ITunes

Соцсети закроют для политики? Сообщения о несанкционированных митингах могут оказаться под запретом

Мнения экспертов о причинах появления и «подводных камнях» законопроекта «О правовом регулировании деятельности социальных сетей».
Эксперты: Олег Ведутов — политолог; Владимир Киреев — политолог; Илья Переседов — журналист, интернет-эксперт.

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения». У микрофона Игорь Киценко. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «Соцсети закроют для политики? Сообщения о несанкционированных митингах могут оказаться под запретом».

Речь пойдет о том, что буквально недавно, несколько дней назад состоялось внесение в Государственную Думу одного из самых дерзких и авторитарных законопроектов последнего времени, который будет куда серьезней ограничивать, нежели пакет Яровой, фактически этот законопроект запрещает всем и вся, подводя под штрафы и статьи абсолютно каждого, кто смеет критиковать власть. Вот такие прямо противоположные мнения высказываются по законопроекту, речь пойдет о правовом регулировании в социальных сетях. Законопроект предполагает ограничение доступа в социальные сети для несовершеннолетних. Это связано с различными событиями, которые не так давно проходили в нашей стране, это так называемые «группы смерти», где эти опасные игры с жизнью устраивают школьники, распространение различного рода материалов, это порнография и экстремистские материалы. Но, так или иначе, компетентные органы пытаются с этим бороться. Но вводится подобное ограничение, по крайней мере, на законодательном уровне есть такая инициатива, чтобы детям запретить регистрироваться. Будут приняты определенные меры, когда для регистрации в той или иной социальной сети понадобится введение паспортных данных, чтобы пройти регистрацию. К слову, в Facebook можно попасть по достижению 18 лет, но нет жестких регламентов, так что пользователь, который не достиг данного возраста, может ввести данные абсолютно другие, то есть, указав совершенно другую дату рождения, и оказаться в этой социальной сети. У нас идет больше вопрос про социальную сеть «ВКонтакте», очень много популярных мессенджеров начали писать о том, что необходимо выходить из этой социальной сети, я сейчас имею в виду Telegram-канал «НЕЗЫГАРЬ». Там было даже проведено некое голосование. Большинство читателей высказались о том, что действительно необходимо убирать аккаунты, удаляться оттуда и не регистрироваться там более, социальная сеть становится несвободной, становится контролируема различными структурами. В частности, приводится такая цитата, на что обращают внимание некоторые специалисты, что это ограничение по 14 лет всего-навсего лишь цветочки, ягодки находятся в пункте, цитирую: «Запрещается информировать граждан о несанкционированных собраниях и митингах, распространять информацию о несогласованных мероприятиях и публиковать переписку с другими пользователями без их согласия».

И моим первым собеседником по этой теме будет Олег Ведутов, политолог г. Санкт-Петербург. Олег, добрый день!

Олег Ведутов: Добрый!

И.К: Недавно внесли законопроект о правовом регулировании действия социальной сети, это все подается под тем, чтобы ограничить подрастающее поколение от различного рода информации, от вовлечения их в опасные группы, от определенного рода информации. Попытаются сделать так, если он пройдет в той форме, которая есть сейчас, привязать к процессу регистрации паспорт, скажем так, чтобы понимать, какой человек публикует ту или иную неправомерную информацию. Некоторые отмечают, что все гораздо хуже. Так это или не так? Пройдет ли данный законопроект в той форме, в которой он есть, либо уйдет на доработку?

О.В: Мне кажется, что здесь власть прощупывает границы допустимого. Это как в паре - если парень кладет руку девушке на коленку, а она ее сбрасывает, он понимает, что еще рановато. А через две недели уже все нормально. Тут тоже идет прощупывание границ допустимого, потому что власть еще сама не очень понимает, что там можно, а что нельзя. Мы можем сказать, что, например, LiveJournal недавно опубликовал новые правила, в которых уже написано, что нельзя призывать к политическим действиям. Там вообще очень жестко регламентируется цензура, причем на отдельно взятой платформе. Они уже бегут впереди паровоза. Эти правила вызвали очень резкую критику, но LiveJournal – полумертвая платформа, и ей ничего не страшно, ей такая критика наоборот полезна. Но мы можем говорить о том, что это не только законодательная инициатива, а что некоторые платформы уже к этому приходят. Рано или поздно, я думаю, что мы к этому будем приходить. Хотя сейчас эта инициатива анекдотичная.

И.К: Этот законопроект в своей форме и некоторой части, на которую обращают внимание эксперты, это уже не то, что положить руку на коленку, это без согласия пытаются взять.

О.В: На самом деле, это достаточно грубо, но понятно, что в такой форме законопроект не пройдет, вот именно сейчас и в такой форме. Тут еще важно переключить градус обсуждения, потому что сейчас модный тренд общаться с молодежью, а тут отличный повод поговорить. Как сделать человека счастливым? Что-нибудь отнять, а потом дать ровным счетом то же самое. Все мы это понимаем, когда мы выздоравливаем. И человек будет очень доволен. Это тоже такой один из вариантов. На самом деле очень много законопроектов, мы сейчас возвращаемся к Государственной Думе предыдущего созыва и вспоминаем, что там была масса клоунских инициатив, которые служили только для того, чтобы повысить упоминание того или иного депутата, тем более тогда депутаты не были привязаны к земле. И они такие довольно клоунские, иногда вредительские инициативы предлагали, вплоть до того, что предлагали штрафовать людей, которые не работают. Сейчас мы от этого вроде как ушли, но мы видим, что постепенно к этому все возвращается, потому что Государственная Дума не совсем понимает свое место в политической власти в силу того, что основные рычаги управления страной находятся в исполнительной власти, а законодательная власть находится на периферии. Поэтому она пытается таким образом напомнить о себе, правда, получается не очень.

И.К: Олег, я так понимаю, основная мысль такая, что данный законопроект в той форме, в которой он сейчас существует, его не примут, он уйдет на доработку, на пересмотр. Опять же проводят аналогии с пакетом Яровой, его вроде бы отправили на переработку, было несколько чтений и так далее, а потом его приняли фактически в первоначальной форме, в которой он изначально вносился в Думу. Не будет ли такого повтора с этим законопроектом о правовом регулировании деятельности социальных сетей? Особенно с этими пунктами об информировании граждан?

О.В: Да. Безусловно, это вредная и со всех сторон неправильная инициатива, но вспоминая пакет Яровой, который был принят, мы сейчас возвращаемся к тому, что, когда начали его практику, что сами депутаты вынуждены были признать, что это невозможно. И когда поняли, что это невозможно, они тихонько это дело замяли. Я сейчас не помню правовой статус пакета Яровой, но он считается нереализуемым. Его приняли, но там какая-то отсрочка на 100 миллионов лет. Его приняли, его все забоялись, испугались, но выяснилось, что денег нет, держаться не за что, поэтому эта история не заработала. Так что, если историю с социальными сетями примут, то она не заработает, потому что интернет – это классическая история про водичку, которая дырочку найдет. Существует TOR, существует еще масса возможностей так или иначе обходить блокировки и прочее. Если интернет рубанут, то люди найдут еще какие-нибудь каналы. Если государство будет так следить, то эта система станет, как наркотики. Наркотики все равно в стране существуют, и соответственно государство за это людей сажает, но это никого счастливым не делает. А так как наркотики принимает какая-то часть граждан, а интернетом пользуются практически все, то у нас будут абсолютно незаконопослушные 100% граждан страны. Я думаю, что никто на это не пойдет. И вообще, история о том, что мы сейчас молодежи все запретим, а она за это нас еще сильней любить будет, я думаю, что все понимают, что она не прокатит. Молодежь не настолько радикальна против власти, чтобы еще больше ее бесить. Я думаю, что это легкое запугивание, одно ведомство решило показать ее значимость, что они работают с молодежью. Это такой формат, по которому сейчас отчитаются, что провели ряд мер по работе с молодежью, но серьезно опасаться не стоит, потому что совсем идиотизм не проходит.

И.К: У меня возникает вопрос по поводу LiveJournal, они, получается, пошли на упреждение, потому что данный проект, это только проект, он только внесен на рассмотрение, а уже определенная часть блогосферы самостоятельно делает такую инициативу согласно данному законопроекту, они закручивают гайки. Опять же, как внутри блогосферы определить, что является проплаченной рекламой, а что является выражением собственного мнения по поводу той или иной партии, того или иного представителя власти или оппозиции? Что делает LiveJournal? Это как подливание масла в огонь.

О.В: Это история про то, что генералы всегда воюют по предыдущим войнам, по методичке предыдущих войн. LiveJournal был страшно актуален где-то с 2003 по 2008 год, на этот период пришлись несколько политических волнений, и чиновники запомнили выражение LiveJournal, выражение «вывести в топ». С блогерами было очень удобно работать, их скупили всех на корню. Вырастили своих провластных блогеров, потом не знали, что с ними делать, потому что они бегали и требовали денег. Потом платформа LiveJournal захлопнулась в силу бездарного управления и ряда технических моментов. В принципе, эта платформа стала прибежищем ботов, там практически нет живых людей, и что она сейчас из себя представляет, это такая платформа, которая служит для отчетности, для отмывания проектных денег, для того, чтобы, например, какой-нибудь пост вышел, и специально заплатили, чтобы он вышел в топ, и кто-то перед кем-то отчитался, что там Василий Иванович хороший и пост в LiveJournal написал. Это очень удобная площадка для отчетов, поэтому власть на нее достаточно хорошо реагирует, и в свое время LiveJournal был куплен Россией, потому что считали, что LiveJournal был полностью оппозиционным. Там сервер находился за рубежом, и кто-то сказал, что негоже, что кто-то страну критикует из-за рубежа, и было принято решение, я так понимаю, сказали правильным олигархам, чтобы они его приобрели. Они его приобрели, а дальше с ним, как с чемоданом без ручки, что с ним делать, непонятно. Это сейчас история ровно про сервис, который загубили плохим управлением, но при это его до сих пор используют как инструмент политической агитации, хотя ее там давным-давно нет. Все политическая агитация там делается исключительно для отчетов, потому что это действительно удобно. В Twitter, в Facebook она тоже ведется, но ей там достаточно сложно управлять, там нет системы выводов в топ, рейтинга и прочего. Сейчас в «ВКонтакте» ввели количество просмотров, это для рекламных историй, например, что мы сделали материал, и его посмотрели 5 миллионов человек. Так и в LiveJournal все было сделано для этого. Они работают над потребительскими качествами товара, который нигде не нужен. А они считают, что он востребован. Обращать внимание на то, что делает LiveJournal, не стоит, это российская платформа. Основные социальные сети, которыми пользуются россияне, – это Facebook, Twitter, Instagram, Telegram, они не в российской юрисдикции, поэтому там такого ожидать не стоит. Если будет какое-то российское законодательство, которое начнет такую историю, то я думаю, что социальные сети вряд ли будут идти навстречу. Если эта ситуация все-таки случится, то все перейдут в мессенджеры, которые уже за Уралом популярнее традиционных социальных сетей из-за того, что там низкое покрытие интернета. Все будут сидеть в мессенджерах, в Viber, в WhatsApp, и это будет еще более неконтролируемая история.

И.К: Если с LiveJournal понятно, что эта молодая уже была немолода, как говорили классики, то у меня складывается такое впечатление, исходя из того, что вы сказали, и из мнения ваших коллег-политологов по данному законопроекту, что если даже не тронут Twitter, Facebook, потому что они не входят в юрисдикцию РФ, то в «ВКонтакте», где наибольшая часть молодежи находится, ее все называют молодежной площадкой, что там собираются подростки начиная с 11 лет и до 18, потом если взрослеют, то уходят в более серьезную социальную сеть Facebook, она международная, никуда от нее не деться, в ней публикуется больше информации. Не является ли это неким проектом, если уходят от LiveJournal, понимают, что хватит пинать труп любви, нужно его хоронить и нужно идти на новую площадку, тем более что появились и рейтинговые вещи в «ВКонтакте», и этим законопроектом, если он станет действующим законом, то они готовят новую площадку для себя?

О.В: Я думаю, что вы правы. Не зря отжимали у Дурова «ВКонтакте», основной площадкой, на которой развернется реализация этого закона, если она развернется, то это будет «ВКонтакте», но туда ему и дорога. Если «ВКонтакте» сами не смогут отразить эту историю или как-то с ней работать, то закроется «ВКонтакте», и рыдать никто не будет. Здесь вопрос в том, что свято место пусто не бывает, это ударит исключительно по работникам «ВКонтакте», которые найдут очень быстро себе новое место работы. Мы сейчас не будем говорить, что там есть какая-то социальная сеть-монополист. Если не заработает эта сеть, то заработает какая-нибудь другая. Есть масса социальных сетей, которые россиянами совсем не освоены, какой-нибудь условный Google+. Кстати говоря, у нас есть запрещенная сеть LinkedIn, которая вроде как запрещена на территории России, но все, кто ей пользовался, продолжают ей пользоваться. Все эти истории про запреты тоже не очень хорошо работают. Так что основной упор придет на «ВКонтакте», но молодежь очень гибкая и подвижная, если она не найдет возможность реализовывать себя в «ВКонтакте», то она найдет себе другие возможности. Здесь вопрос в том, что, закрывая одну, на ее месте появляются десятки новых. Все это бесполезно, надо работать с молодежью на уровне смыслов, как это нам показывают ролики господина Навального, который действительно работает в смысловом наполнении, и людям это интересно. Власти тоже бы работать в этом направление.

И.К: Получается, что данный законопроект, что мертвому припарка?

О.В: По большому счету, это резонансное обсуждение, но по-настоящему бояться этого не стоит. Если это ударит по «ВКонтакте», то мы не будем им пользоваться, не проблема. А если у нас закроют интернет, то ситуация будет иметь необратимые последствия. Я думаю, что до такого все-таки не дойдет, опять же, мы, видя, как реализуются эти запреты и то, что закрывают некие сайты, сами сайты говорят, что им стало лучше и удобнее работать. Тот же Rutracker, который после запрета совершенно перестал париться по поводу правообладателей, и его работа значительно улучшилась. Так и тут не стоит паниковать и переживать, но надо всем высказываться, что это плохая и вредная инициатива. И даже заговаривать на эту тему нельзя. Нам положили руку на коленку, и надо ее с негодованием сбросить.

И.К: Олег, огромное спасибо, что у вас получилось пообщаться с нами в прямом эфире, дать комментарий на заданную нами тему и ответить на мои вопросы. Спасибо большое. До свидания.

О.В: Пожалуйста, до свидания.

И.К: На связи наш следующий собеседник, наш эксперт Владимир Киреев. Владимир Константинович, добрый день.

Владимир Киреев: Добрый день.

И.К: Владимир Константинович, вот обсуждаем сегодня законопроект о правовом регулировании деятельности социальных сетей, которое якобы проводится для того, чтобы оградить молодежь до 14 лет от воздействия негативной информации в социальных сетях. Здесь мы все понимаем, что наибольшее количество такой молодежи сосредоточено в социальной сети «ВКонтакте», может быть, чем-то еще пользуются, но в большинстве случаев пользуются именно этой социальной сетью, чтобы не было никаких угроз жизни, чтобы не вовлекали в разные группы, и многие эксперты отмечают тот факт, что на самом деле это все цветочки, и под таким соусом пытаются провести совсем иную инициативу, которая будет запрещать информировать граждан о несанкционированных собраниях и митингах, распространять информацию о несогласованных мероприятиях, некое закручивание гаек идет. Многие эксперты отмечают тот факт, что будущий год - это год президентских выборов, и, может быть, косвенно подготавливается определенного рода площадка, может быть, именно «ВКонтакте», где будет молодежь, и будут готовить молодой электорат к «правильному» выбору на предстоящих выборах. Вот ваше мнение по этому поводу? Ваше мнение по поводу данного законопроекта?

В.К: Создатели и авторы этого законопроекта, вполне возможно, преследуют сразу все вышеназванные цели, потому что мы знаем, ну прямо по пунктам. По поводу политических выборов 2018 года, мы видим, что 26 марта в протестных акциях, организованных Навальным, присутствовало большое количество подростков в возрасте 12-14 лет. Такой фактор не может не учитываться, и, скорее всего, этот вопрос сейчас решается, чтобы эту аудиторию оградить от участия в массовых акциях протеста, беспорядках, которые то ли угрожают проведению выборов, то ли они угрожают самим подросткам, наверное, все одновременно. Подростки, которые могут участвовать в этих акциях, они получают риск для своей жизни. В то же самое время, мы не можем отрицать такого аспекта, что, действительно, явилось очень большое количество групп, технологий, как общеизвестные «Синие Киты», которые непонятно как организованы, кем организованы, но тот факт, что это действительно существует, мы получаем информацию с большого количества мест. Есть признаки, что большое количество людей были подвержены этому принудительному суициду, потом существует вербовка в экстремистские группы, причем слово «вербовка» - несколько преувеличение, потому что в обществе создан привлекательный образ протеста, радикализма, экстремизма. Подросткам просто хочется движняка, скажем так, хочется активных действий, сопричастности большому делу, а то, что это большое и интересное дело может быть и хорошим, и плохим, и тимуровцами, и какой-нибудь экстремистской ближневосточной организацией, это одновременно может быть. Кроме того, мы просто не понимаем каким образом у законодателей, почему их обвиняют в том, что они занимаются ерундой, потому что настоящих исследований не проведено, каким образом такое количество подростков оказалось привлечено к таким группам. Не отрабатывается новая технология по управлению людьми, в том плане, что сейчас ребенок выбросился из окна, но его можно было игрой заставить пойти и взорвать бомбу. Речь идет о таком большом количестве угроз и рисков, с которыми наше общество раньше не сталкивалось, и как на него реагировать, непонятно. Поэтому законодатели не могут понять тех угроз, с которыми они столкнулись. Я приведу, прошу прощения, такой пример, что когда появились первые компьютеры, то никто не знал, что можно писать компьютерные вирусы, а сейчас они являются частью компьютерной экосистемы. Социальные сети, массовая культура, она, к сожалению, имеет многообразные риски и угрозы, которые мы еще оценить не в состоянии. Скорее всего, действия этих законодателей носят какой-то неадекватный характер, потому что запретами вопрос не решишь. И с выборами нужно другим вопросом решать, не ограничивать, а предлагать инициативы, предлагать перспективы для людей, нужно обсуждение в обществе поднимать, куда мы и движемся. Почему у нас возникают разочарования в политическом курсе у определенной части общества? Этот вопрос надо обсуждать, его не решишь запретами, но я думаю, что угрозы и риски действительно существуют, и их они тоже пытаются решать.

И.К: Но как тогда относиться к данному законопроекту? Вроде бы некоторые эксперты говорят, что это несерьезно, это попытка сделать определенный общественный срез, прощупать почву, а где-то говорят, что «ой, все серьезно». Вот уже LiveJournal начал диктовать условия. Я знаю, что у меня многие знакомые, которые десятками лет были на этой площадке, они закрыли свои аккаунты и ушли с этой площадки. Получается, что какой-то результат от законопроекта?

В.К: LiveJournal, как вы знаете, это отдельная история. У него плохой менеджмент наблюдался с момента перехода в русскую юрисдикцию, при этом компанию возглавлял Антон Носик, его не упрекнешь в симпатиях к Кремлю или Путину, он скорее более оппозиционно настроен. Тем не менее, LiveJournal почил в бозе до этих всех законов, но люди, которые опасаются этих законов об ограничении свободы доступа к информации, я понимаю их логику, потому что, действительно, у нас в обществе есть признаки того, что доступ к информации ограничивается. Но в то же самое время, можно сказать, эти опасения преувеличены, потому что мы знаем, что оппозиционная часть общества очень тревожно настроено, критично, она видит слона там, где пролетела муха. В то же самое время я бы не сказал, что этот проект шуточный, он диагностирует несколько другое состояние, это несерьезность и неподготовленность наших законодателей, которые не готовы привлечь экспертов, провести исследования, они начинают штамповать какие-то простые решения. Невозможно запретительными мерами решить вопрос там, где наше общество столкнулось с новыми видами деятельности, это новый тип, его просто так запретом убрать невозможно.

И.К: Владимир Константинович, вы упоминали о том, что с «Синим Китом» самое простое решение - это взять и запретить регистрироваться до определенного возраста, что исходит из этого законопроекта, и опять же, распространять определенную информацию по социальным сетям, вот это вот информирование граждан о несанкционированных собраниях и митингах. Не может ли это быть звеньями одной и той же цепи, если непонятно кто и как формирует группы смерти, никак не могут найти концы, найти создателей, и потом в дальнейшем появляется подобный законопроект, и на волне того, что было 26 марта, туда может и вписывают данное решение о запрете информирования, что за собой влечет административную ответственность вплоть до задержания.

В.К: Я думаю, что эти события не связаны. Для того, чтобы организовать запрет, нужны громкие дела, которые вызывают общественный резонанс, а такие дела, как на примере с «Синим Китом», это скорее замалчивание, потому что наши правоохранительные органы, органы власти боятся огласки, потому что там большое количество жертв, судя по косвенным данным, а информация эта не выходит, это ровно противоречит концепции запретительной меры. Организовать такое сложное мероприятие, приводящее к смерти подростков, и при этом скрывать последствия для того, чтобы провести такой сырой, плохой и никчемный закон, - я думаю, что там противоречивая логика. Я думаю, что рассматривать эту версию вообще не серьезно. А вот вопрос того, как это может развиваться. Мы только что обсуждали с коллегой о том, что сейчас прошла серия терактов по улицам, то есть берут какие-нибудь предметы, микрофоны, батарейки, плеер, могут купюру положить на асфальт и замаскированное небольшое взрывательное устройство, оно может оторвать буквально палец, но вы понимаете, что так можно сеять атмосферу страха в обществе? А в чем заключается секрет? То, что это не централизованное действие, это распространяется, как вирусная реклама, подросткам нравится совершать теракты по большому счету. Они смотрят на этих серьезных и опасных людей из экстремистских организаций и повторяют их на кустарном уровне. Речь идет о том, что этот самый ИГИЛ (запрещенная в России организация) не управляет ими и не знает об их существовании, он просто создает бренд и способ действия, который копирует огромное количество людей. Это тоже распространяется в том числе через СМИ, через сайты, через Telegram-каналы. Я вовсе не предлагаю запретить Telegram, я просто говорю о том, что наше общество столкнулось с новым видом угрозы, и что с этим делать, непонятно. Я думаю, что тут должны быть более технологичные способы решения вопросов. Это должна быть социальная инженерия и средства наблюдения, тотальные видеокамеры, которые в европейских городах, особенно в Лондоне, серьезно сократили преступность. Те места, которые оборудованы видеонаблюдением, там в несколько раз уменьшилось количество уличных преступлений. И эти решения тоже не понравятся нашим критично настроенным гражданам, потому что они увидят в этом ограничение своей свободы передвижения, своей приватности жизни. К сожалению, вся наша цивилизация развивается в направлении все большей прозрачности, все большего контроля. И выхода другого нет, это единственное решение. Но если мы государству даем возможность контролировать свою безопасность, свою жизнь, свою деятельность, то мы должны быть уверены, что оно это делает во благо, а не во вред, что оно не использует это против наших собственных интересов. Надо быть уверенным, что действия государства прозрачны и подчиняются закону, поэтому требования к демократичности и прозрачности возрастает.

И.К.: Тут есть определенная некая грань, которую очень сложно соблюсти, это безопасность общества с тотальным контролем. Как вы отметили, что мы идем по этому пути. К такому, что нужно делать всю систему безопасности более прозрачней, но не явится ли она неким таким тотальным контролем за гражданами? Это же может в приватную, в частную жизнь человека ворваться определенным образом, когда ради безопасности будет создан такой прозрачный, но тотальный контроль.

В.К: Вот он в этом направление и идет, контроль создается. И к сожалению, наши моральные и нравственные основания общества не успевают за развитием угроз, рисков и возможности контроля. Если мы готовы сделать нашу жизнь открытой, то мы должны быть уверенны, что те, кто за нами наблюдают, делают это так же открыто. Нужно, чтобы мы были больше друг в друге уверены, но это такой безальтернативный вариант, тут нужно понимать, что наше общество очень сложные времена переживает. Где-то развитие, а где-то деградация. Кто-то живет очень благополучно, а где-то идет маргинализация. Вы сами знаете, что делается в разных частях мира, и везде очень много диспропорций. Сейчас будет еще больше рисков, больше угроз, больше прозрачности. Наше общество уже по-настоящему глобально за счет средств коммуникаций, за счет социальных сетей, мы все общаемся со всем миром, мы все перемещаемся. Сейчас уже можно сказать, что государства старого типа, национальные государства не справляются с задачей контроля, потому что они, оказывается, все контролируют очень узкие сектор, свою национальную юрисдикцию, поэтому сейчас то, что европейцы, американцы, мы в РФ, говорит о том, что нужны территориальные силы быстрого реагирования. То, что мы делаем в Сирии, а американцы с этим не согласны, хотя делают то же самое, это уже практически неизбежный путь, потому что если мы оставим какую-то зону, половина Африки живет, вы знаете, в ужасных условиях, половина РФ живет в ужасных условиях, вы там в Москве находитесь, а что делается в Кемерово и в Иркутске, это другой совершенно вопрос. Там люди, может быть, очень хотели, чтобы было больше контроля, потому что их беспокоит не проникновение государства, а проникновение криминала в их жизнь.

И.К: Владимир Константинович, огромное вам спасибо, что у вас получилось пообщаться с нами в прямом эфире, высказать довольно интересную мысль по поводу всяких групп смерти и возможной попытки отработки определенных технологий в управлении молодым поколением и отработки определенных террористических атак и угроз. Спасибо вам большое, до свидания.

В.К: До свидания.

И.К: Мне подсказывают, что у нас на связи наш следующий собеседник Илья Переседов, журналист, интернет-эксперт. Илья, добрый день!

Илья Переседов: Здравствуйте!

И.К: Илья, какое ваше мнение по поводу законопроекта, который не так давно поступил на рассмотрение в Государственную Думу, о правовом регулировании и деятельности социальных сетей? В частности, о той части, что будет запрещаться информировать граждан о несанкционированных собраниях, митингах, распространять информацию о несогласованных мероприятиях и публиковать переписку с другими пользователями без их согласия? Некоторые эксперты высказывают разные точки зрения, что это попытка запугать, но площадка LiveJournal уже отреагировала определенным образом, многие говорят, что она вообще была давным-давно мертвая. Некоторые говорят, что тенденция к тому, что закручивание гаек и проникновение государства в частную жизнь человека может быть и хорошо, потому что люди боятся не проникновения государства в свою частную жизнь, а проникновение в свою жизнь криминала, вот ваше мнение по этому поводу?

И.П: Вы так много всего сказали, что хочется спросить, кто на ком стоял? Давайте вернемся к началу вашего вопроса и поговорим про законопроект. Я вам честно скажу, что у меня очень двоякое отношение ко всей этой истории. С одной стороны, внешне все выглядит так, как будто бы некоторые депутаты-популисты, которых мы знаем поименно, просто решили пропиариться на одной заметной и видной теме и в очередной раз напомнить о себе, как о больших и страшных. Неслучайно по реакции в рядах «Единой России» можно надеяться, что это действительно частная или получастная инициатива. Среди депутатов есть народное развлечение, это ходить и бороться с интернетом. Если бы я был в этом 100% уверен, то я бы сказал, что видели мы и не такое, подождем, и оно пройдет. С другой стороны, к сожалению, мы уже видели, когда законотворческие инициативы, которые на старте выглядели как популизм и попытка запугать граждан, запугать сектор экономики с тем, чтобы потом сделать великодушный шаг назад, они заканчивались принятием этих законов. Многие из них уже вступили в силу, у нас уже задерживают людей за репосты, у нас уже обвиняют в экстремизме за случайно оброненные фразы, так что в этом плане мое отношение не особо радужное. Исключать ничего нельзя, но если такой закон будет принят, то он не изменит глобально правила игры. Даже сегодня есть ограничения на регистрацию в социальных сетях детей. Если этот закон будет принят, то все эти технологии заработают не сразу, и нельзя быть уверенным в точности и эффективности их работы. Скорее это будет инструмент давления на родителей. Если несовершеннолетний человек окажется в интернете, в тем более, совершит некое преступление, то тогда наказание ляжет на плечи родителей. Поэтому нельзя исключать, что плеть направлена не столько на интернет, сколько она направлена на граждан, которые не следят за своими детьми и позволяют им шастать, где не надо, и читать то, что не следует.

И.К: Получается некое воздействие не на самих подростков, а на их родителей?

И.П: Да. На родителей, на институт образования, потому что у нас уже была парадоксальная ситуация, когда была запущена программа тотальной интернетизации школ, а с другой стороны, на администрацию школы была возложена ответственность на открытие запрещенных сайтов с школьных компьютеров. Я, например, знаю, что директора школ накануне проверок просто выдирали из стен эти провода, потому что им проще было заплатить штраф за то, что в школе не было интернета, чем идти под статью за то, что у них в компьютерном классе открывают экстремистскую литературу. Эта ситуация может еще больше усугубиться, если эта инициатива пройдет.

И.К: Некоторые эксперты приводят параллель с законом Яровой, что данный законопроект о правовом регулировании деятельности социальных сетей, его сейчас внесли в Госдуму, его сейчас покрутят-повертят и отправят на доработку, а в итоге он обратно попадет, и его примут, но его примут в изначальном виде, в котором он и вносился. Может быть такое развитие?

И.П: В нашей стране может быть все. Если бы вы меня спросили 6 лет назад: «Может ли Крым вернуться в состав Росси?», то я с уверенностью сказал бы, что нет. И точно с такой же уверенностью я бы сказал это за неделю до этих всех событий. И не я один, а все ведущие политологи. Но он же вернулся, поэтому мы живем в стране, где могут быть чудеса, и чудеса не всегда веселые и радостные.

И.К: У меня такой еще вопрос. Первая причина появления такого законопроекта - это борьба за то, чтобы дети до 14 лет не регистрировались, ограничить их от опасного влияния групп смерти или это некий результат событий 26 марта?

И.П: Я уверен, что «группы смерти» - это вообще городская легенда, а не проявление масонского заговора или чего-то еще. В том виде, в каком этот закон написан сейчас, он преследует цели по защите детей, с одной стороны, а с другой стороны, если смотреть на сроки, когда он был предложен, это ответ на события 26 марта. При этом я обязан сказать, что проблема персональных и личных данных в интернете - это достаточная актуальная и глобальная проблема, перед которой стоит все мировое интернет-сообщество. Вся коммерция в интернете держится на ваших личных данных, это на сведениях о том, какие сайты посещаете, какие продукты заказываете, что читаете в интернете и сколько проводите в нем времени. С другой стороны, доступность персональных данных, это ваших ФИО, телефона, адреса, данные вашего банковского счета, пароли к кредитным картам и прочее, они сегодня не защищены, и люди часто становятся жертвами тех или иных кибер-преступлений. Это никто не отрицает. Поэтому то, как развести между собой персональные и личные данные, как не задушить интернет, но повысить его безопасность для пользователей, думают во всех странах и пытаются принимать те или иные ограничительные меры. Тут, к сожалению, Россия демонстрирует определенную целеустремленность, она вбирает в себя весь ограничительный опыт, который есть в мире. Если посмотреть на наши ограничительные законы, то что-то такое есть в Америке, что-то в Австралии, но нигде этого нет вместе и разом, тем более навязанные интернет-индустрии. Тут наше российское ноу-хау, но притом, что мы слышим об этом зачастую в одиозной манере, но данная инициатива касается проблем, которые реально существуют, в отличие от проблемы «Синий Кит», потому что детская смертность в России как раз понижается, а не увеличивается.

И.К: И последний вопрос. Примут этот законопроект?

И.П: Я думаю, что сейчас его не примут, потому что это не очень своевременно, тем более, что рассуждение о бунте несовершеннолетних, молодежи, это скорее некий медийный образ, а не реальность, которая отличает данное выступление, я думаю, что люди на площади это прекрасно понимают. Я думаю, что в этот период политического сезона не примут, но то, что российский интернет будет медленно сползать в сферу деанонимизации, мы на это, скорее всего, обречены.

И.К: Илья, огромное спасибо, что у вас получилось пообщаться с нами в прямом эфире. Спасибо большое. До свидания.

И.П: До свидания.

И.К: У микрофона был Игорь Киценко, это была программа «Угол зрения». До новых встреч в эфире. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments