Закон запланированных смертей

Депутат Госдумы В. Панов в очередной раз подгоняет принятие закона о насильственной гуманизации России. Уже в текущем мае планируется осчастливить страну всеобщей программой стерилизации бездомных собак с выпуском их обратно (программа Отлов-Стерилизация-Вакцинация-Возврат, ОСВВ). Вот соответствующие заявления в статье с характерным названием «Нижегородский опыт работы с безнадзорными животными», которые станут нормой Федерального закона.

Ничего удивительного в том, что Панов – депутат от Нижнего Новгорода – лоббирует метод, который используют в этом городе. Удивительно другое – необыкновенная легкость, с которой двухлетний опыт одного-единственного города России, да еще поданный со слов его непосредственного исполнителя, руководителя нижегородского пункта стерилизации В. Гройсмана, собираются распространить на всю огромную страну. При этом даже не потребовав независимого подтверждения успехов.

Давайте приглядимся к нижегородским цифрам повнимательнее. Цитата из статьи по вышеприведенной ссылке: «С 2015 года, когда началась реализация программы ОСВВ, в Нижнем Новгороде насчитывалось 7000 бездомных собак. В этом году таковых 4700. Если программа не остановит своей работы, то в следующем году количество беспризорников уменьшится до 2500. Есть естественный уход, а новых не рождается».

Общедоступных материалов учётов численности бездомных собак в Нижнем нам найти не удалось, предлагается поверить Гройсману на слово. Только насколько вся эта красивая динамика реалистична? Давайте сравним с данными других успешных программ ОСВВ. Ведь наверняка есть такие?

Здесь придется сделать отступление. Дело в том, что метод ОСВВ при всей своей раскрученности почему-то имеет совсем скромную достоверную статистику успехов – именно достоверную, независимо проверенную, а не основанную на заявлениях его горячих сторонников. Вот положительные примеры альтернативного к ОСВВ, то есть нормального подхода – системы профилактики бездомности домашних собак, безвозвратного отлова и приютской системы – особо искать вообще не надо. Любой, кто живет или бывал в странах Западной Европы, Северной Америке, Японии, видит всё сам: бездомных собак нет. Очевидный факт – впрочем, подтверждаемый и официальной статистикой (например, хорошо прослежено многократное уменьшение количества принимаемых в приюты бездомных собак за последние 40 лет в США). Конечно, найдутся те из теоретических зоозащитников, кто будет утверждать, что без бездомных собак там нарушено «равновесие», что там города заполнены полчищами ужасных лис, енотов, кабанов, белок, кроликов и оленей, что приюты с усыплением – это демонстрация западной аморальности и лицемерия и т.д. Вот только все эти словеса опровергаются одним-единственным фактом – местные зоозащитники массово везут бездомных собак, иногда целыми спецавтобусами, из стран «успешного ОСВВ» — той же Турции и Греции, да и России тоже – в негуманную Европу. Речь идет о тысячах животных в год, завезенных в Германию и другие страны, чтобы пристроить там новым владельцам. Но фактов, когда собак спасали из Европы и отправляли в страны благословенного ОСВВ, чтобы выпустить там в столь естественную для них среду обитания — на помойки и пустыри, почему-то не имеется.

Итак, если с приютской системой все ясно, то вот с ОСВВ всё как раз намного сложнее и туманнее. Вроде бы такой сверхэффективный метод, который пропагандируют на каждом углу, но где достоверные результаты? То есть полученные независимыми исследователями доказательства, что вот конкретно здесь именно ОСВВ (а не что-то еще) привело к такому-то точно измеренному сокращению численности бездомных собак. Нет, заявлений довольно много, но они, как правило, исходят от заинтересованной стороны – и при внимательном рассмотрении оказывается, что либо никакого сокращения нет, либо сыграл свою роль не ОСВВ, а другой фактор. (Как, например, в столице Болгарии городе Софии, где собак просто массово вывозили в муниципальные приюты, а не возвращали обратно – то же самое, кстати, было и в румынской Ораде, еще одном городе якобы победившего ОСВВ). Недаром та самая Всемирная организация здравоохранения, на которую так любят ссылаться сторонники ОСВВ, до сих пор признает, что относительно сокращения числа бездомных собак «независимых оценок результативности проводимых программ ОСВВ еще не предпринималось» — по крайней мере, именно так заявлено на их сайте.

Впрочем, кое-что все же есть. Это довольно старая уже (2006 года) публикация по индийскому городу Джайпур под названием «Контроль бешенства в Джайпуре, Индия, с помощью стерилизации и вакцинации общинных собак» (Reece, J.F., Chawla, S.K., 2006. Control of rabies in Jaipur, India, by the sterilisation and vaccination of neighbourhood dogs. Vet. Rec. 159, 379–383). Это пример как раз чистого, беспримесного ОСВВ — других легальных или полулегальных методов там не было. Там нет догхантеров (как в Петербурге и других городах России и постсоветского пространства), нет вывоза собак в приюты (как в румынской Ораде или болгарской Софии). Нет и выбрасывания домашних собак – за неимением таковых, все собаки уличные – так называемые «общинные», то есть условно опекаемые жителями тех или иных кварталов. Наблюдения проводились в течение 5 лет, и результаты подробно фиксировались. Эта работа – до сих пор классика жанра по чистоте и достоверности исследования (например, второе известное индийское исследование 2010 года в другом городе, Джодхпуре, было намного менее детальным и показало противоречивые результаты, что и признается его авторами). Так вот, численность бездомных собак в центральной части Джайпура за 5 лет проведения исследований (с 1997 по 2002 год) снизилась на 28 процентов – при достижении доли стерилизованных самок в 65 – 70 процентов на третий год проведения программы. 28 процентов сокращения за 5 лет! Напомним – это реальные достижения реальной программы ОСВВ, проведенной правильно в идеальных для ОСВВ городских условиях.

Кстати, именно такие достижения вполне соответствуют и математическим моделям программы ОСВВ – смотрите работу Л.Л. Мацевич «Эффективная и гуманная». На графиках там хорошо видно, как медленно идут вниз кривые численности собак даже при высоких теоретических темпах ОСВВ.

А теперь сравним с Нижним Новгородом: в 2015 году – 7000 бездомных собак, в 2017 – 4700. В 2018 году – Гройсман обещает 2500. За два года – снижение на 33 процента, за три – на 64! Индийцы могут только позавидовать! И, заметьте, в Нижнем снижение численности со временем только убыстряется! Но в реальных программах ОСВВ и математических моделях, наоборот, снижение численности со временем постепенно замедляется: в реальных городах количество собак выходит к новому уровню, который остается постоянным навсегда – как это было в том же Джайпуре.

Похоже, что с нижегородскими цифрами «что-то не так». Либо не так считали – что пока не проверить, так как материалы учета недоступны – и такого резкого снижения нет, либо сыграл свою роль какой-то другой фактор или факторы – а именно, какая-то форма безвозвратного изъятия. Известно из слов Гройсмана, что его организация за то же время пристроила в новые семьи около 500 собак – то есть ОСВВ заведомо не было «чистым» (сама жизнь подсказывает правильный выход – приютскую систему!). Но этого количества пристроенных явно недостаточно для столь стремительного сокращения. Если за год число собак упадет до 2500 – значит, значительная часть будет просто так или иначе умерщвлена. Впрочем, пока можно не беспокоиться – заявленные цифры еще не достигнуты, либо, если и будут объявлено об их достижении, кто знает, насколько они будут соответствовать действительности.

А пока приходится лишь догадываться, что там происходит на самом деле. Так или иначе, нижегородские СМИ и форумы пока отражают обычную для всех российских городов реальность – собаки ходят стаями, там покусали, там напугали… Эта картина разве что дополняется специфическими рассуждениями о том, что делать в случае нападения собаки с биркой – делать прививки против бешенства или наличие бирки – стопроцентная гарантия, что собака бешенством не заражена… вот такая вот лотерея. И правда, как проверить?

Так или иначе, основывать общероссийский закон на опыте одного-единственного города, на опыте, не подтвержденном независимой экспертизой, не странно ли? У нас ведь не Бангладеш и не Зимбабве – у нас страна, где есть целая академия наук, масса университетов с кафедрами зоологии и экологии, полно докторов и кандидатов биологических наук, специализирующихся в теме экологии млекопитающих, причем среди них есть даже такие, которые занимаются именно бездомными собаками (и это не только известный московский Андрей Поярков). Страна с развитым сообществом кинологов и собаководов, с богатейшим опытом проб и ошибок за последние 15 лет попыток введения ОСВВ. И нашей стране предлагается поверить на слово господину Гройсману, по основному своему занятию — предпринимателю в сфере типографского бизнеса…

Депутат Панов утверждает, что все поправки к законопроекту, полученные им от субъектов законодательной инициативы, то есть депутатов Думы, Совета Федерации и Правительства, – в пользу ОСВВ. В принципе, ничего удивительного в этом нет, если знать, как создавалась данная версия проекта в течение последних месяцев. Не было создано рабочей группы с привлечением специалистов, которые получили бы задание исследовать те или иные методы на предмет их эффективности. Объективной экспертизы метода ОСВВ проведено не было. Для создания закона все ветви власти привлекли только одних и тех же «экспертов» — представителей только одного из идеологических направлений зоозащиты, преимущественно из Москвы, активнее всего выступающих в центральных СМИ и проторивших дорожки в разные начальственные кабинеты. Безусловно, необходимо отдать должное энтузиастам-зоозащитникам, которые за счет ограниченных благотворительных и личных средств самоотверженно спасают сотни и тысячи жизней брошенных на произвол судьбы собак и кошек. Но это не делает их специалистами во всех аспектах этой сложнейшей темы, затрагивающей разные стороны жизни современного общества. Зоозащитники зачастую склонны видеть проблему со своей специфической стороны, обусловленной, прежде всего, заботой об оперативном спасении конкретных животных. К сожалению, отсутствие взвешенной и профессиональной государственной политики и соответствующего информирования общества сыграло тут свою негативную роль: уровень знаний значительной части отечественной зоозащиты и их умение прогнозировать не всегда достаточны для того, чтобы планировать стратегические решения на перспективу. И, к сожалению, у нашей зоозащиты не развит навык вести цивилизованную и плодотворную дискуссию с учетом мнения разных сторон – чем и пользуются наиболее активные столичные деятели. Любые аргументы не в пользу тотального ОСВВ нашими «экспертами» немедленно объявляются призывами к «живодерству» — хотя ОСВВ как раз это живодерство и провоцирует…

Кроме зоозащитников, видимо, экспертом выступал и господин Гройсман, но об уровне его подготовки можно судить по тому, что в одном из интервью он утверждает, что в Москве после отмены ОСВВ ничего не изменилось и собак меньше не стало, хотя резкое уменьшение количества собак признали и власти Москвы, а также и противники, и сторонники ОСВВ. Про обескураживающий уровень знаний самого Панова хорошо написано в заметке «Эксперт и эксперты».

Вся аргументация этого «экспертного сообщества» в основном сводится к перечислению «священных догматов» ОСВВ пятнадцатилетней давности – давно многократно опровергнутых. Но опровержения в этой среде рассматриваются не как повод к сомнениям и дискуссии, а как зловредная ересь, которая должна быть заклеймена без рассмотрения. ОСВВ стало своего рода религией, в которую нужно слепо верить, а сомневающихся ждет клеймо живодера и пособника догхантеров. Понятно, что в такой атмосфере мы сомневаемся, что хоть кто-то из разработчиков закона не то чтобы читал хоть одну зарубежную работу по ОСВВ, но хотя бы даже слышал о таких исследованиях…

Сами же властные структуры своего мнения попросту не сформировали – похоже, они даже не поняли того элементарного факта, что в данном вопросе могут быть и иные мнения, и иные эксперты. Ни в Правительстве, ни в Думе, ни Совете Федерации, ни в Администрации Президента на данный момент просто даже не попытались задаться вопросом о том, что сфера «собачек и кошечек» – отнюдь не тема для любительского подхода, которую можно быстренько провести как вопрос третьестепенной важности по задворкам законодательного процесса. Вырисовывается удручающая картина интеллектуальной беспомощности власти перед лицом специфической проблемы, требующей особого экспертного сообщества… Такая беспомощность может дорого обойтись стране.

_________________________________________

Что ждет страну после принятия закона в редакции Панова-Гройсмана? Тому, кто отслеживает ситуацию в городах и регионах, где уже проводились программы ОСВВ, это несложно предугадать – всё повторится, только в куда более грандиозных масштабах — пространственных и временных.

Если коротко – нас ждут годы и десятилетия глухой безнадеги. Стаи бездомных собак будут увековечены на улицах городов. Не нужно иллюзий – абсолютно все страны, взявшие на вооружение принцип ОСВВ, сохранили стаи бездомных собак: от Греции до Индии. ИСКЛЮЧЕНИЙ НЕТ И НЕ МОЖЕТ БЫТЬ – ТАКОВ ПРИНЦИП МЕТОДА.

Но Россия – не Индия, и наличие стай будет так или иначе служить раздражающим местные власти фактором. То возмущенные жители допекут, то нужно подготовиться к приезду высокого начальства, то близится какое-нибудь громкое событие (например, чемпионат мира по футболу). Понятно, что будут приниматься меры поэффективнее ОСВВ. Да и население само не всегда будет бесконечно терпеть. И нас ждет расцвет серых и черных схем регулирования численности бездомных собак.

«Серые» — это тайно или полуявно санкционированные властями зачистки – регулярные или периодические, с использованием всего наработанного арсенала «методов», один другого «гуманнее». Среди них — конечно же, привычный «отстрел» насмерть дротиками с миорелаксантами типа адилина. Втихую, ночью, или открыто, днем – «мол, ничего не поделаешь, вспышка бешенства». Это вроде бы и гуманный отлов живьем – но потом почему-то потеря животных в пути до приюта. К примеру, часто не доезжают щенки – в приютах не любят принимать молодняк, который может стать рассадником различных инфекций. Судьба не доехавших до приюта – либо смерть прямо в машине от ядовитой инъекции (легальная подконтрольная гуманная эвтаназия законом будет запрещена), либо выбрасывание за пределами города: кто выживет, тот выживет… Не доезжать до своего «ареала обитания» будут и собаки на обратном пути из приюта – уже стерилизованные (или якобы стерилизованные). Наконец, будут и простые, без затей, потравы – самый легкий метод, результаты которого можно свалить на догхантеров.

Ну, конечно, это не лицемерный Запад, где каждое умерщвление отмечено в статистике – у нас никаких умерщвлений на бумаге не будет. Просто регулярно на свалках и пустырях, в лесах и оврагах будут привычно находить очередную груду полуразложившихся собачьих трупов – но это ведь в статистику действия гуманного закона не попадет.

Где-то серые схемы будут более гуманными – там, где уже на результат работают приюты, руководимые вменяемыми людьми, которые постараются даже нелегальное (по новому закону) усыпление проводить гуманными методами – чтобы не превратить приют в переполненный концлагерь и рассадник инфекций. Но в целом – серые схемы на то и серые, что принципиально неконтролируемы.

Что касается «черных» схем – это уже самодеятельность населения, самосудные расправы. Большего подарка движению догхантеров, чем закон Панова-Гройсмана, трудно себе представить. Ведь как теперь будет выглядеть в жизни заявка на отлов? Звонок в городскую администрацию от жителей многоквартирного дома: «Помогите, у нас во дворе живет стая собак, пугают детей, нападают на домашних животных, охотятся на кошек и крыс – рвут зубами припаркованные машины, куда прячутся жертвы. Ночами – лай и визг. Спасите, уберите их.» А в ответ – «Нет, это теперь неотъемлемая часть экосистемы вашего двора. Вы должны быть им благодарны. Они охраняют вас от бешеных енотов – разве вы не боитесь енотов??? Ах, вы их ни разу не видели? Вот потому и не видели, что собаки вас от них спасли. Но мы примем, конечно, меры. Мы собак стерилизуем и вернем обратно!».

Понятно, что после подобных диалогов догхантерство присвоит себе мощнейшее идеологическое оправдание: «Власть защищает вас от мифических енотов, но не от реальных собак. Спасайте себя сами». Впрочем, дело здесь будет даже не в распространении самой идеологии – сайты и группы догхантеров можно закрыть. Сама обстановка будет толкать население в сторону самосудов – и никакими заклинаниями о проклятых живодёрах это не предотвратить. Ни одна из ОСВВшных стран не смогла избежать этого. Скажем, в Турции – периодические потравы собак стрихнином не являются чем-то необычным. Закон ОСВВ не отменит отстрелов и потрав – он их многократно увеличит и сделает навсегда неизбежными.

Но самое страшное, что нас ждет: людские смерти, смерти, смерти – гибель людей от нападений стай, причем самые слабые – дети, старики, - будут самыми незащищенными… Ведь не всегда серые схемы регулирования численности успеют сработать – на то они и серые, что невозможно заранее спланировать и проконтролировать результативность. Да и включаются они на полную мощность обычно уже постфактум – после случившегося ЧП.

А то, что смерти будут, к сожалению, можно говорить вполне уверенно. Регулярно гибнут люди в благословенной ОСВВшной Индии. Без смертей при введении ОСВВ не обошлись даже маленькие Болгария и Румыния. Что же будет на просторах 140-миллионной России? Тем более, что они уже происходили не раз именно в регионах с введенным ОСВВ – вспомним Москву, где именно гибель человека стала последней каплей, завершившей московскую «программу стерилизации» в 2008 году. Люди гибли в Мурманске, Архангельске, Казани, недавно эксперимент с ОСВВ был (временно?) прекращен в Магадане после тяжелых травм, полученных школьниками.

Ещё жертвы – в тех местах, где не было ОСВВ, а просто не существовала вменяемая эффективная и гуманная система регулирования численности – Чита, Ямал, Башкирия, Якутия, Ростов и множество других, да и недавний случай в Махачкале пример тому. Но при введенном ОСВВ в его крайнем варианте – именно таком, как планирует Панов, – никакой вменяемой и подконтрольной системы нигде не будет построено в принципе. ОСВВ — это сплошная зона тумана и неопределенности. Повторим, что реальные факторы, влияющие на численность бездомных собак, все время будут практически вне централизованного управления и планирования. При этом непонятны будут даже критерии успеха: 5000 бездомных собак в городе – это мало или много? Хватит ли для щита от бешенства и обороны от диких енотов, койотов, бегемотов и чупакабр? Как это оценить? Кстати, помнится, в 2007 году после учета численности бездомных собак в Москве, показавшего, что при стерилизации их стало больше — до 30 000 особей, сторонники ОСВВ говорили, что ничего страшного — так как раз и должно быть, количество оптимальное. А в следующем году это «оптимальное количество» погубило человека – москвича Владимира Гайдаржинского, растерзанного стаей в Измайловском парке. После чего и пришел конец московскому ОСВВ… которое вернётся по новому закону.

Россия – великая страна, народ которой достоин жить не хуже, чем в любом другом развитом государстве. К сожалению, гибель людей от нападений бездомных собак ставит нас в ряд отнюдь не развитых стран, а сближает со слаборазвитыми странами Африки и Южной Азии. Неужели с этим ничего нельзя сделать? В истории мы справлялись с куда более сложными задачами. Взятие ситуации под контроль требует лишь минимальных усилий от государства... Но пока мы имеем лишь проект узаконивания бесконтрольности.

И продолжится страшная лотерея – где появится очередная жертва, какой город вытянет несчастливый билет? Ни один закон в Российской Федерации до сих пор не предусматривал неизбежную гибель людей. Первый в этом ряду – акт узаконенной бездомности... Закон запланированных смертей.



Мнение редакции может не совпадать с мнением автора блога.
Планета.ру

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments