Армия

Объединение регионов: зачем это нужно


Эксперты: Игорь Баранов — КД Групп Политконсалтинг (Псковская обл); Алексей Шляпужников — шеф-редактор медиапроекта СОЛЬ.

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Добрый день, уважаемые радиослушатели! У микрофона Игорь Киценко. Это «Угол зрения». И сегодня мы поговорим о такой новости, о которой писали в принципе все крупные издания — это «Укрупнение регионов нашей страны». Зачем это нужно? Какие последствия могут быть? Какие изменения повлечёт это во всех отраслях в принципе, как жизни экономической, так и инвестиционной политики, политической системы в общем, административной системы регионов. Очень интересно в этом будет разобраться.

Первым нашим собеседником в прямом эфире будет Полухин Алексей, руководитель интернет-портала «Все Котята Твери». Сейчас попробуем с ним связаться.

А пока я немного расскажу предысторию данного вопроса. Передо мной сейчас открыта публикация, датируемая 2010 годом. О чём в ней говорится: «Для России необходима комплексная системная модернизация практически всего — экономики, системы государственного управления, политической системы, науки, образования, инновационной системы, здравоохранения. Необходимо также модернизация силовых структур, финансовой и бюджетной системы и так далее. Модернизовать нужно всю страну от, А до Я.»

В связи с последними событиями мы видим, что в некоторых сферах всё-таки происходит модернизация. В частности, это силовые структуры, у нас сейчас будет появляться национальная гвардия, Росгвардия так называемая. То есть модернизация какая-то происходит. До этого были реформы в сфере силовых структур, из милиции сделали в полицию. К сожалению, не удалось нам связаться с Полухиным Алексеем и второй наш собеседник — это Баранов Игорь Николаевич, это Псковская область, это «КД Групп Политконсалтинг». Игорь Николаевич, добрый день!

Игорь Николаевич Баранов, «КД групп Политконсалтинг»: Добрый день!

И.К.: Спасибо, что у вас получилось с нами пообщаться. Спасибо что нашли время, вот в принципе вы, наверное, слышали, о чём я говорил.

И.Б.: Да, да

И.К.: И здесь хочется разобраться. Для меня, как простого обывателя, эта новость, о том, что будут укреплять регионы, может быть прошла бы стороной. Но тем не менее, мы обратили на неё внимание. И хотелось бы понять, и мне в том числе и нашим радиослушателям — хотелось бы понять, что это такое и зачем, самое главное нужно укрупнять регионы.

Вот происходила обратная ситуация даже во время Второй мировой войны, даже во время Великой Отечественной войны, было наоборот, разделение регионов. Например, вот Владимирская, Ивановская области — это была одна большая область. И если я не ошибаюсь в 1942 году они были разделены на конкретно Ивановскую, и конкретно Владимирскую область. Вот зачем нам нужно это расширение региональное? Для чего оно делается? Но понятно, что это якобы модернизация, но что за этим скрывается, за этими всеми помпезными большими словами.

И.Б.: Ну это история давнишняя, особенно что касается Псковской области. Периодически возникают такие предложения и кстати, больше со стороны соседних регионов. Это, в частности, ещё когда был Михаил Прусак губернатором Новгородской области В начале 2000 годов было такое предложение об объединении Новгородской и Псковской области, также с Тверской областью, с Ленинградской областью. Что за этим стоит?

Ну, в общем то я думаю, это лучше управляемость с точки зрения экономики.

И.К.: То есть здесь больше всё-таки вопрос экономической сферы затрагивается?

И.Б.: Да, я думаю да. Вот со стороны руководства со стороны — это лучше. Легче контролировать ответственных. Но наша область дотационная и поэтому с другой точки зрения, нам выгоднее объединяться с областями более успешными.

И.К.: Ну вот куда больше инвестиций идёт?

И.Б.: Да, это вот в частности с Ленинградской.

И.К.: Возникает тогда вопрос. Почему так много внимания уделяется тем, а не иным. Почему, например, тогда уделяется больше внимания и больше инвестиций, финансирования уходят, например, в Ленинградскую область, нежели чем в Псковскую. Там получается, что в Псковской области климат хуже или я не знаю земли меньше где можно было разместить какие-то цеха, заводы, производство поставить. В чём разница?

И.Б.: Разница я думаю в инфраструктуре. Ленинградская область лучше, готовность и в кадровом плане. И в общем, это не секрет что очень многие наши псковские люди как раз и работают в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.

И.К.: Тогда такой вопрос Игорь Николаевич: почему этот вопрос, отголоски его уходят ещё в начало нулевых об укрупнении регионов и слиянии их, но почему о нём вот говорили и в 2010 году, как я уже сообщал. Потом есть сообщение 2013 года, когда Валентина Матвиенко ещё не была в Совете Федерации, а была всего лишь спикером. И также в 2012 году Владимир Путин заявил, что с экономической точки зрения, о чём вы сказали, имеет смысл говорить об укрупнении. Но при этом нельзя затрагивать национальный вопрос.

Национальный вопрос: что тогда подразумевал Владимир Владимирович на тот момент. Если, с экономической точки зрения, имеет смысл, но нельзя затрагивать национальный вопрос. Что это?

И.Б.: Ну да, это и у нас социально-психологический вопрос, вопрос менталитета. Я работал в администрации Псковской области и изучали мнения жителей. И вот, в частности, с Новгородской объединение быть не может, потому что вот такие у нас отношения. Считается как такой старший брат, а мы самостоятельные.

И.К.: То есть ревность какая-то появляется.

И.Б.: Да, то есть получается ревность. Но с Ленинградской, в плане национальном, тут не должно быть никаких особых препятствий. Я считаю, большинство наших жителей, рядовых работников — «ЗА». И среднее звено чиновников я думаю будет «ЗА», потому что там лучше будут условия работы.

И.К.: Игорь Николаевич, я вернусь, я просто не закончил мысль и сразу перебежал на такой национальный вопрос, который был озвучен Владимиром Владимировичем в 2012 году. Об этом периодически говорят, вот опять об этом заговорили. Сейчас уже Валентина Матвиенко, она председатель Совета Федерации и спикер Совета Федерации. Насколько это реально, насколько это возможно свершить сейчас, то есть на данный момент. Или опять это будут какие-то разговоры и на какое-то время опять все это дело затихнет и через года два-три опять озвучат и может быть начнут действия в этом направлении. Насколько это реально объединение на данный момент.

И.Б.: Так. Надо изучать этот вопрос, сразу не скажешь.

И.К.: Ваше предположение, ваше ощущение? Вот допустим Псковская область, как я понял, она готова объединиться с Ленинградской областью. Там, наверное, будет либо одна большая Ленинградская область, либо иное название области. Может это не область будет, а как-то по-другому будет называться. Штатом, например, как в США. По вашим ощущениям на данный момент?

И.Б.: По ощущениям — это всё-таки небыстрый процесс. Хотя готовность есть. Но небыстрый.

И.К.: То есть должно пройти ещё немного времени, ряд реструктуризаций, ряд реформ в разных сферах. Вот как я уже говорил, перечислял эти сферы — это и политическая, и экономическая, реформы в образовании, в науке. Чтобы потом уже полноценно взять в какой-то момент с коротким промежутком времени и объединить области. Правильно понимаю?

И.Б.: Да, конечно. Да. Потому что так вот сложно, нельзя просто так взять принять решение и все сделать.

И.К.: Игорь Николаевич, вот вы упомянули о чиновниках среднего звена. Но как я понимаю, вот это вот укрупнение областей оно как раз будет направлено на сокращение административного штата чиновничьего аппарата. Он будет уменьшаться либо может быть, я недопонимаю, может быть будет не уменьшаться, а будет укрупняться. Потому что появится одна большая область, будут нерегиональные, а муниципальные центры, более крупные в одной области и штат чиновников для контроля он должен будет либо расширен, либо уменьшен, вот как это понимать?

И.Б.: Тут сказать можно только одно. Понятно, что высшее руководство, оно против будет такого объединения. Вот с этим опять же тоже будут проблемы. Я как говорил, для среднего звена, для Псковского, я вот недавно разговаривал, люди готовы, потому по благополучию, оклады сами по себе они выше чем в Ленинградской области.

И.К.: То есть это чисто экономической интерес у псковичей к Ленинградской области.

И.Б.: Но скорее всего, да.

И.К.: Но с высшим руководством чиновников понятно, потому что много голов, они не нужны будут. Там нужна будет одна голова и здесь в принципе этот вопрос решённый. Я хотел у вас спросить ваше мнение, по поводу распределения бюджета, финансовой части, в глобальной смысле, распределение и субсидирование этих укрупнённых областей. Не получится такая ситуация, что вот сейчас Валентина Матвиенко говорила, что нежизнеспособные области, федеральный бюджет их обходит стороной и по роду может быть объективных, а может не объективных причин, туда денежные средства не уходят. Но не возникнет ли потом, когда укрупнятся области, укрупнятся регионы, подобная же ситуация. То есть в одну крупную область из бюджета федеральная помощь не идёт, а в другую пожалуйста, вкачивают и вкачивают деньги. Или укрупнили область, она сама зарабатывает денежные средства. Я имею в виду те области, где находятся месторождения газа, например, они укрупнятся тоже. А другие области тоже будут укрупнены, но им меньше повезло с природными ресурсами, может быть с почвой повезло меньше и их будут обходить бюджетом. Возможна ли такая ситуация? Как быть тогда в этом случае?

И.Б.: Да конечно, тут вы правы, это очень сложно. Кому-то на самом деле повезло. Что касается нас, то тут нужно как раз продумать бюджетную стравляющую структуры. Подключить экономистов и решить, что здесь делать. Поэтому предварительная проработка очень важна.

И.К.: Но здесь ещё такой общественный небольшой момент. Вот жители Псковской области они в принципе не против того, чтобы взять и влиться в Ленинградскую область. А стоит ли, по вашему мнению, провести какой-то социологический опрос. Чтобы народ высказал своё мнение. Наверняка найдутся такие регионы, которые скажут: «Спасибо нам и так комфортно, в своём узком маленьком мирке крутится. И не надо нам других подсаживать на хвост. За них ещё отвечать.» Ваше мнение, надо ли? Намерено ли это не делается, не спрашивается общественное мнение. Или в принципе, может быть, его не нужно спрашивать и все согласны с этим.

И.Б.: Спрашивать в любом случае надо, чтобы провести анализ. Потому что совершенно разные группы населения будут относиться по-разному. Я говорю — большинство населения не против. Но часть чиновников, да, часть бизнесменов они конечно будут иметь другую позицию. И надо, в общем-то, по стратам посмотреть мнение людей.

И.К.: Но вот по поводу бизнеса. Коль уж вы затронули этот момент, по поводу бизнеса, опять же с расширением. С одной стороны, это хорошо, когда с рынка уйдут слабые игроки, может быть конкуренция станет меньше. Но вот в связи с этим расширением в бизнесе, не потянутся ли скажем некие теневые монополисты. Не будет ли это развиваться?

И.Б.: В смысле теневая?

И.К.: Я имею в виду, например, одно время не утихал скандал во Владимирской области. В областном центре, в городе Владимир происходил, как утверждают общественники, передел рынка общественных пассажироперевозок. Пытались неким образом убрать с рынка одного игрока. Ну там их несколько было. И в принципе заменить весь автопарк города Владимира, поставить другую компанию с подачи губернатора, как утверждают общественники. Вот я подобные ситуации имею в виду. Не будет ли этого развития. И коррупционная составляющая может вырасти в разных сферах. Не в прямом смысле передача денежных средств, а порука, кумовство может произойти, с расширение. Или этого не будет всё-таки.

И.Б.: Тут на самом деле в чём сложность — у нас губернатор вообще питерский, Турчак Андрей Анатольевич. И местные люди, да, соответственно уже есть конфликт интересов. Предприниматели не очень довольны, то что есть часть преференций в пользу питерских компании. Она и сейчас уже есть, понимаете. Поэтому то что будет хуже, я бы так не сказал.

И.К.: То есть ситуация в этом плане она может быть и не измениться. То есть наоборот только улучшиться может.

И.Б.: Возможно и да. Но для нас, вот именно такая особенность нашего региона. По другим не могу сказать.

И.К.: То есть в принципе для Псковской области, с точки зрения какой-то коррупционной составляющей, какое-то укрупнение и интеграция либо Псковской области в Ленинградскую, либо Ленинградской область в Псковскую, она не грозит. То есть ситуация наоборот может улучшиться, я правильно вас понимаю.

И.Б.: Как я говорю — хуже не будет.

И.К.: Хуже не будет. Ясно. Игорь Николаевич, ещё хотел вам задать вопрос по поводу образования. С точки зрения образования, система будет меняться. И если допустим, данном случае Псковская область вольётся в Ленинградскую область, будет, наверное, проще молодым детям поступать, например, в государственный Петербургский университет. Игорь Николаевич?

И.Б.: Да. Тут конечно плюсы. Не секрет, что и сейчас наши молодые специалисты довольно сильные, уезжают в Питер, Москву и там успешно работают.

И.К.: То есть они остаются и не собираются возвращаться?

И.Б.: Вот тут проблема. А вот объединение всё-таки решает эту проблему.

И.К.: Уважаемые радиослушатели, у нас также на связи шеф-редактор медиапроекта «Соль» Алексей Шляпужников. Алексей, добрый день!

А.Ш.: Привет Игорь.

И.К.: Алексей, у нас в прямом эфире Баранов Игорь Николаевич. Мы сейчас общаемся и берём локально по вопросу укрупнения регионов это Псковскую и Ленинградскую область. Вот буквально недавно проговорили и по коррупционной составляющей. Игорь Николаевич говорит, что хуже не будет. И про то что административный ресурс, верхушка административного ресурса чиновничьего аппарата она может сократиться. И в принципе они могут быть против руководителя.

А.Ш.: Естественно, они будут сопротивляться. Потому во Псковской области нет ни нефти, ни газа, единственное что там есть — это бюджетные деньги, бюджетные субсидии, которые идут из Москвы. И если эти субсидии пойдут в славный город Санкт-Петербург, в Пскове, естественно, не будет ничего.

И.К.: Но сами псковичи, они по большом счету не против того, чтобы влиться в Ленинградскую область?

А.Ш.: Конечно не против, потому что уровень жизни в Ленинградской области гораздо выше чем уровень жизни в Псковской области. Но надо понимать, что это «средняя температура по больнице», потому что очень много занимают пригородные районы Санкт-Петербурга. Много занимают туристические портовые районы, которые также не входят в Санкт-Петербург, а находятся в Ленинградской области. Если брать эти территории, которые ближе к Псковской и Новгородской областям, да и Новгородцы то очень не хотели примкнуть туда, то там тоже не очень все хорошо. И то что жизнь сразу улучшиться и наладится — это миф. Наверное, логичнее укрупнить регион за счёт объединения двух неполноценных, слабых субъектов. Чем присоединить высоко нагруженную Ленинградскую область. Ведь не просто так она отделена от города Санкт-Петербурга, там сложный достаточно комплекс. Возможно, речь о смежном объединении Тверской, Новгородской и Псковски областей.

И.К.: Опять же у меня такой вопрос. По твоему мнению, а зачем это делать?

А.Ш.: Смотря кто инициатор. Есть разные люди, которым это интересно. Вообще, конечно, что такое регион? Регион — это политико-административное деление, губерния. Это за годы, исторически сложившиеся местность, на территории проживания одного народа. Регион — это территория, которая наделена определённым аппаратом чиновничьем, которым она управляется. На территории есть экономические всякие очаги и зоны, есть некоторое количество проживающих людей, у этой территории есть какая-то своя стратегия, которая должна быть в теории увязана с государственной стратегией развития. Вот если один их элементов выпадет, допустим, население гораздо меньше, чем затрачивается на администрирование, для регионов Сибири, Дальнего Востока это было актуально. Там прошло объединение. Если, условно говоря стратегия развития не работает, не хватает на территории региона комплекса для того, чтобы самостоятельно при помощи федерации, естественно, идти вперёд. Условно говоря, деревообрабатывающая промышленность есть, а лес не растёт. Тут, с точки зрения экономики. И давайте не будем забывать о политике. Дело в том, что сейчас мы проходим через… у нас 13 лет не было выборов по одномандатным округам. И сейчас очень сильная нервозность наблюдается в регионах, особенно тех, где одномандатные округа попали, так сказать, не полностью. Например, Владимирская и Ивановская область. Кострома и Иванов поделили некоторые округа, по факту. Да, я имею в виду те, которые по партийным спискам. В то же самое время, одномандатники будут играть очень большую роль в будущем Думе. И то как они будут работать и взаимодействовать тоже очень важно. Поэтому я думаю, что все разговоры об объединении, в данный момент, пока мы не прошли выборы. Пока мы не увидели кто там прошёл по каким округам и насколько комфортно этому депутату будет работать со своими избирателями. Напомню, что одномандатники гораздо более прямо связаны с избирателями, чем те, кто проходит по партийным спискам. Во многом мнение и позиции тех депутатов, которые в этих округах изберутся будет играть роль в дальнейшем разговоре о укрупнении или даже о разукрупнение регионов. Не более трёх месяцев назад, шла речь, что Москву неплохо бы разделить на два региона выделив отдельно центр города и отдельно жилую периферию. Потому это что разные по назначению субъекты, территории и они по-разному управляются. Фактически мэрия Москвы в центре города имеет очень мало роли там.

И.К.: Игорь Николаевич?

И.Б.: Да.

И.К.: У вас есть что-нибудь добавить к тому, что озвучил Алексей. Может быть, есть какая-то противоположная точка зрения на этот счёт у вас.

И.Б.: Нет. Алексей молодец в общем-то, все довольно точно. И конечно, я говорю, что для псковичей понятно, что лучше объединяться с Ленинградской. С такой обывательской точкой зрения. А вообще-то с точки зрения, как объединиться с Тверской и Новгородской, может быть это более правильно. Поэтому вопрос сложный. На самом деле все решиться именно после выборов в Государственную думу, это да.

И.К.: То есть это сейчас получается, Игорь Николаевич, если я вас правильно понимаю, это до конца я додумаю, допридумываю. Все вот эти — вот подачи они делаются перед выборами, не исключён то момент, что выборы пройдут, партия власти опять наберёт нужное количество голосов, займёт нужное количество мест, нужных мест и потом об этом забудут.

А.Ш.: Ну почему партия власти тут. Я не согласен здесь. Дело в том, посмотрите кто идёт в одномандатных округах. Если мы сейчас внимательно посмотрим на Россию, на всю. Они все идут от партии власти, но это местные крупные собственники. У них бизнес-интерес в этом регионе свой собственный. За редким исключением куда-то приезжает одномандатник из Москвы и честно скажу, что у него не очень много шансов. Одномандатная система потому и сильно отличается от партийных списков, что столичный истеблишмент начинают проигрывать региональному. Роль регионов возрастёт в парламенте. Поэтому я думаю, что здесь не идёт речь о партии власти. Здесь идёт речь об интересах бизнеса и экономики региона в целом.

И.К.: То есть Алексей если я тебя правильно понимаю, сейчас попытаются занять все вакантные места в регионах, люди от бизнеса.

А.Ш.: Конечно. И кому как не им решать. Потому что они очень хорошо понимают, как работает региональная экономика, с кем стоит объединяться, какие риски при объединении мы несём. Как вот идёт речь о Нижегородской, Владимирской, Ярославской, Московской, Владимирской области. Об обмене отдельными районами для того что бы сократить экономический дисбаланс. Сейчас речь идёт о том, что республика Горный Алтай с Алтайским краем хотели объединять, но посчитали что абсолютно разные экономики, просто не совместимые. И одинаковым образом администрировать — приведёт к краху и той и той. Ну и, собственно говоря, отказались от этой идеи, но ключевую роль в этом играл Алтайский бизнес, барнаульский, который активно выступал в парламенте. Они очень хорошо представлены в парламенте, работают через московское лобби. И в итоге за несколько месяцев эту идею просто похоронили и закатали бетоном. И я думаю, что в ближайшие десять лет она просто не появится.

И.К.: Хорошо, с бизнесом и с политической составляющей более или менее становится понятно. Вот меня ещё интересует такой вопрос: как системы науки, образования и культуры при объединении. Возьмём даже Северокавказский Федеральный округ, например, целиком. Вот вопрос: если будут происходить объединения, например, Дагестанской республики, республики Ингушетия, республики Чечня в один большой федеральный орган, вот как там встанет вопрос. У них очень остро идёт культурное ранжирование, и они чётко себя друг от друга отделяют. Вот не возникнет ли больших конфликтов на этой почве во время объединения или Северокавказский федеральный округ, вообще, он у нас идёт стороной и к этому вопросу не имеет никакого отношения. Игорь Николаевич?

И.Б.: Ну тут сложно. Я неспециалист по Северному Кавказу.

И.К.: По вашему мнению, в общем, объединение будет происходить? Вот именно с этим Федеральным округом.

И.Б.: Я думаю это нереально там.

И.К.: То есть вы считаете, что там объединения не будет. И в принципе этот вопрос даже касаться не будет Северокавказского федерального округа.

И.Б.: Да.

И.К.: Алексей, есть что добавить к моему вопросу?

А.Ш.: Не соглашусь, потому что на Кавказе есть фигура или даже сила, которую зовут Рамзан Кадыровым, который мечтает, о том, чтобы Кавказ был объединён. И это на самом деле с экономической и политической точки зрения, довольно-таки интересная идея, интересное решение. Но вместо нескольких нестабильных республик мы получим одну большую внешне стабильную республику, которая тем не менее не будет управляться из Москвы в том понимании, в каком мы считаем, что регион должен управляться из Москвы. Но на самом деле в таком объединении может быть и плюс, потому что, когда мы получим большой крупный регион с большим количеством суверенитетов в рамках Федерации, возможно мы сможем прийти к дальнейшему разговору о необходимости дальнейшей федерализации страны. Потому что сейчас Российская Федерация — это федерация лишь по названию, а больше она унитарное государство, которое управляется из одного центра и роль регионов здесь скорее — наместники центра на местах. Роль губернаторов, роль элиты. Вертикальной власти она в принципе невозможна в федеративном устройстве. Это две несопоставимые вещи. Но возвращаясь к Кавказу. Сейчас создана национальная гвардия,

И.К.: Так

А.Ш.: И самая большая проблема в том, что почему боятся Кадырову отдать Кавказ, у него есть собственные войска, фактически. Я внимательно изучил приказ о национальной гвардии, вот это постановление и все подзаконные акты, которые на данный момент вышли. И видно, что все сейчас и чеченская милиция, и все внутренние войска, вот все что там есть все начинает подчиняться Золотову.

И.К.: А Золотов — это у нас?

А.Ш.: Ну это личный друг и охранник Владимира Путина. То есть человек непосредственно человек самый близкий и самый доверенный. И соответственно из-под Рамзана Кадырова силовые структуры выводятся и после этого если все пройдёт мирно, и он на это согласится, как сделка, вполне вероятно, что будет именно укрупнение Кавказа с центром в Грозном.

И.К.: Я понимаю в принципе желание Рамзана Кадырова иметь большие федеральные полномочия и большую федеральную территорию. Это соответственно и субсидии из федерального центра ещё больше будут вливаться в Северокавказский федеральный округ с объеденными присоединёнными другими республиками и центром в Грозном. Но вот здесь вот опять же возвращаясь к изначально моему вопросу: культурный аспект он же сильно там затронется. Жители Северного Кавказа у них это ранжирование по культуре своей, по своим обычаям традициям, вот насколько сильно. Вот не получится ли так, что мы потеряем какие-то культурные традиции в этом плане, если отойти от политики и приблизиться немножко к культуре в этом вопросе.

А.Ш.: Ты имеешь в виду культуру как национальный код?

И.К.: Да, совершенно да.

А.Ш.: Это очень большая ошибка думать, что есть национальный код у кавказцев, есть национальный код условно у бурятов и нет национального кода в Псковской губернии. И там, и там, и там присутствуют элементы культуры, региональные элементы культуры, которые никуда не деваются.

И.К.: То есть получается они сохраняться с расширением?

А.Ш.: Я о чём говорю, это административно политическое деление, призванное в первую очередь управлять процессами политическими и бизнес-процессами, экономическими, а к культуре это имеет очень посредственное отношение. Вообще если мы очень внимательно посмотрим, культурное явление государственное — это штука достаточно уныл. Это концерт группы Ромашка в ДК культуры, в ДК какого-нибудь завода. Это региональная культура, которая никуда не денется. Потому что там сидят люди, которые больше ничего делать не умеют и на улицу их никто не выгонит. По-настоящему сильное культурное явление, связанное с религией, как на Кавказе. Связанное историей, как в центре страны. Связанное с временем покорения и культуры народов Сибири, удалённых территорий. Они никуда не деваются потому что они сохраняются вне зависимости от политических и административных процедур и процессов. Это так называемое локальная идентичность, которая никогда никуда не денется.

И.К.: То есть она сохранится. Она никуда не пропадёт, и всё будет на своих местах.

А.Ш.: Но нет ни одного примера в истории нашей страны России, даже когда Союз был, когда вот эти укрупнения были и переделы очень серьёзные. Чтобы пропадали какие-то культурные моменты. Скорее есть риск для культурных кодов региональных и локальных идентичностей, это опустение регионов, стягивание их в центр. Сейчас коренные народы крайнего севера именно с этой проблемой сталкиваются. Не в том, что их культуру кто-то зажимает, нет. Проблема в том, что носителей культуры на месте её исторического образования становиться всё меньше и меньше. Но это уже совершенно другие процессы, это глобализация. Это процессы не относящаяся к административно-политическому делению в России. И они идут во всём мире, их надо просто учитывать и помогать сохранять. Не бросать людей, которые инициативно это делают, сохраняют культурный код.

И.К.: То есть это никак не повлияет и все останется на своих местах. В этом плане можно быть спокойными. То есть культурный аспект мало затронет и как ты сказал это больше связано с политическим и экономическим аспектами.

А.Ш.: да, совершенно верно.

И.К.: Ну почему это только сейчас возникло, мы об этом периодически говорили. Почему сейчас? Почему это нельзя сделать через десять. Или наоборот, почему нельзя было сделать это десять лет тому назад.

А.Ш.: Вот тут мы подходим к самому важному моменту. Дело в том, что мы вошли в плотную систему государственного кризиса. Кризис как раз-таки экономический, кризис вполне себе политический. Потому что мы, несмотря на ногу избрания думы, политическая ротация практически отсутствуют, и региональные элиты вырождаются раз за разом. После того как система выстроилась под унитарную, как из Москвы начали наместников посылать, региональная элита вытоптана. Всем понятно, что надо что-то делать, но если что-то делать, то что на самом деле принесёт изменения, то это влечёт большие риски для современного политического режима. Потому что понятно, что надо усилят региональную элиту. Надо каким-то образом налаживать экономику и направлять инвестиции и налоги сохранять в регионах, в которых они собираются. Но это все ведёт к уничтожению той унитарной вертикальной системы, которая была построена за последние 10−15 лет. И поэтому вместо реально нужных реформ, говорят о некой вешней косметике, которая реальные изменения в длительной перспективе не даст.

И.К.: То есть по большом счету никаких изменений, по твоему мнению, не будет с укрупнением регионов.

А.Ш.: Тех изменений, которые были бы нужны для того, чтобы вернуть федерацию. Для того чтобы на самом деле каждый регион обрёл свою собственную инвестиционную базу. Собственную, которая была бы в меньшей степени зависима от каких-то политических колебаний в центре. Которая могла бы давать что-то такое устойчивое. Нет, этого не будет. Вот мнение Псковского коллеги по данному вопросу. Может быть, я здесь неправ.

И.К.: Игорь Николаевич?

И.Б.: Слушаю внимательно.

И.К.: Есть ли что у вас добавить? Меня заинтересовал вот такой тезис, который озвучил Алексей, это уход региональных политических элит и ставленников федеральных центров. Как вы говорили уже ранее до подключения Алексея к нашему эфиру. У вас в Псковской области губернатором является господин Трутнев. Да?

И.Б.: Турчак.

И.К.: И он из Петербурга?

И.Б: Да.

А.Ш.: И он и папа его из Петербурга.

И.К.: То есть получается он напрямую ставленник федерального центра в Псковской области

И.Б: Да. Конечно, да.

И.К.: То есть получается, что в Псковской области… я не знаю, может быть, она как-то инертна сама по себе, не активна политическая сила, то что она не может предоставить своего земляка на пост губернатора. С чем это связано? Что произошло у вас? Если поставили у вас федерального ставленника. Понятно, что для контроля. Есть ли там достойные кандидаты, которые могут соперничать за эту должность?

И.Б.: Сложный вопрос. Понятно, что Андрей Турчак устраивает федеральный центр. И есть результаты. Соответственно и инвестиции хорошие привлекает, в смысле федеральные субсидии. Почему вот именно он и Варяг. До этого был представитель местный — Михайлов Евгений Эдудардович. Но, в общем-то, он себя показал, как не очень качественный руководитель.

И.К.: То есть получается Турчака поставили для большего контроля и некой такой встряски в Псковской области.

И.Б.: Да, конечно. Вообще-то, я согласен с Алексеем. Довольно грустно, потому что фактически предлагается такой косметический вариант.

И.К.: То есть получается место такого хорошего хлопка, такого бума, встряски хорошей. Выстрела «На старт!» И все побежали к финишу. Будет такой пшик хлопушкой, по большом счету.

И.Б.: Ну грустно.

А.Ш.: У меня вопрос к Игорю. Вот получается, Турчак всем фигура достаточно известная и в Москве, и в Санкт-Петербурге, и за пределами. Но есть же такой человек в политике псковской, серый кардинал, которому как многие говорят на самом деле принадлежат основные решения и руководство политической составляющей — это Максим Жаворонков.

И.Б.: Ну да конечно.

А.Ш.: Я просто увидел, что одним из первых людей, которых прокомментировал как раз-таки слова госпожи Матвиенко — это был Максим Жаворонков. И он резко высказался против какого-то бы не было изменения границ. Почему? Вот Максим как раз самый яркий представитель псковской политической региональной элиты. Почему у него такая позиция. Как вы думаете?

И.Б.: Нет, Алексей, тут в неправы. Максим Жаворонков он тоже выходец из Питера.

А.Ш.: Это команда Турчака?

И.Б.: Да это команда Турчака.

А.Ш.: Просто я нигде, кроме Пскова, его не видел. Я почему-то был уверен, что он оттуда родом и собственного говоря вырос. А вот кто? Кто, кроме команды Турчака, так казать пришлых варягов в Пскове может считаться крупным игроком на политическом местном поле.

И.Б.: Из местных? К сожалению, я таких людей не знаю. Потому что те, кто был, они себя зарекомендовали не очень хорошо.

А.Ш.: Понятно, спасибо большое. Это лишний раз подтверждает то, о чём я говорил. Элита, которая пришла, она села на ресурс, который предоставляет федеральный центр. И она не заинтересована в изменении своей роли. Тем более в уничтожении Псковской области и отлучении от себя от бюджета кормушек.

И.Б.: Да. Именно так.

А.Ш.: Спасибо.

И.К.: Уважаемые собеседники, Алексей и Игорь Николаевич, буквально вот в двух словах подытожить весь наш разговор по поводу укрупнения регионов. Поправьте меня если я где-то буду ошибаться. То есть по большом счету это будет, образно говоря, некий косметический ремонт и видимость какой-то активной бурной деятельности. Но сделано это будет с целью для того, чтобы наиболее чётко контролировать всю политическую жизнь регионов и те денежные средства, которые будет направлять федеральный центр, если это будет, в новые укрупнённые регионы. Так это или нет?

А.Ш.: Да, но какому-то системному изменению, системному росту региональных экономик это, к сожалению, не приведёт. Поэтому это даже некосметический ремонт, это халтура такая.

И.К.: По большом счету решили избавиться от тех регионов, которые…

А.Ш.: Да нет, решили поговорить о неважном, вместо того чтобы говорит и делать важное.

И.К.: Игорь Николаевич?

И.Б.: Да. Именно так.

И.К.: Ясно. Вопрос довольно-таки сложный и большой. О нём можно дольше говорить и много об этом можно разговаривать с разных аспектов, разных сторон: политической, экономической, культурной, обозревательной позиции. Огромное вам спасибо что нашли время поучаствовать в нашем эфире. Алексей огромное тебе спасибо. И извини что так тебя зацепили из твоего отпуска. Отдыхай, высыпайся и спасибо тебе большое. Игорь Николаевич, вам спасибо огромное, что нашли время и уделили нам его и пообщались с нами в прямом эфире. Спасибо вам огромное.

И.Б.: Спасибо.

И.К.: Уважаемые радиослушатели! Я вам ещё раз напомню, что на прямой связи со студией был шеф-редактор медиапроекта «Соль» Алексей Шляпужников и Баранов Игорь Николаевич «КДК групп Политконсалтинг» Псковская область. Мы обсуждали такой вопрос, как укрупнение регионов, который в последнее время часто появлялся во всех крупных изданиях нашей страны.

У микрофона был Игорь Киценко. Это была программа «Угол зрения»

Услышимся в эфире! Пока!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Фудшеринг и фриганство

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments