Антикоррупционная карта дорог: омичам расскажут, кто в ответе за ямы и ухабы

Инициаторы и разработчики проекта намерены сделать информацию о ремонте дорог более прозрачной для жителей города. В будущем интерактивная карта появится и в других регионах. Эксперты: Станислав Андрейчук — координатор проекта компании «Трансперенси Интернешнл-Р» в Барнауле; Александр Жиров — журналист, директор компании «ISutki Communications».

*Техническая расшифровка эфира

Мария Цыганова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофона Мария Цыганова.

Тема сегодняшнего эфира звучит так: «Антикоррупционная карта дорог: омичам расскажут, кто в ответе за ямы и ухабы». Мы поговорим сегодня о том, как будет реализован этот проект в Омске, узнаем, насколько он оказался полезен в других регионах и городах. Об этом сейчас пишут очень много изданий. «Интерактивную карту омских дорог сделал центр антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл». Карта тоже не простая, а антикоррупционная – на ней отображаются данные о ремонте улиц, а точнее подрядчик, стоимость контракта и срок гарантии на покрытие.

Увидеть это может любой пользователь, который зайдет на этот сайт. Там же размещена документация по контрактам, которую самостоятельно изучили специалисты компании».

Проект реализовывали и разрабатывали москвичи и жители Барнаула.

Конечно, тема дорог остается в России одной из самых обсуждаемых и популярных. Люди из разных регионов постоянно задаются вопросом, почему они регулярно платят налоги, в том числе и транспортный налог, а дороги по-прежнему в убитом состоянии, совершенно непонятно, куда же уходят средства жителей. Жители регулярно пытаются обратить внимание властей на эту проблему, но не всегда удается достучаться.

Не всегда понятно, кто обслуживает данную дорогу. Каждый старается перекинуть ответственность на другого, и получается замкнутый круг, невозможно найти концы, кто же виновен в том, что у нас по-прежнему убитые дороги. Как раз на вопрос, куда уходят деньги жителей, целесообразно ли расходуются средства, которые предназначены для ремонта дорог, может быть, ответит карта, которую разработали сотрудники «Трансперенси Интернешнл».

У нас на связи Станислав Андрейчук, координатор проекта компании «Трансперенси Интернешнл-Р» в Барнауле. Здравствуйте!

Станислав Андрейчук: Здравствуйте.

М.Ц.: Откуда появилась идея создать такую карту? Где вы нашли источник вдохновения?

С.А.: У нас этому проекту уже два года. Он возник в Барнауле в прошлом году. В этом году мы его расширили на 6 крупных сибирских городов. У него было несколько причин возникновения. Первая причина была достаточно прагматичная, с нашей точки зрения. Нам самим было очень неудобно работать с тем, как на сегодняшний день эта информация представлена официально. Совершенно невозможно найти, где какие дороги когда ремонтировались. Мы решили в какой-то более-менее удобоваримый вид это перевести. А вторая задача более важная, это, конечно, дать вообще людям, горожанам, гражданам, журналистам, экспертам инструмент для общественного контроля. Если вы захотите посмотреть, когда у вас под окном ремонтировалась дорога, вам придется перекопать пару сотен госконтрактов, размещенных в системе госзакупок, и, скорее всего, вы там ничего не найдете. Очень неудобно с этим работать. Мы постарались привести это все в более-менее удобоваримый вид, и с помощью машинных методов информацию обрабатывать.

М.Ц.: Получается, что карта должна быть удобной не только структурам и ведомствам, но и самим жителям городов, в которых она будет внедряться, правильно?

С.А.: Да. Мы, прежде всего, для горожан ее и делали. Там очень удобный функционал, на наш взгляд. Можно просто щелкнуть по закрашенному отрезку улицы, посмотреть, когда, кто, за сколько денег это дорогу отремонтировал, сколько лет гарантии обещал. А дальше есть ссылочка уже в госконтракты, если вы хотите получить подробную техническую документацию, то вы уже туда переходите напрямую.

М.Ц.: Сами подрядчики, которые ремонтируют дороги, как-то принимали участие? Может, предоставляли документы? Или же, наоборот, как-то мешали этому процессу? Им, наверное, невыгодно, если такая информация будет известна каждому.

С.А.: Мы с подрядчиками, конечно, не работали, потому что все это официальные данные, в открытых источниках. Не было никакой необходимости к ним обращаться. Что же касается отношения самих подрядчиков к этому проекту, я думаю, что если люди дороги ремонтируют качественно, то они должны быть в этом заинтересованы. Тем более что мы всех крупнейших подрядчиков практически поименно называем, что за компания, кому она принадлежит и т.д. Поэтому если вы увидели, что кто-то из этих людей у вас дорогу отремонтировал хорошо, то вы будете ему благодарны. А если он отремонтировал ее плохо, то вы, наверное, можете на него пожаловаться. Тем более что формы жалоб и куда писать там тоже есть.

М.Ц.: В каких городах уже доступна такая антикоррупционная карта дорог?

С.А.: Поскольку у нас сибирский центр, мы делаем ее для сибирских городов. Мы сделали Барнаул, Омск, Томск, Новосибирск, Иркутск и Читу. Из крупных городов у нас пока Красноярск и Кемерово не охвачены. Но мы исходили из того, где у нас были информационные партнеры, где было проще договориться о том, чтобы довести эту информацию до людей.

М.Ц.: А как происходило внедрение проекта в тех городах, где уже появилась эта карта? И насколько она оказалась эффективной?

С.А.: Пока сложно говорить. Конечно, такой инструмент должен работать очень долго, чтобы понять, работает он или нет. В прошлом году к нам поступали жалобы по ней, мы отправляли их в прокуратуру, прокуратура что-то там проверяла. Сейчас мы сами по Чите и по Томску отправили в ФАС наши заявления, посмотрим, как они на них отреагируют. Что касается внедрения, мы договорились с крупными информационными агентствами в каждом из городов о размещении материалов о них. Висели и кое-где еще висят баннеры этого проекта на сайтах. Я надеюсь, что охват будет достаточно широкий. У нас порядка 2-3 десятков публикаций по этим материалам уже вышло. Конечно, основным, на наш взгляд, потребителем этой информации должны быть сами журналисты и гражданские активисты. Понятно, что большинство людей туда вряд ли полезут постоянно, а журналистам работать, как мне кажется, очень удобно.

М.Ц.: Обратная связь какая-то тоже есть? Люди могут не только увидеть информацию о контракте, сроках, гарантии, но еще и подать жалобу как-то?

С.А.: Кроме самой карты, там есть раздел, который содержит достаточно много текста разного. В том числе, он содержит инструкции по подаче жалоб. Там можно либо напрямую взять нашу болванку и написать жалобу в прокуратуру, в ГИБДД, в полицию, куда угодно, а можно обратиться к нам, там есть наши контактные данные, изложить какое-то свое видение, свою проблему, и мы тогда тоже подключимся, попытаемся что-то сделать, помочь.

М.Ц.: Какая информация еще присутствует на сайте, которая может быть полезна человеку?

С.А.: Там есть просто содержательная информация, которая рассказывает, что у нас вообще с дорогами происходит, почему так происходит. Есть некоторое сравнение городов, по официальным данным, по качеству дорог. Скажем, город Омск, откуда в свое время жаловались на прямую линию Путину на качество дорог, у них, по данным на прошлый год, всего 19% дорог в нормативном состоянии находится. Это все можно узнать из этой карты, можно посмотреть, сколько в каких городах расходуют денег на 1 км дороги. Это тоже достаточно интересное сравнение. Поскольку у вас такое СМИ, которые занимается в основном освещением региональных проблем по всей стране, я думаю, что тоже будет интересно. Скажем, в Барнауле, где я живу, на 1 км дорог в 2017 году будет потрачено 1,3 миллиона рублей. А в Москве на 1 км дорог – 23,6 миллионов рублей. Как такие дисбалансы у нас происходят, очень большой вопрос. Мы видим, что в Москве асфальт, плитку укладывают, убирают, снова укладывают. А где-то, как в Омске, это 1/5 часть дорог, по которым вообще модно ездить фактически. И туда деньги не тратятся.

М.Ц.: Как много пользователей уже подключились к этой карте, к этому порталу, его используют? Можно как-то узнать?

С.А.: Я свежую статистику не смотре. Но несколько тысяч человек, судя по количеству заходов и кликов, после майских праздников было. Опять же, статьи в СМИ еще выходят. Фактически в этом виде карта работает чуть меньше месяца. Какая-то волна прошла, какие-то еще идут. Я думаю, люди будут постепенно обращаться, по мере того, как сезон ремонта дорогу будет развиваться, они будут сталкиваться с проблемами или, наоборот, проблемы будут решаться. Мы считаем, что было бы хорошо, чтобы однажды туда вообще никто не стал заходить, потому что с дорогами бы все стало отлично. И тогда бы этот сайт не понадобился. Но пока, к сожалению, есть потребность.

М.Ц.: Если этот сайт когда-нибудь все-таки не понадобится, мне кажется, он просто выполнит задачу. А как разрабатывался проект, кто участвовал, сколько человек, сколько времени на это потребовалось?

С.А.: Хозяин этого проекта – центр антикоррупционных расследований «Трансперенси Интернешнл-Россия». Нам помогали ребята, которые занимаются работой с открытыми данными, которые родом из Барнаула, сейчас в Москве живут. И, по большому счету, благодаря тому, что это в основном работа машин по обработке этих данных, то не так много людей понадобилось, буквально 4-5 человек у нас этим занималось, 6 городов, сотни контрактов. По времени это заняло пару месяцев, чтобы все это собрать и привести в какой-то удобоваримый вид. Это оказались не очень большие затраты. К счастью, IT-технологии сегодня позволяют это делать.

М.Ц.: А сложности какие-то возникали при разработке?

С.А.: Самая большая сложность в том, что в некоторых городах совершенно не прозрачная система с госзакупками. Если мы будем говорить про тот же Омск, там до 2016 года госконтрактов на ремонт дорог вообще практически найти невозможно. Поэтому я далеко от мысли, что они там вообще не ремонтировались. Зато там есть контракты на закупку каких-то строительных материалов, которые вполне могли бы пойти на ремонт дорог. Возможно, как-то так это делалось. Но установить совершенно невозможно.

Есть города, где выдается госконтракт на ремонт всех дорог в городе в течение года, и тогда тоже совершенно непонятно, где их все-таки отремонтировали, а где нет, и сколько на это было потрачено денег. Это все очень сильно снижает прозрачность, подотчетность. Насколько мы видим, есть корреляция между качеством дорог и прозрачностью этих процедур. Там, где прозрачность ниже, там и качество дорог хуже, несмотря на выделенные средства. К сожалению, у нас правительство сейчас собирается идти по пути снижения потенциала прозрачности. Недавно у нас в России Медведев, по иронии судьбы, кстати, все в том же городе Омске заявил, что надо укрупнять лоты на ремонт дорог, а это ведет ровно к тем вещам, о которых я говорю. Хотя его позиция противоречит и позиции антимонопольной службы, и позиции Верховного суда даже в какой-то части. То в одну стороны мы пытаемся двигаться, то в другую.

М.Ц.: Как отнеслась администрация в разных городах к такому проекту?

С.А.: Мы, честно говоря, особо и не спрашивали, нам не очень интересно, потому что это по большей части для граждан. Вообще, по-хорошему, то, что сделали в данном случае мы, должна была бы сделать как раз администрация. Это, конечно, их задача. Если дороги делаются хорошо, пусть даже не все удается отремонтировать, потому что нынешнее плачевное состояние дорог – это проблема, не только связанная с коррупцией, но и с недофинансированием, с ненормальным распределением этого финансирования по стране. Если дороги делаются качественно, то такой сайт много претензий бы с самой администрации снял. Люди бы увидели, сколько было денег, сколько отремонтировали, насколько хорошо смогли, настолько сделали. Какие уж там претензии, если денег нет. Все держатся, как могут.

По прошлому году – сама прокуратура к нам после выхода такого материала позвонила и попросила, что если будут отправляться сообщения, то отправлять непосредственно им, конкретному человеку. Мы этим пользовались, получали какие-то ответы. Наверное, это правильная позиция, было достаточно удобно работать.

Во всех городах по-разному. Где-то не замечают, где-то делают вид, что не замечают, где-то пытаются взаимодействовать.

М.Ц.: Это странно, на мой взгляд, администраций, как никто другой, должны была бы поддерживать такие проекты, чтобы сделать прозрачнее всю эту структуру. Но мы за них решать не можем. Как вы видите будущее проекта?

С.А.: Во-первых, хотелось бы его постепенно расширять, переходить на другие города. Мы об этом будем чуть позже думать, потому что как действует проект – он у нас обновляется раз в год. Сезон ремонта дорог закончен, дороги отремонтированы, мы поднимаем госконтракты, смотрим, где отремонтировали, и выкладываем это дело на карту перед началом следующего сезона ремонта. Посмотрим. Проанализируем те плюсы и минусы, которые у нас в этом проекте были. Конечно, хотелось бы рано или поздно охватить все крупные города. С другой стороны, я очень надеюсь, что рано или поздно сами администрации этим займутся, и опять же, в нас потребность отпадет.

М.Ц.: Спасибо вам большое за беседу.

С нами был Станислав Андрейчук, координатор проекта компании «Трансперенси Интернешнл-Р» в Барнауле. Мы продолжаем.

Новость, которая появилась на портале «НГС. ОМСК»: «В минстрое Омской области начали принимать интернет-обращения с претензиями к качеству ремонта дорог, который прошел в 2016 году.

Как сообщили в пресс-службе правительства Омской области, сегодня был опубликован план повторного ремонта дорог, отремонтированных в прошлом году за счет бюджета области. В списке — 28 участков дорог города, на которых подрядчики обязаны по гарантии устранить дефекты. Так, в список вошли ул. 70 лет Октября, Дианова, Ватутина, Богдана Хмельницкого, Красноярского тракта и другие. Все дефекты специалисты областного минстроя обнаружили во время рейдов по проверке качества ремонта омских дорог».

С нами на связи Александр Жиров, журналист, директор компании «ISutki Communications». Здравствуйте.

Александр Жиров: День добрый.

М.Ц.: Мы только что разобрали основные принципы антикоррупционной карты дорог. И я озвучила новость о том, что в Омской области Минстрой предлагает принять обращения жителей, недовольных дорогами, их претензии, в интернете заявки принимаются. На ваш взгляд как жителя Омска, в том числе, какой проект был бы более весом? Или их, может быть, надо объединить? И почему?

А.Ж.: В Омске достаточно длительный уже опыт обращения к мнению общественности по поводу ремонта дорог, по поводу каких-то вариантов с ремонтом дорожного покрытия, с тем, на какие дороги вообще должны тратиться деньги, а какие могут потерпеть. Буквально в прошлом году, перед юбилеем города за несколько дней в экстренном порядке были отремонтированы главные магистрали. И тогда тоже возникал разговор, что давайте, мы создадим некий проект, в котором предложим горожанам отмечать те улицы, которые, по их мнению, заслуживают ремонта больше всего. Насколько я помню, этот проект не то чтобы ничем не закончился, там были оглашены определенные итоги, мэр Вячеслав Двораковский сказал о том, что вот, мы выбрали столько-то улиц, по мнению горожан, которые получили большее количество голосов, на ремонт которых будут направлены деньги. Проблема заключается в том, что список таких улиц был, и обращение к общественной точке зрения тоже было. Вопрос в том, насколько качественно были отремонтированы вот эти самые дороги, о которых спрашивали горожан и составляли некую карту, которой дорожники тоже руководствовались. В прошлом году ремонт, который был сделан, в этом году мы видим примеры, когда земля проваливается под асфальтом, когда асфальт крошится, когда появляются просто колеи на асфальтовых улицах, которые буквально в прошлом году ремонтировали. К сожалению, проблема в этом. И проблема не в том, что не обращаются к общественному мнению и не подключают людей, а в том, что, наверное, отсутствует реальный профессиональный контроль за ситуацией. Вопрос не в том, чтоб просто проконтролировать, какой компании ушли деньги, а в том, чтобы заинтересовать в том числе и самих подрядчиков, чтобы они качественно делали эти дороги. Может быть, продлить сроки гарантийного ремонта на этой дороге, может быть, что-то еще. Подрядчик должен гарантировать, что в течение какого-то времени дорога не придет в негодность. Если там проблемы возникают, он ее бесплатно ремонтирует. А есть ли такая ситуация сейчас, непонятно. Я посмотрел карту «Трансперенси Интернешнл», и там стоит оговорка, что ранее 2016 года не было обнаружено каких-либо контрактов, которые бы находились в открытом пространстве, с подрядчиками по ремонту дорог для того, чтобы можно было каким-то образом проконтролировать, куда все эти деньги уходили. Понятно, что, скорее всего, по запросу контролирующих органов, правоохранительных органов все эти документы предоставляются. Но если говорить об общественном контроле, ранее 2016 года такой контроль осуществить невозможно.

Как сейчас будет складываться ситуация, тоже большой вопрос, потому что Минстрой Омской области, там за последние 1,5-2 года меняется 3 или 4 руководитель уже. Там был случай, когда министр возглавлял министерство в течение 2 месяцев и потом уходил в отставку. Если сейчас министерство выступает с такой инициативой, здесь, наверное, нужно подумать, а в течение какого времени продержится та самая команда, которая решила говорить о какой-то открытости, о том, что сейчас мы создадим некие антикоррупционные схемы, которых будут показывать, как расходуются деньги. Никто не дает гарантий, что, условно говоря, через 3 месяца не придет другой министр и не поменяет правила игры. К сожалению, так.

И, конечно, мы знаем о том, что вице-губернатор Омской области, который курировал как раз сферу строительства и дорожного ремонта, сейчас ходит под уголовным делом, отстранен от должности. Сам губернатор Виктор Назаров, тоже непонятно, насколько долго продержится в этой должности.

Здесь вопрос, на который я бы хотел обратить внимание, - это вопрос какой-то политической воли, чтобы не то, что общественность подключалась, а чтобы еще и государственные органы готовы были открыть все свои ресурсы и показать: ребят, все чисто, все открыто, все наши аукционы, тендеры и конкурсы выигрываются абсолютно честно. И второй момент по поводу контроля – общественный контроль – это хорошо. Но профессиональный контроль – еще лучше. Наверное, нужно привлекать все-таки профессионалов в области дорожного строительства. Наверное, нужно все-таки говорить о том, что должна быть какая-то профессиональная ответственность тех, кто занимается и контролем, в том числе. Слово «общественность», к сожалению, немного пренебрежительное, даже негативный иногда оттенок. Это, как правило, люди, которым нечем себя занять, и они пытаются быть в каждой бочке затычкой. Нет, здесь все-таки должен быть профессиональный контроль. Нужно привлекать людей, которые действительно разбираются во всех этих процессах, а не тех, кто по воле свободного времени и по воле души решил обратить на это внимание.

М.Ц.: Есть еще такой проект Общественного народного фронта, как «Карта убитых дорог». Хорошо бы было объединить эти два проекта, раз вы заговорили о профессиональном контроле. Они же как раз выезжают по дорогам, которые отметили сами жители. Здесь такая совокупность: житель сказал, что не нравится ему, профессионалы выехали, осмотрели, проверили, насколько дорога убитая. Было бы полезно. Как думаете, возможно было бы такой общий проект найти?

А.Ж.: Вопрос можно свести к тому, что и в общественном контроле, и в сфере общественных организаций тоже должны быть своего рода конкуренция. Пусть расцветают тысячи цветов, что называется, пусть будет контроль и от «Трансперенси Интернешнл», пусть будет контроль, инициированный министерством строительства, пусть будет контроль и от народного фронта. Нет абсолютно никаких проблем в том, чтобы существовало несколько контролирующих общественных организаций, которые будут между собой бороться за профессиональных экспертов, за внимание СМИ, за влияние на тех, кто организует конкурсы, выделяет бюджетные деньги и эти дороги ремонтирует. Если мы говорим про Омск, то Омск – это 8 по численности город России. Я на память не скажу протяженность дорог города, но город достаточно вытянуть вдоль Иртыша по обоим берегам и разрастается еще и дальше, в ширину. Появляется много новых дорог, осваивается частный сектор, которого тоже в Омске достаточно много. Хорошо, чтобы была некая одна едина база. Но с общим контролем по сборам заявок каких-то одна организация, наверное, не справится.

М.Ц.: Ударить по всем фронтам.

А.Ж.: Да, совершенно верно. Главное, чтобы это не было, что называется, из пушки по воробьям. А если мы стреляем такой, пускай мелкой, но дробью, все равно цели своей достигаем, чтобы эта дробь покрыла большую площадь. Хотя зря мы взяли сравнение с пушкой и дробью, это все-таки деструктивная вещь. Хотелось бы, чтобы здесь был конструктивный оттенок в этой истории. Дороги в Омске и в других городах заслуживают огромного внимания к себе, они должны ремонтироваться не просто сезонно, скажем так, а капитально, должна быть ответственность подрядчика, который занимается этими вопросами. У омичей был короткий промежуток, когда они могли поездить по хорошим дорогам. В прошлом году был юбилей города, и к этому юбилею экстренно отремонтировали дороги. А после того, как пошел снег, новые дороги начали таять, до этого момента была возможность сравнить дорожную ситуацию и понять, что да, в Омске неплохо можно жить, если дороги отремонтированы.

М.Ц.: Насколько я знаю, вы долго жили в Омске, но сейчас часто бываете в Калининграде. Мы в начале программы говорили с экспертом, что проект планируют расширить еще на другие города. Если сравнить дороги Омска и Калининграда, то в Калининграде был бы популярен такой проект?

А.Ж.: Калининград, то ли к счастью, то ли к сожалению, действительно особенный город. Во-первых, он строился немцами, а мы знаем о качестве немецких дорог. Здесь та база, которая есть, она осталась. Если говорить о Калининградской области, здесь часть дорог строилась военными, поэтому тоже это вопрос качества, и качество здесь соблюдалось. Здесь сохранилась брусчатка на ряде дорог, на некоторых моментах. Брусчатку, я думаю, ремонтировать несколько легче, чем асфальт, который может сойти.

По поводу того, была ли эта история популярна в Калининграде, тоже вопрос дискуссионный. Конечно, Калининград очень много внимания обращает на среду, в которой они живут. Конечно, здесь достаточно много внимания уделяется тому, как городское хозяйство устроено. Но есть у меня определенные сомнения в том, что вся эта история не скатится просто к какой-то компанейщине, к тому, чтобы огульно раскритиковали, может быть, даже саму идею, а в итоге ни во что это не вылилось, ни в какой реальный общественный контроль. Но это вопрос, который касается не только Калининграда, то же самое можно сказать и об Омске. Все равно заниматься общественным контролем – это определенная работа. Этим должны заниматься либо профессионалы, либо те люди, у которых достаточно много свободного времени, чтобы пробивать дорогу каким-то проектам в чиновничьи кабинеты, бороться со всей этой бюрократией. Это, как правило, разные люди. Если человек профессионал, он задействован достаточно активно в какой-то работе, у него нет времени на то, чтобы бороться с бюрократией. А если человек имеет достаточно много времени, то он либо уже слишком хорошо знаком с властью, как в случае Омска, когда мэрия города несколько лет назад создавала КТОСы, комитеты территориального контроля или что-то такое, и эти КТОСы целиком и полностью зависели от мэрии. Понятно, что общественники, которые в них состоят, не придут в мэрию и не скажут: «А давайте-ка, отремонтируйте то-то и то-то». К сожалению, в этом еще проблема, в том, что общественники, которые требуют чего-то, тоже бывают имитаторами общественной деятельности, людьми, которые не очень профессионально подкованы. А бывают действительно люди, которые мало того, что душой болеют, так они еще и профессионалы. В Омске есть такие люди, и они периодически добиваются определенных успехов. Точечно, локально, но успехи есть.

М.Ц.: Может быть, вам известно как журналисту как отреагировала общественность на появление антикоррупционной карты дорог?

А.Ж.: К сожалению, в социальных сетях, например, я не видел какого-то всплеска интереса ко всей этой истории. Может быть, действительно, СМИ достаточно немного времени доносят информацию о том, что происходит. Здесь же надо понимать, что этот вопрос с массовыми коммуникациями тоже связан, потому что один раз написать в газете или опубликовать на сайте – это слишком мало для того, чтобы привлечь большое количество людей хотя бы даже просто к обсуждению вопроса. Здесь, конечно, если министерство хочет что-то серьезно решать, серьезно продвигать эту тему, если есть какая-то политическая воля, наверное, все-таки должна быть какая-то конкретная коммуникационная программа, посвященная всем этим вещам. Насколько сейчас эта программа в омском правительстве существует, большой вопрос. Во всяком случае, дорожная проблема для Омска всегда очень актуальна. Буквально недавно в Омске собирались журналисты, блогеры, люди, которые активны в социальных сетях, встречу инициировал руководитель информационного управления Омской области, который отвечает как раз за тему массовых коммуникаций. Там как раз речь шла о том, как нам менять имидж Омской области. К сожалению, те идеи, которые там звучали, были достаточно далекими от действительности. Там были разговоры о туристической привлекательности, о том, как придумать Омску какой-то бренд, как использовать бренд Егора Летова, родившегося, творившего и умершего в Омске.

М.Ц.: Пропал у нас Александр, но я думаю, он достаточно полно раскрыл тему по антикоррупционной карте, которая появилась в Омске.

Проекты неплохо взаимодействуют, сейчас я говорю о «Карте убитых дорог» ОНФ. Это два проекта, которые выгодно дополняют друг друга. Одни наблюдают за распределением средств, за договорами, которые были заключены с подрядчиками, и любому жителю вся эта информация доступна на антикоррупционной карте. С другой стороны, это сотрудники ОНФ, которые ездят по городам, смотрят состояние дорог, проверяют, актуальны ли жалобы жителей. И спрашивают с чиновников, почему оказалась дорога в таком плачевном состоянии. Если использовать опыт Владимирской области, чиновники отвечают, что как раз эта убитая дорога и включена в плановый ремонт на этот год, и в ближайшее время все будет на своих местах. В таком случае, сотрудники ОНФ доверяют, но проверяют. Они берут это на заметку, фиксируют у себя в списках и возвращаются через некоторое время снова, чтобы проверить.

Эти проекты – хорошее подспорье для жителей городов. Было бы замечательно, если бы такая антикоррупционная карта дорог появилась и в других городах, не только Сибири, но и других регионов, потому что проблема дорог актуальна по всей России.

Это была программа «Угол зрения», у микрофона была Мария Цыганова. До свидания!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
АПИ

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments