Подготовка к ЧМ-2018: стадионы и коррупция

Обсуждаем проблемы коррупции про строительстве «Арен» на примере Калининграда и Санкт-Петербурга.
Эксперты: Александр Подгорчук — фотокорреспондент Клопс.Ru (г. Калининград); Дмитрий Сухарев — руководитель Фонда борьбы с коррупцией в Петербурге.

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. У микрофона Игорь Киценко, программа «Угол зрения». Тема сегодняшней программы — стройка, которая идет к подготовке чемпионата мира по футболу в 2018 году. Стройка идет полным ходом по России. Где-то переделываются стадионы, где-то возводятся новые арены. Я озвучу список городов, где будет проходить первенство. Это Санкт-Петербург, Москва, Калининград, Волгоград, Казань, Нижний Новгород, Самара, Саранск, Ростов-на-Дону, Сочи и Екатеринбург. Сегодня мы пообщаемся с двумя людьми. Сейчас на прямой телефонной связи со студией фотокорреспондент калининградского издания Клопс.ру Александр Подгорчук. Александр, добрый день!

Александр Подгорчук: Здравствуйте!

И.К.: Александр, сегодня мы разговариваем о стройке, которая идет к подготовке чемпионата мира по футболу в 2018 году. В Калининграде возводится сейчас арена. Ее возведение сначала планировалось на 45 тыс. зрительских мест. Потом почему-то сократили до 35 тыс. Я бы хотел уточнить, поскольку вы сейчас там находитесь и, может быть, видите — на каком этапе строительство находится?

А.П.: Я там был на прошлой неделе, и данный момент стадион еще неузнаваем. Я знаю, его начали строить вообще самым последним в России. Так получилось из-за того, что долго не могли определиться с местом, где он должен находиться.

И.К.: Тем не менее, деньги выделены и деньги осваиваются?

А.П.: Конечно. Еще как.

И.К.: По вашим предположениям, к 2018 году успеют построить или нет?

А.П.: Я думаю, что да, успеют. Но вопрос в другом — какой он будет? Надежный ли? Просто строят его в основном гости из ближайших стран и турки. Их гонят очень-очень быстро. К тому же, у нас на прошлой неделе был скандал небольшой: они там чуть ли не пошли на забастовку.

И.К.: А причина какова?

А.П.: Им не платят зарплату. Или задерживают. В общем, они ругаются из-за того, что денег мало. А гонят их очень быстро. На стройке сейчас задействовано порядка 2 тыс. человек. Строят они, я бы не сказал, что быстро. Но строят.

И.К.: Еще такой вопрос. Читаю небольшую сводку, которая была составлена по поводу строительства стадиона в Калининграде. Первоначально стоимость проекта составляла 11 млрд. рублей. Позже проект был изменен на сумму до чуть более 17 млрд. рублей. У вас есть какая-то информация, почему были внесены такие изменения? И какая сумма из бюджета области ляжет в эти 17 млрд.

А.П.: Я, честно говоря, не в курсе. С этим стадионом вообще интересная вещь: стройка и общение с людьми, которые в ней участвуют, — это такая закрытая территория. Поговорить ни с кем не возможно, пробиться на саму стройку для съемки — это нужно пройти все круги ада. Очень все скрыто, и ни с кем пообщаться по этому поводу вообще не получается. Нам в тюрьму или воинскую часть пробиться проще, чем на этот стадион. Туда приходишь, тебе говорят: тут не стой, здесь не снимай. Очень все строго, закрыто и вообще ничего не понятно.

И.К.: То есть, весь калининградский стадион — это такой режимный объект, который закрыт от посторонних, и нужно получать специальные разрешения, чтобы проникнуть на стройку, взять интервью или сделать фоторепортаж с этого места?

А.П.: Даже не просто закрытый, а очень закрытый.

И.К.: Невозможно получить информацию, даже если написать какие-то запросы в администрацию калининградской области, чтобы попросить детализацию расходов по бюджету, который заложен в эту стройку? Это тоже невозможно, как я понимаю, да?

А.П.: Насколько я знаю, правительство области и не в курсе, потому что все дела ведутся из Москвы и контора московская строит. Здесь, мне кажется, мало кто что-то знает об этом.

И.К.: Но рабочие из-за зарплаты начинают бастовать?

А.П.: Была одна стычка две недели назад и еще одна — буквально на прошлой неделе.

И.К.: То есть, это даже не единичный случай?

А.П.: Я знаю два.

И.К.: Александр, в какой степени вы увлекаетесь футболом? Играете, болельщик?

А.П.: Нет, я за хоккей болею.

И.К.: А как вы относитесь к этой затее, что в Калининграде начали строить данный стадион?

А.П.: Слава богу, что его строят, потому что у нас в Калининграде есть один стадион, называется «Балтика», и он в таком убогом состоянии, что там невозможно вообще находиться. Я знаю, что по окончании строительства этого стадиона старый снесут, уберут, что-то там будут строить, и вся футбольная жизнь города и области полностью перетечет на этот новый стадион. А от чемпионата я как представитель СМИ ожидаю большой работы.

И.К.: Наверное, с этой большой стройкой и с чемпионатом, который грядет, будет меняться инфраструктура в городе. Может, будет где-то улучшаться, потому что будет много иностранных гостей. Есть ли какая-то информация от местных органов самоуправления о том, как будет планироваться работа на этот период?

А.П.: Сейчас уже строятся гостиницы по городу. В центре города строится большая гостиница. К стадиону строят подъездные пути. В общем, не только стадион, а и вся инфраструктура вокруг него сейчас строится. В прошлом году у нас должен был проходить фестиваль «Kubana». Ожидалось, что приедет очень большое количество гостей. После того, как появилась новость о том, что фестиваль будет у нас, в течение двух часов кончились гостиничные номера.

И.К.: А на данный момент идет какое-то предварительное бронирование? Не говорят отельеры?

А.П.: Нет, я не в курсе.

И.К.: Александр, большое спасибо, что пообщались с нами в прямом эфире.

А.П.: Вам спасибо.

И.К.: Всего доброго, до свидания!

А.П.: До свидания.

И.К.: У нас есть еще один человек, который нам расскажет, как обстоят дела в Санкт-Петербурге с подготовкой к чемпионату мира по футболу в 2018 году. Это Сухарев Дмитрий, руководитель фонда борьбы с коррупцией в городе Санкт-Петербург. Дмитрий, добрый день.

Дмитрий Сухарев: Добрый день!

И.К.: Что происходит сейчас в Санкт-Петербурге? Как там дела обстоят с подготовкой к чемпионату мира по футболу в 2018 году?

Д.С.: Стадион, который сейчас строится для чемпионата мира, начинали строить как стадион для футбольного клуба «Зенит», и про чемпионат мира тогда никто и не думал. Это самый большой долгострой сейчас в Петербурге. Строительство идет с 2007 года, и смета за почти 10 лет успела распухнуть более чем в 4 раза. Сегодня появилась новость, что еще от 4 до 6 млрд. было выделено на стадион, он будет стоить уже около 42 млрд. рублей. Это дороже, чем Уэмбли, пожалуй, который считается самым дорогим стадионом в мире. Вся эта история с распухшей сметой и долгостроем коррупционная, во-первых. К тому же есть уголовные дела на очень крупные суммы, которые прекратились в связи с истечением срока давности, настолько давно начали строить стадион. И во-вторых, он настолько давно строится, что успели несколько раз поменять правила безопасности, Россия успела выиграть право на проведения чемпионата мира, из-за чего тоже пришлось его расширять. Кроме того, каждый чиновник, который приходил к власти, высказывал свои пожелания по строительству. Когда губернатором был назначен Полтавченко, он приехал на стадион, ему показали проект, и он сказал, что не хочет, чтобы крыша была такая, а хочет, чтоб была другая.

И.К.: По капризу чиновника изменили крышу?

Д.С.: Все сказали, что да, конечно, сделаем. И когда прислали эти пожелания архитекторам, те сказали, что половину построенных бетонных опор придется снести, другую половину — укрепить, и смета на миллиард подросла. И таких капризов было много, потому что чиновников приезжало много, и все высказывали свои пожелания. Сейчас сама чаша стадиона, насколько я знаю, достроена, делается крыша. Вариант того, что стадион наконец-то будет достроен, есть, и мы все очень надеемся, что когда-нибудь увидим футбол на этом стадионе. Будем надеяться, что это случится до чемпионата мира, а не к 2024 году условно.

И.К.: Дмитрий, вы упомянули об уголовных делах, которые были заведены в связи с коррупционной составляющей стройки, и сказали, что они были прекращены. Можно ли поподробнее?

Д.С.: Да, было дело, которое дошло до суда. Уже в суде оно было прекращено в связи с истечением срока давности. Я сейчас подробностей не вспомню, это было где-то год назад. Следователи довели дело до суда, но в итоге все сроки давности вышли и в суде все были освобождены.

И.К.: То есть, люди не понесли наказания?

Д.С.: Там какая-то небольшая часть была возвращена в бюджет. Но наказания никто не понес. Каждому человеку, который приходит на должность главы комитета по строительству, ставится одна главная задача — построить стадион. Уже несколько человек сменилось, и все достраивают.

И.К.: Дмитрий, ваш фонд пристально следит за происходящим на стройке «Зенит-Арена»?

Д.С.: Мы следим постольку-поскольку. Всю ситуацию достаточно сложно раскопать. Стройка идет с 2007 года. Все конкурсы, которые были изначально, были заключены без какого-либо сайта госзакупок, и полную документацию найти очень сложно. Кроме того, большую часть суммы составляет проектирование стадиона. А проектирование сделано таким образом, что оно не успевает за строительством. Потому что есть генпроектировщик в Москве, у которого есть еще условно 10−20 субподрядчиков, которые тоже проектируют каждый свою часть, и это все постоянно меняется. Меняется постоянно документация, и проследить всю цепочку очень сложно.

И.К.: Хитрые схемы, много коррупционных составляющих, и деньги в больших количествах уходят из финансирования, так получается?

Д.С.: Да. Там очень многоуровневая система, в пиковый период строителей и рабочих около полутора тысяч человек. Со всего города собирали их. А вот эти контракты с субподрядчиками найти, мягко говоря, сложно, потому что они нигде не публикуются.

И.К.: Контроль за данной стройкой из Москвы каким-то образом осуществляется?

Д.С.: Время от времени какие-то большие начальники приезжают, смотрят, высказывают опять же свои пожелания.

И.К.: А сами петербуржцы как относятся к этому долгострою? Надеются они, что к чемпионату мира стадион будет достроен и на нем пройдет матч, или уже скептически относятся к этому?

Д.С.: Я думаю, что все относятся с юмором, потому что петербуржцы так долго ждали этот стадион… Еще до того, как он начал строиться, на каждом футбольном матче, на который приезжал губернатор, тогда еще Валентина Матвиенко, весь стадион скандировал: «Стадион, стадион!» Все этого тогда хотели, а сейчас десять лет прошло, и люди уже не надеются, а скорее смеются над этим.

И.К.: Ну, а Совет Федерации во главе с Валентиной Матвиенко каким-то образом помогает решить этот вопрос или они не касаются этой темы?

Д.С.: «Зенит-Арена» строится полностью за городские деньги. Это единственный стадион из тех, что строятся к чемпионату мира, который строится за счет городского бюджета, а не за счет федерального. Это произошло, потому что он начал строиться еще до того, как Россия выиграла право на проведение чемпионата мира. Депутаты Законодательного собрания пытались как-то эту ситуацию изменить, все-таки 40 млрд. для города — достаточно крупная сумма, оттягиваются деньги от метро, от дорог и от всего остального. Очень много вопросов вызывает у людей строительство станции метро около стадиона, которая там совершенно не нужна. Потому что метро около нынешнего стадиона закрывается, когда заканчивается матч, и люди все равно идут к другим станциям. То же самое будет там. Кроме того, там есть метро «Крестовский остров», от которого люди по парку могут спокойно дойти до стадиона, как это было на стадионе им. Кирова, например, на месте которого построен новый стадион, когда люди спокойно шли по парку, гуляли, а потом заходили на стадион. Но вот решили построить станцию, в то время как во многих районах Петербурга просто нет метро, и люди добираются до метро по полчаса, по сорок минут.

И.К.: Получается очень много абсурдных решений, связанных с инфраструктурой вокруг стадиона «Зенит-Арена»?

Д.С.: К инфраструктуре вопросов много. Кроме того, изначально планировали, что будет еще дорога проложена через Финский залив и будет съезд на Крестовский остров. Но вроде как этого не будет, на что мы все очень надеемся, потому что это было бы очередным безумным вложением денег, потому что этот съезд не будет нужен никому, кроме жителей элитного Крестовского острова.

И.К.: Дмитрий, радиослушатели задают вопрос: как ситуация развивается в других городах, где происходит подготовка к чемпионату мира по футболу 2018? Вы мониторите ситуацию?

Д.С.: Честно говоря, нет. Думаю, что мои московские коллеги мониторят, потому что и в Москве есть стадионы, и за регионами нужно наблюдать. Мы больше на свой стадион обращаем внимание, очень надеемся, что его когда-нибудь достроят.

И.К.: Еще один вопрос от наших радиослушателей: насколько велика коррупционная составляющая в цене строительства и как ее можно уменьшить?

Д.С.: В любом строительстве, особенно в том, где участвует государство, коррупционная составляющая велика. Особенно на таких крупных объектах.

И.К.: В процентном соотношении, с вашей точки зрения, какова коррупционная составляющая в данном случае?

Д.С.: С моей точки зрения, здесь больше денег было потрачено впустую, чем украдено. Да, какие-то откаты и другие вещи там существуют. Сложно оценить, потому что не надо забывать, что-то оборудование, которое сейчас закупается, все из заграницы в основном. В России тех технологий, которые используются, просто не существует. Поэтому, когда ухнул рубль, стоимость увеличилась. Кроме того, была история о том, как закупили 50 тысяч кресел, когда считали, что попадают в график строительства. В итоге они пролежали на улице, и сейчас кресла придется закупать еще раз, а это снова немалая сумма. Поэтому, с моей точки зрения, больше вот это разгильдяйство воздействовало на увеличение сметы, чем какое-то фатальное воровство.

И.К.: Значит, не столь велика коррупционная составляющая, сколь велики какие-то абсурдные траты и деньги, выброшенные впустую?

Д.С.: Да, именно.

И.К.: Ну, и вторая часть вопроса — каким образом можно уменьшить стоимость?

Д.С.: Насколько сейчас это возможно, я затрудняюсь ответить, потому что на данном этапе, когда уже есть «коробка», крыша, когда есть подтвержденный проект, уменьшить стоимость практически нереально. Тем более что не существует в России технологий, которые используются. Стадион просто надо наконец-то достроить, запустить, отдать, как это планировалось, в управление футбольному клубу «Зенит». Потому что когда чем-то управляет чиновник, это получается плохо и дорого, а когда управляет частная структура, которая делает это для себя и планирует зарабатывать на этом деньги, результат получается намного лучше, потому что воровать у самих себя в коммерческой сфере не очень принято.

И.К.: В связи с этим у меня вопрос. Стадион будет принадлежать городу. После окончания чемпионата, сколько город планирует заработать на «Зенит-Арене» и за какой срок планирует выручить ту сумму, которую вложил? Есть такие данные?

Д.С.: По поводу чемпионата мира ничего не могу сказать. Боюсь, что и чиновники сами не очень понимают, как все это будет. А с точки зрения управления стадионом, который не будет «Зенит-Ареной», а будет стадионом «Крестовский», то он будет передан в управление футбольному клубу «Зенит», а клуб будет заниматься тем, что будет обслуживать этот стадион, получать какие-то деньги. Тем самым с города будет сложена эта ответственность за обслуживание стадиона, потому что это достаточно дорого, а обслуживать надо хорошо, с учетом интересов футбольного клуба, баскетбольного клуба, который там еще будет играть. Чтобы не получилось, как на «Казань Арене», когда построили прекрасный стадион, провели один матч, а потом полгода меняли там газон.

И.К.: То есть город, если я правильно понимаю, отдаст в аренду стадион клубу?

Д.С.: Да, конечно. Изначально это так и оговаривалось.

И.К.: Дмитрий, вопрос от наших радиослушателей: нет ли в «Панамском архиве» следов этой стройки?

Д.С.: Пока ничего не находилось, но я ничего не исключаю.

И.К.: Возможно, что следы этой стройки могут там оказаться?

Д.С.: Все возможно. «Панамский архив» — это же не все офшоры, которые существуют. Это всего лишь одна юридическая фирма в одном офшоре, документы которой были раскрыты. Поэтому тут все достаточно сложно и неоднозначно.

И.К.: Я понял. Дмитрий, огромное вам спасибо, что нашли время пообщаться с нами в прямом эфире.

Д.С.: Пожалуйста. До свидания!

И.К.: Как мы видим, уважаемые радиослушатели, наверняка и в других городах, где будет проходить первенство, мы можем столкнуться с подобными ситуациями, с коррупционными схемами, с препонами со стороны властей на федеральном уровне, касающимися допуска журналистов на данные спортивные объекты, чтобы собрать объективную информацию и предоставить ее нам, чтобы мы понимали, что происходит и в каком состоянии эти объекты. Не получилось бы так: грянет 2018 год, начнется чемпионат мира по футболу, а у нас нет футбольных полей, на которых проводилось бы первенство, или они не соответствуют требованиям, которые ставит международное футбольное сообщество. Я думаю, что эта тема будет подниматься в наших передачах неоднократно. Мы расскажем, как обстоят дела со стройками и в других городах. На этом у меня все. Пока!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Культурная пятница

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments