Армия

Закон о «дальневосточном гектаре»: за и против


Тема эфира сегодня — закон о «дальневосточном гектаре», согласно которому на Дальнем Востоке любой житель России сможет получить участок земли в пользование. В общей сложности планируется выделить гигантские территории. По некоторым данным более 140 миллионов гектар.
Эксперты: Александр Редько — эксперт общественного движения «Дальневосточный Гектар» (КПРФ), Жанна Егорова — народный депутат республики Саха (Якутия) («Справедливая Россия»).

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Добрый день. Это программа «Угол зрения», на радио СОЛЬ. У микрофона Валентина Ивакина.

Тема эфира сегодня — закон о «дальневосточном гектаре», согласно которому на Дальнем Востоке любой житель России сможет получить участок земли в пользование. В общей сложности планируется выделить гигантские территории. По некоторым данным более 140 миллионов гектар.

Сегодня на прямой связи нашими экспертами будут, Александр Редько — эксперт общественного движения «Дальневосточный гектар», и Егорова Жанна Эдуардовна — народный депутат республики Саха Якутия от партии «Справедливая Россия».

Жанна Егорова: Добрый день.

В.И.: Александр, расскажите, почему ваша организация была создана? У вас в организации уже состоит более пяти тысяч человек, какую деятельность вы осуществляете, какие цели?

Александр Редько: Наша цель одна — мы считаем, что приватизация незаконна, потому что рано или поздно эту землю забирают олигархи или иностранцы. А этот закон, на самом деле, есть довольно здоровый компромисс между приватизацией и национализацией земли. Если бы мы сегодня не имели такой возможности, то у нас было бы категорическое требование запретить ту или иную приватизацию земли. Но в данной ситуации, если мы отдаем эту землю населению, если получить гектар может любой человек, соответственно, это в какой-то степени национализация земли. Поэтому наша задача, облегчить получение этой земли, особенно людям с ограниченными возможностями. Поэтому мы работаем с инвалидами, медиками, людьми, которые не могут выехать туда и заняться этой приватизацией. Мы им поможем, мы это дело организуем.

В.И.: Для радиослушателей поясню, что согласно закону гектар земли можно будет получить на территории девяти муниципальных образований: в Якутии, Камчатском, Приморском, Хабаровском краях, Амурской, Магаданской, Сахалинской областях, а также в Еврейской автономной области и Чукотском автономном округе.

Насколько я знаю, не везде к этому закону отнеслись хорошо. В частности, протестные настроения есть в Якутии. Жанна Эдуардовна, расскажите, что не нравится жителям Якутии? Почему они «против»? Почему они выходят с пикетами, с просьбой внести определенные поправки в закон или вообще его не принимать?

Ж.Е.: Этот закон жителей Республики очень волнует, потому что наша земля уникальная, наша территория полностью находится на вечной мерзлоте. По данному закону любой вид деятельности, не запрещенный законом, разрешен. 80% нашей земли относится к лесному фонду, если начнут рубить лес, то тогда может пойти, оттай-ка этой вечной мерзлоты. У нас все так сопоставлено, что вечная мерзлота находится под защитой этого лесного фонда. Якутия на 95% охвачена интернет связью, но качество интернета недостаточное, чтобы сидя дома, через интернет написать какую-то заявку, указать точку и получить эту землю. Поэтому наш народ требует, чтобы было цифровое равенство.

Вы все знаете, что в наших недрах находится большое количество полезных ископаемых. Мы говорим, что у нас находится вся таблица Менделеева. Но по источникам, по словам, то, что находится на этих территориях, которые будут раздаваться, нет конкретности, что там еще находится. Полностью не разведено. Поэтому в нашей Республике создана общественная группа «Сир». Они хотят привести референдум, спросить у жителей Республики, хотят ли они действия этого закона. Наши депутаты в государственной думе Российской Федерации, Федот Тумусов, Михаил Николаев, против этого закона. Михаил Емельянов, депутат от «Справедливой России», внес поправку об исключении Республики Саха Якутия из-под действия этого закона. За него проголосовала 124 депутата. Конечно, этого недостаточно.

В.И.: В законе прописано, что в выдаче гектара могут отказать, если земля указана в лицензии на пользование недрами.

А.Р.: Правильно. Это статья 7 пункт 15. Чтобы эти протестные настроения как-то смягчить, необходимо разъяснять. Законодатель должен разъяснять своему электорату, своим избирателям те аспекты, которые не должны вызывать раздражения и негатива. Потому что там 25 пунктов, кроме этого 15-го. 25 пунктов, которые исключают эту землю из распределения. Но есть земли, которые брошены. Наверное, вечную мерзлоту никто из Санкт-Петербурга или Москвы не поедет осваивать. И эта территория так и останется неосвоенной, потому что там нельзя сеять, нельзя использовать её, как охотничьи угодья или она попадает под пункты 7 статьи. 8 статься тоже исключает целый ряд позиций. Пожалуйста, Республика Саха должна использовать свою территорию так, как положено. Если земля брошена, если она никому не нужна, то почему она не должна работать.

В данной ситуации, мне кажется, что этот закон разумный компромисс между нашей позицией коммунистов — не приватизировать землю и позицией тех, кто хочет эту землю все-таки использовать. Нам печально, что наши Дальневосточные Республики каким-то волюнтаристским способом захватывают, особенно южные территории. Например, Амурскую область, Хабаровский край, Еврейскую автономную область, захватывают наши соседи, китайцы. Они постоянно этим занимаются, и мы не можем никак сопротивляться. Мы же не приедем туда, и не будем заниматься в Республике Саха своим хозяйством. Мы предоставим возможность жителям этих республик, краёв и областей работать на этой земле. Мы просто, таким образом, организуем эту землю. Мы ведем переговоры с казачеством Амурской области, например, которая уже имеет хозяйствующие субъекты на этой территории, мы предоставим им землю в пользование. Они будут, скажем, засевать сою, продавать её тем же самым китайцам, но это мы будем делать, чтобы наша страна богатела. Вот, в чем разница. Законодатель, в том числе от «Справедливой России», может вносить поправки, которые разумные, учитывающие уже существующие. Пусть будет 30,40 пунктов в 7-й статье, но в итоге мы сделаем этот закон таким, чтобы он устраивал население, а не олигархов. В данной ситуации, мы против олигархов и иностранцев.

В.И.: Жанна Эдуардовна, Александр Алексеевич четко обозначил свою позицию. Что вы можете сказать на этот счет?

Ж.Е.: По данному закону один гектар земли дается на 5 лет в аренду. Если в течение 5 лет человек будет обустраивать, то он берет пожизненное использование этой земли. Мы боимся того, что один человек возьмет один гектар, а там может еще оформится группа лиц. Они в течение 5 лет там что-нибудь развернут, а потом оформят на свое имя пожизненное использование земли с правом продажи любому гражданину и иностранцу.

А.Р.: Жанна Эдуардовна, мы с вами коллеги и схожи во всех отношениях. Тут надо внимательно посмотреть документы. Никаким иностранцам, никто ничего продать не сможет.

Ж.Е.: Через 5 лет можно.

А.Р.: Что, значит через 5 лет можно? Мы уже хозяйствуем на этой земле. Предположим, 5 лет наши казаки там работают, мы не поедем туда ничего продавать. Какой смысл продавать? Вопрос в том, что мы организовали там хозяйствующий субъект за 5 лет, и этот субъект будет продолжать работать на нашу страну. Зачем изобретать велосипед, если мне равномерно поступают какие-то деньги с моего участка. Тут заложен правильный механизм. Механизм не распродажи земли, а механизм хозяйствования на этой земле. Когда мы внимательно посмотрим эти 25 пунктов, то получается, что там остается не так много, чего можно использовать. Это именно брошенные земли, которые сегодня никем, никак не используются. Сегодня туда просто приходят охотники, рыбаки забирают рыбу, приезжают люди, которые сеют там самовольно свои культуры. В итоге страдает Россия. Это надо остановить. Это один из механизмов остановки. Задача нашего движения, остановить продажу земли за рубеж. Мы отыскали людей, патриотических настроенных. У нас люди, которые не хотят того же, чего не хотите вы. Поэтому тут мы с вами солидарны. Если мы сейчас «прощелкаем клювом», будем перетягивать канат, будем заниматься демагогией, то в итоге придут крепкие ребята олигархи, закупят эту землю и продадут её куда угодно. Вот этого мы не хотим. Мы не хотим владение этой землей передать капиталистам или иностранцам.

В.И.: Александр Алексеевич, у вас такая позиция, что пока дают, населению не надо мешкать и брать эту землю, пускать в оборот, правильно?

А.Р.: Конечно. Посмотрите, там 140 миллионов гектар. 140 миллионов человек. Давайте возьмем. Это будет наша земля, Российская земля. Мы не поедем туда, не будем насаждать свои настроения. Вы будите хозяйствовать на этой земле, но мы вам просто поможем. Мы поможем вам, чтобы эта земля работала на вас, на вашу территорию, создавала вам экономические плюсы.

Ж.Е.: Что вы предлагаете? Как мы будем противостоять тем же олигархам, иностранным покупателям?

А.Р.: Мы создали правильное движение. Мы в это движение не пускаем капиталистов. Мы в этом движении хотим сделать так, чтобы земля осталась народной. Если мы на каждый гектар посадим гражданина Российской Федерации, который будет оттуда получать копеечку, то мы ему помогли. Если внимательно почитать 7,8 статью, вы поймете, то, что там осталось нужно каким-то образом использовать. Я категорический противник 99% законов, которые издаются в нашей стране, потому что они все криминогенные. В данной ситуации они хотели, конечно же, захватить. Но давайте сопротивляться в рамках существующего законодательства. У нас есть такая возможность. Мы предлагаем повернуть эту ситуацию из минуса, в плюс. Это закон позволяет. Если мы будем активными, если мы используем ниши в этом законе, а они есть, но их надо использовать на благо народа и на благо жителей России.

В.И.: Александр Алексеевич, вы допускаете, что этот закон может как-то использоваться в нечестном русле? Вы говорите, что нам надо пользоваться этим законом, но также им могут воспользоваться люди, которые нечисты душой, хотят заработать, а в дальнейшем, возможно, продать кому-то. Это, то о чем говорила Жанна Эдуардовна.

А.Р.: Во всем так. Но отменить существующий закон… Я это прекрасно знаю, у меня законотворческой деятельности 15 лет жизни, поэтому я понимаю, что если мы сейчас начнем заниматься этой, извините за выражение, «бодягой», то в итоге сделаем только уже стране и поможем тем, кто подготавливал этот закон для себя. Объединиться могут люди с определенной энергетикой в голове, есть динамит в сердце, есть желание, есть возможность объединять. Мы же за несколько дней объединили пять тысяч человек и убеждены, что объединим пять миллионов нашего города.

Ж.Е.: Александр Алексеевич, мне очень импонирует, что вы тоже организовали свою организацию. Хотелось бы работать вместе в этих направлениях. Вы говорите, что иностранцы, олигархи не придут, а именно этого боятся жители Якутии. У нас кладовая мира, все элементы таблицы Менделеева находятся у нас в Республике, 80% это лесной массив, у нас есть пастбища, у нас есть места традиционного природопользования, поэтому мы защищаем эти земли. Почему вы говорите, что через 5 лет к нам никто не придет? К тому же, кадастровая карта не готова, и мы не можем сидя смотреть, где и какая земля будет раздаваться.

А.Р.: Во-первых, её надо готовить, но там не только кадастровая карта. Во-вторых, давайте, все-таки внимательно почитаем закон, потому что я уже в третий раз повторяю о том, что по 15 пункту все ваше золото и алмазы, о которых вы говорите, не подлежат этому закону, они исключены 15 пунктом 7 статьи.

В.И.: Александр Алексеевич, вы же допускаете, что есть какие-то нечестные люди, которые могут закрывать глаза на некоторые поправки?

А.Р.: Нет, я говорю, про брошенные земли, которые существуют сегодня…

Ж.Е.: Откуда вы знаете, что под этими брошенными землями нет полезных ископаемых?

В.И.: То есть Жанна Эдуардовна, вы говорите, что любой гектар земли может оказаться золотой жилой. Грубо говоря, человек возьмет неиспользуемое болото, на котором никто не проводил исследования…

Ж.Е.: Поэтому мы, группа депутатов, внесли проект закона в государственное собрание нашей Республики о введении моратория запрета на действие федерального закона на территории Республики Саха Якутия.

В.И.: Какие вы решения предлагаете? Может быть, сначала провести исследование всех территорий или как?

Ж.Е.: Должно быть цифровое равенство по всей Республике. Чтобы каждый человек, как и центральная Россия, через интернет мог бы написать заявку, смотреть кадастровую карту, где и какая земля свободная. У нас нет такого равенства.

А.Р.: Жанна Эдуардовна, сам закон предусматривает неравенство. В этом законе преимущество отдается объединениям, группам людей. Поэтому надо делать объединения и этими объединениями работать. Я убежден, что Питерцам земля Саха Якутия не понадобится, потому что мы думаем о тех землях, которые можно как-то использовать, использовать в хорошем смысле.

Ж.Е.: Мы, вроде бы, разговариваем на одну тему, волнуемся за одну тему, но где-то какое-то расхождение. Вы говорите, надо раздавать, к вам никто не приедет. Откуда вы знаете, что никто не приедет? Именно и приедут за нашими богатствами, за нашим лесом. Что будет с нашей природой?

А.Р.: Тогда надо еще почитать закон о природопользовании. Имеет ли право человек пользоваться недрами на своей территории. Имеет ли он право забираться дальше почвы. Не имеет. Существует федеральное законодательство, ограничивающие эти действия. Поэтому говорить и пугать народ тем, что кто-то приедет к вам на участок, купит его и начнет бурить там нефть или добывать алмазы, по меньшей мере, несерьезно. Если он это сделает, то станет уголовным преступником, потому что вступает в силу федеральное законодательство о недропользовании. Недра начитаются глубже, чем почва. Почву я имею право, а почвы у вас никакой. Поэтому, какой смысл, сегодня заниматься приватизацией этой земли. Охотничьи угодья можно делать, но и охота там не та, что сегодня привлекает, при наличии Дальневосточного края. Поэтому охотничьи угодья какие-то будут делать и посевные площади. Вот, о чем сегодня идет речь. О недропользовании в законе речи не идет.

В.И.: Александр Алексеевич, я полагаю, скорее всего, тут в законах все разбираются, просто разные взгляды. Хочу добавить по поводу леса. Многие эксперты высказывают опасения, что из-за того, что можно будет получить участок, на котором находится лесной массив, в дальнейшем эти деревья будут срублены, эти земли будут переведены в другой статус. Для таких земель введено ограничение до 15 лет, то есть только после 15 лет ухода за этими деревьями можно будет этот участок получить в собственность или аренду и уже распоряжаться им по своему усмотрению. Но, тем не менее, 15 лет это в аренде, а дальше, некоторые эксперты говорят, неизвестно, что будет с лесами. Поэтому высказывают опасения, а будет ли у нас лес на Дальнем Востоке? Некоторые эксперты заявляют, что нельзя надеется на честность и искренность всех людей, которые придут на эти территории и будут претендовать на заветный гектар.

А.Р.: Соглашусь с вами, но каждый закон требует развития и подзаконных актов. Местным законодательством тоже должны приниматься определенные продолжения этого закона, региональные. Поэтому расширение федерального закона на местной территории вполне может ограничивать ваши опасения, в том числе по лесу. Есть какая-то ценная территория, то её нужно включить в один из 25-ти пунктов и исключить из возможного использования. А 15 лет сделано для чего? Я взял участок, на нем посадил ёлочки, эти ёлочки вырастил за 15 лет и начал их продавать. Такая ситуация возможна. Но приехать и напилить этого леса уже сегодня, нельзя. Если есть какие-то ниши, а они есть, я уже говорил, то развивайте их местным законодательством. Собирайтесь с депутатами, пишите свое продолжение этого закона в регионе и вводите туда все ограничения. Мы проголосуем «за», потому что задачи захватить, сбежать и использовать для себя не оказав помощи России, лично у нас, такой задачи нет. Возможно, у кого-то есть, но давайте им бить по рукам совместно. Наша задача из минуса, который сейчас существует, сделать плюс. Плюс можно сделать совместно, но объединяясь с народом, а не с олигархатом или с непорядочными законодателями.

В.И.: Давайте вернемся к закону. Вы говорите, что есть определенные минусы, в этом законе могут быть недоработки. Говорите, что на уровне регионов можно будет вводить поправки, актуальные для конкретного региона. Какие бы вы предложения озвучили, чего не хватает этому закону, какие лазейки есть? Некоторые эксперты заявляют, что есть лазейки для коррупции. Жанна Эдуардовна, что вы думаете по этому поводу?

Ж.Е.: Обязательно нужны подзаконные акты и поправки. Наш депутат внес 51 поправок, из которых 16 было принято. Дальше мы готовы работать по поправкам. В одной из поправок было, дословно не процитирую, что раздавать землю только жителям региона, а потом поэтапно с какого-то года представителям других регионов. Такая поправка у нас была, которая была не принята.

Тем гражданам, которые переезжают к нам в регион, вот это было бы развитие. А то, они где-то сидя зарегистрируют себе эту землю, потом будут отчитываться в течение пяти лет и после пяти лет им пойдет на вечное пользование. Так тоже несправедливо.

В.И.: Другие поправки, которые, может быть, сегодня не звучали в эфире, какие лазейки есть у этого закона?

А.Р.: Мы, занимаясь законодательством длительное время, понимаем, что нельзя сегодня влёт обсуждать какие-то пункты, нюансы этого закона, можно наговорить в эфире что-нибудь не то и получить негативный результат, негативный отклик от электората. Поэтому поработаем над этим законом планомерно. То, что Жанна Эдуардовна предлагает, это нужно изучить, списаться. У нас есть телефоны, есть почта. Наши данные у вас тоже есть. У нас есть общий телефон 8−800−500−78−84. Мы можем по этому телефону поговорить с нашими юристами и начать работать. Несомненно, что закон будет введен и будет использоваться. Если мы не будем бороться и его улучшать, то все его негативы вылезут на поверхность и создадут то, чего мы боимся.

В.И.: Сейчас жители России, у которых появилось желание получить этот гектар, должны предпринимать какие-то меры? Что должен делать тот человек, который намерен получить землю на Дальнем Востоке?

А.Р.: Если говорить о нашем движении, то этому человеку проще связаться с нами, дальше мы предложим алгоритм. Электронная регистрация это пол дела. Зарегистрировался, и дальше что делать? Куда тебя припишут? Что ты будешь делать? Никакой конкретики. Мы же предлагаем конкретно закрепить определенную землю, у нас все это выверено, мы можем сказать, чем будет заниматься население на этой земле. Например, сейчас у нас Амурская область. Вы будите получать интерес в развитии этой территории на Дальнем Востоке и одновременно какие-то дивиденды для себя. Жанна Эдуардовна, требует, чтобы интернетом были все охвачены. У нас интернетом охвачены 15−20% населения, потому что все остальные имеют возможность, но не хотят, ленятся. В Санкт-Петербурге интернет пользователей не больше 25%, а все остальные сидят по углам. Мы должны им помочь, создать защиту их интересов. А также защиту земли от спекуляции и эксплуатации. У нас абсолютно прозрачные и понятные цели. Они, я считаю, довольно патриотичны, потому что народ мы собирали именно такой, не жуликов.

Ж.Е.: К 1 июля 2016 года определены пилотные районы. В Республике Саха Якутия определили тоже такой район. Его сейчас готовят для подачи заявок.

В.И.: Вы видели этот район, знаете какие там земли, что там находится?

Ж.Е.: Нет. Эта публичная карта, кадастровая, еще не готова.

В.И.: А доехать туда сложно, чтобы посмотреть?

Ж.Е.: Если эта карта будет готова, то её должны выложить в интернет, и я, сидя в любой точке республики, могу посмотреть, указать, заявку написать и получить эту землю. Потом, если я буду там развивать, то нужна инфраструктура, а чтобы развивать инфраструктуру, пока денег, финансов нет. Поэтому мы предлагаем пока остановить действие этого закона в нашей Республике. Я, так поняла, что Александр Алексеевич будет заниматься тем, что раздавать землю.

В.И.: Нет, Александр Алексеевич помогает людям эту землю получить, чтобы все прошло в законном русле.

Ж.Е.: Да, а я «против». Просто у нас разные позиции.

В.И.: У каждого должна быть своя позиция, это нормально.

Ж.Е.: Ну, конечно, там есть какие-то положительные стороны. Наверное, когда люди делали этот закон, хотели развивать Дальний Восток, но Якутия и Приморский край это совершенно разные регионы, климат другой, природа другая.

В.И.: Наверное, есть такой расчет, что человек может выбрать тот район, тот край, который больше ему нравится. Может, он хочет заниматься сельским хозяйством или выращивать деревья, заниматься охотой. Некоторые эксперты высказываются, что гектара земли мало, если заниматься этой землей.

А.Р.: Не объединяясь ни с кем. Если мы ни с кем не объединились, то этого мало. Если мы берем участок в 50 тысяч гектаров, то там уже есть хозяйствующий субъект, 70 человек, которые будут его обслуживать. В итоге понятна экономика и есть бизнес план, с помощью которого мы сможем получать доходы. На самом деле, эта позиция «Баба Яга, „против“», не совсем правильная. Я в своей жизни неоднократно проходил законы, например, «О вреде электромагнитных излучений». Я категорически «против», а закон не был сделан, и сегодня все ретрансляторы по нашему городу находятся на вредных для населения местах. Итак, ничего не произошло. Мы ничего не изменили по одной причине, что мы не пошли на активные действия, потому что мы были «против». Поэтому наша задача сегодня, если есть какой-то закон, то надо использовать его для населения, а не во вред населению. Надо придумать все те поправки, которые вам нужны. У нас нет кадастровой карты. А кто вам её сделает? Вы законодатели, у вас есть дума, вы помощник депутата, значит надо делать эту кадастровую карту. Спрашивать у тех, кто занимается исследованием недр, где у нас и что есть, где опасные зоны. Создавать эти вещи. Вот, в чем работа. Она оживет тогда, мы не будем спать на боку, а в итоге будем развивать территорию. Мне жалко смотреть на ту территорию, которая сегодня неухожена. Она золотая и заселяется не нашими людьми. Очень обидно. Очень плохо. Мы должны из этого закона взять перлы, отделить зерна, чтобы в итоге посадить их в землю и вырастить урожай.

В.И.: Я, вот у вас спрашиваю, что же является этими перлами, а вы мне не называете.

А.Р.: Еще раз объясню. Если мы сейчас начнем обсуждать детали, внедрятся в подпункты этого закона, то можем «накуролесить», наговорить неправильные вещи. Это планомерная, серьезная работа не в эфире, это работа с каждой буквой, с каждой запятой. Я проходил эти вещи неоднократно. Не потому что я боюсь, что-то ляпнуть и надо мной будут смеяться, а потому что я боюсь быть неправильно понятым той же самой Жанной Эдуардовной. Я сейчас скажу одно, и у нас возникнет конфликт. А на самом деле, мы должны сесть, и договорится по каждому пункту, договориться так, чтобы друг друга услышать и услышать те опасения, которые есть.

Что-то я из её слов сегодня услышал. Но больше я услышал то, что закон не дочитан, людьми, заинтересованными в этом, не учтены его особенности. Мы не хотим этого закона никак… Так он есть уже. Хотите вы, не хотите. Он принят. Он вступает в силу со дня пасхи. Дальше с ним надо работать. Работать надо на пользу, а не во вред. Поэтому все нюансы, которые сейчас существуют, надо обсуждать в режиме рабочей группы, в режиме телеконференций. В нашем распоряжении экспертный совет, который я возглавляю. Мы через этот экспертный совет можем вводить инновации, которые нам нужны. Тут нужно объединяться. Потому что оппозиция у нас разбита по кускам, в частности, с помощью «Справедливой России», которая все время ругает коммунистов. А, нам нужно объединяться вокруг этих жизненно важных проблем. Объединять все оппозиционные силы и выступать единым фронтом.

Ж.Е.: Что конкретно вы предлагаете, чтобы предотвратить приход олигархов? У вас ничего конкретного нет, ни законодательно, ни в виде предложений.

В.И.: Да, как вы будите контролировать, чтобы земля не досталась олигархам? Я в какой-то степени поддерживаю с Жанну Эдуардовну. Может быть, у вас есть какое-то решение?

А.Р.: Три раза сказал и ничего конкретного не сказал. Я, как раз говорю об абсолютной конкретики. Природа не любит пустых мест. Если вас не будет на этой территории с вашим населением, то на нее придут жулики, олигархи, придут люди, которые эту территорию украдут. Моя конкретика, выражается в том, что мы создали движение, конкретное движение, мы живем не на Дальнем Востоке и не Дальневосточные создали это движение, а мы. Мы, конкретно предлагаем использовать эту землю для населения, для того, чтобы развивать вашу территорию, вашу землю. Это абсолютно конкретные действия.

В.И.: У меня вопрос, как у обывателя. Я живу в центральной полосе России, и вдруг случилось такое, что я хочу получать этот гектар и уехать на Дальний Восток. Сами говорите, что для одного человека гектара мало. То есть закон изначально рассчитан на то, что человек не будет приезжать один или семьей? То есть, рассчитан на какие-то большие группы людей.

А.Р.: Повторяю, мы не собираемся ехать на Дальний Восток.

В.И.: Я в целом.

А.Р.: И в целом это никому не надо.

Ж.Е.: Закон сделан для того, чтобы заселить Дальний Восток. Закон так и говорит, что он создан для этого.

В.И.: Да, изначально.

А.Р.: Я уже говорил, то, что написано в законе не надо читать буква к букве, а надо читать между ними. Закон делает заявку на переселение людей из Санкт-Петербурга в Саха Якутия, но поверьте мне, если кто-то и переедет, я смогу пересчитать этих людей на пальцах правой руки.

Ж.Е.: Они не переедут сюда, они будут сидеть дома, группа людей и оформят на себя землю.

А.Р.: Именно так, а работать будите вы.

В.И.: То есть высказываете опасения, что некоторые люди купят участок земли, даже не посмотрев на него, наберут себе наемных рабочих, которые будут этот участок осваивать, тем самым человек, сидя в Москве или еще где-то, будет зарабатывать деньги на этих бесплатно доставшихся ему участках.

Ж.Е.: А потом продаст.

А.Р.: Кому? Если этот участок приносит ему пользу, зачем его продавать?

Ж.Е.: Мы против этого закона.

В.И.: В Сахалинской области многие «против» выступают. Протестные настроения есть, если посмотреть по регионам, то многие выступают.

А.Р.: Несомненно. Но подогреваются эти протестные настроения людьми, которые не дочитывают законы, не изучают нюансов и не разрабатывают механизмов противодействия негативным сторонам этого закона. Негативных сторон в каждом законе очень много. Противодействовать им надо в законодательном поле.

В.И.: У нас две совершенно разные позиции. Одни «против», другие «за». Это нормально. Вы по-разному их воспринимаете. Вы, Александр Алексеевич, с точки зрения человека, который хочет приехать и развивать территорию. А Жанна Эдуардовна, с позиции человека, который наоборот, вас, возможно, она допустила к себе на территорию, но после проведения определенных работ в Якутии. То есть я правильно понимаю, что нужно исследовать территорию, чтобы выделить эти участки, которые местные жители будут готовы кому-либо отдать и разработать схему, как и кому эта земля будет предоставляться. Если такие недопонимания возникают даже межу людьми, которые занимаются законами, то можно представить какой бардак творить в головах обычных людей. Каждый может придумать себе все, что пожелает. Исходя из того, как я это вижу, когда я слышу разговоры об этом законе, я думаю, что я могу получить гектар земли. Большинство людей даже не подумают, что это накладывает на них определенные обязательства. То, что они будут в течение пяти лет трудиться, работать, поедут на эту территорию.

А.Р.: Знаете, я противник демократического устройства общества. Я считаю, если мы начинаем говорить о демократии, если мы начинаем говорить о голосовании, одним голосованием никогда ничего не решалось. Поэтому сегодня те или иные движения в обществе нужно возглавить и направить туда, куда нужно. Если мы считаем, что занимаемся созиданием, улучшением, подниманием настроений и страны в целом, то мы берем на себя ответственность и право этим заниматься. Если мы хотим себе что-то урвать и убежать, это, как раз, то, что нас возмущает. Возмущает в деятельности законодательной власти и исполнительной, в частности. Поэтому наша задача, сегодня использовать существующее законодательство на пользу России. Мы думаем, что чем больше мы передадим участков простым людям, чем больше они будут возделываться и приносить экономическое процветание этой территории, тем лучше мы сделаем для страны в целом. Если мы будем от всего отказываться, завтра придут, сядут на голову и будут использовать вашу территорию.

В.И.: Жанна Эдуардовна, от вас краткий вывод.

Ж.Е.: Цель этого закона закрепление и привлечение кадров на Дальнем Востоке. А в законе написано, что 1 декабря 2016 года, человек может заполучить этот участок в электронном виде. Загорится на экране кадастровая карта муниципального образования и выбирай себе участок, не выходя из зала. Получается, привлечет ли этот закон кадры в Дальний Восток?

В.И.: Спасибо большое нашим экспертам. К сожалению, эфирное время подошло к концу. Сегодня мы беседовали с Александром Редько, экспертом общественного движения «Дальневосточный гектар», и с Егоровой Жанной, народным депутатом Республики Саха Якутия. Повтор эфира вы можете послушать на нашем сайте salt.zone.


Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Фудшеринг и фриганство

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments