Армия

«Дальневосточый гектар»: реализация второго этапа программы началась со скандала


1 октября 2016 года стартовал второй этап Федерального Закона РФ, закона о «Дальневосточном гектаре», который регулирует земельные, лесные и иные отношения, связанные с предоставлением гражданам РФ земельных участков, расположенных на территории ДФО.
Эксперт: Мария Соловьенко — главный редактор и учредитель газеты «Народное вече» (г. Владивосток)

*Техническая расшифровка эфира

Александра Хворостова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели! Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ. У микрофона Александра Хворостова.

Тема сегодняшней передачи звучит так – «Дальневосточный гектар»: реализация второго этапа программы началась со скандала. Надо сказать о том, что 1 октября 2016 года, в минувшую субботу, стартовал второй этап Федерального Закона Российской Федерации, закона о «Дальневосточном гектаре», который регулирует земельные, лесные и иные отношения, связанные с предоставлением гражданам Российской Федерации земельных участков, расположенных на территории Дальневосточного федерального округа. По этой программе, после уплаты небольших взносов, обратившийся получает в пользование участок, а через 5 лет этот участок он может приобрести в собственность. Программа рассчитана на несколько этапов. Первого июня стартовала эта программа. В нескольких пилотных районах в минувшую субботу, 1 октября, стартовал второй этап программы, когда у любого гражданина Приморья появилась такая возможность - получить свой гектар земли. Третий этап реализации закона начнется 1 февраля 2017 года. С этого момента участки на Дальнем Востоке смогут получить все россияне.

Так вот, как СМИ освящают начало реализации второго этапа программы. Как сообщает РИА «Новости» по сведениям министерства Российской Федерации по развитию Дальнего Востока, 1 октября в целом по Дальневосточному федеральному округу получено 189 заявок на выделение земельных участков. 80 из них – от жителей Сахалинской области, – говорится в сообщении.

Общая площадь земельного фонда Сахалинской области — 8400 гектаров. Только за один день на островах заключили 20 договоров, жителям области предоставлено 12,3 гектара.

По сообщениям ТАСС почти 30 договоров на получение «дальневосточного гектара» заключили на Сахалине и Курилах с 1 октября.

По сообщениям региональной местно-политической газеты «Амурская правда», 1 октября по всей области было принято 42 заявления.

В газете также сообщили, что ранее возникшая задержка в работе Федеральной информационной системы была устранена вечером 1 октября. В настоящее время без технических сложностей продолжается прием заявок на предоставление земельных участков.

Газета «Русское вече» сообщает, что, оказывается, не все «так гладко» идет в реализации второго этапа программы «Дальневосточный гектар». 2 октября на сайте газеты «Русское вече» была опубликована статья с названием - «Раздача дальневосточного гектара в Приморье началась с криминала».

Об этом проекте - «Дальневосточный гектар» и его реальном воплощении мы поговорим сегодня с Марией Дмитриевной Соловьенко — главным редактором и учредителем газеты «Народное вече» (г. Владивосток). Мария Дмитриевна, здравствуйте!

Мария Соловьенко: Добрый вечер!

А.Х.: У вас - вечер, у нас – день. Мария Дмитриевна, скажите пожалуйста, что же произошло 1 октября, в день начала второго этапа программы «Дальневосточный гектар»?

М.С.: Что произошло? Для простых граждан – ничего не произошло. Через портал информационный те, кто пытались зайти и подать заявки, сделать этого не смог. Вот то, что и произошло. Три дня – и по-прежнему все в таком же духе.

А.Х.: И что же по этому поводу говорят вышестоящие руководители?

М.С.: Представьте себе, уважаемые москвичи, ничего не говорят.

А.Х.: Вообще ничего?

М.С.: Вот три дня как воды набрали. Моя единственная газета, моя статья. Информагентство «Дельта», известное у нас, распространило мою статью о том, что происходит. Поэтапно я просто описала. В этот день я вела расследование, что три дня люди не могут подать заявки через портал госуслуги. Поразительно, кроме моей газеты, «Дельты» ни одна местная газета, ни одно местное информагентство никакой информации не дают – ни положительной, ни отрицательной. Я сегодня была в администрации. Губернатор только прилетел из Москвы с совещания. Пыталась встретиться с вице-губернатором, который за это отвечает, но, к сожалению, он был на совещании. Я отправила запрос первого числа на портал Трутневу - в call-центр, который принимает все эти заявки, Галушке, наш министр дальневосточный, о том, что сбой программы, люди не могут подать заявки. Мне там девушка, которая приняла заявку, сказала, что в течение двух дней мне дадут ответ. Люди, которые ко мне обращались, 10 человек, может быть, только благодаря моей известности, ресурсу, мне сказали: «Пусть приезжают в департамент. Мы примем в бумажном варианте эти заявления». Хотя там не рассчитывали на это. Они даже долго-долго искали образец заявки. В открытом доступе нет этого образца. Вот такая история. Вы знаете, я думаю, я сейчас подсоберу информацию, и нужно поднимать вопросы. Вы помогите, чтобы все-таки проверили, с какого адреса заявки некоторые пошли. Вот не идут, а в лучших местах уже стоят эти синие квадратики. У нас вот побережье Славянка…. Также у нас первый этап был Ханкайский район. Люди не могут - и вдруг потом появляются в лучших местах эти квадратики.

А.Х.: Квадратики занятых земель?

М.С.: Да. Когда уже эти квадратики поставили, и вдруг через какое-то время портал работает. И пожалуйста – заявляйтесь. А заявляться то уже некуда. Леса где-то, дорог там нет, а все, что более-менее приличное, подобрано. И здесь также. Я общалась с грамотными специалистами по земле. Просто люди. Они подготовились, у них мощные компьютеры, они в 00:00 хотели сразу отправлять. Я контролирую, спрашиваю эти 3 дня. Они говорят: «По-прежнему, то же самое». Но они видят эту карту, то, что синие квадратики появились в лучших местах. Я думаю, что здесь на местном уровне даже - эти модераторы. Есть такой от департамента, возможно, специалист грамотный, который сидит на этом ресурсе, может заходить в него и смотрит – кого-то пропускает, а кого-то нет. Может быть, заранее подготовлено было кого пропустить. Вот так вот. Вот так нам дарят этот гектар. Понимаете? Приморцам.

А.Х.: Правильно ли я Вас понимаю, не только 1 октября, но и сегодня у вас, получается уже 3 октября, конец вечера, да?...

М.С.: И 2-го, и 3-го… Да-да. Та же история. Утром сегодня в районе 10 часов чуть-чуть включили, но там практически люди не успели простые. И все. Опять сейчас завалилась система. Тогда можно было дойти до того, когда ты участок этот нажимаешь - и его должны проверить. Все крутится-крутится, и все - не идет… А сейчас, в данный момент, я специально позвонила, зная, что Вы будете звонить. Мне специалист говорит: «Вообще нельзя уже зайти. Вообще невозможно. Система не работает».

А.Х.: Я лично пыталась на сайт зайти, и у меня ничего не получилось.

М.С.: Вы тоже пытались? Спасибо Вам. Мы все пытаемся, но самое поразительное, что 3 дня прошло, этот полпред наш Трутнев так громко, красиво говорил: «Программа Президента». Стращал: «Не дай Бог чиновники ее сорвут, я, - чуть ли, - не «головы оторву»… И полпред наш притих, и губернатор притих, и президент притих, и три дня все притихли. И здания, которые, заметьте, частные, на дотации у нас сидят от администрации края, получают деньги, а надо молчать наверное. Ни плохо, ни хорошо. Я не думаю, что много заявок люди подали, потому что хорошие места заняты. Я завтра постараюсь узнать, какое количество. Будет возможность – в департамент опять съезжу. Вот такая история. Это называется - «махровая коррупция». Вот и все. А что с ней делать – я уже не знаю… Такое разочарование, такая обида у людей.

А.Х.: Скажите, Мария Дмитриевна, откуда тогда такие данные у других информационных агентств, потому как все пишут, что все замечательно идет?..

М.С.: Кто пишет?

А.Х.: Например, «Амурская правда» пишет о том, что по всей области было принято 42 заявления…

М.С.: А это разве много?

А.Х.: … И вечером 1 октября была устранена возникшая задержка в работе Федеральной информационной системы?

М.С.: Это Амурская область. Может быть, в Амурской области все-таки побоялись так сделать и устранили. Это Амурская область. А Приморье – это Приморье. Тем более, в Приморье покруче и места получше. Все сюда едут. Амурская область – это маленькая провинция совсем. Там, может быть, побоялись чиновники так сделать и устранили.

А.Х.: Получается, в самом большом регионе, в Приморском крае, такая вот неблагоприятная ситуация?

М.С.: Да. И вы знаете, я думаю, что я на верном пути. Раз Вы сказали про Амурскую область, там нормально все, значит, все-таки на местном уровне есть возможность регулировать этот ресурс. Понимаете? Вот так.

А.Х.: Вы еще в Вашей статье упоминаете статью господина Навального…

М.С.: Да. Хотя я не поклонница его таланта, но тут он прав.

А.Х.: Да. 2 июня он опубликовал статью «Ваш гектар земли на Дальнем Востоке». Вкратце, с чем вы согласны, а с чем нет в этой статье?

М.С.: Хорошо. Это был первый этап. У нас был один пилотный район в Ханкайске – это озеро Ханка. Огромнейшее, удивительное озеро. Там и рыбы, и Китай близко, и прибрежная полоса отчасти разработана – базы отдыха и прочее. Земля у многих там не в собственности. Даже не в аренде. Предложили эти земли. И то же самое. Я готовилась и нашла по теме материал Навального. Я один в один повторяю эту ситуацию. Хотя я сама вела расследование, а потом нашла этот материал. То же самое было, такая же история. 2-3 дня люди не могли попасть, а когда они открыли этот портал – все побережье занято в синеньких кубиках. Там - зеленые. Я думаю, это та же самая история. Здесь сидят и педали нажимают. Нужно выяснять, кто подал. Это не секретно. Мы все открыты, прозрачные. Я не исключу, что там будут лица, которые близки к влиятельным персонам нашим, или сами эти персоны на этих участках. Вот и все.

А.Х.: Скажите, а приоритет был какой-то при запуске этой программы у граждан, которые могли себе взять этот гектар земли?

М.С.: Нет. Есть программа для многодетных «Земля». Это отдельно. Им даются льготы и прочее. Здесь все мы равны. Хоть генерал, хоть рядовой, хоть женщина, хоть ребенок. Даже маленький ребеночек по своим документам, если все сделать, тоже можно и на ребенка оформлять. Тут все мы равны. Мы все живем в одном климате, в одной отдаленности. Нам решили сделать этот гектар. Закон трактует, что, пожалуйста – все берите, 5 лет пытайтесь там что-то сделать, и, если хоть что-то вы там сделаете, посадите, вырастите кого-то…Пожалуйста, бесплатно – это ваша собственность.

А.Х.: Мария Дмитриевна, а вот в связи с началом второго этапа как можно спрогнозировать начало третьего этапа, который ожидается уже 1 февраля, где каждый, в принципе, житель России сможет получить? Как вы думаете, что будет там?

М.С.: А вы знаете, ничего не будет, потому что ничего уже нормального нет. Может быть, очень богатые люди смогут где-то в тайге взять, где-то в сопках взять. Но туда ни дорог, ни света нет. Это немыслимо трудно. И есть ли смысл? Для чего? Я думаю, что просто уже не будет той земли. И так они подчистили до гектара, вот эти все «блатные». Вы даже себе не представляете, здесь есть люди, которые аффилированы близким, сколько на них гектаров. Они как-то немыслимо быстро их получают. Просто клочок-то 15 соток здесь не получишь – начинаются аукционы, специально теряют документы. Я не раз последнее время писала про наш департамент, там ужас, что творится.

А.Х.: То есть конкретные примеры есть, да?

М.С.: У нас прокурор уже неоднократно и по моим публикациям по этому департаменту земельному конкретные принимал решения, предписания. Но, к сожалению, губернатор не реагирует, что там чистой воды коррупция в этом департаменте. Не реагирует. Потому сам губернатор у нас здесь с 2011 года, но у него 4,5 гектара уже. Он шел сейчас на выборы и задекларировал. Паровозом в «Единую Россию» ушел за депутата. Понятно, остался губернатором. С женой вдвоем 4,5 гектара. Как-то уже сумел он оформить? А попробуй ты, оформи. Даже вот по этой программе-то не оформишь этот гектар. Это к тому, что все мы равны, у всех равные возможности. Потом я не исключаю, что вся эта администрация прочих ресурсов, они себе эти квадратики нарисовали. Что, лишнее будет? Там хорошие у нас пляжи, морепродукты, гребешки, вот это все – пожалуйста. Конечно, море нельзя приватизировать. Но ты кусок рядом приватизировал и все, и живи прекрасно.

А.Х.: Ну, да. Поставил забор, как у нас делают все. Скажите, а вообще вот эта программа пользуется популярностью у жителей?

М.С.: К сожалению, нет. Вы знаете, почему? Во-первых, люди не верят, что можно что-то сделать, что государство поможет им здесь закрепиться. Не верят, что они способны это сделать. Небогатый народ. Больше всего не верят, что действительно ты получишь это все. И они правы. Кто пытался даже, они теперь разочарованы страшно. И у них есть дети, я там в пример мальчика этого привожу, это реальный мальчик. Он в Америку в 14 лет собрался, жить, навсегда.

А.Х.: А расскажите пример, что там за мальчик?

М.С.: Мальчику 14 лет. Живет он в Надежинском районе, это прямо рядом с Владивостоком. Этот район тоже можно брать, если там найдешь. У них пятеро детей. Папа, такой молодец, всех от разных жен, он их выучил, содержит, маленький у него, 2 годика. Трудится день и ночь. Мальчик соображает хорошо в компьютере, учится неплохо, очень такой политически подкованный сам. Родители там не пуритизированные. И он ему говорит: «Папа, я уеду жить в Америку». Этот человек расстроился, говорит: «Сынок, да ты что, здесь же родина твоя. Сейчас мы эти гектары получим и так заживем!». Но у него не получилось даже заявку подать. А мальчик говорит: «Папа, ты такой большой и не понимаешь. Здесь ты ничего не получишь». Это ребенок говорит, еще раз он убедился в этом. Вот до слез это горько. И он так не хочет, чтоб сын уезжал. Уговаривал его, уговаривал. Говорит: «Все, я не знаю, что мне теперь делать. Я пасую перед ребенком ведь».

А.Х.: Какой процент соотношения, так скажем, пригодных для возделывания земель по этой программе и совершенно диких земель, которых никак ничем не поднимаешь?

М.С.: Вы знаете, у нас в основном на Приморье здесь, на юге, где Владивосток, районы. Туда, к морю, на побережье, тоже это юг. А севера – кому они там нужны? Там холодно, электричества нет, добираться туда тяжело. Там, конечно, лес этот дремучий, сибирский, да. Если ты богатый, на вертолете прилететь, поохотиться, это красиво. Но там ни дорог, ничего. Вот сейчас наводнение случилось, все же смыло, смело, электропередач нет линий. Кому это нужно, вот эта территория? Да никому. Она пустует и будет пустовать. Еще такое хамское отношение к людям. Вот эта обида, несправедливость, они больше угнетает даже человека, чем какие-то лишения здесь, на Дальнем Востоке. У меня предки бабушку маленькую привезли еще в позатом веке, они три года на волах сюда шли. Я по рассказам еще помню, тогда царь давал такие деньги, что мои предки, они простые были, они сумели, пашни давали бесплатно прямо, чтобы они все это возделывали. У них табун лошадей был. У них большая семья была, все они работали, батраков у них не было. Но они очень хорошо жили, потому что помогал царь. Только заселяйте этот Дальний Восток! Вот вам земля, вот вам деньги. Они и коров купили, и дома построили, вы понимаете? Они здесь остались, и вот меня угораздило здесь родиться и жить.

А.Х.: Вот вы говорите по вашему краю, по Дальнему Востоку. А вот сведений о Чукотке, о Магаданской области, о Камчатке нет у вас? Как там проходит начало второго этапа?

М.С.: Вот только Амурская область, вы сказали, там немножко идет. На Камчатке что-то есть, чуть-чуть на Сахалине. Но там, я знаю, Кожемяко губернатор, он хороший губернатор. Он недавно пришел – дороги построил, у них богатый бюджет, газ там. Там, на Сахалине тоже немножко взяли. Но немножко. А что там брать? Не тот это проект, чтобы вот так зацепить людей. Если бы они кинули технику, сделали дороги, свет поставили, да и на северах бы люди взяли. Но откуда это все? Это 70 лет делали эти дороги и этот свет, вы понимаете, государство делало.

А.Х.: А сейчас предлагают каждому товарищу самому на своем гектаре сделать все коммуникации?

М.С.: Мы сами, конечно. Это какой-то показушный проект, чтобы как-то заткнуть этих людей, как-то что-то пообещать. Раньше надо было думать об этом. Сейчас вон тоже Медведев придумал, вообще не понять, что. Типа вот давать землю под строительство жилья. Это что такое? Вот так дать – и что дальше? Во-первых, уже нет земли в нормальных местах. И где ты там, на Луне будешь строить? Ни света, ничего. Опять вот этот, извините, бред. Популистский бред. Заводы надо строить, а вокруг заводов, как раньше, вот эти дома и прочее. Но это же не делается. У нас сейчас, понятно, туристы, китайцы, они приносят деньги. Но это же надстройка. Базиса-то у нас нет совершенно. Фестивали всякие, гулянки. А рабочих нет людей. А предприятий нет. Продавать-то нечего. Ну, рыба эта. А кроме рыбы? Сырье? Вот и все.

А.Х.: То есть, по-вашему, реальной программой было бы развитие именно экономики, открытие заводов?

М.С.: Конечно. У нас такие заводы были, полезные ископаемые, целые геолого-разведочные экспедиции работали в Дальнегорске, государственного уровня. Все это исчезло. Там разведанные запасы. Но все это порушилось. Частично приватизировали, частично эти полезные ископаемые за границу отправляют. Конечно, были заводы, такие уникальные, огромнейший завод, ему сто лет, где ремонтировали суда, строили небольшие суда. Сейчас растащили по частям, склады эти поставили, конторы эти сдают эти цеха. Вот и вся экономика у нас здесь в Приморье. Я не помню, чтобы за последнее время какой-то заводик хотя бы создали. Мелкий бизнес задыхается тут, купи-продай. Из Китая таскают что-то. И все. Один вон даже придумал – лягушек выращивает и в Китай их экспортирует. Бизнес у него хороший, там все поедают они. Спасибо китайцам, хоть тут они рядом. Они такие богатые стали. Раньше наши туда ездили, они были побогаче. А сейчас они целыми днями приезжают, с детьми, разряженные, с фотоаппаратами дорогими, все у нас скупают, шоколад. У нас дешевле же получается.

А.Х.: Так, может, тогда давать в аренду китайцам землю на Дальнем Востоке? Может, они, такие молодцы, разовьют?

М.С.: Если в аренду, то, может быть, и можно. Но за ними надо следить. Это ж чужая земля. Они все засыплют этими удобрениями. Как у них там есть, земля мертвая просто. И сделают мертвой эту нашу землю. С одной стороны да, они работящие, они все это сделают. Но у нас, слава богу, сейчас вот своя продукция на базарах, помидоры, огурцы. Они, может, и корявые, но вкусные последнее время. Как-то китайцев мы вот стесняемся с этими блокированными продуктами. Они все засыпают этим. Где-то как-то, конечно, надо с ними сотрудничать. Не надо их совсем отторгать. Они, кстати, не опасные, не агрессивные. Тут другие у нас народы агрессивные. Узбеки нас очень тревожат.

А.Х.: Это немножечко другая тема. Давайте сделаем некий итог: на 3 октября, у вас сейчас вечер, какие итоги начала второго этапа программы «Дальневосточный гектар»?

М.С.: Я еще не считала, сколько этих синих квадратиков, завтра будем считать. Но этот молодой человек сказал, что немного, но есть, в хороших местах все занято уже. Сейчас, перед тем, как вы звонили, я ему позвонила, и он сказал – вообще не работает система, мы весь день следим. Хотел там закинуть, парочку нашел себе. Не получилось. Вот итог.

А.Х.: А эти данные и молодой человек кто?

М.С.: Фирма есть «Своя земля», они занимаются оформлением земли людям, специалисты грамотные. Частная фирма просто. Никакие не коррупционеры. Им трудно оформлять, потому что они все по закону делают. И он молодой, лет 30 ему, парень, Сережа его зовут. И он мониторил все три дня. Итог вот такой. Я не знаю, если считать, что это программа стартовала, тогда я, наверное, Владимир Владимирович Путин.

А.Х.: Поняла. Огромное спасибо, что вам удалось пообщаться с нами в прямом эфире.

М.С.: Спасибо. Я посмотрела ваше радио, мне сбросили на Facebook тексты. Где-то я, может, и не согласна идеологически с вами. Но вы культурные, глубокие, и спасибо вам.

А.Х.: Спасибо! Всего доброго, надеемся на положительный исход.

О том, как начался второй этап программы «Дальневосточный гектар», мы общались с Марией Дмитриевной Соловьенко, главным редактором и учредителем газеты «Народное вече» (г. Владивосток). Это была программа «Zoom», у микрофона Александра Хворостова. До свидания!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Фудшеринг и фриганство

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments