Мой дом — моя крепость: в России разрабатывают законопроект, расширяющий право на самооборону

Необходимость расширения закона о праве на самооборону назрела давно, но это может повлечь увеличение «стволов» в гражданском обществе. В идеале законопроект следует протестировать на профессионалах — полицейских и военных.
Эксперты: Игорь Шмелев — председатель правления общественного движения «Право на оружие»; Ирина Куприна — инструктор по прикладному джиу-джицу и самообороне; Борис Носов — полковник МВД в отставке.

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофона Игорь Киценко. Сегодня тема программы звучит следующим образом: «Мой дом — моя крепость: в России разрабатывают законопроект, расширяющий право на самооборону». Такой материал вышел на портале «Российской газеты»: «Как дать сдачи: Защищаться от преступников разрешат любыми способами». «Депутаты совместно с экспертами из МВД и Росгвардии готовят законопроект, расширяющий права граждан при защите своего жилища. Предлагается внести изменения в статью 37 Уголовного кодекса — не признавать преступлением причинение любого вреда нападающему, если преступник незаконно вторгся в пределы частной собственности или любое помещение (дом, квартира, дача, офис), занимаемое гражданином на законных основаниях. Кроме того, опять же действия обороняющегося не будут являться превышением пределов самообороны, если они направлены на защиту других людей, находящихся в заведомо беспомощном состоянии. То есть само понятие „превышение пределов самообороны“ может быть вообще отменено, но только, если речь идет о криминальной ситуации в квартире или частном доме, но не на улице».

Первым моим собеседником будет Игорь Шмелев, председатель правления общественного движения «Право на оружие». Игорь, здравствуйте.

Игорь Шмелев: Добрый день.

И.К.: Материал опубликован, инициатива есть, и о расширении прав на самооборону говорят уже давно, тема, так или иначе, появляется в СМИ. Как вы относитесь к расширению данных прав? Получается, права расширят, но в узко ограниченном пространстве.

И.Ш.: Тема эта действительно обговаривается давно, скажем так, еще с советского времени. Вот это советское наследие — карательное правосудие по случаям необходимой обороны. К сожалению, Россия переняла этот дурной опыт Советского Союза и продолжает его сохранять. С чем это связано, мы не знаем, мы не можем это объяснить. 4 года назад общественная инициатива «Мой дом — моя крепость» за 9 месяцев набрала необходимое количество голосов, была рассмотрена отрытым правительством при правительстве РФ, и в итоге была дана рекомендация рассмотреть этот вопрос. Но самое удивительное, что выступали против как раз министерство юстиции, прокуратура и МВД.

И.К.: Здесь вот обратные процесс: эксперты из МВД и Росгвардии вместе с депутатами готовят законопроект.

И.Ш.: Если даже хотя бы в таком виде все это пройдет, это будет уже шаг вперед. Потому что сейчас, если мы посмотрим УК, в законе не предусмотрена защита имущества. Защита имущества упоминается один раз — в законе об оружии. Больше нигде в законодательстве защита имущества не является необходимой обороной. Если это будет предусмотрено, будут оговариваться границы, что хотя бы в пределах территории, на которой человек находится на законных основаниях, он сможет не задумываться над тем, как ему защищать и как ему нанести наименьший ущерб нападающему, что просто бред, это нонсенс, когда человек защищает свои законные интересы от преступного посягательства и должен задумываться над тем, как сохранить жизнь и здоровье преступнику. В момент совершения преступления именно преступник должен находиться вне закона. У него вообще не должно быть в этот момент никаких прав. И правоохранительная система, разбирая ситуацию, должна защищать именно законопослушного гражданина. У нас происходит совершенно обратное. Если хотя бы в таком виде это все будет принято и начнем работать, это уже хорошо.

Также мы на Общественной палате в прошлом году, когда разбиралась ситуация в Екатеринбурге, наш юрист сделал предложение, которое еще позволило бы правоохранительной системе действовать более активно на стороне защищавшегося. Было предложение с нашей стороны внести изменения в Уголовно-процессуальный кодекс, где прописать обязанность следователя закрыть уголовное дело против защищавшегося при наличии признаков необходимой обороны. Сейчас он это может сделать, но не обязан. Это прописать, и тогда он на законных основаниях обязан будет закрыть уголовное дело при наличии признаков необходимой обороны. Это незаконное проникновение в частную собственность, групповые нападения и т. д. Тут очень много факторов, которые бы позволяли следователю закрыть уголовное дело.

И.К.: Это по аналогии с США, где потерпевший освобождается от необходимости доказывать свою невиновность.

И.Ш.: Там в любом случае при применении оружия и смерти человека начинается рассмотрение о возбуждении или невозбуждении уголовного дела. Если наблюдаются признаки нарушения границ частной собственности или признаки необходимой обороны, то сотрудники следственных органов в тех же США имеют право просто не возбуждать уголовное дело. И они этим часто пользуются. Если человек находился на своей территории, защитил себя, причем там даже происходят такие вещи, что несовершеннолетний, находясь дома, используя оружие родителей, которое у них находилось на законных основаниях, смог защититься и нанес ущерб нападавшим, и он не привлекается к ответственности. Владелец оружия тоже не привлекается к ответственности, потому что оружие использовалось в законных целях, в целях защиты прав и свобод законопослушного гражданина.

У нас же ситуация сделана так, что даже если дома есть оружие, и родственники владельца оружия, защищая себя, его используют, владелец оружия будет привлечен к уголовной ответственности за то, что не смог исключить доступ, те, кто его использовали, будут привлечены за незаконное завладение оружием и т. д. То есть полный абсурд. Само понятие защиты себя, защиты собственности, защиты своей семьи и близких перевернуто с ног на голову.

И.К.: В этом материале приводится пример, когда человек установил обыкновенную кричащую сигнализацию в своем жилище. При вскрытии двери она издавала какой-то резкий звук. И преступник умер, а владельца дома посадили.

И.Ш.: Причем преступник незаконно проник на его территорию. Человек на своей личной территории поставил устройство, которое не наносило физического ущерба никому. Но привлекли человека за убийство преступника, которого он не звал, который пришел незаконно на его территорию с целью совершения противоправных действий.

И.К.: Если законопроект пройдет, появится больше людей, которые захотят каким-то образом вооружиться, чтобы защитить свой дом. Количество гражданского оружия в стране может резко увеличиться.

И.Ш.: Я понял направление вашего вопроса. К сожалению, сейчас в РФ законодательно сделано все так, что количество владельцев оружия только уменьшается. За последние 7 лет путем введения нового законодательного регулирования количество владельцев оружия уменьшилось на 900 тысяч человек. Люди вынуждены были, в связи с введением дополнительных законодательных ограничений, усложнением процедуры прохождения медицинского освидетельствования, в связи с этим люди вынуждены были отказаться от оружия, понизив свою безопасность, безопасность своей собственности, своих близких. Государство на этом только потеряло. Потеряло как минимум 900 тысяч единиц оружия, которое бы люди приобрели, с покупки заплачены налоги. Это боеприпасы, которые люди приобретали бы, или комплектующие для изготовления патронов. Сейфы, обучение, аренда стрелковых объектов, охота — с этого всего платятся налоги государству. Но государство почему-то рубит сук, на котором само сидит. К сожалению, все нововведения, которые в последнее время идут в направлении оборота гражданского оружия, они только ужесточают оборот. Есть небольшие послабления, например, разрешили транспортировать не 400, а 1000 патронов. Но, например, в таком виде спорта, как спортинг, разовые настрелы за одну тренировку — это 100−250 патронов. А магазинов у нас не так много, в регионах вообще один магазин на весь район или область. И до этого магазина 500−600 км. Не накатаешься ты за патронами для тренировок. Особенно это относится к нарезному оружию, изготовление патронов к которому у нас вроде бы не запрещено, но, в то же время, в законе нигде не прописано. Была в этом году уже инициатива от одного из депутатов разрешить самостоятельный релоадинг патронов для нарезного оружия при выдаче соответствующих разрешений. Выгода всем, за исключением, может быть, в какой-то мере, изготовителю патронов. Но у нас очень многие калибры наши заводы не изготавливают. А в связи с санкциями стоимость патронов на некоторые виды оружия стала за гранью добра и зла, когда один патрон стоит 800, 1500, 2000 рублей.

И.К.: То есть сейчас все стрелковые виды спорта и охота приобретают элитный статус.

И.Ш.: Это было и до того. А сейчас стоимость оружия — санкции ввели, импортное оружие подорожало, наше оружие тоже подорожало, патроны тоже подорожали. Все подорожало, и чем дальше, тем больше это все переходит в разряд элиты или очень дорогих удовольствий. Даже практическая стрельба по стоимости занятий дороже гольфа. Это связано еще и с тем, что если ты занимаешься практической стрельбой, то своего оружия ты не можешь иметь. Оно обязано храниться в клубе. Следовательно, патроны ты приобретаешь только у клуба. И за патрон рублей по 15. Плюс ты оплачиваешь хранение этого оружия там и т. д. Если ты собираешься участвовать в соревнованиях в другом стрелковом клубе, тебе нужно организовывать транспортирование оружия в другой стрелковый клуб. Это тоже стоит денег. Спортсмен, если он член клуба, и у него есть разрешение на транспортирование своего оружия, выстраивает логистику так, чтобы успеть вернуть оружие в оружейную комнату своего стрелкового клуба. Это абсурд. Люди, которые профессионально занимаются оружием, не совершают преступлений. Самое грустное в этом — когда наши спортсмены приезжают за границу, там к этому отношение совершенно другое. Там это предмет. Да, при наличии определенных разрешений и т. д., но это предмет.

И.К.: В целом вы за подобную инициативу, да?

И.Ш.: Я за инициативу. И я за то, чтобы расширить ее за пределы жилого помещения по очень простой причине — большая часть нападений происходит не в жилом помещении, а там, где нет полиции, — на улицах, за пределами населенных пунктов. И там не только нет полиции — там нет возможности зачастую ее вызвать. Ограничивать зону действия расширения необходимой обороны только помещением — это полумера. Человек должен иметь право защищать себя в любом месте, где он находится, и любым законным способом. Жизнь законопослушного человека должны быть выше и дороже, чем жизнь преступника, который осознанно идет на нарушение закона и на совершение противоправных действий.

И.К.: За рамками эфира мы с вами затронули такую тему, как указ президента РФ от 9 мая текущего года № 202 «Об особенностях применения усиленных мер безопасности в период проведения в РФ ЧМ по футболу». Я посмотрел это постановление. Мы коснемся только одного пункта, это пункт 12: «Запретить с 1 июня по 12 июля 2017 г. и с 25 мая по 25 июля 2018 г. в субъектах Российской Федерации, на территориях которых вводятся усиленные меры безопасности, оборот (за исключением хранения, изъятия): гражданского и служебного оружия и патронов к нему». Гражданского — понятно. Но и служебного. Я так понимаю, что полицейские…

И.Ш.: Да. Закон должен читаться дословно. Не теоретизировать вокруг него, а читаться по пунктам дословно. У нас получается, что сотрудники полиции должны остаться без оружия. Сотрудники инкассационных организаций — без оружия. Охрана — без оружия. Законопослушные граждане, которые доказали свою законопослушность, доказали свою вменяемость и готовы взять на себя часть ответственности за обеспечение своей безопасности, они тоже вынуждены остаться без оружия в пределах населенных пунктов, где проводятся эти мероприятия. Не в пределах тех зон, где проводится мероприятие, например, в пределах стадиона, на стадионе, а вообще во всем городе. Помимо этого, закрываются оружейные магазины, стрелковые клубы, которые приносят доход государству в виде налогов. Учитывая, что деятельность этих организаций очень жестко регулируется, за ними идет очень жесткий контроль, они платят налоги, на которые существуют те самые спецслужбы, которые должны заниматься обеспечением их работы и безопасностью граждан. В итоге мы имеет то, что спецслужбы решают, что им неважно, откуда эти деньги приходят, на которые они живут. И вместо того, чтобы работать на месте, на стадионе, где происходит матч, они просто берут и грохают всю безопасность граждан во всем городе. Мало того, что все организации, которые платят налоги, перестают работать, несут убытки, которые никто не восполнит, плюс еще безопасность граждан падает, потому что гражданин, по закону, не может носить с собой оружие. А никто каждому гражданину не выделяет сотрудника полиции, который бы рядом с ним 24 часа в сутки находился и обеспечивал его безопасность. Они будут находиться только в определенных точках. За пределами этих точек выживай, как хочешь. Я считаю, этот указ написан, чтобы преступники поняли, что — ребята, у нас праздник, эти 1,5 месяца мы отжигаем по полной программе, мы в безопасности. Это эмоционально, но я вижу это именно так.

И.К.: Довольно странное решение, получается.

И.Ш.: Абсолютно. Люди, которые владеют оружием, регулярно проходят проверки. Как минимум, раз в 5 лет они проходят все проверки, за ними ведется контроль со стороны Росгвардии сейчас, раньше это было только МВД, со стороны МВД в лице участкового инспектора, со стороны медицины, которая тоже следит — если человек попался с наркотиками, и он является владельцем оружия, по уму, сигнал должен уйти в Росгвардию о том, что человек попался с наркотиками и является владельцем оружия.

Плюс ко всему владельцы оружия практически не совершают преступлений. Уровень преступлений с гражданским оружием — это 0,013% от всего количества владельцев оружия. И всем этим людям на территории города говорят: «Ребята, ваша безопасность подождет, пока кто-то не набегается с мячиком».

Указ президента противоречит другому указу — о развитии стрелковых видов спорта. Он противоречит тому, что с 4 по 11 июня в Московской области будет проходить ЧМ по практической стрельбе из карабина. Туда приедет порядка 800 спортсменов со всего мира. Только спортсменов, которые приедут с оружием. Они прилетают во все аэропорта Москвы. Они с этим оружием едут на стрелковые объекты.

То есть вот этот указ создает очень много проблем для людей, которые не создают проблем государству. Они приносят этому государству деньги. Наша организация всегда говорила, что вооруженный гражданин — это опора государства. Потому что вооруженный гражданин не нарушает закон. Он не совершает преступлений. Но, к сожалению, государство считает, что законопослушные граждане являются основной угрозой. Для меня это абсолютно неправильно.

И.К.: Игорь, огромное спасибо, что у вас получилось пообщаться со мной в прямом эфире. До свидания!

С нами на связи был Игорь Шмелев, председатель правления общественного движения «Право на оружие». Мы продолжаем.

«По мнению авторов документа, россияне не должны бояться защищать себя, свой дом, жизнь и здоровье своих близких. Им действительно, не на словах, а на деле необходимо иметь полное право на самооборону, в том числе с использованием гражданского оружия. В США преступник, проникший на частную территорию, может быть убит на месте. Причем американцы, ставшие жертвами нападения и убившие незваного гостя, освобождены от обязанности доказывать свою невиновность».

Следующим моим собеседником по данной теме будет Ирина Куприна, инструктор по прикладному джиу-джицу и самообороне. Здравствуйте!

Ирина Куприна: Здравствуйте.

И.К.: Как профессионал, скажите, легко ли в момент нападения хулигана причинить ему боль, травмы и при этом еще в голове держать, что нужно соблюдать определенные меры? Я не говорю о людях, не обладающих специальными навыками, у которых просто адреналин выплеснуло, и он побежал на противника.

И.Куп.: Мне как человеку, который много лет занимается боевыми искусствами помогает не встать в ступор и, мгновенно среагировав, нанести какие-то удары по болевым точкам, которые позволят остановить на некоторое время нападающего и принять дальнейшее решение.

И.К.: Возвращаясь к данной инициативе, как вы к ней относитесь? Чтобы дать гражданам любыми способами защищаться на своей территории, которую он занимает на законных основаниях?

К сожалению, связь с Ириной прервалась, сейчас мы попробуем ее восстановить. А пока я вернусь к материалу: «Необходимость в таких законодательных поправках назрела давно. И время от времени их вносят на рассмотрение Госдумы. Но почему-то всякий раз отклоняют. Удивительно, но нередко люди, спасающие свою жизнь и здоровье от преступников, сами становятся субъектами уголовного преследования. Суды встают на сторону налетчиков, которые при нападении на чужую квартиру или дом получили тяжелый вред здоровью. При вынесении подобных решений, которые вызывают справедливое негодование общественности, судебные инстанции исходят из действующего законодательства о самообороне. Ну, нельзя слишком сильно ударить разбойника или насильника — вдруг он умрет? Надо обязательно дождаться, когда покалечат или убьют хозяина дома — вот тогда суд с чистой совестью накажет по всей строгости этого налетчика. Если, конечно, его поймают.

Вообще же, наблюдается странная особенность в процессах по самообороне. Если история получила общественный резонанс и попала на страницы СМИ — человека, пытавшегося себя защитить, оправдают. Нет — значит, нет. Как будто понятие „самооборона“ вообще отсутствует в нашей юриспруденции. Хотя уже давно внесли изменения и в Уголовный кодекс (это статьи 37 и 38), где объяснили понятия необходимой самообороны и ее превышения. Причем во всех подробностях. А 27 сентября 2012 года вышло Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 19 „О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление“. Верховный cуд напомнил всем судьям о праве на самооборону и подробно разъяснил, как надо рассматривать подобные дела.

Это постановление вышло по весьма конкретному и вопиющему поводу. Случилось вот что: на гражданина Соколова и его товарища, возвращавшихся вечером с работы, на улице напали трое отморозков — хотели ограбить. У гопников были длинные и крепкие рейки, содранные со скамеек. Соколов с товарищем стали убегать, но гопники их догоняли и били — на теле Соколова насчитали потом следы десятка ударов. В конце концов, Соколов отобрал палку у одного из нападавших и ударил его по голове. Удар оказался смертельным и Соколову присудили шесть лет колонии строгого режима с выплатой материального и морального вреда (!) семье потерпевшего. Защита Соколова обратилась в Верховный cуд. Собравшаяся затем Судебная коллегия по уголовным делам Верховного cуда РФ отменила предыдущее решение в отношении Соколова — он был оправдан и реабилитирован».

Мне подсказывают, что Ирина снова с нами на связи. Вернемся к вопросу, который я задавал: любыми возможными способами в пределах того пространства, которым гражданин владеет на законных основаниях. Почему вы считаете, что не любыми?

И.Куп.: С применением оружия, тем более, огнестрельного оружия — я считаю, что каждую ситуацию нужно разбирать отдельно. Или поножовщина, холодное оружие в том числе. Одно дело, когда что-то не поделили в алкогольном или наркотическом опьянении, а другое дело — действительно на вас напали, реальная угроза для вашей семьи, для здоровья и жизни. Не надо всей под одну гребенку причесывать.

И.К.: То есть надо градировать, где бытовой конфликт, а где человек проник на частную территорию с угрозой.

И.Куп.: Да. Если только шагнули на вашу территорию, и в этот момент стрелять, как делают в Америке, американские полицейские делают — сказал, что нам угрожает, что вы сейчас вынете оружие, и мы поэтому стреляем — я считаю, что это не очень человечный подход.

И.К.: С другой стороны, например, сплю я дома, и преступник пытается проникнуть ко мне домой, не имея намерения нанести мне телесные повреждения, а с целью меня ограбить. И я просыпаюсь, у меня есть разрешение на оружие или кухонный нож. И тот я иду на него. В этой ситуации как? Если данный законопроект пройдет, у меня будет такое право. Я принимаю некие превентивные меры, исключая момент, что человек может напасть на меня первым.

И.Куп.: Я не хочу на себя брать ответственность по выдвижению каких-то законопроектов. Я на простых человеческих примерах. Одно дело, когда к вам залезли, и вы понимаете, то ли человек ошибся, не зная, дома вы или не дома, то ли он переоценил свои возможности и подумал, что он очень тихо проберется и выкрадет то, что ему нужно, это одна ситуация. Тут же его расстреливать в упор, в спину или голову — как по мне, это неправильно. А второй вариант — это когда пришли 9 крепких мужиков в кожаных куртках, и вы знаете, что у вас там 5 детей, 2 старика, и вы один, кто понимает, что если вы первым не выстрелите или не примените возможные приемы самообороны, то для вас это плачевно закончится, это совершенно другая ситуация, и ее нужно принимать во внимание.

И.К.: У меня сразу возникает вопрос по поводу действий коллекторских агентств. Очень много же было историй, связанных с некорректными действиями коллекторских агентств, когда они и угрожали, и проникали на чужую территорию.

И.Куп.: На данном этапе, мне кажется, общество уже защищено от таких упырей, я бы сказала, которые зарабатывают на этом. Когда они начинают только звонить, можно написать заявление в полицию, в прокуратуру, что они угрожают жизни и здоровью моей семьи. Только они начали названивать, сразу можно обратиться в органы и начать решать этот вопрос заблаговременно, не ждать, когда они придут и начнут поджигать вам двери. Зачем сразу хвататься за пистолеты и ножи, если можно решить вопрос с помощью государства, которое обязано нас защищать?

И.К.: С данной законодательной инициативой вы частично согласны, как я понимаю?

И.Куп.: Я считаю, что закон имеет место. Но каждую ситуацию нужно рассматривать отдельно.

И.К.: Огромное спасибо, что вам удалось пообщаться с нами в прямом эфире.

С нами на связи была Ирина Куприна, инструктор по прикладному джиу-джицу и самообороне. Мы продолжаем.

Следующим моим собеседником будет Борис Валентинович Носов, полковник МВД в отставке. Здравствуйте!

Борис Носов: Добрый день.

И.К.: Были сообщения, что разрабатывается законопроект, который бы позволил гражданам РФ обороняться любыми способами в рамках того помещения, которым он владеет на законных основаниях. Как вы к такой инициативе относитесь? Чего от нее ожидать?

Б.Н.: Я очень рад, что такая инициатива у наших законодателей начинает просыпаться, потому что во всем мире ценится частная собственность, и ее нужно охранять. И жизнь гражданина, который находится на этой частной собственности. Чего греха таить — у нас сколько преступлений было совершено, и разбойных нападений на дома, на квартиры, на людей, и в некоторых ситуациях возникали вопросы, когда человек, образно говоря, защищаясь, нанес смертельную рану нападавшему и, к сожалению, был осужден за превышение пределов необходимой обороны. Эта стезя давно уже зреет. К сожалению, только в последнее время законодатели начинают обращать на это внимание.

Но у данного закона и данных действий есть еще и другой вариант. Страна-то у нас большая. Есть у нас кавказские регионы, где, вы сами знаете, даже в мирное время и в обычной жизни люди, особенно молодежь с Кавказа приезжает и носит с собой пневматические пистолеты. А закон будет, я так понимаю, разрешать приобретение и огнестрельного оружия — пистолетов различных модификаций и не только с резиновыми пулями, но с боевыми патронами, даже усеченного варианта. Эти товарищи, я думаю, накупят себе.

Законодатель должен продумать вопрос о необходимости ужесточения выдачи такого оружия и ужесточение его хранения — в каком виде он должен храниться, как он должен использоваться. А также в обязательном порядке систематическая проверка данного оружия.

Но помимо всего этого, я предвижу такую ситуацию, что выезды сотрудников полиции по различным сообщениям о преступления и правонарушениях тоже будут связаны с применением оружия. Вы сами прекрасно понимаете, количество оружия сейчас будет увеличено, и не только охотничьего, но и для самообороны. Соответственно, мы не европейцы, не американцы. У нас народ спьяну может пострелять и по банкам, и по кошкам и куда угодно. Вместо того чтобы пойти в тиры и там выложить свою дурь, начнется такая стрельба. Поэтому законодатель должен очень грамотно продумать эти вопросы. Этот закон с кондачка нельзя принимать. Мы получим совершенно противоположный поворот.

Поначалу, конечно, будет «весело». Будут стрелять направо и налево, независимо от того, стоило применять оружие или не стоило. Народ у нас не готов к ношению оружия. Если бы законодатель пошел немного раньше, с момента выдачи оружия, хотя бы предоставил право ношения оружия сотрудникам спецподразделений — МВД, ФСБ, военным, за это время можно было бы посмотреть тенденцию, как применялось это оружие, как оно хранилось, утрачивалось, не утрачивалось, можно было бы из этого исходить.

И.К.: То есть сначала можно было бы попробовать именно на тех людях, которые в постоянном контакте с огнестрельным оружием и профессионально им владеют, самое главное.

Б.Н. Конечно. И которые знают, что это оружие может убивать иногда.

И.К.: По вашему мнению, почему периодически возвращаются к этому вопросу, почему начинают говорить именно сейчас об этом? Для чего это делается?

Б.Н.: Все очень просто. Система МВД, которая сейчас существует, не способна в полной мере защитить человека. Массовые сокращения сотрудников полиции, замена их видеокамерами — это все, конечно, хорошо. Но предотвратить и успокоить разбушевавшегося преступника, административщика или нарушителя способны только сотрудники полиции. А их с каждым годом становится все меньше и меньше на улице. Этот вопрос правильно возникает — гражданин все-таки должен себя защищать. Я думаю, у нас в стране все-таки больше людей здравомыслящих и думающих, умеющих себя защитить, чем тех, которые, образно говоря, отмороженные. Поймите правильно: человек приехал на дачу, пришла толпа пьяных, извините, идиотов, которая начала бушевать, человек вышел, сделал замечание. Сколько раз было в моей практике, когда сотрудник полиции идет, делает замечание пьяной толпе, и там 8 человек подлетает к нему, ему ничего не остается делать, кроме как применить оружие. И потом мы начинаем этого сотрудника таскать — правомерно ли, а что он крикнул, почему не сказал «полиция», почему не применил приемы самообороны. Это глупость какая-то, когда задают вопрос «почему?». Ну 8 человек, что вы сделаете? Даже профессиональный каратист или боксер против 8 человек просто ничего не сможет сделать. Это в фильмах только красиво показывают. А когда на вас прыгают сверху, снизу, под ноги бросаются, вас валят и начинают долбить ногами, руками, чем угодно, в том числе и палками, и бутылками. Я прекрасно понимаю такого человека. Или когда оскорбляют его жену.

Да, мы получим поначалу не очень приятные события, когда будут убивать людей. Но, по крайней мере, это, может быть, дисциплинирует в конце концов наше население, и люди подумают, что у кого-то может быть пистолет, он может защитить себя, и не будут вот так спокойно, как сейчас пьяный дебошир выходит и начинает орать направо-налево. Я 25 лет все это видел, все это утихомиривали. Иногда на этого буяна надевали наручники, а потом в отношении сотрудников полиции или еще милиции возбуждали уголовное дело — они ему руку сломали, палец, ребра. А по-другому никак нельзя было его утихомирить.

А бывали случаи, когда применяли оружие. Потому что пьяный обожрется, начинает из окна палить направо-налево по прохожим из охотничьего ружья. И вот начинается: это же охотник стрелял, может быть, он бы никого и не ранил. Много вопросов возникает. Поэтому правильно законодатели начинают в этом направлении работать. Я поддерживаю двумя руками.

И.К.: Вопрос довольно тонкий. Охотники — это люди, которые получили лицензию, которые периодически проходят медицинское освидетельствование. Какие меры должны быть, чтобы избежать такого сценария, о котором вы сказали? Что первое время может быть большое количество вызовов по делу и не по делу использования огнестрельного оружия. Какие меры законотворцы должны прописать? И как должно это все исполняться?

Б.Н.: Я не готов сейчас все это рассказать, по полочкам разложить. Но, по крайней мере, если бы мы начали несколько лет назад выдавать оружие именно сотрудникам правоохранительных органов, чтобы они могли выкупать, образно говоря, тогда у нас была бы какая-то статистика, мы хотя бы понимали, о чем идет речь. В данной ситуации мы начинаем все с белого листа. Минимизировать это все нам не удастся, потому что народ еще не готов к тому, что оружие будет в свободном обороте. У нас еще очень много людей, которые привыкли драться на колах — кто сильнее, тот и прав. Бывает иногда, что и оружие убивает — случайные выстрелы всякие…

И.К.: К сожалению, связь прервалась.

Пока мы восстанавливаем связь, перейду к другому материалу. Он был связан с нападениями на общественных деятелей, на политиков. На портале «Медуза» была опубликована памятка юристов «Команды 29» и «Агоры»: «Какой может быть необходимая оборона? Конституция России дает каждому право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Статья 37 Уголовного кодекса дает право обороняться, если на вас напали, но превышение пределов необходимой обороны наказуемо».

Борис Валентинович с нами на связи. Возвращаясь к законопроекту, почему дают право на защиту себя, своего жилища либо каких-то беззащитных граждан в нем любыми способами, а на улице будет рассматриваться каждый случай индивидуально? Почему не дать возможность человеку защищать себя любыми возможными способами? Нужно ли это ограничение?

Б.Н.: С моей точки зрения, если сейчас в каком-то бытовом конфликте, который происходит на улице с человеком, он начнет вытаскивать пистолет, то у нас просто многие не поймут, за что можно применить оружие, а за что нельзя, как можно себя защитить. У нас народ в последнее время очень озлоблен. В транспорте посмотрите — зацепил кто-то плечом другого — и начинается. Вместо того чтобы сказать «извините» и пойти дальше, они начинают: «Да ты знаешь, кто я, да я сейчас, ну-ка пошли, выйдем», и начинается мордобой. В связи с чем?

Поэтому в законопроекте обязательно должны присутствовать и психологи, и психиатры, которые должны разъяснить, как и где, при каких обстоятельствах правильно будет применять оружие, а при каких обстоятельствах — категорически запрещается вытаскивать это оружие. Когда ко мне в жилище вбегают 3−4 отмороженных товарища, тут я понимаю, что на меня идет нападение. А когда я еду в электричке, и меня зацепили плечом случайно, а я выхватываю пистолет и начинают стрелять — это две большие разницы.

И.К.: То есть это ограничение нужно — только касательно того помещения, которым гражданин владеет на законных основаниях?

Б.Н.: Да.

И.К.: Огромное спасибо, что пообщались со мной в прямом эфире.

С нами на связи был Борис Валентинович Носов, полковник МВД в отставке.

Это была программа «Угол зрения». У микрофона был Игорь Киценко. До новых встреч в эфире.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
АПИ

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments