Интернет и дети: что будет, если соцсети обяжут запрашивать паспортные данные пользователей

Депутаты Ленобласти предложили закрыть соцсети для детей младше 14-ти лет, а у всех остальных запрашивать паспортные данные. Как эксперты восприняли это предложение и существует ли альтернатива вводу запретов?
Эксперты: Алексей Самохвалов — председатель правления общества защиты прав потребителей услуг связи и инфокоммуникаций; Никита Медведев — специалист по информационной безопасности; Карен Казарян — главный аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций.

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Угол зрения». У микрофона Валентина Ивакина. Тема, которую мы будем обсуждать, звучит так: «Интернет и дети: что будет, если соцсети обяжут запрашивать паспортные данные пользователей». Сегодня очень много в СМИ пишут о том, что россиянам, которые еще не достигли 14 лет, запретят доступ в социальные сети. Связанно это с тем, что в Госдуму планировали внести проект о правовом регулировании деятельности социальной сети. Этот проект обяжет пользователей регистрировать страницы только под своим настоящим именем. И также предполагалось, что любой пользователь, который хочет зарегистрироваться, будет вводить свои паспортные данные. Несколько требований уже прописано, предусмотрена обязательная идентификация. Пишут, что разработало этот законопроект Законодательное Собрание Ленинградской области. Если вдруг эти моменты не соблюдаются, то владелец этого сервиса должен будет предпринимать какие-то меры, и на них тоже возлагается определенная ответственность. Данные, которые им предоставляют, владельцы сервиса проверяют, действительны ли данные, в противном случае собственники сервиса будут оштрафованы.

Сегодня мы обсудим эту законодательную инициативу и поговорим про другие инициативы, которые звучат на тему того, что необходимо делать с российским интернетом, чтобы обезопасить детей. В рамках этой программы у нас будет несколько спикеров. Первый гость у нас - Алексей Самохвалов, председатель правления общества защиты прав потребителей услуг связи и инфокоммуникаций. Алексей Григорьевич, здравствуйте.

Алексей Самохвалов: Здравствуйте!

В.И: Что вы по этому поводу думаете, как эксперт? С вашей точки зрения?

А.С: Я считаю, что это совершенно недопустимо, и инициатива не имеет никакого дальнейшего результата, потому что она трудно реализуемая и по сути ничего не дает. Контроль за тем или иным видом интернета должен осуществляться на уровне семьи, а не с помощью надуманных мер. К нам приезжает огромное количество гостей в страну, они в роуминге подключаются и к интернет-услугам. Это все будет совершенно неэффективно. Приехал белорус, украинец, и мы не можем обеспечить такого тотального контроля. Тотальный контроль ни к чему хорошему не приведет. Системы фильтрации должны быть там, где есть общедоступный интернет, в средних школах, в высших учебных заведениях. На уровне семьи это осуществляют родители, и никаких паспортных данных, никаких детализаций, я считаю, не нужно. К хорошим результатам этим путем не прийти.

В.И: Вы озвучили, что считаете эту инициативу сложной в осуществлении, почему ее сложно осуществить на практике? Какие моменты присутствуют в реализации, что она может провалиться?

А.С: Такие же, как в инициативе, принятой по пакету Яровой. Вот тут законы приняты, а как их реализовать? Это требует дополнительной системы контроля, хранения огромного количества данных, повышается себестоимость услуг, это в конечном счете сказывается на цене услуги. На сегодняшний момент, насколько я понимаю, ни один из пунктов пакета Яровой не реализован. Поэтому сперва надо добиться того, чтобы принятые законы имели реальную площадку или корректировку в соответствии с потребностями потребителей, а затем уже принимать новые шаги по ограничению интернета, которые уже превосходят предпринятые в Китае или других странах с какими-то ограничениями в области массовых коммуникаций.

В.И: Как думаете, с чем такие предложения могут быть связаны?

А.С: Я считаю, что это чистой воды популизм. Мы знаем, что есть депутаты ленинградского Собрания, например, Милонов, он все время что-то предлагает. То выселить кого-то в Ленинградскую область, то запретить что-то и так далее. На самом деле, эти инициативы безграмотные, и ни одна из этих эпатажных инициатив, по сути, не реализована.

В.И: Скажите, а на ваш взгляд, на сегодняшний день дети, которые получают доступ к интернету, они в безопасности? Есть какие-то ресурсы, которые угрожают безопасности детей или потенциально могут угрожать?

А.С: Безопасности детей угрозы существуют и в подъезде дома, и на территории средней школы, и на улице, и от употребления каких-то некачественных продуктов и так далее. В том числе и опасность от сети интернета, например, от сайта, где рассматриваются суицидные моменты. С такими вещами надо бороться локально, а не с доступом в интернет вообще. К сожалению, да, кухонный нож, который продается в хозяйственном магазине, может быть использован по назначению, а может быть использован для преступления. Это мы с вами прекрасно понимаем. В целом, мы живем в информационную эпоху, когда цифровые технологии проникают в нашу жизнь, и дети должны активно пользоваться интернетом, в том числе, надо в рамках средней школы проводить какие-то занятия по безопасности в интернете для того, чтобы эти дети не совершали необдуманных поступков.

В.И: Многих пользователей в интернете смутил момент того, что социальные сети будут запрашивать паспортные данные. Такое предложение с чем может быть связанно?

А.С: Знаете, я бы нашим социальным сетям не доверил свои паспортные данные. И вам не советую. Кто там использует эти данные и как, это не понятно. Да, у нас есть законы, которые персональные данные защищают. На самом деле, зарубежные сайты к персональным данным своих пользователей подходят более ответственно, хотя и у них бывают проколы, когда базы данных попадают в открытый доступ и используются неверно. Поэтому усиливать предоставление неизвестным лицам паспортных данных и прочего – это просто создавать дополнительную угрозу для граждан. Мы пытаемся лечить одно, а создаем вокруг этого другие проблемы.

В.И: А если брать сферу интернета, какие возможные решения озвученной проблемы предложили бы вы?

А.С: А у нас для этого все есть. У нас и системы среднего образования, высшего, пожалуйста, на каждом уровне можно проводить соответствующие занятия по безопасности в интернете. Соответственно, не нужно будет устанавливать ограничения на вход в интернет. Если человек будет предоставлять неизвестно кому свои данные, варианты проблем все равно возникнут.

В.И: Я как обычный пользователь интернета не могу понять, зачем социальным сетям вообще запрашивать паспортные данные, есть же id, есть же какие-то другие способы распознать, что за человек сидит за компьютером. Или я заблуждаюсь?

А.С: Я считаю, что это тоже совершенно недопустимо. Есть операторы, которые заключают договора с пользователями интернета. Этого вполне достаточно, если возникают какие-то проблемы, то всегда можно установить, кто с данного компьютера пользовался данным интернет-ресурсом. Я считаю, что увеличивать защиту вообще необоснованно. Молодежь и так раздражена тем, что происходит в нашей стране. Мы знаем, что недавно прошли антикоррупционные митинги. А еще искусственно ограничивать доступ к интернету, ведь у многих молодых людей нет паспортных данных, они еще не достигли 15-16 лет, когда они получают паспорта, 14 лет. А какие у нас основания ограничивать подростка в доступе в интернет, а получается, если у него нет паспортных данных, то он не сможет им пользоваться. Здесь эти ограничения совершенно ни к чему. И у них все равно не будет ожидаемого эффекта.

В.И: В рамках беседы от вас прозвучало, что и так довольно много инициатив по ужесточению, по ограничениям, которые водятся в Сети. Вы сравнили Россию с Китаем. И якобы мы Китай переплюнули. Про это можете рассказать?

А.С: Я смотрю на то, какие у нас есть ограничения на сегодняшний день. На какой популярный ресурс ни зайдешь, то в соответствии с решением государственной власти он заблокирован. И пользователи начинают искать специальные программы, заходить через зарубежные сервисы. А почему гражданин нашей страны в соответствии с Конституцией не может получать и распространять законным образом информацию? Что там такого, на этом сайте? Если там и были отдельные сведения, которые недопустимы до публичного воспроизведения, значит, надо обращаться в суд с требованием удалить такую информацию. Но зачем блокировать весь ресурс? Я уже приводил пример с сетью LinkedIn, по поиску профессиональных контактов и трудоустройства. Вот чем она так плоха? Постоянно раздаются требования ограничить доступ к «Википедии», а она чем плоха? Это единственный хороший и правильный справочный ресурс в русскоязычной сети. И так мы будем бороться с отдельными статьями «Википедии» или еще с чем-то, в результате качество интернет-ресурсов, которые доступны для большинства наших пользователей, будет сокращаться.

В.И: При этом, если брать инициативу, предложенную депутатами, об ограничение доступа к социальным сетям тем, кто не достиг 14 лет. Вы сказали, что даже если будет принято, то не будет работать. Но на качестве ресурсов это может сказаться? Или какие негативные моменты будут, если он все равно не будет работать?

А.С: Это может сказаться. Работать может быть и не будет, но доступ будет ограничен для массовых пользователей, поэтому лучше бы законодатели следили за ситуацией в своем регионе. Лучше бы принимали качественные законы в регионе и следили за их исполнением. На самом деле, ситуация экономическая и другие сферы жизни Ленинградской области не такие уж и благополучные. Посмотрите, как жители Ленинградской области массово едут за покупками в Финляндию. Закупаются сыры, масло и другие продукты, что это такое? Почему в магазинах Ленинградского региона нет товаров, которые были бы лучше по качеству, чем которые предлагают финские торговцы? Создайте условия для того, чтобы было качество у производимой продукции, а затем распространяйте свои инициативы в Государственную Думу.

В.И: Алексей Григорьевич, спасибо больше, что побеседовали с нами, желаю вам удачи.

Второй эксперт, точку зрения которого мы услышим в рамках нашей программы, это Никита Медведев, специалист по информационной безопасности. Никита, здравствуйте!

Никита Медведев: Добрый день!

В.И: Как вы лично восприняли сообщения об инициативе депутатов из Ленинградской области об ограничениях? Вы поддерживаете инициативу или не поддерживаете? И ваша точка зрения по этому поводу?

Н.М: Каждый раз, когда я слышу подобные заявления, у меня встает один вопрос – как именно будет проходить блокировка? Я считаю, что блокировка доступа в тупую не решит проблему, а только ее усугубит. Я за современный подход для решения проблем. Да, согласен, в социальных сетях имеется информация, которая не должна быть доступна для просмотра несовершеннолетних. Надо хорошо подумать, каким способом ограничивать доступ.

В.И: На данном этапе какие у вас мысли возникают? Если брать те предложения, которые звучат. Ведь предлагают просто ограничить доступ и допускать к социальным сетям, только тех, кому исполнилось 14. И после того, как они введут свои паспортные данные.

Н.М: Давайте порассуждаем. Вот заблокировали мы доступ, заставляем вводить паспортные данные. Какой следующий шаг, какая следующая проблема будет? Я вижу, что будет следующая проблема. Будут просто продаваться аккаунты, которые зарегистрированы на совершеннолетнего, где ты сможешь так же получать всю информацию, это самое простейшее. Есть такой момент, что сейчас у социальных сетей есть отличная возможность получать информацию, указанную в профиле людей. Еще в университете, когда я учился, мы уже могли вытащить пользователя «ВКонтакте», его учебное заведение, его интересы и на основе этой информации построить некоторый гриф и почти с полной точностью определить возраст человека. Человек, зарегистрированный в социальной сети, указал, что ему 25, но дружит с друзьями, которым по 15, то есть некоторые вероятности, что и ему меньше. Есть другие способы определения. Все зависит от способа определения и способа нашей блокировки. У меня мнение, что должно быть все по-современному.

В.И: Вот один пример, как определить возраст зарегистрированного пользователя вы назвали, а какие еще способы существуют? Каким образом можно отслеживать возраст пользователей, если не блокировать доступ?

Н.М: Можно использовать анализ текста, использовать технологии латентно-семантического анализа. Какие-то тематики определять, темы. Это все, что касается интеллектуального определения. Дальше мы встанем в проблему текущей ситуации анонимного доступа в интернет. Соответственно, да, тут есть проблема. Для основной массы людей хватит и первого способа.

В.И: То есть разрешаем доступ изначально всем, потом, если появились подозрения, мы запрашиваем паспортные данные. А зачем вообще тем, кто управляет социальными сетями, нужны паспортные данные? Можно же схитрить и выслать паспортные данные своей бабушки? Переписать данные родителей, старшего брата, сестры. А эти паспортные данные в дальнейшем нужны? Они могут как-то еще использоваться?

Н.М: В первую очередь, если говорим о паспортных данных, это будет некоторая проблема. В дальнейшем эти паспортные данные будут, возможно, не нужны. Возможно, они будут нужны, когда их кто-то попытается повторно вбить, а для этого нужно будет хранить некоторую хеш-сумму этих паспортных данных. Также то, что выговорите, проблема продажи или ввода чужих данных, эту проблему можно решить тем, чтобы просить тебя сфотографироваться со своим паспортом. А проблему продажи аккаунтов поможет решить наш алгоритм, когда совсем подросток будет интересоваться Джастином Бибером, например. Тут проблема в том, что мы навешиваем все на социальные сети. Социальные сети – это последние, кто заинтересован в сохранение психического здоровья наших детей. Социальные сети – это коммерческая структура. У них цель заработать, их цель в передаче интернет-данных. Государство в первую очередь должно создать рабочую группу, в которую нужно включить хороших специалистов в области IT, больших данных. Должен быть инициатор решения этих проблем. Сейчас есть много компаний, которые этим занимаются, в частности, есть компания «Лига безопасного интернета», есть другие компании, но пока что все утыкается в отсутствие большой политической воли к этому. Важно согласиться с тем, что мы хотим решить эту проблему, принять решение и идти к нему современными методами. Нужно идти к этому современными методами, мы все равно не сможем ограничить свободу детей.

В.И: Правильно я понимаю, что вы предлагаете не ограничивать детей в доступе к интернету, но все равно, когда дети уже получили доступ в интернет, как-то ограничивать свободу детей в этом интернете?

Н.М: Конечно, но тут позиция такая, что свободный доступ где угодно, интернет свободен для всех, мне кажется не разумной. Посмотрим с точки зрения государства, с точки зрения потока информации и идеологической обработки наших граждан. Например, если мы откроем полный доступ нашим газетам, телеканалам, то все будут вещать то, что им взбредет голову без каких-то политических тормозов. Получится, что иностранные государства смогут влиять на наших граждан путем вложения каких-то денег, также оппозиция может устраивать «Майдан», и получится хаос. Также в воспитании наших детей, я как отец, например, против того, чтобы мой ребенок видел в интернете то, что сейчас там доступно. Я готов принять полное участие, оказать любую поддержку в этом вопросе, чтобы я знал, что определенные темы не доступны моему ребенку по умолчанию. Да, он может указать другой возраст, но со временем он разоблачит себя какими-нибудь данными или еще чем-то. Просто так сидя в интернете, он этого не увидит в итоге, а если он сильно захочет увидеть эту тематику, это уже мой вопрос как родителя, тут уже вступает семья в эту борьбу. Родители должны принимать активное участие, чтобы ребенку не захотелось сидеть и изучать эти запретные темы, чтобы ему хватало общения в семье и тех интересов, которые родители хотят ему привить.

В.И: Тут надо отметить, что для каждой семьи есть свои запретные темы. Для кого-то это будет религия, для кого-то запреты секса, для кого-то что-то другое, чтобы ребенок не узнал, что такое клубника и земляника, у всех же свои представления, что не должен знать ребенок. Мне кажется, что из тех вариантов, которые перечислили вы, многое уже осуществляется на практике, есть же организации, которые подобного рода работу проводят, и мы слышим часто, что-такой-то ресурс закрыт для всех, потому что он может быть потенциально опасен.

Н.М: Такая работа проходит, но она проходит в тупую. Допустим, заблокировали LinkedIn, ну кому он был нужен, тот сейчас получает доступ. Я знаю, что на корпоративном уровне в компании организуется проксирование на сайты, например, LinkedIn, чтобы просто сотрудники, работающие в компании, могли получить доступ к этому ресурсу. Такой подход к работе не для достижения цели, а для того, чтобы сделать. Я сделал, мячик не на моей стороне, и я могу отдохнуть. Если мы хотим решить проблему в современном мире, то мы должны действовать активно, мы должны действовать современными способами, мы должны прорабатывать проблему, а не просто формально ставить галочку. Ну понятно, что проблема LinkedIn не в сути информации, а в персональных данных, но есть и другие примеры.

То, что вы задали вопрос про то, что у каждой семьи разная запретная информация, я согласен, но, по сути, есть общепринятые нормы морали. Нам нужно попытаться описать, что общепринято для семьи, для детей, для будущего нашего государства, что вредно, а что нет. И по умолчанию заблокировать именно это. Я настаиваю на том, что в первую очередь проблема должна решаться комплексно, без решения проблем в семье, без решения социальных проблем, мы не сможем достигнуть в этом направлении широких подвижек, потому что дети все равно будут стремиться не за той информацией вместо того, что пойти в футбольную секцию.

В.И: Какие способы могут быть у детей, если все-таки заблокируют социальные сети?

Н.М: Я думаю, что это нужно прорабатывать в рабочей группе, так навскидку сложно сказать способы обхода. Самый просто способ будет - Google, там все будет описано и показано.

В.И: Ранее вы озвучили, как можно понять совершеннолетний или нет пользователь интернета. Это делают машины или над каждым пользователем должен сидеть человек и разбираться в его информации?

Н.М: Я немного неправильно выразился или немного недонес информацию, что в университете, когда мы учились с товарищами на 3 курсе, мы создали программу, которая подключалась по IP к «ВКонтакте», получала конкретную информацию по странице пользователя, по его друзьям, узнавала фактический возраст друзей, их интересы, возраст самого человека. И в 80% случаев мы попадали в диапазон 3 года, потому что основные друзья из школы или университета, они все одногодки. Это самый тупой алгоритм, который может реализовать второкурсник в университете, не имея доступа напрямую к базе. А то, что есть у «Вконтакте», это не соизмеримо. Особенно понимаю возможность латентно-семантического анализа и определения тематик, интересов, что сейчас используется в больших проектах. Тут большие возможности могут быть у владельцев «ВКонтакте».

В.И: Еще вопрос по инициативе, выдвинутой депутатами, там речь идет не только про детей, которые не достигли 14 лет, но там есть пункты, касающиеся людей, которым еще не исполнилось 18. И если гражданину РФ еще не исполнилось 18, то ему на законодательном уровне нельзя будет вступать в различного рода запрещенные для детей сообщества, в которых размещена запрещенная информация. И если обнаружат, что ребенок в это сообщество вступил, то могут быть оштрафованы родители, пока называется сумма до 2 тысяч рублей. Такое насколько действенно?

Н.М: Я считаю, что это будет очередной закон, который не исполняется, либо вызовет бурю протестов. Этот подход напоминает, вот побывал недавно в Сочи, там мест для парковки не хватает, а машин очень много, особенно в сезон, там отлично работают и зарабатывают эвакуаторы, а администрация с этим ничего не делает. Тут примерно такая же ситуация, так же можно устроить способ побора. Я против таких подходов и отношу их к категории «в тупую».

В.И: Никита, спасибо большое, что побеседовали с нами.

Следующий спикер, который сейчас с нами на связи, Карен Казарян, главный аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций. Карен, здравствуйте.

Карен Казарян: Здравствуйте.

В.И: Как вы восприняли новость с этой инициативой? Поддерживаете или нет? И почему?

К.К: Подобные инициативы не уникальны для России, они постоянно появляются в Европе и США. В Европе не так давно был принят закон, который обязывает получение разрешения от родителей для создания аккаунтов в социальных сетях. Однако, так и непонятно, как заставить эти механизмы работать. Безусловно, они легко и непринужденно обходятся подкованными детьми и подростками. Нужно понимать, что сейчас время другое, и какие-то каналы для общения дети все равно найдут, и контролировать мы их не сможем.

В.И: А про иностранный опыт интересно. Россия не уникальная в этом смысле? Какие еще аналогичные примеры вам известны?

К.К: Мне кажется, что можно любую страну взять, и там такие попытки были. В США были две попытки подобных ограничений. Первая была признана не конституционной, а вторая существует до сих пор, и там есть ограничение до 12 лет. Если рассматривать любые пользовательские соглашения, то там будет написано, что дети до 12 лет не имеют права регистрироваться. Естественно, это никак не мешает, и какие-то серьезные проверки делать невозможно. Как будет работать в Европе эта мера, опять-таки непонятно, поскольку, я подозреваю, механизм разрешения родителей можно будет легко подделать. Ведь не секрет, что подростки любят использовать другие средства общения, и Facebook для них - это такое место, где они регистрируются, а для общения у них есть другие каналы. Контролировать все мессенджеры просто невозможно.

В.И: Вы не верите в успешность реализации подобного рода инициатив, в частности, в России?

К.К: Давайте предположим, что «ВКонтакте» введет подобные ограничения, хотя с механической точки зрения, это довольно сложно. Вот вы бы, например, захотели бы отдать «ВКонтакте» свои паспортные данные?

В.И: Лично я – нет.

К.К Поэтому есть вопрос, как это осуществить. Хорошо, можно сделать идентификацию через госуслуги, можно через сотовые операторы. Хорошо, мы оградили детей, и моментально, если мы зайдем в App Store, у нас там около 300 мессенджеров. Моментально возникнет какое-то популярное приложение, которое не будет находиться в юрисдикции РФ, вот там будут регистрироваться подростки, и ничего мы сделать не сможем.

В.И: Вы предполагается, что дети и подростки могут уйти в иностранные мессенджеры и социальные сети, где на них не будет распространяться законодательство РФ?

К.К: Конечно. Я более чем уверен, что так и произойдет.

В.И: А если инициатива будет принята, пройдет, начнут ее реализовывать, то, честно, у меня в голове сразу вырисовывается картина, что армия людей должна будет над этим работать. Какой потребуется человеческий ресурс, если решат этот закон реализовать?

К.К: С технической точки зрения, наиболее логичным было бы подключение портала госуслуг, но, правда, с этим порталом есть отдельные моменты. Я сейчас боюсь соврать, но мне кажется, что портал госуслуг недоступен для несовершеннолетних, поэтому будет необходимо принять большое количество нормативных актов для того, чтобы информация о несовершеннолетних могла передаваться, храниться и так далее. Естественно, этот пункт нужно будет встраивать на портал и каким-то образом контролировать выполнение. Или поступить проще, сделать так, как делает Facebook. «ВКонтакте» напишет, что сеть недоступна для пользователей младше 14 лет, и все, если вам нет 14 лет, вы не можете завести аккаунт, а если вы соврали, то мы можем удалить ваш аккаунт.

В.И: Предложение, чтобы вводили паспортные данные при регистрации в социальных сетях, звучали не только относительно несовершеннолетних, видела публикации такого рода, что в Госдуме предлагали обязать администраторов групп в социальных сетях указывать свои паспортные данные.

К.К: Мне кажется, что это еще более глупая идея. Я пытаюсь понять, какое законное основание для данного действия можно придумать, оно мне не приходит на ум. Предложить можно любое действие, но существует Гражданский кодекс РФ, и таким образом подвязать это сложно. У нас такое требование существует только для СМИ о том, что паспортные данные должны передаваться. Прировнять группы к СМИ? Или как это будет законодательно? У нас, к сожалению, юридическая грамотность представителей государства часто бывает на низком уровне.

В.И: Еще такой вопрос. А каковы ваши прогнозы о дальнейшем развитие интернета? Сейчас эксперты говорят, что последний год в интернете все больше закручивают гайки, и когда слышишь о подобных инициативах, то в очередной раз убеждаешься, что это так.

К.К: У нас есть официальный курс на цифровую экономику, в связи с этим очень много процессов системного пристраивания индустрий и областей на какое-то второе русло. Безусловно, законы новые требуются, условно нужен пересмотр того, что было наворочено в последнее время, как минимум приведение этого в порядок. Безусловно, есть угрозы, никто не говорит, что их нет. Если посмотреть на состояние кибербезопасности, то у меня очень много головных болей и плохих предчувствий о том, что может произойти через 5 лет в этой области, поскольку, чем больше мы перемещаем цифр, тем больше угроз становится экономике и гражданам. При этом требуется серьезная экспертная работа, требуется собираться и с сообществом, с органами власти, с бизнесом. Требуется строить четкие планы, но у нас часто со всеми этими предложениями люди шарахаются из одной крайности в другую. Я не очень себе представляю, как будет выстроена общая картина, именно этим нужно очень сильно заняться, потому что потом будет поздно, мы начнем пытаться уже затыкать дыры, а получится ли это?

В.И: Какими последствиями это все может обернуться? Прямо несколько примеров можете привести?

К.К: Понятно, что для пользователей это утечки данных, причем они все крупнее и крупнее. При этом, когда 20 лет назад были доступны диски с базами, у вас там могли найти номер какой-нибудь от автомобиля, а сейчас последствия таких утечек могут быть куда серьезнее и с финансовой точки зрения, и с точки зрения дальнейшей жизнедеятельности, дальнейших возможностей осуществлять деятельность в интернете. Мы видим, как развивается интернет, как у нас есть теперь программы по внедрению технологий сельского хозяйства и промышленности, при этом, анализируя те устройства, которые выходят и появляются на рынке, то о безопасности не заботится совсем никто. Когда одно дело, это очень вредно для экономики, когда какой-нибудь ресурс или портал выходит из строя, но другое дело, когда это может повлиять на реальную инфраструктуру, будь там транспортная, промышленная, экономическая. Мы видим, как из-за отношения к безопасности сетей администрацией, там недостаточно знаний, все легче и легче злоумышленникам объединять эти сети, при этом размер и сила атак за прошлый год стала таковой, что даже крупному оператору связи становится очень сложно отражать такие атаки. Соответственно, у вас выходит из строя серьезные участи рунета, это вполне возможно сделать. Например, была атака в прошлом году на инфраструктуру на американского оператора, и на несколько часов вышли из строя несколько самых крупных ресурсов в интернете. Это, естественно, громадные убытки, а если на эти ресурсы завязана какая-то инфраструктурная деятельность, то это все идет по цепочке. Поэтому нужно выстраивать стратегию и тактику работы со всем этим, нужно обучать людей, готовить кадры и быть готовым к такому будущему.

В.И: Вы не радужную перспективу обрисовали. Давайте вернемся к вопросу о детях и ограничению доступа к социальным сетям. Как вы себе представляете, как можно подобного рода работу проводить? И нужно ли ее проводить вообще в принципе?

К.К: Мне кажется, что, безусловно, первая и главная обязанность подобных ограничений лежит на семье. Самое эффективное ограничение – это ограничение на конечной точке. Любой производитель предлагает программы родительского контроля, они есть на уровне ресурсов, они есть на уровне непосредственно устройств, есть коммерческие продукты, есть условно бесплатные продукты, которые распространяют операторы связи. Гораздо эффективней контролировать доступ ребенка в Сеть в точке, из которой он выходит в Сеть, а не из стороны ресурса. Нужно пролоббировать это, нужно рассказывать, как они работают. И вообще преподавать основы безопасности и детям, и родителям.

В.И: Некоторые пользователи шутят, что чтобы блокировать доступ для ребенка к определенным ресурсам, родители должны лучше в этом разбираться, чем дети. Обычно же наоборот?

К.К: К сожалению, это так. Несмотря на то, что на дворе 2017 год, и люди, которые росли, интернет у них уже был, но уровень знаний у них остается недостаточно высоким, и, безусловно, какая-то политинформация к этому пункту требуется. Нужно дополнительно образовывать родителей и учителей, как мне кажется, что у преподавательского состава не сильно высокие знания о безопасности интернета.

В.И: Давайте с вами своеобразный итог подведем, давайте представим наихудший сценарий развития событий, что доступы для детей закрывают, паспортные данные у тех, кто старше 14 лет, берут. У нас, кстати, возникал вопрос, а как быть с теми, кто уже зарегистрирован? Им придется повторно вводить свои данные? И либо ты прошел, либо не прошел? Или если данные не ввел, то забудь о странице в социальных сетях?

К.К: Мне кажется, что заставить 70 миллионов пользователей «ВКонтакте» заново пройти идентификацию - это очень утопичная задача. Даже у китайского правительства это не получилось.

В.И: И все-таки про подведение итогов. По всему выше сказанному, давайте в вкратце подытожим, что вы думаете про такую инициативу и возможное развитие событий?

К.К: Мне кажется, что это достаточно бесполезная инициатива, если не вредная для собственных социальных сетей. К желаемому результату она не приведет, но позволит кому-то громко высказываться, что они защищают детей. На практике нужно, я еще помню, что лет 7 назад создавалась «Лига безопасного интернета», пропагандирование и распространение правил безопасности в Сети и средств родительского контроля. Если мы говорим о законодательных мерах, то почему бы не сказать, что провайдеры и операторы должны предлагать средства родительского контроля и обязательно о них рассказывать новым клиентам, которых подключают к интернету. Вот вполне эффективная мера и гораздо эффективнее, чем подобное предложение.

В.И: Я когда такого рода инициативы вижу, у меня возникает ассоциация с законом Яровой. Мне казалось, что подобного рода инициативы уже туда включены, или я заблуждаюсь?

К.К: Да, вы абсолютно правы. Согласно закону Яровой, все пользователи и не только пользователи, но и те, кто работает на этом устройстве, они должны быть внесены в договора с операторами связи, и эта информация должна быть предоставлена в какие-то органы. Формально, согласно закону Яровой, все эти данные должны передаваться, другое дело, что, скорее всего, они не будут передаваться. Если покопаться в российском законодательстве, можно много интересных, но не всегда рабочих норм найти.

В.И: Спасибо большое, что побеседовали с нами. До свидания!

К.К: До свидания!

В.И: Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ. У микрофона Валентина Ивакина. Сегодня мы обсуждали инициативу, которая была выдвинута Законодательным Собранием Ленинградской области, об ограничение доступа в интернет для тех граждан России, которые еще не достигли возраста 14 лет. Для тех, кто уже достиг 14 лет, там тоже определенные требования к ним будут предъявляться, там нужно будет ввести паспортные данные, можно будет завести только одну страницу. А если до 18 лет подростки вышли на какой-то запрещенный сайт, то родители будут платить штраф.

Я же прощаюсь с вами. Пока-пока.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments