Политический полдень: репортаж с открытия штаба Навального во Владимире

21 апреля во Владимире Алексей Навальный открыл свой очередной, 20-й по счету, предвыборный штаб. Как это было, и что говорил политик на открытии? Репортаж почти с места событий.
Эксперт: Кирилл Васильев — обозреватель информационного агентства «ПроВладимир».

*Техническая расшифровка эфира

Сергей Егоров: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофона Сергей Егоров. Вместе со мной в студии Кирилл Васильев, обозреватель информационного агентства «ПроВладимир».

Кирилл Васильев: Добрый день.

С.Е.: Сегодня «Угол зрения» выходит не в привычное время, с часовой задержкой. Все потому, что сегодня во Владимире, буквально в нескольких сотнях метров от нашей редакции открывался предвыборный штаб Алексея Навального. Естественно, мы и наши коллеги из «ПроВладимир» сегодня там побывали и готовы рассказать о том, как все это происходило.

Штаб открывался сегодня в 11 часов по мск. Но этому предшествовало несколько событий. Мы уже делали эфир о лекции в стенах ВлГУ, которую проводили местные юристы с подачи администрации вуза. Студентам демонстрировался ролик, в котором Навального сравнивали с Гитлером. Как выяснил сегодня портал «ПроВладимир», за неделю до этого в стенах ВлГУ была еще одна подобная встреча. Вообще-то тема была заявлена как «Порядок поведения молодежи в случае теракта». Но в итоге монолог свелся к разъяснению, чем плох провокатор Алексей Навальный.

Кирилл, коротко опиши, что там было? Я так понимаю, что там было ничуть не лучше, чем на встрече по поводу просмотра этого ролика.

К.В.: Обе встречи были практически на одну и ту же тему. Хотя первая формально носила название правовой беседы, правового просвещения. В итоге говорили о Навальном. Это самая главная и антитеррористическая, и правовая фигура, видимо, сегодняшняя. Во-первых, на одной из встреч Навального сравнивали с Гитлером.

С.Е.: А по поводу истории с подполковником городской полиции? Я просто отдельные фразы прочитаю из его монологов: «Нет тебя по телевизору – ты никому неинтересен», «Вот для этого его [Навального] туда и засунули [в спецприемник на 15 суток], чтобы он больше не снимал такие фильмы», речь шла о фильме «Он вам не Димон». Кто-то из студентов возмутился, видимо, на что Дмитрий Фомин сказал: «Смотрю для вас, девушка, это болезненная тема. Вот смотрите, ситуация какая. Я для себя тоже анализировал. Есть богатые люди, а есть, ну, скажем так, бедные люди. Вот у меня нет миллиардов, возможностей уехать за границу и там хорошо существовать. У вас, у многих, у 90%, тоже такой возможности нет. Правильно? Как рассуждают те люди, у которых есть миллиарды: я сегодня здесь, завтра я в Англии, и мне, что будет с Россией, все равно. А я рассуждаю так – мне здесь жить, здесь мои дети, корнями врос», – снова сказал правду офицер, вот только каких миллиардеров он имел в виду?». Одним словом, непростая была беседа. Но сейчас не об этом. Это была некая прелюдия к открытию штаба.

И вот сегодня, 21 апреля Алексей Навальный приехал во Владимир, чтобы открыть 20 по счету предвыборный штаб. Насколько я понимаю, активисты и руководитель штаба во Владимире столкнулись с провокациями. Что это были за провокации?

К.В.: Во-первых, на здании штаба нарисовали неприличный знак, мужской половой орган. Во-вторых, на машину руководителя штаба накинули сарайный замок. В общем, это показало, что люди, которые хотели сделать провокацию, знали, где будет штаб. Люди, которые приходили к открытию штаба, отмечали, что до последней минуты никто не знал, никто, кроме провокаторов.

С.Е.: Адрес штаба журналисты узнавали, когда аккредитовывались на мероприятие, с ответным письмом им присылали уже адрес и время начала пресс-конференции. Откуда узнали провокаторы, сказать действительно сложно.

К.В.: Стоило бы это скрывать, если власти это знают, ФСБ, то, наверное, они как-то с этим взаимодействуют. Сегодня на открытии штаба Леонид Волков сказал, что если раньше провокации устраивали НОД-овцы, то сейчас провокации устраивают люди, которые напрямую связаны с администрацией. То же самое, что и эти разговоры со студентами. Это делали люди, которые связаны с областной администрацией или с полицией. Это все достаточно открытые вещи.

С.Е.: Вообще все прошло довольно спокойно. Во всяком случае, таких откровенных вещей, как закидывания яйцами или обливания зеленкой, не было. Были какие-то плакаты, растяжки.

К.В.: Было два плаката. Один плакат был от человека, который представился сотрудников организации «Антимайдан», а второй плакат держали владимирские ЛДПР-овцы. У «Антимайдана» были какие-то длинные сентенции насчет того, откуда у Навального деньги. А у ЛДПР, я даже не помню, что-то совсем неяркое. Обоих держателей плакатов не задерживали. Хотя антимайдановец стоял прямо в самой гуще событий, достаточно громко со всеми полемизировал, вызывал на разговор. А когда я спросил сотрудника полиции: «Почему вы ничего не делаете с этим гражданином? Формально он что-то нарушает», один из них сказал, что «этот человек ничего не нарушает», а второй сказал: «А я это не видел». Вот он стоял, смотрел и что-то не видел.

В принципе, Леонид Волков сказал, что это 20-й штаб, но это первый штаб не в городе-миллионнике. Открытие он назвал успешным. Алексей Навальный поблагодарил местные правоохранительные органы за то, что они охраняли порядок, занимались своими прямыми обязанностями. В этом смысле абсолютно успешное открытие штаба, без каких-то провокаций.

С.Е.: Кирилл был пораньше на месте событий, я подошел чуть позже. На моих глазах, например, произошла такая ситуация: все то время, пока мы ждали начала пресс-конференции, пока Алексей Навальный встречался с волонтерами, на улице, недалеко от входа в штаб стояла группа молодых людей в спортивных костюмах, ничем особо не выделяющаяся, просто молодые люди в толстовках с капюшонами стояли, разговаривали. И в какой-то момент к ним подошла полиция, завязался небольшой разговор, и, в конце концов, этих молодых людей куда-то отвели в сторону, их на встрече с волонтерами не было. Тебе известно, что это были за люди, почему их отвели?

К.В.: Я не знаю. Они появились незадолго до того, как пришел Алексей Навальный. Он вообще буквально впрыгнул в штаб, был там несколько секунд. Я не смог даже сфотографировать. Эти люди появились незадолго. Они выступили один раз, хором прокричав что-то про Навального и Майдан. На этом их роль ограничилась, дальше они спокойно стояли там, смеялись, никого не трогали.

С.Е.: Тем не менее, полиция их все-таки увела. Надо сказать, что предвыборный штаб Алексея Навального находится практически в центре Владимира. Находится он на первом этаже обычного жилого дома. Что самое интересное, вход в штаб соседствует с обычным подъездом. Дом жилой, там живут люди. Пока мы ждали начала пресс-конференции с коллегами, там выходила бабушка из подъезда, буквально выкинуть мусор, зайти в соседний магазин. Она подошла к журналистам, ее спросили: «А вы знаете, что происходит?». На что она ответила, что нет. Зато она рассказала, что не выпускали жителей из подъезда, поставили полицию. Но она поговорила с полицейским, что «я здесь живу, мне нужно вынести мусор», разговоры подействовали. В любом случае, какое-то время ей пришлось пообщаться с правоохранительными органами, чтобы доказать, что она здесь живет, и получить право просто выйти на улицу.

Позже к этой бабушке присоединилась соседка, и они сказали, что будут писать и выяснять, что здесь происходит, на каком основании, тут вообще-то жилой дом, что они там делают. Потом им объяснили, что все нормально, здесь оборудованное помещение, его взяли в аренду. Тем не менее, бабушки, несмотря на то, что они не знают, кто такой Алексей Навальный, заметили, что будут вести переписку с властями даже.

Итак, Алексей Навальный уже прибыл в штаб, и там была встреча с волонтерами. Я так понимаю, что на встречу с волонтерами не удалось с самого начала пробиться. Просто для понимания, помещение довольно небольшое, и оно набилось просто под завязку, и пробиться туда было сложно.

К.В: Где-то 30 квадратных метров и несколько сотен человек. Там было душновато, можно было пробиться при большом желании.

С.Е: По поводу нескольких сотен человек, я думаю, что нет, но сотня была. В основном публикой были молодые люди, по ощущениям, это в первую очередь студенты, причем студенты младших курсов.

К.В: С большим перевесом парней над девчонками. Я посмотрел там, где-то 8 к 2.

С.Е: Представители старшего поколения тоже были, но их было единицы.

К.В: Основной пик был где-то 25-18 лет студенты, и был еще небольшой второй пик где-то 35 лет.

С.Е: Надо сказать, что перед входом в штаб поставили стол и специальную коробку, куда нужно было выкладывать вещи. И, в частности, туда выложили пачку сока, бутылку с водой, там даже был канцелярский нож и небольшой флакончик с лекарством. Это общая картина. В любом случае, примерно где-то полтора часа Алексей Навальный общался с волонтерами. Ты хотя бы приблизительно можешь представить, о чем они говорили? Я заходил, пытался там как-то подслушать, о чем говорят, какие-то отдельные фразы. Задавал вопрос человек с ограниченными физическими возможностями, инвалид по зрению, он спрашивал по поводу программы инвалидов. На что политик отвечал, что целью, после того, как он придет к власти, буде перераспределяться бюджет, и в первую очередь будут перераспределяться неправомерно большие расходы на оборону, на содержание полиции и так далее. В этом плане инвалидами беспокоиться не нужно. И так урывками я слышал некоторые моменты, но в целом не все.

К.В: Он очень интересно сказал по поводу своей программы по инвалидам. Он сказал, что они ее будут уточнять. И там был такой момент, что сейчас государство относится к инвалидам как к иждивенцам, что оно дает им какие-то крохи. Он сказал, что он попробует сделать так, чтобы система давала инвалидам работу, чтобы инвалиды сами зарабатывали себе на жизнь, потому что тот же самый человек, который задавал вопрос, он сказал, что он инвалид по зрению, но все остальное у него в порядке. Он получил высшее образование, он хочет работать и приносить пользу государству, но, видимо, в сегодняшней ситуации у него нет такой возможности.

С.Е: Ты там дольше меня находился. Еще какие вопросы ему задавали?

К.В: Молодежь, не журналисты, в основном, задавали федеральные вопросы, то есть то, в чем он очень хорошо разбирается. Он повторял то, что можно спокойно послушать в интернете. Люди получали большое удовольствие от энергетики, Алексей Навальный был в хорошем настроении, я его не так часто наблюдал вживую, но он достаточно мощный энергетически человек. Когда речь заходила о региональных вещах, то для него Владимир – обычная провинция, он понимает, что это недалеко от Москвы, что люди едут в Москву работать, тут работы гораздо меньше, что в Москве средняя зарплата 65.5 тысяч рублей, а у нас 25-24 тысячи по региону. Это серьезная диспропорция, этих вещей, в основном, разговор касался.

С.Е: Надо сказать, что после встречи с волонтерами, которая длилась 1.5 часа, Алексея Навального еще долго не отпускали, каждый норовил с ним сфотографироваться. Еще минут 15 продолжалась эта фотосессия на фоне баннера «Навальный – 2018», и многие выходили радостные от того, что сумели сфотографироваться с Навальным, взяли наклеечку из этого штаба. Как рассказывали коллеги, когда Навальный только приехал в штаб, вошел и стал пожимать всем руки, многие, кому он пожал руки, у них реакция была прям потрясающая. Не было такого ощущения, что некоторые пришли не как сторонники Навального, а поглазеть просто на политика вживую?

К.В: Это и было такое установочное мероприятие. Там никому не говорили, что твоя роль будет в этом, потом вот в этом, завтра ты пойдешь на улицу или завтра будешь привлекать других волонтеров. Нет, это было именно общение с Навальным, и они ее отработали.

С.Е: В итоге, какие у тебя впечатления о встрече остались? И ты наверняка смотрел и читал, как открывают штабы в других городах. Как можно сравнить? У нас все прошло спокойно.

К.В: Самая главная новость, это то, что все прошло спокойно. Это определенный показатель для малых городов, что такой этап открытия штаба начался достаточно успешно для них. Интересно то, что во Владимире через сайт Навального записалось 57 человек. А пришло гораздо больше. Есть интерес, и Навальный сказал, что он сам не ожидал, что будет такой большой интерес. По всем фронтам сегодня было очень успешное мероприятие для них.

С.Е: Где-то видел такое мнение, что нигде особо не афишировалось открытие штаба. Об этом знала пресса, знали сторонники, но не было сильной огласки. Я понимаю, что Навального не пустят на федеральные СМИ и так далее, но, тем не менее, хотя бы элементарно объявления расклеить и так далее.

К.В: Я думаю, что те люди, которые оставляли заявки на его сайте, они знали. Есть определенное количество людей, которые следили за группой, которая была организована к 26 марта, до последнего не знали место, но то, что будет открытие штаба, тут сложно сказать, какое количество людей знало.

С.Е: Наверное, сыграло свою роль то, что и пятница, и полдень. Я предлагаю перейти непосредственно к пресс-конференции. Журналистов было немного, но пресс-конференция продлилась долго, и там были любопытные события. Например, местные активисты, которые считаются журналистами, а сейчас и депутат горсовета подарил Алексею Навальному две кружки с логотипами Владимирского Централа. Это вы все услышите на записи, которую сейчас нам включат. Предлагаем вашему вниманию пресс-конференцию Алексея Навального на открытии штаба во Владимире. Сам Алексей Навальный хорошо подготовился к встрече, изучил региональную повестку. Упоминал не только какие-то истории, которые выходили на федеральный уровень, но и истории, которые касаются местных коррупционных скандалов, какие-то чрезмерно дорогие закупки и так далее. Давайте послушаем запись пресс-конференции Алексея Навального на открытии штаба во Владимире.

Леонид Волков: Дорогие друзья, спасибо, что пришли. Мы сегодня немного выбились из графика, сейчас пытаемся наверстать, но мы рады видеть вас в нашем штабе и постараемся успеть на все вопросы ответить. Начинаем мини-пресс-конференцию, она у нас посвящена открытию 20 регионального штаба предвыборной кампании кандидата в президенты Алексея Навального. Штаб мы только что открыли, это наше скромное помещение, зато прямо в центре города, Дворянская 5/1, координатор штаба Алексей Ефремов, председатель региональной партии «Прогресс» Владимирской области. Вы знаете, что всех координаторов мы выбирали по конкурсу, у нас достаточно много приходит резюме, но во Владимире мы остановились на кандидатуре Алексея, нашего старого проверенного товарища.

Почему мы всем этим занимаемся? Почему мы ездим по регионам и открываем штабы? Потому что законодатель установил практически невыполнимые требования к кандидатам-самовыдвиженцам, а именно, предстоит собрать 300 тысяч подписей, причем с правильным региональным распределением, не более чем 7500 подписей из одного региона и не более чем 5% запаса. Это сделать предстоит примерно с 5 по 20 января 2018 года. Понятно, что никакие подписи в таких масштабах не собрать на январских праздниках, если заранее не подготовить всю организационную работу, если заранее не собрать данные со всех тех людей, которые потом станут подписантами, и не проверить эти данные. Сейчас мы находимся на первой стадии этой работы, мы уже собрали на сайте предварительное согласие поставить подпись от 380000 человек, это уже больше, чем необходимые 300000. И наши открывающиеся штабы займутся проверкой этих данных. Люди, которые на сайте зарегистрировались, что они согласны поставить подписи, их будут приглашать, в штабах с ними будут работать, данные проверять, чтобы уже в январе быть уверенными, что это живые люди с настоящими данными, которые нас не подведут и никуда не денутся. Мы продолжаем эти подписи собирать, потому что, да, мы уже собрали 380000, это супер, это гораздо больше, чем необходимые 300000, но мы ставим задачу собрать миллион подписей, потому что это круто – иметь столько зарегистрированных сторонников. А во-вторых, особенности законодательства повлекут за собой большой отсев, и надо иметь хороший запас для идеального прохождения этого фильтра.

Помимо технической задачи, связанной со сбором подписей, штаб будет решать, как любой региональный, штаб во Владимире будет решать еще две организационных задачи. Это задачи по подготовке наблюдателей, мы ставим перед собой цель подготовить 100000 тысяч наблюдателей и закрытие всех избирательных участков в стране, это задача обеспечения уличной агитации. Основная масса волонтеров-агитаторов, это люди молодые, студенты. Мы планируем на все центральные улицы крупных городов выйти просто с уличной агитацией, рассказывающей о программе кандидата, отвечать на вопросы и так далее. Мы планируем вести абсолютно открытую, традиционную и нормальную избирательную кампанию, такую, какой она и должна быть. Без специальных технологий, черного пиара, без какой-либо тайной игры, двуходовок и так далее. Мы просто зарегистрировали уже 380 000 сторонников и 90 000 волонтеров, это число быстро растет. И летом эти волонтеры пойдут в поля агитировать и добывать голоса. Мы верим, что в этом нам нет равных, что таких ресурсов в сторонниках и волонтерах нет ни у одной политической силы в стране, поэтому в честном и открытом противостоянии мы просто победим. На это весь и расчет, никакого хитрого и секретного плана нет. И без секретных планов хватает задач и проблем. Наша задача сейчас всю агитационную структуру из 77 штабов построить, организовать, найти людей, помещения, научить всех работать, всех волонтеров научить работать, ответить на все вопросы, помочь организовать эту агитацию, напечатать все тиражи и доставить, развернуть агитацию в интернете и так далее. Это то, чем уже на 150% голова у штаба заполнена, и то, чем мы занимаемся. И в ближайшие несколько месяцев продолжим заниматься. Вот такие дела самой организации и кампании, и мы будем рады ответить на любые вопросы по этому поводу. Я передаю слово Алексею Навальному, кандидату в президенты России, чтобы он рассказал обо всем остальном.

Алексей Навальный: Спасибо, Леонид. Мы очень рады приехать сюда, мы ехали с большим интересом и любопытством. Как-то власти Владимирской области обеспокоены, судя по этим встречам со студентами, встречей с полицией, явно пытаются предпринять какие-то шаги для того, чтобы убедить какую-то часть жителей Владимирской области, что не нужно бороться с коррупцией, что не нужно быть как-то вовлеченным в политическую деятельность. Это не получится ни во Владимирской области, нигде, потому что сама жизнь этих людей толкает на вовлечение в политику, потому что они просто видят ежедневную несправедливость, которая происходит везде, и тут в том числе. Мы очень рады открыть штаб, мы считаем, что открытие прошло успешно. Вы знаете, что мы в последнее время ездили по городам-миллионикам, плюс по дальним регионам. Сейчас мы начали нашу поездку по ближайшим русским регионам. Из Владимира мы поедем в Иваново, у нас в планах Ярославль, Вологда, Кострома, Череповец. Я доволен тем, сколько здесь волонтеров. Я вижу, что количество волонтеров, их вовлеченность, их желание работать позволит нам провести избирательную кампанию. Все те проблемы, о которых мы говорим в любом регионе, они также актуальны и для Владимира, а может быть, тут даже в большей степени, потому что тут есть несколько факторов близости к Москве. Это приводит к тому, что вымывание людей идет из Владимира в Москву, бедность и огромная неравность, тут просто оскорбительно низкие зарплаты для региона, который так близок к столичному региону. Все те проблемы, о которых мы говорим, мы тут сможем говорить не менее громко о них. Мы уверены, что мы тут поборемся с властью за большинство голосов, тем более что мы видели, что им сложно противопоставить нам хоть что-то, кроме прекрасно нарисованного граффити, которое из соображений цензуры мы заклеили бумажкой, но вы можете оторвать и посмотреть, это символ того, что может делать администрация губернатора Владимирской области. Я готов ответить на ваши вопросы.

Дмитрий Резников: Нас во Владимире интересует местная специфика, тематика. Что вы знаете о проблемах города Владимира? Знаете ли вы антикоррупционные кейсы какие-то во Владимире, например, в прошлом году у нас взорвала история про то, как администрация Владимирской области закупала предметы роскоши, например, ершик за 20 тысяч рублей?

А.Н.: К ФБК Владимир очень близкий город, жалко, тут нет Георгия Албурова, который прославился судом своим во Владимире. Мы внимательно следим за всем. Я вам не раскрою никаких конкретных подробностей, но коррупция тут есть, как и везде. В бедном регионе, в регионе с небольшим бюджетом она еще и гораздо сильнее вылезает, и покупка этих ершиков и шнуров за 90 тысяч рублей выглядит еще более оскорбительной, чем в большом регионе, оперирующим многими миллиардами. Вы сами отлично знаете про удивительное нашествие представителей кемеровского бизнеса сюда, как они удивительным образом начинают все больше и больше зарабатывать здесь денег. Есть тут, чем заниматься ФБК, за проблемами следим, но конкретных планов раскрывать не буду, потому что будет неинтересно тем чиновникам, которые заранее будут знать, что мы ими занимаемся.

Д.Р.: А пару слов про нашего губернатора Светлану Юрьевну Орлову, главного борца с коррупцией на территории Владимирской области?

А.В: Мне показалось или я уловил сарказм в этом вопросе? Ваш губернатор и его известность вышла давно за пределы Владимирской области. Как мне кажется, она известна больше не как борец с коррупцией, да и борьбы никакой не видно, а как человек, который любит загнуть что-то такое и говорит всякие потрясающие одиозные вещи, типа того, что не надо раскачивать лодку с помощью здравоохранения, и всякая такая потешная борьба за духовность. В этом смысле губернатор Орлова является одним из символов власти, которая каждый раз, когда речь заходит о реальных проблемах, начинает нам втирать про духовность. И их не интересует ничего, но в ответ на любые вопросы у них есть одна мантра: «Мы за стабильность, мы за духовность». В чем эта стабильность выражается? В нищенских зарплатах или в потрясающем русском городе, который находится в плачевном состоянии? Непонятно. Но стабильности и духовности нужно оставить их лодку в покое, мы эту лодку в покое не оставим, мы считаем, что люди, которые у руля этой лодки, давно не гребут и показывают неверное направление, они не вычерпывают воду, которая скопилась в этой лодке, и указывают на то, что она должна потонуть. В этом смысле Орлова выглядит одиозным губернатором, с моей точки зрения, в первую очередь из-за риторики, потому что какие-то ее коррупционные проявления не настолько масштабные, как в других регионах, потому что там денег больше.

Корреспондент: Алексей, акция 26 марта – это законная была акция или незаконная? Несколько интервью ваших, в некоторых вы говорите, что это законная, в других, что незаконная.

А.Н: Поясняю, очень четко. Открываю перед вами виртуально Конституцию РФ и читаю, что граждане имеют право собираться мирно, без оружия для выдвижения своих требований, что и было сделано в городе Владимире 26 марта. То, что администрация города не согласовала эту акцию, насколько я понимаю, вы поправьте меня, если я ошибаюсь, не согласовала вообще ни один другой митинг или пикет? Тут у вас вообще никогда ничего не согласуют. Это показывает только то, что они систематически нарушают закон. Вы видели встречу с волонтерами, это нормальные, приятные и добрые люди. Почему бы им не разрешить постоять два часа на городской площади с антикоррупционными требованиями, тем более что и губернатор на словах за борьбу с коррупцией? Запрет или ограничение на проведение митинга, они были абсолютно незаконны, сам же митинг был законней, чем вся эта власть вместе взятая.

К: Перед началом вашей встречи с волонтерами тут был представитель с плакатом против вас, который сказал, что у директора ФБК 10 счетов в «Альфа-Банке», огромное количество миллионов на счету. И он попросил задать один вопрос. Откуда деньги?

А.Н: А откуда информация? Я отвечал на встрече с волонтерами и тут отвечаю. Интернет наполнен информацией о прекрасных чудодейственных скриншотах и наполнен тем достоверным роликом администрации президента о том, что я буквально Гитлер. Я теперь должен заниматься опровержением того, что я Гитлер? Это подмена здравого смысла на какие-то скриншоты. Приводился пример, интернет заполнен скриншотами моей переписки с Волковым очень странного содержания, поэтому тут комментировать нечего.

К: Алексей, вы сняли фильм "Он вам не Димон" нашумевший. А вы будете снимать фильм о бывших премьер-министрах, например, Касьянов, где он живет? На какие деньги у него дача, например? Я бы с удовольствием этот фильм посмотрел про Михаила Михайловича и даже готов внести деньги на этот фильм.

А.Н: Если у вас телекомпания, почему вы сами не снимете?

К.У: У нас нет таких возможностей и денег, как у вас.

А.Н: Вы же телекомпания, и у вас камера настоящая. Я за свободу слова, если у вас будет возможность снять такой фильм, то прекрасно. Телевидение и интернет заполнены фильмами про Михаила Михайловича такими подробными, которые освещают такие аспекты его жизни, на которые ФБК даже и не посмотрел бы. Поэтому мы, ФБК, мы занимаемся расследованием коррупции действующих чиновников. Считаю ли я, что деятельность ельцинского правительства или раннего путинского правительства, которое возглавлял Касьянов, требует оценки и расследования, - безусловно, да. Коррупция была всегда стержнем путинской власти, в том числе , в тот период, когда премьер-министром был Касьянов. Если вы или кто-то сделает, я буду только рад. Мы вам покажем сеть интернет и скажем, где заказать дельтаплан. Покажите и пролетите, а самое главное, не забудьте, когда вы снимите фильм про Касьянова, прийти потом к Путину и сказать: «Кого ты держал премьер-министром 4 года?». Это важно.

К: Вы сказали о том, что региональная власть обеспокоена вашей личностью. Считаете ли вы, что у штаба будут проблемы? Хватит ли сил оказывать поддержку всем штабам?

Л.В: У нас суммарно по всей сети региональных штабов предусмотрено 207 вакансий, мы планируем открыть 77 региональных штабов, там в городах-миллиониках 4 ставки, в полумиллиониках 3, в городах меньше по 2 ставки, и на все эти должности без исключения мы ведем отбор на конкурсной основе. У нас на сайте есть адрес нашей HR-службы, куда люди присылают свое резюме. Мы сейчас суммарно получили где-то 3500-4000 резюме, конкурс 20 человек на место, это обычная кадровая работа. Мы звоним, назначаем собеседование по Skype, разговариваем, сравниваем и выбираем. Исключительно меритократический подход. Две штатные должности предусмотрено помимо волонтеров, две должности, которые получают зарплату, это координатор и юрист. Юриста мы еще не назначили. Еще не отобрали, это в процессе у нас. Только координатор есть, юриста еще ищем, присылайте резюме на эту вакансию. Это ответ на второй вопрос, что мы будем делать с какими-то провокациями и проблемами. Во всех регионах власть устраивает провокации. Если раньше они пытались сделать вид, что это не они, а какие-то НОД-овцы прибежали и яйцо швырнули, то сейчас они не пытаются сделать это. Мы ездили на юг, там открыто приходило ФСБ, не скрываясь, к арендодателю в Ростове, чтобы у нас не было помещения. Во Владивостоке сейчас такая же история. Поэтому мы говорим, что когда нам рисуют неприличный знак, то это власть нам рисует, это Светлана Юрьевна Орлова нам его рисует, и понятно, что какое-то противодействие будет. И поэтому у нас в каждом штабе есть должность юриста, который будет нас защищать, всякие заявления писать, согласовывать митинги и пикеты, выезжать, если будут какие-то незаконные задержания. И плюс тревожная кнопка, служба охраны.

А.Н: Но мы не ожидаем больших проблем во Владимире. Власть внимательно относится, студентов окучивает, полицейские на встречу к студентам ходят, но полиция, которая была тут, она ведет себя вполне корректно, она помогла нам с открытием, обеспечила общественный порядок, сделала то, что должна была сделать. Поэтому мы не ожидаем больших сложностей в работе штаба, потому что те же самые полицейские разделяют нашу программу, они видят все эти злоупотребления и нарушения еще больше, чем обычные люди.

К: Вот неудачная пропаганда против вас приводит к самым интересным версиям вашего политического будущего. Даже сейчас, я сегодня с утра брала интервью, человек считает так, что неудачность этих действий, получается так, что власть вам сейчас помогает, но доведут вас до выборов, у нас у всех есть слабости, за что нас можно прижучить, и вы сами снимитесь. Как вы относитесь к таким версиям?

А.Н: Нет. Мне больше нравится версия, что я - тайный кукловод, и я позвонил Орловой и сказал: «Возьми баллончик и иди нарисуй член на двери штаба Навального», потом позвонил полицейскому и попросил провести встречу со студентами, «но обрати внимание, чтобы обязательно записали встречу, и мы ее выложим в интернет». То, что власть занимается неудачно пропагандой, в этом нет никакой конспирологии, просто она всегда занимается такой пропагандой. Она же лжет, но им содержательно нечего ответить. Никто же сюда не может прийти и сказать, что ты обманываешь жителей Владимира, у нас все классно, у нас высокие зарплаты и все хорошо. Этого они сделать не могут. Содержательно спорить по расследованию про Димона они тоже не могут, потому что все факты подтверждены, все, что они могут сделать, это провокации, мелкие и крупные. Что-то где-то нарисовали, а где-то яйцами кидаются. Это одно и то же. Мы ведем кампанию, потому что люди нуждаются в представительстве, люди нуждаются в такой силе, которая бы говорила те вещи, которые нужно сказать. Про коррупцию, про неравенство и так далее. Я опираюсь на волонтеров, я делаю эту кампанию, потому что она нужна. Что они там сделают через несколько месяцев, какой-то крупный компромат, мелкий компромат – не знаю. Они начали с Гитлера, и страшно подумать, чем они закончат. Я даже анализировать это не буду, потому что я просто не понимаю. Мы делаем свое дело и все.

К: А что вы ожидаете о судебных разбирательств по «Димону», там Усманов?

А.Н: Я ожидаю от судебных разбирательств стандартной схемы, что я полностью докажу в суде свою правоту, судья увидит, что я прав, журналисты увидят, что я прав, люди увидят, что я прав, после чего судья вынесет решение в пользу Усманова. Это стандартная схема, никаких других судов в России не бывает.

К: Алексей, работа власти стала активней в рамках антитеррористических операций после того, как случился теракт в Санкт-Петербурге. Как вы относитесь к реакции власти на случившееся, адекватна ли она?

А.Н: Власть должна бороться с терроризмом, это безусловно. Сейчас мы подъезжали к городу, и нас остановили в рамках операции «Анаконда». Проверяли и переписывали, эта антитеррористическая «Анаконда» почему-то меня постоянно ловит. К какому городу я бы ни подъехал, и ровно в этот момент начинает действовать антитеррористическая операция, и наши машины останавливают, документы переписывают и долго это все делают. Это неправильные и ненужные отвлечения ресурсов, которые стоило бы направить на борьбу с терроризмом. К сожалению, это трагедия в России, количество жертв, погибающих в террористических трагедиях, растет. Мы постоянно видим, что расследования терактов ФСБ заканчивается тем, что они говорят: «Мы застрелили каких-то людей где-то». И никто не понимает, кто стоял за этими людьми, что на самом деле произошло. Кого-то застрелили, значит и взятки гладки. Это, безусловно, негативная вещь. Я считаю, что власть не способна справиться с террористической угрозой в России, это мы видим по количеству актов и по количеству убитых, они растут постоянно.

К: Как вы относитесь к антитеррористическим митингам, которые прошли по всей России, в том числе и во Владимире?

А.Н: Это разные вещи. Митинги солидарности с жертвами абсолютно правильная вещь. Они проходят во всем мире, но во всем мире они просто возникают. Убили твоих сограждан, это нормальное и естественное желание прийти и положить цветы, выйти на улицу, почувствовать людей, стоять с кем-то плечом к плечу. Когда наша власть занимается организацией, не знаю, как было во Владимире, врать не буду, было так, что вас сгоняли и свозили студентов?

К: С районов даже привезли на автобусах.

А.Н: Вот, вы сами мне это говорите. Это оскорбительная вещь. Это ненужная никому вещь. Зачем? Ну пришло 5 человек и положили цветы, это прекрасно. А эти согнанные студенты, они только оскорбляют всех, поэтому это негативная вещь.

К: В свое время вы довольно долго взаимодействовали с Сергеем Удальцовым, митинги были у вас в 2011-2013 годах, потом его посадили. Какое отношение у вас сейчас к нему? И было ли со стороны вашего штаба предложение какой-то помощи ему?

А.Н: Я не только с Удальцовым, я со всеми взаимодействовал. Был координационный совет оппозиции, и в нем было довольно много людей. Это был единый большой процесс, в котором участвовало много людей. Я со всеми взаимодействовал и со многими продолжаю взаимодействовать. К сожалению, тот самый координационный совет был разгромлен, потому что были арестованы многие люди. Многие люди были изгнаны из страны. И Удальцов оказался одним из них. В настоящее время он где-то в Тульской области сидит. Конкретно Удальцовым я лично не занимался. Мы занимались и я в том числе, собирали денег на Развозжаева, а у Удальцова своя адвокатская система, но, безусловно, я поддерживаю все организации, которые занимаются сбором денег на политических заключенных. Это правильная и благородная работа, и за каждого человека нужно заступаться. Всеми нужно заниматься.

К: Прошлый ваш визит во Владимир, если вы помните, когда вы приезжали на суд Албурова, я вам подарил буклет. Я как член попечительского совета Владимирского Централа, вам в подарок приготовил кружку, так как вы, к сожалению, часто задерживаетесь на 15 суток. Одна от Владимирского Централа с цитатой Достоевского. Достоевский же отсидел и написал, что если общество хочет проверить уровень своей цивилизации, то пусть заглянет в тюрьму. Он был прав. А эту кружку передайте Никите Белых, вы же у него советником были.

А.Н: Мне будет сложно передать. Давайте как договоримся – когда сюда приедет Медведев, ведь мы же его обязательно посадим за коррупцию. Вот вы Медведеву кружку отдайте, я думаю, что он рано или поздно Никиту Белых встретит. Тем более что он его губернатором и назначал. Правильно? Спасибо большое, дорогие друзья. Я очень рад был с вами поговорить. Мы поехали в следующий регион. Счастливо.

С.Е.: Это была полная запись пресс-конференции Алексея Навального на открытии его предвыборного штаба во Владимире. А сейчас я предлагаю послушать еще одну небольшую запись, еще несколько вопросов, на которые Алексей Навальный ответил специально для ИА «ПроВладимир» и его главного редактора Дмитрия Резникова. Послушаем.

Д. Р.: Мы первыми написали про вот эти две истории, как во Владимире общались по поводу вас со студентами. Сейчас уже начались вот эти движухи со стороны руководства. На ребят сейчас будут как минимум давить. Готовы ли вы оказывать какую-то поддержку этим ребятам, если попросят?

А.Н.: Безусловно, да. У нас был недавно чем-то похожий случай в Тюмени, когда студента училища задержали за то, что он расклеивал наклейки, он наклеил на каком-то генеральском доме, полиция к нему пришла в училище, его хотели исключать. Закончилось тем, что он даже выиграл суд в Тюмени, и его оставили в покое. Это больше пугают, чем могут что-то сделать. По крайней мере, я читал, «Ведомости» или «Коммерсант» звонили в ваш владимирский вуз, и там тональность их ответов была такая, что «мы ничего не делали, мы ничего не знаем, мы никаких фильмов не показывали, вы нас не трогайте». Но, безусловно, мы готовы оказать организационную и юридическую помощь всем людям, на которых оказывают давление, и делаем это для сотен людей. То, что происходит во Владимире, это безобразие. Но я очень доволен, что студенты молодцы и записывают это все. Это очень хорошо. Это имело уже такой федеральный резонанс, на самом деле, что тоже для них является дополнительной защитой, я считаю.

С.Е.: А каким образом эта помощь? Люди должны звонить, писать?

А.Н.: Мы должны об этом знать. Они должны позвонить на «горячую линию». Но поскольку мы здесь, то мы уже через штаб свяжемся, это во-первых. Во-вторых, не очень понятно, какого рода давление будет оказано. Чаще всего это делается вот так: вызывают тебя к проректору и говорят: «Ну, зачем же ты это делаешь? Мы можем поставить вопрос о твоем исключении». Но в 99% случаев никаких последствий-то у этого и не бывает. Если исключат, в суд подадим и привлечем к ответственности этих людей, поможем восстановиться. Будем исходить из того, какого рода давление, угрозы оказываются. У нас есть юридические мощности, довольно большие. Медийные наши мощности довольно большие. Я не думаю, что руководство ВлГУ захочет с нами связываться и иметь кучу проблем из-за этого.

Д.Р.: В продолжение темы этих видео – есть эмоциональная реакция на слова тех людей, вроде Быбы и владимирского полицейского, которые мы сегодня опубликовали. А какие-то юридические последствия, какие-то жалобы на то, как это проводится…

А.Н.: На эту Быбу сложно жаловаться, потому что они ж там организовали все таким образом, что типа добровольно. Но мы изучим ситуацию более подробно. Что касается полицейского, его слова про то, что меня закрыли в спецприемник, чтобы я не снимал фильмы, - мы напишем, чтоб проверили. Полицейский же, да? Он какую должность занимает?

Д.Р.: В городской полиции, подполковник. Должность не могу сказать.

А.Н.: По крайней мере, это один из руководителей городской полиции. Безусловно, это должно быть официально проверено. Мы напишем заявление, и по факту принуждения вот это все выслушивать, и по факту информации, которой он владеет, что, оказывается, меня сажали, чтобы я фильмы не снимал.

С.Е.: У меня вопрос по недавнему интервью Юрию Дуде, он вас спрашивал про три вещи хорошие, которые, на ваш взгляд, есть в России. Вы тогда, по-моему, конкретно так и не ответили.

А.Н.: Город Владимир хороший. Волонтеры хорошие. Да все хорошо в России! Просто мы ж Фонд борьбы с коррупцией. И у меня спрашивают: «Посмотрите про коррупцию». Мы – оппозиционная партия, поэтому спрашивают у меня про исключаемых студентов. Поэтому в основном я говорю про вещи грустные. Но, господи, да город Суздаль – совершенно фантастический. Да вообще все хорошие, прекрасные люди, и погода вроде тоже восстанавливается. Поэтому в России 99% вещей очень хороши. Просто 1% сильно отравляет жизнь и не дает нам жить нормально. Но мы и занимаемся этим 1%. Чаще всего мы вынуждены говорить о вещах, которые всем не нравятся. А так и я, и все сотрудники ФБК, мы по жизни люди позитивные, оптимистичные.

Д.Р.: Что касается штаба, вы сказали, что довольны тем, что здесь много волонтеров. А все-таки поконкретнее, на какое количество людей вы здесь рассчитываете?

А.Н.: Сегодня планировалось, что будет 60 что ли человек. 57 человек зарегистрировалось. Но пришло гораздо больше. Мы не делали никаких объявлений, это только волонтеры. Мы же не проводили встречу с людьми вообще. Тем не менее, волонтеров пришло довольно много. Мы довольны тем, сколько здесь людей, исходя из размера города, исходя из численности населения.

Д.Р.: Исходя из опыта, как вы думаете, это будут люди, которые реально станут волонтерами, или они – «о боже, сейчас пойду, пожму руку, сфоткаюсь с Навальным»?

А.Н.: Волонтеры – это люди, которые интересуются политикой. Они ходили на митинг все. Они планируют пойти на митинг все. Они берут наклейки, они ведут ежедневную агитацию людей вокруг себя. Они пишут в соцсетях. Когда нужно будет собирать подписи, я не сомневаюсь, что большинство из них будут собирать подписи. Волонтер – это же не крепостной и не раб. Это человек, который делает что-то, что созвучно тому, что происходит у него внутри. Насколько я сегодня увидел, все, что мы говорим, вполне созвучно тому, что происходит у людей. Поэтому я думаю, что, конечно, они будут реальными волонтерами. Мы же, когда собираем подписи, спрашиваем: «Хотите ли вы это сделать?». Поэтому я не претендую на то, что все те почти 400 тысяч человек, которые поставили подписи и прошли СМС-верификацию, будут завтра подписи собирать. Это просто сторонники вообще, ядро их. Среди них мы вычленяем именно тех, кто будет уделять несколько часов бесплатного времени нашей кампании. Я уверен, что они все это сделают.

С.Е.: Когда вы станете главой государства, будет, естественно, борьба с коррупцией идти по всем фронтам. А что будет делать Фонд борьбы с коррупцией?

А.Н.: Фонд борьбы с коррупцией останется организацией, которая будет расследовать коррупцию в органах государственной власти. Любой власти, в том числе и моей, нужны организации, которые будут давить на нее. Нужны СМИ, которые будут бегать. Вы здесь изберете нормального честного губернатора, потому что я верну прямые губернаторские выборы. Но если нормальный честный губернатор через несколько лет своей деятельности начинает покупать снова «золотые» ершики и какие-то другие вещи, должны за ним бегать газеты, должны за ним бегать активисты, его должны сместить люди от власти. И с президентом должно быть то же самое. Любой президент, в том числе и я, будет вынужден работать нормально, если его со всех сторон контролируют. Я не сомневаюсь, что я буду нормальным честным президентом. Но гарантию же никто не может дать, правильно? И люди не должны верить голому обещанию. Должны быть механизмы, которые приведут к тому, что если человек обещания не сдержал, его настигнет импичмент.

С.Е.: Вот такие вопросы Дмитрий Резников и я задавали Алексею Навальному после пресс-конференции. Таким образом прошло открытие предвыборного штаба Алексея Навального во Владимире.

Буквально с минуты на минуту начнется открытие штаба в Иваново. 22 апреля состоится открытие штабов в Костроме и Ярославле. И на 23 апреля запланировано открытие штабов в Вологде и в Череповце.

Во Владимире все прошло гораздо спокойнее, чем в других городах. Владимир стал первым городом не миллионником, не таким крупным городом, в котором открыл свой предвыборный штаб Алексей Навальный. Как нам кажется, все, происходившее сегодня, может характеризовать в какой-то степени то, что обычно происходит и на других открытиях. Надеемся, что, послушав наш эфир, вы будете иметь представление, как это происходит и в других городах.

Это была программа «Угол зрения». Я прощаюсь с вами. Всем пока!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments