Армия

В России ищут решение проблемы безнадзорных животных


Эксперт: Инна Назарова — исполнительный директор Фонда «Рука помощи бездомным животным» (Пенза); Анастасия Комагина — президент Общероссийского Благотворительного фонда помощи животным «Большие сердца» (Москва и Московская область); Никита Данилов — волонтёр фонда «Большие сердца» (Московская область); Владимир Рыбалко — руководитель «Первого общественного приюта Петрозаводска».

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Добрый день, уважаемые радиослушатели. У микрофона Валентина Ивакина, это программа «Угол зрения». Сегодня темой для обсуждения станет проблема безнадзорных животных. 26 мая в Пензе впервые прошла научная конференция, посвященная этой теме. В рамках мероприятия в Пензу приехали представители разных городов России, в частности Москвы, Саратова, Воронежа. Эксперты презентовали свой опыт работы по данной теме, и было поднято несколько вопросов. Каких именно, мы сегодня выясним и обсудим с экспертами, которые принимали участие в мероприятии. Сегодня с нами будут беседовать Инна Назарова, исполнительный директор фонда «Рука помощи бездомным животным», один из организаторов мероприятия; Анастасия Комагина, президент общероссийского благотворительного фонда помощи животным «Большие сердца» из Москвы и Московской области; Никита Данилов, волонтер фонда «Большие сердца», также представляет Московскую область; Владимир Рыбалко, руководитель первого общественного приюта Петрозаводска. Наши эксперты уже на связи. Первый вопрос, пожалуй, задам Инне Назаровой. Вы, как организатор мероприятия, какую цель преследовали, когда решили собрать в Пензе такой форум и пригласить экспертов из разных городов страны?

Инна Назарова: Цель была не одна, их было несколько. Первая цель — конечно, образовательная. Потому что я уже не первый год занимаюсь зоозащитой, понимаю, что опыт колоссальный. Но связи между зоозащитниками разных городов у нас практически нет, и кроме таких дискуссионных площадок, обсудить это негде. Можно гуглить в интернете, исказть что-то по своим потребностям, но живой опыт живого человека можно услышать только на таких площадках. Опять же, таких площадок практически нет. Представители некоммерческих организаций коммуницируют на других площадках, но специализированных конференций нет. Если у тебя чего-то нет, сделай это сам. Мы решили сделать это. Еще одна небольшая цель — коммуникационная площадка. Т.к. у нас у всех разные точки зрения, даже в самой Пензе несколько зоозащитных организаций, у которых разные точки зрения на проблему безнадзорных животных. Хотелось прийти к общему мнению, подключить представителей власти, чтобы они тоже поучаствовали в этом нашем диалоге, чтобы все поняли, что это наша общая проблема и ответственность, и что нам ее решать вместе.

В.И.: О каких безнадзорных животных идет речь? Собаки? Кошки? Или более широкое понятие?

И.Н.: Я скажу от себя лично, что мы в Пензе вкладываем в понятие «безнадзорные животные». Это собаки и кошки, те животные, которые чаще всего встречаются в городе без надзора. У нас в Пензе встречаются и дикие животные, но с ними мы не работаем.

В.И.: Как я понимаю, представители других городов тоже приезжали с определенной программой, каждый делился опытом. Анастасия, вопрос к вам. Какие вопросы вы освещали в рамках того мероприятия, которое прошло в Пензе? Чем вы можете поделиться?

Анастасия Комагина: Мой доклад назывался «Проблемы зоозащиты в России». Я затрагивала основные моменты, которые мешают конструктивному диалогу зоозащиты и власти, а также мы рассматривали мировой опыт с точки зрения применения его в России.

В.И.: Можете озвучить основные проблемы, которые существуют в России в этой сфере?

А.К.: Основная проблема — это, естественно, бездомность животных. Если конкретно о зоозащите говорить, то многие в ней считают бездомность нормальным явлением: это животное, оно на улице и живет, находится в естественной среде. Наша страна относится в европейскому типу содержания животных, большинство животных владельческие или совладельческие. Поэтому бездомность — это ненормально, как для самого животного, так и для окружающих людей. Мы считаем, что с бездомностью животных надо бороться, гуманными средствами и на основе эффективных механизмов, которые уже были опробованы в Европе. Это одна из основных проблем. Например, мы считаем программу «отлов-стерилизация-возврат» не вполне эффективной по сокращению численности бездомных животных. Животное остается на улице, люди продолжают животных выбрасывать с мыслью, что как-нибудь выживет, другие же животные живут. У нас позиция четкая: у каждого животного должен быть дом.

В.И.: На каких условиях сейчас осуществляется отлов животных в Москве и Подмосковье? Я так понимаю, что в разных регионах свои сроки того, сколько животное может находиться в приюте. Озвучьте, как у вас это происходит?

А.К.: В Москве идет безвозвратный отлов, законодательно это закреплено: отлавливают и помещают в муниципальные приюты, официально заявлено, что пожизненного содержания. По факту, либо животные пропадают, либо умирают от «естественных причин», либо до приютов не доезжают. В Московской области в разных городах по-разному. В большинстве стараются отходить от практики безвозвратного отлова, потому что определенным кругам это выгодно просто.

В.И.: У нас на связи представитель Петрозаводска. Владимир, расскажите, как у вас в Карелии проходит аналогичная работа, какие условия?

Владимир Рыбалко: У нас тоже много проблем, хотя на уровне республики принят неплохой закон об отлове и содержании безнадзорных животных. Тем не менее, возникают сложности, потому что этот закон предусматривает европейский подход, т. е. создание системы приютов для животных. Он не получает пока достаточного финансирования и поддержки со стороны властей. Наша основная работа, которую мы ведем, — это создание системы приютов как в столице республики Петрозаводске, так и в районных центрах для того, чтобы это закон заработал в полную силу. Определенные успехи здесь есть, но все равно пока в большинстве районных центров приютов нет. В самом Петрозаводске сейчас идет речь о создании муниципального приюта в дополнение к нашему, общественному. Мы считаем, что в любом городе должно быть распределение функций между властями и зоозащитными организациями. Кто-то где-то более преуспел, у кого-то больше ресурсов и возможностей. Именно в таком разделении функций, при сотрудничестве, взаимных компромиссах лежит ключ к решению проблемы.

В.И.: На каких условиях местные приюты принимают животных, сколько дней держат, что делают потом?

В.Р.: Сейчас у нас в городе, к сожалению, только один приют — наш общественный приют. Как и большинство таких приютов, он принимает только тех животных, которых может принять в данный момент, потому что возможности и количество мест ограничены. Для этих животных мы стараемся найти владельцев, лечим, стерилизуем. Что касается будущего муниципального приюта, то он должен в большем количестве принимать животных, потому что сейчас количество животных, которые отлавливаются на улицах города, недостаточно для того, чтобы решить проблему. Мы хотим реализовать определенный подход: работа с бездомными животными, отлов и помещение в приют, а затем будет решаться их судьба, т. е. если это животное убежало от владельца, то ищется владелец, животное ему возвращается, а для полностью бездомных животных ищется новый владелец. Часть животных, как это происходит сейчас, будут отловлены, стерилизованы и возвращены обратно, чаще всего на территорию организаций, каких-то огороженных территорий, где за ними есть хоть какой-то присмотр со стороны персонала. Что касается такого болезненного вопроса, как усыпление, то в карельском законе есть строгие критерии, касающиеся этого: усыплению подлежат либо очень больные, либо агрессивные, совершенно одичавшие животные. Будет работать комиссия, которая будет индивидуально решать судьбу каждого животного. Пока эта система не работает, потому что нет этого приюта, который способен охватить весь город. Я думаю, что нечто подобное может быть в любом городе востребовано, все зависит от того, каким образом местные активисты и власти найдут общий язык. Я как биолог занимаюсь также изучением популяции бездомных собак, мировым опытом ее регулирования. На данной конференции мой доклад касался этой темы.

В.И.: Я предлагаю мировой опыт обсудить чуть позже, а сначала поговорить о ситуации, которая складывается в России. Инна, расскажите, какие проблемы в рамках этого форума озвучивались от представителей регионов? Где ситуация хуже, где лучше?

И.Н.: Я могу рассказать о своем регионе. И еще уточню, что Анастасия делала обзор опыта России, у нее есть информация, как в разных регионах обстоят дела с этой проблемой. Что касается Пензы, то проблема существует. Приютов в городе нет, поэтому у нас она решается только силами общественных организаций. Существует пункт передержки животных, который находится на балансе МУПа по очистке города. Но он всего на 28 мест, поэтому считать его чем-то, хоть сколько-нибудь помогающим решать проблему, я считаю, неправильно. Решение проблемы дано на откуп общественникам.

В.И.: То есть, только его общественники предпримут инициативу, проблема будет решаться, правильно я понимаю?

И.Н.: Мы предпринимаем эту инициативу. Вопрос диалога с властью очень сложный. Как правило, власть не хочет или не может идти на контакт и не идет. Ресурсы мы ищем сами. Сами выбираем для себя какой-то опыт, который мы будем копировать или принимать во внимание.

В.И.: А в чем проявляется отказ властей идти на контакт? Чего вы у них просите?

И.Н.: Мы просили, как минимум, прийти, принять участие, побеседовать за круглым столом о проблеме. Этого, к сожалению, не произошло.

В.И.: Анастасия, можете дать какие-то данные по России в целом: в каком регионе лучше ситуация, в каком — хуже?

А.К.: В России ситуация довольно типичная. В тех регионах, где, поддавшись не вполне профессиональному подходу, зоозащитники, которые декларировали гуманное отношение с запретом полной эвтаназии, отловом собак, стерилизацией и возвратом обратно на улицы, либо на бумаге продолжают декларировать ОСВ, а по факту отстреливать собак, либо просто животных травят коммунальщики. Теневые отстрелы собак происходят, потому что бездомные собаки вызывают недовольство у людей, они собираются в стаи, они лают, оставляют фекалии, и это помимо того, что они кусают людей и рвут кошек. Поэтому на бумаге ОСВ гуманно, а по факту влечет за собой либо теневые отстрелы, либо, что еще хуже, оно приучает население справляться с проблемой бездомных животных своими способами: травлей или каким-то более жестокими путями. Поэтому, прежде, чем агитировать за нахождение собак на улицах, люди должны подумать о самих собаках.

В.И.: Как вы ранее говорили, зоозащитники и между собой не могут договориться. Есть радикальные зоозащитники, есть реалистичные зоозащитники.

А.К.: Да, я расскажу вкратце. Среди зоозащиты есть люди, которые выступают за отлов, стерилизацию и возвращение животных на улицы. А есть люди, которые понимают, что собаке на улице все-таки несладко, она и сама несет угрозу для людей и других животных, и может стать жертвой догхантеров и просто населения. Они выступают за отлов животных, стерилизацию и пожизненное размещение в приютах. К сожалению, ни водной стране мира нет приютов пожизненного содержания на государственных счет. Частные приюты есть. Третий вариант основан на европейском опыте, который доказал свою эффективность: животные отлавливаются, на протяжении определенного срока содержатся на пункте передержки, за это время находится либо прежний хозяин, либо новый, либо собака передается в частный приют. Если за этот срок собака не находит хозяина и частный приют ее не берет, она должна быть подвергнута гуманной эвтаназии. Это европейский подход, он показал свою эффективность. Даже в декларации благосостояния животных закреплено, что животное, которому не может быть обеспечено право пяти свобод и у которого отсутствует хозяин, подлежит гуманной эвтаназии. Пока люди не начнут стерилизовать своих домашних питомцев, это останется необходимой мерой.

В.И.: По поводу гуманной эвтаназии сейчас идет волна по стране, насколько я смогла понять, просто читая прессу из регионов. Например, в Хабаровском крае буквально на днях было опубликовано сообщение о том, что в проекте закона значится, что отловленных собак должны держать в приюте до 12 дней, кормить, подлечивать и выпускать на волю. Решением суда было отказано в гуманной эвтаназии, хотя хотели нечто подобное ввести.

А.К.: Там отказ в эвтаназии всех подряд животных, есть эвтаназия агрессивных, тяжелобольных и т. д. Суд исходит из буквального толкования статьи Гражданского кодекса, которая говорит о содержании животных. Никто не хочет вникать в тонкости, что есть собаки одичавшие, а есть собаки с признаками принадлежности владельцу. Администрация города предлагала классифицировать бродячих собак, отдельно полгода содержать собак с признаками принадлежности владельцу. Но суд оставил эвтаназию для случаев эпидемической опасности и т. д.

В.И.: Еще у нас на связи находится волонтер фонда «Большие сердца» Никита Данилов. Никита, вы как волонтер чем занимаетесь и с какими сложностями сталкиваетесь в рамках своей работы?

Никита Данилов: В своем городе Наро-Фоминске я два года подряд занимался стерилизацией домашних и некоторых бездомных животных. На своем опыте я убедился, насколько мощным источником пополнения популяции бездомных животных является стихийное размножение домашних собак и кошек, особенно в частном секторе, среди малоимущих слоев населения. Одна собака может за год родить до 20 щенков, а одна кошка — до 15 котят. Возникает ситуация перепроизводства домашних животных. Количество добрых рук значительно меньше количества рождающихся котят и щенков. Я провел приближенные математические оценки, и получилось, что величина этого перепроизводства животных по России в целом достигает порядка 40−50 миллионов бездомных котят и щенков в год. Значительная часть этого невостребованного потомства уничтожается самими хозяевами разными доступными методами. Другая часть подращивается до определенного возраста и выпускается на волю. Те, кто доживает до взрослого возраста, пополняют популяцию бездомных животных. Каждый из волонтеров почти ежедневно сталкивается с целыми коробками выброшенных котят и щенков. Кроме того, в крупных городах России широко распространено такое явление, как перекупка, когда мошенники обещают за деньги пристроить домашних котят и щенков, а сами выкидывают их на улицу. К большому сожалению, чисто технически предотвратить выбрасывание невостребованного потомства на улицу пока нереально, пока не примут федеральный закон, обязывающий к регистрации домашних животных. На примере развитых странах мы видим, что там широко распространена массовая стерилизация домашних собак и кошек, когда количество стерилизованных животных достигает 80% от всей популяции животных. В России же массовой стерилизации домашних животных мешает, в частности, отсутствие программ по льготной стерилизации животных для малоимущих слоев населения. Кроме того, широко распространены предрассудки о том, что кошки и собаки должны рожать для здоровья, а стерилизация якобы вредна. При этом совершенно не ведется какая-либо объяснительная работа со стороны властей и СМИ. По нашему мнению, необходимо сделать так, чтобы для самых малоимущих граждан, а именно для маргиналов и алкоголиков, стерилизация кошек и собак была бесплатной. Также необходима мощнейшая пропаганда стерилизации по всем доступным информационным каналами. Кроме того, проблема низкой доли стерилизованных животных, одна из причин этого избыточного размножения — самовыгул собак и кошек на улице. Необходимо развернуть активную борьбу с самовыгулом, это может ощутимо помочь снизить избыточное размножение.

В.И.: То есть, вы считаете, что в принципе собака или кошка без хозяина на улице не должна находиться? Если она попадает на улицу, и хозяина рядом нет, то в этом случае таких хозяев нужно наказывать, а животных отлавливать, правильно?

Н.Д.: Верно, но отлавливать не для уничтожения, а чтобы наказать владельца за это. В других странах, где нет такого избыточного размножения животных, очень строго привлекают к ответственности владельцев. Там введено чипирование, когда животному под кожу вводят микрочип, который сразу позволяет определить, кому животное принадлежит. На владельца же налагается штраф.

В.И.: Один из вопросов, который задают радиослушатели: в каком регионе хуже всего обстоит дело с бездомными животными в том плане, что местные жители страдают? Ведь не только животному тяжело жить на улице, но зачастую жертвами тех же собак становятся и дети, и пенсионеры. Периодически в сводках СМИ появляется информация, что стая собак кого-то загрызла насмерть. Буквально в апреле этого года в Алма-Ате трехлетнюю девочку собака загрызла. И много случаев, когда людей просто кусают, они потом долго лечатся или становятся инвалидами. Может, ведется какая-то статистика, где хуже всего ведется работа с бездомными животными, а население терпит наибольший дискомфорт и потери?

Н.Д.: Такая статистика на сегодняшний день не ведется. Однако можно сказать, что в одних регионах никакой работы даже попросту по коллективному отлову без дополнительных элементов не ведется по причине нехватки денег, а в других — по причине отсутствия контакте между властями и зоозащитниками.

В.Р.: У нас большая проблема даже в том, чтобы собрать объективную информацию. К сожалению, настолько мало внимания уделяется этой проблеме и на федеральном, и на региональном уровне, что мы до сих пор не имеем объективной и доступной картины ситуации в регионах и результативности тех мер, которые в этих регионах пытаются принять. Поэтому поступает информация о тяжелых последствиях нерешенности этой проблемы, когда она запущена донельзя. После каждой такой трагедии с людьми начинают страдать и животные, потому что местные власти начинают принимать спешные меры зачистки, не выбирая методов, животные уничтожаются, а потом об этом забывают до следующего случая. Этого хотелось бы избежать. Чаще всего страдают регионы и города, где на эту проблему не выделяются средства либо где не был вовремя решен вопрос, кто вообще должен заниматься этой проблематикой. Нерешенность организационная, финансовая очень способствует возникновению таких трагических случаев.

В.И.: У меня, например, есть информация по Приморью. Там планируют отловить меньше бездомных животных, чем планировалось ранее, и сократить сроки их содержания. Хотели на треть сократить число собак, подлежащих отлову. Как объяснили власти, за год планировалось отловить почти 6 тысяч животных, но эту цифру сократили до 3800 примерно, потому что цели оказались невыполнимыми на практике. Шла речь о том, что в 9 муниципальных образованиях из 34 закон, так или иначе, исполнялся, всего в 9. И вместо 3800 животных было отловлено всего 600. Т. е. организации совершенно не справляются с поставленными целями. При этом финансирование выделяется.

В.Р.: Видите ли, ряд регионов, тот же Приморский край, натыкаются на одну и ту же проблему, которая достаточно распространена по России. Они принимают закон, в котором предусматривается более гуманный подход, чем раньше, отлов и содержание вместо отстрела, но инфраструктура для содержания животных не создается. И организации, которые не имеют возможности их содержать, либо нарушают закон, продолжая отстрел, либо просто отказываются выполнять работу, пока у них не будет места, куда отвозить отловленных собак. Эта проблема должна решаться на уровне всей страны. Нужно понять, каким образом создавать подобную инфраструктуру, не пытаясь обойтись половинчатыми мерами, закон сам по себе не заработает. Надо организационно продумать, каким образом проблему решать. У нас в республике Карелия есть положительные примеры в двух небольших городках, где зоозащитники и власти сумели найти, хоть и не без проблем, определенные способы взаимодействия, создали приюты, которые и играют решающую роль в деле регулирования численности бездомных животных. В этих городах проблема решается успешно. Численность бездомных собак за последние два года снизилась в три раза.

В.И.: Вы говорите, что определенные конфликты с этим были связаны. Не все разделяли эту позицию, и некоторые высказывались против, правильно я понимаю? Я знаю, бывают ситуации: обычный населенный пункт, там появляется стая бродячих собак, люди начинают бояться. Население делится на два лагеря: кто-то хочет этих животных как-то устранить и изолировать или кто-то, уже пострадавший от них, настроен более агрессивно, согласны отстрелять или отравить. А второй лагерь этих собачек начинает холить и лелеять, подкармливать, прятать от служб по отлову животных и т. д.

В.Р.: Это базовый конфликт. Как его решить? Найти точки соприкосновения интересов всех групп. Людям, которые не хотят видеть бездомных собак у себя на улице, по большому счету должно быть все равно, что с этими собаками сделали. Если этих собак не отстреляют, а поместят в приют, то эти люди будут удовлетворены. С другой стороны, люди, которые жалеют этих животных, должны иметь возможность заниматься их судьбой, обеспечить поиск владельцев для них. В это русло нужно направлять активность таких людей. Можно найти пути, которые учтут интересы всех групп населения, — это приютская система и профилактика безнадзорности животных. Россия относится, как говорила Анастасия, к владельческому типу содержания животных. Большинство собак у нас — собаки хозяйские, на 10 хозяйских собак приходится 1 бездомная. Но именно размножение хозяйских собак является источником пополнения популяции бездомных. Никита рассказал, как эту проблему решать, — повышать культуру содержания животных, бороться с перепроизводством животных, регистрировать, чипировать, всячески предотвращать попадает хозяйских животных на улицу. Это первое направление, которому нужно следовать. Второе направление — создание приютской системы. Приюты должны быть всех форм: и муниципальные, и общественные, и частные. Они должны развиваться, должны иметь возможность использовать необходимые ресурсы и обеспечивать размещение отловленных животных и решение их дальнейшей судьбы. Особенно хорошо, если будут многофункциональные приюты, которые обеспечивали бы не только размещение, но и стерилизацию.

В.И.: Но к приютам тоже постоянно возникают вопросы. Вспомнить хотя бы недавний случай с приютом «ЭКО-Вешняки», в котором нашли более 40 убитых животных, изначально озвучивалась цифра с 300 убитых собак и кошек. Было несколько прецедентов, когда определенные структуры приезжали с проверкой на территорию приюта, и оказывалось, что там нет ни медкабинета, ни оборудования, а стоит две клетки и крематорий. Причем вопросы возникают даже к крупным и хорошо зарекомендовавшим себя приютам. То есть, доверие людей пропадает.

В.Р.: Да, мало построить приюты. Нужно наладить систему, которая включала бы в себя и контроль их деятельности, чего на уровне регионов опять же не хватает. Нет даже законодательства, регламента, как приюты должны работать. Если нет понимания, для чего приют создается, то такие ситуации будут повторяться. Когда в приют, где не предусмотрено усыпление, но и не налажен процесс поиска хозяев для животных, пытаются впихнуть как можно больше животных, приют переполняется, животные начинают страдать от ужасных условий, это кончается плохо. Это одна крайность. Вторая крайность — когда приют строят ради галочки, а продолжают по факту тот же самый отстрел, и большинство животных до приюта не довозится. С ними нужно бороться. Мы не должны отказываться от системы приютов. А мы должны найти способы эту систему контролировать. Возможно это будет только тогда, когда появится адекватное этой теме законодательство. Пока его нет. Разработке этого законодательства будут посвящены будущие конференции, надеюсь, с участием властей.

В.И.: Предлагают каждому из экспертов коротко рассказать, какое они видят решение проблемы. Начнет с Анастасии.

А.К.: В первую очередь, необходимо повышать ответственность владельцев за своих животных. При условии соблюдения безопасности людей, сами владельцы должны стерилизовать животных и нести ответственность за его действия. Люди должны понять, что бездомные животные не падают с неба. Это все розданные в «добрые руки» или выпущенные на волю или убежавшие животные. Возьмите на себя ответственность хотя бы за свое животное. От этого все идет. А дальше будут работать специалисты.

В.И.: А в законодательном плане что бы вы советовали изменить?

А.К.: Нужна политическая воля, потому что сейчас правовой вакуум в этом отношении. Законопроект об ответственном отношении к животным прошел только первое чтение, к нему очень долго собирались поправки ко всем министерствам, а воз и ныне там. Проект очень сырой и весьма слабый. Повторюсь, нужна политическая воля, все реально сделать при желании.

Н.Д.: Мы собираемся действовать в направлении обеспечения тех мер, о которых говорила Анастасия: повышение ответственности владельцев и льготная стерилизация. Несмотря на то, что совершенно неизвестно, когда в стране будет принят федеральный закон, можно заниматься реализацией каких-то программ хотя бы на уровне регионов, например, тот же проект льготной стерилизации.

В.Р.: Во-первых, скажу, что страна настолько устала от этой проблемы, что само общество пытается нащупать пути выхода. Общественные приюты создаются почти в каждом городе, работают волонтеры, пытаются пристраивать бездомных животных. Это направление нужно поддержать, упорядочить, ввести в полезное русло. Что касается вклада каждого, то нужно обратиться к владельцам животных: задумайтесь, не размножаете ли вы животных, не избавляетесь ли потом от надоевшего питомца. Больших сил не требуется. Просто нужно подумать о собственном животном: насколько ответственно ты к нему относишься.

В.И.: Вопрос к Инне: не зря ли было организовано ваше мероприятие? Вам удалось до чего-то договориться?

И.Н.: Мы планировали, что будут представители власти, и договариваться нужно будет с ними. То поскольку никто не пришел, этот момент остался неохваченным. Тем не менее, я считаю, мы расшевелили общество, начали внушать, что проблема безнадзорных животных с научной точки зрения решается, есть комплекс мер, который будет работать на то, чтобы проблему решить. Это вовсе не истерика и не вопрос жалости или жестокости.

В.И.: А вопрос времени каков? В какие сроки все может быть реализовано?

И.Н.: Мне очень сложно сказать. Я считаю, что должны пройти десятилетия, чтобы проблема бездомных животных была решена, потому что она, прежде всего, в головах.

В.И.: Спасибо большое, уважаемые эксперты!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Фудшеринг и фриганство

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments