стороны, без каких-то укрытий этих балконов белых с панелями внешний вид будет намного печальнее, потому что дома стоят достаточно долго без капитального ремонта, а если и с капитальным ремонтом фасадов, то не намного сильнее он отличается от того, что есть. Если убрать эти панели, мы с вами прекрасно понимаем, что монтаж такого рода навесного оборудования, этих панелей подразумевает частичное обрушение, вмешательство в конструкции балкона. Я глубоко в эту тему не вникал, но я могу себе представить, я пережил несколько ремонтов в жизни, в том числе и ремонт своего дома и балкона. Я знаю, что это значит. Если сейчас это все снять, одним снятием панелей не ограничится. Наверняка будет какое-то требование — зашпаклевать, покрасить и т. д. Это во-первых. Во-вторых, Уралмаш, та часть домов, которую я знаю, у меня там теща живет, я знаю, кто живет в этих домах. Это, как правило, достаточно ветхие строения, и живут там в лучшем случае пенсионеры, многодетные семьи, люди, которые в этом районе живут всю свою жизнь. На их плечи перекладывать демонтаж, хотя бы просто просить о чем-то таком — это какое-то кощунство. А второй момент — нет совершенно никакого понимания на тему — ну хорошо, я не снимаю панели, получу штраф 5 тысяч рублей, и что дальше? Я могу оставить балкон в том виде, в каком он есть и наплевать на гостевые маршруты? Есть какая-то часть непонимания.

Общая оценка такой инициативы у горожан категорично отрицательная. То, что было поставлено за свои деньги, теперь еще надо за свои деньги снять, и совершенно непонятно, что дальше делать с этим разобранным балконом, будет ли возможность его снова обшить для красоты и удобства, потому что все равно тепло на балконе аккумулируется, зимой на таких балконах поприятнее как-то зимовать.

И.К.: Вот эта конструкция, обшивка балкона иногда делается в ущерб именно архитектурному сооружению, внешнему облику самого здания, иногда даже противоречит нормам, которые предписаны данному зданию, особенно если это памятник архитектуры. Вопрос возникает, информировали ли людей в какой-то момент? Вы говорите, у вас теща проживает в одном из таких домов. Как-то до этого работа велась?

И.С.: Нет, совершенно никак. По большому счету, случилось так: вышло постановление, в котором говорилось, что необходимо демонтировать, потому что приедут гости, будут ходить-гулять болельщики. Это один момент. И другой момент — когда ты живешь в доме, который является памятником архитектуры, в лучшем случае, а в худшем — это какое-нибудь наследие ЮНЕСКО, памятник конструктивизма, то в принципе вносить какие-либо изменения в фасад, в коммуникации, в конструкции не то, что невозможно, это чревато разрушением конструкций и т. д. То есть те собственники, которые все-таки решились на изменение фасада в части своего балкона — мы понимаем, что ответственность за эти изменения лежит на самих собственниках. Получается, что за последние 10−15 лет массированная атака вот этих людей, мастеров, которые оказывают услуги по остеклению и обшивке, они провели колоссальную работу, тоже вкладывались деньгами в промо. Застеклен каждый 3−4 балкон таким способом. Это же тоже деньги. У меня в голове немного не укладывается, каким образом можно просто взять и распорядиться, обязать собственников тратить деньги на демонтаж, просто потому что тут будут кататься какие-то люди. Извините, так мы хотим казаться чем-то что ли, хотим оголить разрушенные фасады и привлечь внимание разрушенным фасадом памятников что ли? Мы же понимаем, что из 20 балконов на фасаде в итоге будут демонтированы в лучшем случае половина, а оставшаяся половина точно так же будет стоять, и плевать люди хотели на все на это. И так наверняка будет.

Здания жалко, безусловно, потому что есть районы города, где на каждом доме висит табличка, что это памятник архитектуры или наследие ЮНЕСКО, что угодно. У нас очень много конструктивизма в городе, мы этим известны, наверное, на весь мир. Нет такой концентрации зданий конструктивизма, как в Екатеринбурге. Москва этим не славится, ни один из больших городов России не славится этим так, как мы. Жалко, хочется, чтобы в порядке содержались эти здания. Но — ведомство по управлению государственным имуществом — вот они бы хотя бы тратили деньги на содержание тех же самых фасадов, на их своевременных ремонт. Но этого же не происходит. Получается, что люди своей инициативой берутся решать такие вещи. Дырявые балконы они просто обшивают. А что делать-то?

И.К.: Проблема в общем ясна. Чтобы как-то благоустроить то место, где ты живешь, за которое ты платишь и в фонд капитального ремонта, и на какие-то благоустройства, но воз и ныне там, дыра в балконе как была, так и осталась, и тебе приходится своими силами это исправлять.

Иван, огромное спасибо, что пообщались с нами в прямом эфире. До свидания.

И.С.: Всего доброго.

И.К.: Мы продолжаем. Много вопросов возникает именно юридических. Следующим моим собеседником по данной теме будет Наталья Михайлюкова, юрист некоммерческого партнерства «Уральская палата недвижимости». Здравствуйте.

Наталья Михайлюкова: Здравствуйте.

И.К.: За счет жильцов будут приводить в единый внешний облик фасады домов, это 2065 домов. Было подписано постановление администрацией муниципалитета. У меня к вам вопрос как к юристу, имеет ли право администрация муниципалитета делать такое распоряжение? И как на него реагировать гражданину? Действовать согласно данному распоряжению или я как собственник могу это распоряжение проигнорировать и оставить все как есть?

Н.М.: Здесь следует обратить внимание на особенности, связанные с тем, что органы местного самоуправления являются высшими органами, которые правомочны решать вопросы, связанные с установлением правил благоустройства. Наше общественное мнение всколыхнулось, наверное, в связи с тем, что администрация начала реализовывать правила благоустройства города. Потому что сами правила были разработаны еще в 2015 году, и постановление, подписанное администрацией, в данном случае направлено на реализацию существующих и действующих уже правил. А эти правила были разработаны городской Думой. Чем руководствуется в данном случае городская Дума? Конечно же, федеральным законодательством, связанным, в первую очередь, с жилищными правоотношениями. Еще в 2005 году у нас вступил в силу Жилищный кодекс РФ, нормами которого было четко распределено соответственно правомочие собственников жилых помещений в многоквартирных домах. И мы долгие годы, привыкшие к тем правилам использования жилфонда, которые у нас существовали в период советской власти и в период советского законодательства, очень тяжело воспринимаем институт частной собственности на жилье, который предусматривает обязанность содержания общего имущества многоквартирного дома, соблюдение установленных градостроительных норм, установленных соответствующих правил. Закон не вводит же каких-то жестких ограничений — нет, вы это делать не должны. Вы это можете делать, но в соответствии с теми правилами, которые действуют на территории РФ или отдельный муниципальных образований. В частности, у нас изначально предусмотрено, что процедура согласования, перепланировок и переустройств жилых помещений, она предусмотрена нормами ЖК. Но когда мы идем согласовывать перепланировки? Когда они уже совершены. А ЖК предусматривает согласование перепланировки до начала ее совершения. Вы сначала разрешение получите, а потом уже используйте какие-то правила и в рамках этих правил совершайте эту перепланировку, переустройство. Это обеспечивает, с одной стороны, для нас безопасность жилья. Но очень приятно, что городские власти на сегодняшний день задумались и о внешнем облике города. Когда едешь по улицам и видишь панельный дом, который пестрит разными несогласованными вывесками, разными оттенками фасадов, балконов, лоджий, козырьки какие-то нависают непонятные, это все вызывает не очень приятное впечатление. Да, наши власти подстегнул ЧМ 2018 года. Наверное, именно опираясь на эти требования, администрация решила воспользоваться возможностью реализации правил благоустройства всего города.

И.К.: Почему решили только сейчас сделать, хотя давно было известно, что будут принимать матчи ЧМ, — это пусть останется на совести администрации Екатеринбурга. У меня другой вопрос, юридический. Я как собственник жилья, у меня квартира в доме на этом гостевом маршруте. Я согласовал перепланировку, у меня лоджия, я убрал стены, которые разделяли лоджию и комнату, за счет лоджии увеличил площадь комнаты, поставил остекление, сделал теплые полы, утеплил все это. Теперь это одна большая комната. И тут мне нужно будет это все переделать, привести в соответствие, чтобы внешний облик фасада был одинаковый. И мне все это, над чем я работал, на что потратил деньги, что меня устраивает, нужно будет переделывать?

Н.М.: Вы правильно в вопрос включили, что согласована перепланировка. Если это у вас согласовано, внесено в техническую документацию на вашу квартиру конкретно, это определено условиями кадастрового учета, объект, в который были внесены соответствующие изменения, тогда вас заставить изменить что-то никто не может. Если вы этого не сделали, то проблема будет в том, что да, либо вы согласовываете, либо вы это все демонтируете и возвращаете в то состояние, в котором должно быть.

Здесь еще такая ситуация, связанная с вопросом реализации правил благоустройства, — у нас изначально архитекторы города задумались о разработке и принятии паспорта фасада дома. Паспорт фасада дома — это те документы, которые определяют не внутреннее содержание дома, а его внешнее содержание: какое ограждение, какие вывески, какие входные группы, балконы, остекление. Как раз утверждение вот этого паспорта фасада дома решается на общем собрании собственников многоквартирного дома. Вопрос в том, что у нас собственники инертны, они не хотят участвовать в этих собраниях. А все из-за чего? Из-за того, что не приемлют институт частной собственности. У нас нормами Гражданского кодекса еще в 1995 году было принято, что собственник квартиры в силу закона получает долю в праве собственности на общее имущество многоквартирного дома. Через 10 лет в Жилищном кодексе нам описали, что является содержание общего имущества многоквартирного дома. А сейчас начинается детализация нашего права собственности на общее имущество многоквартирного дома в виде соответствующих нормативов, правил, паспортов, которые разрабатывают. И это все — цепочка логических действий, в зависимости от того, какими органами публичной власти принимаются те или иные акты. Но это все взаимосвязано. Идет это еще с момента формирования института частной собственности с 1995 года. Поэтому нам надо привыкнуть, что если мы собираемся что-то менять, улучшать, нужно посмотреть, а что в данном случае мне позволяют нормы закона. Я часто сталкиваюсь, все ведь ратуют за то, что — моя собственность, что хочу, то и делаю. Однако закон нам определяет, что право собственности в пределах установленных законов. Вот эти пределы реализации нашего права собственности в данном случае реализуются вот в том, что если мы как собственники хотим устанавливать какие-то особые остекления на лоджиях, внести изменения конструктивные, затронуть какие-то несущие конструкции, вот это все в данном случае определяется изначально. Вы посмотрите на градостроительные нормы — они вам позволяют это сделать или нет? Вы посмотрите, что сейчас обязанность у вас — разработать паспорт фасада. Позволяет это паспортом фасада или нет сделать? Это дисциплинирует нашей право собственности. У нас и градостроительные нормы-то слабенькие. Никто за ними толком и не следит. Мы привыкли к тому, что мы можем делать, что хотим. А на самом деле это не есть хорошо.

И.К.: Получается, даже установку кондиционера, внешнего блока — нужно смотреть на паспорт фасада, могу ли я его повесить или нет?

Н.М.: Да. Но у нас паспортов фасадов еще очень мало. У нас только начался этот процесс. Поэтому, естественно, мы будем сталкиваться с тем, что паспорта фасада нет, сделали, когда на общем собрании решили утверждать этот паспорт фасада, то возникают какие-то спорные, конфликтные ситуации, потому что кто-то себе может позволить, а кто-то не может.

Насчет лоджий и балконов тут еще очень интересная вещь, которую хотелось бы тоже проговорить. У нас, как ни странно, в содержание описательной части жилого помещения и описательной части общего имущества многоквартирного дома балконы, лоджии, террасы не включены. Что это такое? Это не часть помещения. Это какой-то внешний конструктивный элемент дома, за счет которого мы вдруг производим увеличение площади своей квартиры. А это означает реконструкцию всего многоквартирного дома, не отдельной квартиры даже. Почему у нас вот эти согласования присоединения балконов и лоджий ушли в судебную инстанцию? Потому что вопрос нужно решать на уровне разрешения на реконструкцию многоквартирного дома.

И.К.: Все довольно сложно, с одной стороны.

Н.М.: Да. И я, естественно, в то же время понимаю реакцию жителей, которые попали в список вот этих домов. Мне бы хотелось еще продумать ситуацию, связанную с реализацией каких-то городских задач. У нас в Екатеринбурге комитет по благоустройству, они очень много сил тратят. Я знаю, что к нас они очень часто обращаются за помощью, потому что члены «Уральской палаты недвижимости» — это коммерческие организации, которые делают свои вывески. Они просят: «Ну пожалуйста, разъясняйте, какой должна быть вывеска, на что нужно обращать внимание, почему нужно согласовывать эту вывеску». Я понимаю, что власти в части благоустройства делают очень много тех действий, которых им в общем-то и не следовало делать — проводить разъяснительную работу. И здесь я думаю, что да, волна недовольства пройдет, она будет. Но власти, я думаю, сумеют настоять на решении этих вопросов.

Я помню, когда была Олимпиада в Сочи, мы там в этот период были, когда была волна недовольства, всех заставляли менять крыши.

И.К.: Там этот вопрос частично решался за счет бюджета муниципалитета.

Н.М.: Да, здесь на сегодняшний день вопрос стоит — либо вы разрабатываете паспорт дома, согласовываете его на общем собрании, здесь власти не вводят жестких мер, они поставили срок до конца мая 2018 года — вы должны это все привести в соответствие, принять паспорта, установить определенные правила. Если вы все захотите поставить кондиционеры, ставьте все подряд кондиционеры. Речь-то об этом идет. Кондиционер — это такая вещь, которая является, по сути дела, техническим оборудованием с инженерными сетями, застрагивающими конструктивные элементы дома. Это однозначно под переустройство попадает, которое затрагивает даже несущие конструкции. Это сложная вещь — установка кондиционера, с точки зрения согласования.

И.К.: Тут главное, разобрать в нормативных документах, и тогда все встанет на свои места.

Н.М.: Да. И принять, что у собственников это, с одной стороны, обязанность — содержать общее имущество многоквартирного дома и фасад своего многоквартирного дома. Но в то же время, это и право на общем собрании утверждать определенные правила, условия.

И.К.: Спасибо большое, что пообщались с нами в прямом эфире.

Н.М.: Спасибо.

И.К.: Это была программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофона был Игорь Киценко. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments