Образ будущего

Народный протест в Крыму: высотки в Тихой Бухте и проблемный генплан в Севастополе

«А хотите девочку, а хотите коньячок?» — во что превратили гору Ай-Петри, и почему в Крыму под угрозой десятки известных мест отдыха? Общественники говорят о мощном строительном лобби, а обычные крымчане просят помощи у Путина. Эксперты: Александр Горный — общественник, блогер (Республика Крым); Александр Талипов — общественник, юрист (Республика Крым); Ленур Усманов — политолог (г. Севастополь).

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофона Валентина Ивакина. Сегодня мы с вами будем обсуждать народный протест в Крыму, поговорим про высотки в Тихой Бухте, это неподалеку от Коктебеля, и обсудим проблемный генплан в Севастополе. Побеседуем с несколькими спикерами. В начале эфира на связь с нами выйдет Александр Горный, общественник, блогер (Республика Крым). Ближе к середине программы свяжемся с Александром Талиповым, это общественник, юрист (Республика Крым). И ближе к концу программы поговорим с Ленуром Усмановым, политологом (г. Севастополь).

Накануне Александр Горный опубликовал блог о том, что в Крыму зреет народный протест. Связано это со стройкой, которая происходит на территории Тихой Бухты. Там планируют построить несколько высоток. Сегодня история получила новое развитие, об этом мы поговорим в рамках программы.

Александр с нами на связи. Здравствуйте.

Александр Горный: Здравствуйте.

В.И.: Расскажите, в чем суть проблемы? Почему обращаете на это внимание? И не вы один, насколько я понимаю, десятки и сотни людей дошли до того, что готовы выходить на улицы. Я знаю, что в Тихую Бухту съезжались неравнодушные активисты и даже с этой территории своеобразное обращение Владимиру Путину направили.

А.Г.: Проблема, которая прогремела на всю Россию и не только, — это типичная проблема для всего Крыма. Это варварские застройки по тем документам, по тем наделам, которые были сформированы еще в украинские времена. Сейчас появились даже те наделы, которые не были сделаны в украинские времена, просто подделали документы, украинские печати. Вот мы сейчас и огребаем по полной программе. Плюс есть еще очень мощное строительное лобби. Его здесь курирует так называемый спикер Госсовета, товарищ Константинов. И при его молчаливом согласии происходит варварская застройка не только побережья, но и парковых зон. Коктебель — это довольно непростое место для крымских властей. Здесь очень активная общественность. И повезло им, что здесь большую часть времени нахожусь я, имеющий возможность медийного доступа к федеральному СМИ. И Саша Талипов, общественник, который в Феодосии, в Судаке, гражданский актив Коктебеля. И здесь очень большая московская, так называемая дачная тусовка. Это и Дмитрий Киселев, Эдвард Радзинский, Шарапова, Ерофеев, очень многие известные люди здесь имеют свои дачи.

Проблема Тихой Бухты стоит уже давно. Изначально местные жители боролись со стихийной торговлей, которая там возникала, варварской, можно сказать, торговлей. Прямо на берегу моря какие-то непонятные палатки, шалманы и все остальное. Мы с этим боролись несколько лет, вроде бы отбились. А сейчас власти и определенные заинтересованные структуры понимают, что есть очень интересные, лакомые куски для застройки. И здесь надо разделить два момента. Тихая Бухта и вот эти башни, которые хотели построить рядом с Тихой Бухтой, прямо напротив могилы Волошина. Есть коктебелевская бухта, с одной стороны Карадаг, а с другой стороны, на противоположной стороне мыс Хамелеон, и как раз в той стороне Тихая Бухта и могила Волошина на холме. И последней каплей в данной ситуации было желание определенных товарищей построить три огромнейшие башни, с цокольными этажами 11 этажей, которые бы просто изуродовали это место. У нас есть уже два крупных примера здесь, две башни, которые искорежили Коктебель, его просто искромсали визуально на части.

В.И.: На территории самого населенного пункта нечто подобное существует?

А.Г.: Да. Мы с этим боремся. Сергея Аксенова сюда привозил год назад, он мне говорил: «Я в шоке». Пока дальше шока ничего не шло. История, которая сейчас вылезла на всеми любимой площадке, где коктебельцы вышли с обращением, составленным из букв, «Путин, помоги, спаси Тихую Бухту» и дописывали «Спаси Коктебель и Тихую Бухту». Здесь получилась история в следующем. Дмитрий Киселев, у которого здесь дача, это известный телеведущий, понимая, что что-то происходит нехорошее, задевающее, в том числе, и его личные интересы, — ключевой момент, когда у больших людей задеваются какие-то личные интересы, они сразу начинают переживать за это. Это здорово, хорошо, что у нас такие люди есть. Как-то это организовалось, было принято решение, что мы выйдем туда, сформируем некий посыл нашему президенту, чтобы нас услышал. Спасибо, кстати, Дмитрию Киселеву, действительно надо отдать ему должное, который смог организовать работу съемочной группы, она сюда была приглашена, крымские журналисты это освещали. Был сделан такой посыл Владимиру Путину: «Владимир Владимирович, спасите Коктебель и Тихую Бухту». Вот то, что мы вышли, — вроде как и Аксенов услышал, но, к сожалению, на мой взгляд, это все частичное решение проблемы. Потому что до сих пор у людей, которые хотели строить там, есть все документы, они могут подать в суд и теоретически могут и выиграть. А сколько таких еще участков? Их очень много.

И вторая ситуация, которая здесь же вылезла. Есть под Карадагом санаторий «Прибой». Это очень хорошее, часто место. Одна из проблем в Крыму — это отсутствие канализаций. И мест, где купаться можно без опасений, можно пересчитать по пальцам. В Коктебеле тоже огромнейшая проблема — это то, что в море купаться не рекомендуется, мягко говоря. А санаторий «Прибой» находится на границе заповедника, очень интересное место. Один из героев «Крымской весны» через своих товарищей выиграл тендер там. Сейчас идут суды, правда. И буквально последнюю неделю местные жители в шоке оттого, что были спилены деревья на набережной, был срыт холм, примыкающий к Карадагу. И люди, я вам честно скажу, напряжены, они просто на грани, люди готовы выходить. Просто в Коктебеле это все как-то организовалось и выплеснулось. А в других местах в этом плане с общественностью все немножко погрустнее. Очень многие там обращаются, просят помочь. Коктебель стал точкой, которая взорвала ситуацию. «Путин, помоги», вот этот посыл есть.

И я могу сказать, что огромнейшая проблема федеральных властей, что они реально не понимают проблематику Крыма. На местах остались все бывшие перекрасившиеся чиновники. Главу Феодосии давайте возьмем. Я не буду давать ему какие-то личностные характеристики, не имею права, наверное. Но с точки зрения профессиональной очень непонятно — человек, не имеющий никакого управленческого опыта, не имеющий никакой личной позиции, что ему скажут, то он и сделает. Ему сказали строить — и было разрешено строительство этих башен. Потом ему пинка хорошего дали, опять же, спасибо Дмитрию Киселеву, который организовал этот пинок. Он начал суетиться, и стройка остановилась. Какое-то полное безобразие. Вот эти товарищи, которые сейчас на местах, перекрасившиеся буквально за один день. Есть те, которые просто не имеют профессиональных компетенций. И Крым сейчас, будучи на виду у всей матушки-России нашей, огребает по полной программе. Вам, кстати, огромнейшее спасибо я могу сказать, что вы действительно уделили этой проблеме внимание и сделали эту передачу. Огромнейшее вашей радиостанции спасибо.

В.И.: Спасибо, Александр. Исходя из вышесказанного, понимаю, что повезло тем в Крыму, рядом с кем располагаются дачи известных в России людей. Им не нравится, что что-то стоят под боком, они поднимают шум, к этому вопросу привлекается внимание, как это случилось с Тихой Бухтой. Потому что сегодня уже многие СМИ сообщают о том, что строительство около ландшафтного парка Тихая Бухта в Коктебеле остановлено и не будет завершено. Об этом заявил министр экологии и природных ресурсов Крыма Геннадий Нараев, в частности, РИА «Новости» пишут об этом. Как работы уже были проделаны на этом участке, насколько большой урон уже нанесен? Вы как человек, который видел эту территорию до вмешательства человека и после.

А.Г.: Урон нанесен, действительно. Это территория, которая примыкает к ландшафтному парку Тихая Бухта. Товарищи, которые хотели построить три этих башни, уже срыли часть небольшого холма, залили там бетон, создали обвалку для трансформаторной подстанции и начали заводить строительные материалы. Стройка была остановлена, я могу сказать чиновникам крымским, действительно, благодаря вот этой ситуации, поднятой и общественностью, и Дмитрием Киселевым, чтобы отдать должное человеку. У него дача с противоположной стороны, и ему видеть это безобразие тоже не хотелось.

И что еще может быть страшно. Коктебель — это уникальнейшее место, которое славится не только Максимилианом Волошиным, который оставил здесь огромнейший пласт культурного наследия, которому мы отмечали 28 числа 140 лет, и могила которого как раз должна была находиться за этими башнями. В Коктебеле есть гора Клементьева. Это родина всей нашей российской авиации. Здесь начинали все известные конструкторы, Яковлев, Королев, отсюда пошла вся наша авиация и космос. И мы, в том числе и я, продолжаем эти традиции, мы летаем на горе Клементьева. И как раз в этом месте. И если бы эти башни были построены, там нарушились бы все мыслимые и немыслимые воздушные потоки, благодаря которым мы именно летаем. Представляете, как красиво, когда люди сидят на пляже, купаются, отдыхают, с одной стороны прекрасный Карадаг в голубой дымке, а с другой стороны мыс Хамелеон, и как раз в этой стороне, где могила Волошина, летают яркие купола. Ради этих красот люди сюда едут. Самая большая проблема этих чиновников, которые сейчас отчитываются, — вот, сейчас подписали инвестиционные планы, гостиницы, — они не понимают, что для людей важно пространство, ландшафтные парки, все остальное, ради чего люди сюда едут. И мы боремся именно за сохранение этого гармоничного состояния, в том числе и Коктебеля.

У нас в Крыму есть несколько одиозных чиновников. Это проблема наша. Товарищ Константинов, спикер Госсовета. Это отдельная, конечно, история. Но вот один из ярчайших примеров, который все здесь знают и все смеются, — его девочка-секретарша, помощница Елизавета назначена министром спорта, которая не имела никакого отношения, но вот девушке захотелось не шубу и не машину, а стать министром спорта. Я общался с самым высшим руководством Крыма, не будем называть фамилии, — все прекрасно все понимают. Но вот к сожалению. Нараев из той же команды. Министр экологии, а мы его называем министром карьеров и распила. Это человек, который зарекомендовал себя крайне негативно. Я понимаю, что он сейчас начинает что-то говорить исключительно из-за того, что просто поджала ситуация, она вышла на федеральный уровень. Здесь вот так.

В.И.: Понятно, что эта история тянулась не один месяц. Не так, что строители пришли и стали что-то делать. Им же надо было еще бумаги собрать, разрешения получить. Все предыдущие месяцы как ситуация развивалась?

А.Г.: Это возникло каким образом — мы приезжали тогда в Тихую Бухту и неожиданно заметили, что что-то начинает там делать техника. Это было полной неожиданностью для нас. Когда общественники начали разбираться в этой ситуации, поднимать шум, то мы столкнулись с тем, что, оказывается, действительно есть люди, которые владеют этим участком, оказывается, феодосийский Горсовет и администрация были в курсе этой проблемы. Были выданы разрешения в 2014−15 годах. Если для всех нас это было некоторой неожиданностью, то для администрации Феодосии, я уверен, это не было неожиданностью. И что интересно, у нас есть определенные люди, которые доложили. Везде есть добрые люди, так их назовем. Они рассказали, что когда возник этот конфликт, дней 10 назад, в администрации Феодосии бегали вот эти товарищи, и там были очень серьезные разговоры. Видимо, пинки из Москвы все-таки заставили чиновников убрать свою жадность и все эти вещи, и, слава богу, мы приостановили строительство. Почему приостановили, а не остановили? Если есть разрешения на землю, на строительство, а они есть, эти же чиновники выдавали, которые сейчас просто маскируются, то любой человек, который владеет этими документами, идет в суд, подает и его выигрывает. Мы отбились за счет административного пинка и возмущения общественности. Но вопрос не закрыт до конца, я в этом уверен. И такие ситуации возникают регулярно в Крыму и в Коктебеле, и будут возникать еще не один раз.

В.И.: А в какие-либо инстанции сами люди обращались? В прокуратуру, в другие органы, которые могли бы как-то повлиять на происходящее?

А.Г.: В данном случае, я могу сказать, все вот эти организации, которые должны наблюдать за этой ситуацией, были очень близоруки и слепы. Именно такую формулировку мы здесь вынесли. Почему они были близоруки и слепы, поставим знак вопроса.

В.И.: Еще прозвучало, что помимо Тихой Бухты, есть и другие проблемные точки в Крыму. В частности, говорили про санаторий «Прибой». Правильно понимаю, что там решение проблемы пока не намечается?

А.Г.: К огромнейшему сожалению, когда случилась «Крымская весна», к власти пошли всякие люди, герои «Крымской весны». В том числе, очень многие их родственники, которые заняли ключевые посты в Крыму. Это не секрет. Сергею Аксенову, к сожалению, сейчас приходится об этом говорить. Его супруга Елена Аксенова, действительно очень интересный человек, она очень много занимается общественной работой, Евгения Добрыня, ее сестра возглавляет комитет по имущественным и земельным ресурсам. Это люди, которые могут как-то влиять на ситуацию, понимают эту ситуацию. Так вот, я привозил в этот санаторий «Прибой» Елену Аксенову. По ее мнению, тут ничего страшного не происходит и не может происходить. К сожалению, ее уверенность не оправдалась. Как итог, мы видим, что тендер, который проводился, — определенные конкретные компании, которые начали уже обустройство этого санатория за год до проведения тендера. Вот как это? Вложили не один десяток миллионов рублей. То есть уже все прекрасно понимали, для кого этот тендер готовится.

С материка пытались зайти профильные туристические компании, которые и ко мне обращались, к общественникам, к чиновникам. Они готовы были предложить не 22 миллиона рублей за уникальнейший санаторий в уникальнейшем месте, за 22 миллиона купить этот объект — это смешно. Компании, которые выходили сюда с материка, из Нижнего Новгорода, которые сейчас подали в суд, которых, на мой взгляд, незаконно сняли с тендера, они готовы были за один только этот объект заплатить более 70 миллионов рублей, более 70 миллионов рублей вложить еще дополнительно в реконструкцию этого объекта и порядка 20 миллионов рублей вложить в реконструкцию набережной, которая была бы общая для поселка. Люди шли с определенной программой, и они советовались, как сделать так, чтобы не иметь какие-то проблемы, в том числе, с местным населением. Это наши федеральные компании, которые все-таки имеют совесть. Местные жулики — у них нет совести. Они просто сейчас взяли и счистили пляж, попилили деревья, пилят холмы. И самое интересное — ноль реакции местных властей. Наши общественники по данному случаю подавали и в прокуратуру, были какие-то просто отписки непонятные. С чем это связано, мы не знаем. Мы вчера обсуждали эту ситуацию. У меня есть четкое понимание, что своим все, а другим ничего.

В.И.: А есть какая-то общая картина? Насколько длинный этот список? Тихая Бухта, санаторий «Прибой», дальше какие объекты туда можно внести?

А.Г.: Таких объектов если не сотни, то десятки, они растянулись по всему побережью Крыма. Это и Партенит, это и Гурзуф, и Ялта, можно перечислять очень многие населенные пункты, где эти проблемы есть. Где-то точечно, где-то по несколько сразу объектов. Социальные сети — это, наверное, единственная отдушина, где люди обсуждают, смотрят. У нас есть замечательный общественник Саша Талипов. Мы очень многие вместе координируем свои усилия. Я могу поднять медийную волну на площадках Москвы, федеральный уровень, есть возможность достучаться до мнения чиновников, московских хотя бы. Саша Талипов поднимает юридическую составляющую этих документов. Он влезает в различные реестры, смотрит, поднимает. Мы поднимаем шум. Где-то удается откатить эту ситуацию в сторону. Но это идут откаты. У меня есть четкое убеждение: пока в Крыму не пройдут перевыборы в Госсоветы, в Горсоветы, не произойдет именно смена власти тех, кто переобулся в воздухе, я бы привез, может быть, с материка людей. Я не говорю, что там проблем нет. Но хотя бы есть какое-то понимание. Если здесь строят дорогу, и она смывается через две недели, то что можно говорить? Там не половину скомуниздили, а гораздо больше.

В.И.: Какие еще болевые яркие точки? Говорите, где-то точечно, где-то более масштабно. Знаю, что довольно сильно в медийном пространстве освещается то, что происходит в Гурзуфе.

А.Г.: Я сразу скажу, что все объекты просто физически не помню. Но вот есть такое мэр Ялты Ростенко. По нему очень много вопросов и комментариев. Но на одном из эфиров крымского телеканала я его спросил: «Слушайте, в Гурзуфе есть вот эти огромные пирсы, которые выходят в море. И на них еще с украинских времен стоят рестораны. Люди сидят на пляже, а сверху падают стаканы, остатки еды и все остальное». Как ни странно, ни в украинские годы не могли их убрать, ни в первые три года, а сейчас их снесли. Удивительно, но это факт, это случилось. А я в Гурзуфе очень люблю отдыхать осенью. И меня эти шалманы просто бесили своим уродством. Их снесли. Надеюсь, на этом месте ничего не будет.

Могу сказать, что при всех этих нюансах, которые мы ругаем, маленькие подвижки есть. Но самый большой шалман, который есть у нас в Крыму, это гора Ай-Петри. Нам обещают, что с нее снесут эти татарские шалманы, которые изуродовали это прекраснейшее место, чебуречные, какие-то шашлыки сплошные, вонь, грязь, антисанитария. Аксенов обещал нам, что они будут снесены, еще осенью. К сожалению, не снесли. На зимний период там перекрывали трассу, ограничивали доступ туда. Я лично был на майских праздниках там. Я видел, что вроде кто-то что-то начал разбирать. Здесь поднялся такой радостный вой, что вот, вы там кричали, что власть ничего не делает, а она тут начала делать, сносить шалманы. Но я не верю до конца, что все это снесут. К сожалению. Исходя из того опыта, который у меня сложился, я не доверяю. Самое страшное, что нет ресурса у украинской власти доверия, она его потеряла. Любое обещание крымских властей не воспринимается серьезно. В том числе и Сергея Валерьевича Аксенова, которого я лично знаю и хорошо отношусь. Но ни одно его обещание выполнено не было. Гора Ай-Петри — это уникальнейшее место. И когда я там побывал, у меня было желание оттуда бежать, потому что столько грязи, хамства, «а хотите девочку? А хотите коньячок?». Я когда уходил оттуда, эти товарищам высказал все, ребята, говорю, буду биться за то, чтобы вас бульдозером отсюда снесли с этим безобразием. Нельзя так портить такое прекраснейшее место, нельзя потребительски относиться к Крыму. Многие думают — вот взял, построил гостиницу, люди едут в гостиницу. Люди едут не в гостиницу, они едут за пространством, в место, где можно сидеть, созерцать. К сожалению, менталитет местного населения, которое организует эту туристическую отрасль, очень далек до того, что нам-то вот, материковым товарищам, уже поездившим по миру, хотелось бы видеть. Они не понимают, что люди приезжают не только полежать и поесть, они приезжают отдохнуть, посозерцать. И основная угроза для Крыма — это то, что все эти пространства застраиваются. И если несколько лет назад мы могли от этого как-то отряхнуться, то чем дальше, тем эта проблема менее разрешима, на мой взгляд.

В.И.: Правильно понимаю, что почти все проблемы, которые сейчас в Крыму возникают, с застройкой в заповедных зонах, около них и прочее, — они так или иначе связаны с туристическим кластером? Строят объекты, которые в будущем будут рассчитаны на привлечение туристов?

А.Г.: Не совсем так. Действительно, туристическая отрасль должна быть ключевой, она должна задавать все те параметры для изменений, которые здесь должны происходить. Я отдам должное федеральным властям, которые прикладывают колоссальные усилия, и они сделали очень много. Отлично работает переправа, работает аэропорт, строится новый, шикарнейший просто аэропорт. Крымский мост, на котором я был, строится какими-то сумасшедшими темпами, я уверен, что он будет построен вовремя, что бы там ни говорили. То есть федералы делают все, что могут. Прокрутки идут на местах, потому что, первое — чиновники непрофессиональные, второе — они не умеют работать с федеральными деньгами, а если умеют, то только в нужную сторону. Очень большая доля коррупции, которую мы видим в новостях, что забрали того, арестовали того. Это просто бич. К сожалению, министерство туризма, которое обязано закладывать вот эти изменения, полностью проявляет импотенцию.

И еще интересный момент. Я хочу рассказать про парк «Тайган». Уникальнейшее место, ключевой объект для Крыма, созданный на пустом месте, не имеющий аналогов в мире, созданный Олегом Зубковым, — министерство туризма его игнорирует по внутриполитическим причинам. Приехали в эти дни известные блогеры по приглашению Минтуризма. Все-таки они поняли, что с блогерами надо работать. И принципиально из этого маршрута исключен парк львов «Тайган». Это объект, входящий в тройку ключевых экскурсионных объектов в Крыму. Как с этими людьми можно строить туризм?

Это комплексный такой, очень серьезный вопрос, на который в рамках одной передачи не ответить. Но болевые точки мы с вами обозначили сейчас.

В.И.: Видела в сети такие предположения, что сейчас запускают керченскую переправу, и в итоге говорят, что это способствует разрушению Крыма в том плане, что прибрежные линии начинают осваивать активнее. Появился новый путепровод, и начинают застраивать все в окрестностях, потому что есть поток.

А.Г.: Очень большое заблуждение в том, что открытие Крымского моста увеличит в разы туристический поток. Реальное количество туристов, которое было в прошлом году, это 3,2 млн человек. Хотя в Минтуризма говорят, 5,6 млн. Зачем врут, не знаю. В этом году турпоток будет ниже. Основная логистика будет строиться через аэропорт, потому что все-таки Крым удален. На машине не очень легко доехать из Москвы, Питера, тем более из Новосибирска, тут не накатаешься, очень большое расстояние. Мост позволит снизить только цены на строительные материалы. Но люди думают, что сейчас мост откроется, и будет все здесь просто замечательно, мы все утонем в туристах. Во-первых, крымская инфраструктура не выдержит этого даже близко, не хватит ни воды, ни электричества, ничего. Второй момент — такого потока просто физически не будет, потому что Крым интересный, красивый и замечательный, но не настолько, как многие его рисуют. Есть очень много других интересных мест, куда россияне стремятся.

Будут пользоваться спросом квартиры на побережье, апартаменты. Земля сейчас падает в цене, потому что для Украины это была дальняя дача. Для России Крым никогда не будет дальней дачей, это место исключительно для курорта. Я уверен, что цены на землю будут дальше падать. И еще при такой стоимости на билеты, будет просто караул. Извините, июнь — билеты 25 тысяч рублей туда-обратно из Москвы.

В.И.: Да, недешевое удовольствие. Александр, спасибо, что нашли время побеседовать с нами.

А.Г.: Вам спасибо, что обратили внимание на наши проблемы.

В.И.: С нами на связи Александр Талипов, общественник, юрист (Республика Крым). Здравствуйте!

Александр Талипов: Добрый день.

В.И.: Александр, вы как юрист как оцениваете все, что происходит в Тихой Бухте? На какие нюансы стоит обращать внимание? Есть ли какие-то моменты, может быть, проблемные?

А.Т.: Проблемных моментов в Крыму сейчас очень много. Это, прежде всего, украинское наследство. То, что происходило в Тихой Бухте, это все незаконно. Участок находится в непосредственной близости от Тихой Бухты, грубо говоря, на границе с Тихой Бухтой. Граница проходит метрах в 50 от особо охраняемой природной территории. При Украине этот участок был выделен незаконно, и уже в российском правовом поле была выдана декларация на строительство спортивного оздоровительного комплекса. Там предполагалось строительство нескольких теннисных кортов, спортивного какого-то заведения и трех 11-этажных зданий. Эта декларация была выдана уже в российском правовом поле в августе 2014 года. Правда, через месяц она была отменена уже. В августе 2017 года заканчивается договор аренды земли. Очевидно, они хотели застолбить место, сделать трансформаторную подстанцию, получить на нее право собственности и на основании этого продлить договор аренды земли.

В.И.: На данном этапе, если с юридической точки зрения оценивать происходящее, какие можно делать прогнозы?

А.Т.: Безусловно, если подходить в рамках российского правового поля, договор аренды земли подлежит немедленному разрыву. Застройщик должен быть оштрафован за ведение строительных работ без соответствующих разрешений. Участок должен быть приведен в надлежащее состояние. К сожалению, Тихая Бухта — это один сигнал у нас по Крыму, где ведет незаконное строительство. Таких проблемных участков по Крыму очень много. Застраивается все: и южное побережье Крыма, и в городе-герое Севастополе. Проблема незаконных строительств в особо охраняемых природных территориях, на побережьях, в парках стоит в Крыму как никогда остро. Эта проблема носит системный характер. Большинство строек ведутся на основании украинских разрешительных документов. В большинстве случае они выданы незаконно. Сейчас проверить законность выдачи украинских разрешительных документов очень сложно, потому что нет доступа к реестру этих деклараций и к самим архивам. Я думаю, однозначно правительство Крыма должно внести изменения в порядок проведения надзорных мероприятий за такими стройками. Нужно немедленно отменить действие украинских разрешительных документов, потому что зачастую они выданы преступно и незаконно. Сделает ли это правительство Крыма, непонятно. Я думаю, большинство строительных компаний, таких, как «Консоль», которую связывают со спикером Госсовета Крыма Константиновым, также осуществляют стройку в особо охраняемых природных территориях и парках по вот таким украинским разрешительным документам.

В.И.: Когда вы говорите, что стройка проводится незаконно, что вы вкладываете в этот термин?

А.Т.: Сейчас для того, чтобы проводить строительство, нужны разрешения на строительные работы, в которых прописываются соответствующие проекты и градостроительные условия. На данный момент разрешительных документов на застройку, допустим, Тихой Бухты нет. О какой законности мы можем говорить, если земля в принципе выделялась под размещение детского лагеря и не предусматривала там глобальной застройки. Это место, где, возможно, могу быть палаточный городок либо какие-то деревянные срубы одноэтажные, потому что детские лагеря не могут быть многоэтажными. И должно было быть патриотическое воспитание молодежи. Выделялось оно для целей казачества, но каким-то образом товарищи сумели эту землю подогнать под одну коммерческую организацию ООО «Коктебельская сечь», которая к казачеству вообще не имеет никакого отношения. Весь проект, по сути, перекрутили, и вдруг в проекте оказывается, что строят три 11-этажных здания. Вначале проходила информация, что 9 этажей будет. Но я видел в декларации, которая отменена, указано 10 этажей плюс цоколь. Фактически это 11 этажей. У нас очень сейсмоопасный район, это склоны горы. Я сомневаюсь, что там можно такие постройки разместить без вреда для экологии. Поменяется и ветер. Рядом с этим строительством есть холм, на котором совершают полеты планеристы. И сама гора вряд ли выдержит такую нагрузку. Поэтому и говорю, что эти стройки априори незаконные, и генпланом не предусмотрено строительство в самом поселке даже выше 5 этажей. А тут мы строим три 11-этажных здания.

В.И.: Правильно я понимаю, что недоработки, из-за которых такая ситуация стала возможной, накапливались годами? То есть сначала были какие-то нюансы, что произошло еще при Украине. Есть какие-то нюансы, которые произошли, когда Крым уже стал российским. И благодаря такой совокупности факторов мы видим то, что видим.

А.Т.: Безусловно, прежде всего, земля была основной ходовой монетой при Украине. Любой чиновник, который приходил в Крым, старался урвать землю, назначались свои ответственные люди, которые выделяли знакомым за деньги, не за деньги, по каким-то блатам эту землю. Эта земля перепродавалась либо застраивалась, потом опять же продавалась. Вот такой постоянный золотовалютный резерв был, это земля. С переходом Крыма в российское правовое поле, мы, безусловно, надеялись, что такие схемы прекратятся, будет проведена полная инвентаризация незаконно выделенных земель, земли будут возвращены в собственность республики, стройки будут запрещены. Однако по факту большинство чиновников, которые были при Украине, эти же земли и выделяли, остались у власти и продолжают заниматься тем, чем занимались. Поэтому пока долгожданного порядка в Крыму в земельной сфере нет.

В.И.: Какие возможные варианты решения проблемы? Вы частично уже озвучили ранее.

А.Т.: Я думаю, что нужна политическая воля, навести порядок. Определенные шаги, конечно, предпринимаются. Но делаются они непрофессионально. В частности, был запрет главы республики на любое строительство, он просуществовал буквально несколько дней, потому что понятно, что нельзя взять и все запретить. Безусловно, нужно, чтобы каждый муниципалитет в каждом районе Крыма провел инвентаризацию земель, определил, какие земли пустуют, какие земли не используются, какие земли используются по нецелевому назначению, какие земли самовольно заняты. Должен быть составлен реестр таких земель. И на основании каждого случая проводить проверку и принимать процессуальное решение подачи иска в суд и отмены разрешительных документов, правоустанавливающих документов либо же понуждение к приведению в соответствие земельных участков со своим видом разрешенного использования. По сути, земля — это основной доход муниципалитетов. От использования земли платятся налоги, платится арендная цена за землю. Если участок выдан под строительство жилого дома, а вместо него построена 5-этажная гостиница возле моря, она ведет коммерческую деятельность, а налог платится как за индивидуальный жилой дом. Это недополучение средств в бюджет. Либо же выдана земля под рекреационный комплекс, что подразумевает оказание услуг отдыхающим, возможно, даже без какого-либо строительства, а по факту на земле рекреации расположена многоэтажная гостиница. Также ведется коммерческая деятельность, но рекреация приносит в бюджет гораздо меньше суммы. Это все должно быть инвентаризировано, упорядочено, соответствующие действия должны быть проведены. Но для того, чтобы это сделать, нужно, чтобы сама эта власть это хотела делать. Пока такого желания на местах у власти правильно и грамотно распоряжаться своими землями нет.

В.И.: На ваш взгляд, как много таких проблемных объектов, у которых могут быть выявлены нарушения? Построили не то, что закладывали изначально, или построили там, где строить нельзя, в заповедной зоне. Как много таких проблемных точек на карте Крыма?

А.Т.: Их тысячи, можно с уверенностью говорить. Были заявления главы Крыма о том, что работает комиссия по выявлению незаконных объектов, возведенных только в прибрежных зонах. И вот эта комиссия насчитала более 9 тысяч объектов, построенных с нарушениями. Но ни один объект до сих пор не снесен, нет принятых судебных решений о сносе, вступивших в законную силу. Много было заявлений, что снос объектов начнут с Алушты, подготовлено 24 объекта, которые расположены чуть ли не на пляже, в береговой полосе. Но прошел год — и ничего. Даже проходили заявления, что выделено 24 миллиарда на первичный снос, но сносов нет. Алушта у нас такой регион, где делаются заявления, и вроде как принято решение о сносе объектов, но постепенно на сессиях Госсовета эти объекты из общего перечня теряются. Власть имущие, которые сейчас имеют отношение к этим объектам, лоббируют интересы, и они исключаются из перечня. В итоге вроде как список объектов есть, он постепенно уменьшается, а сносов и действий никаких нет.

В.И.: Александр, большое спасибо, что побеседовали с нами.

А.Т.: Спасибо.

В.И.: Следующий наш эксперт, это Ленур Усманов, политолог (г. Севастополь). Здравствуйте!

Ленур Усманов: Здравствуйте.

В.И.: Мы еще не затрагивали вопрос, что происходит в Севастополе. Можете рассказать? Я знаю, что там тоже многие общественники негодуют по поводу нового генплана, точнее, по поводу того, что генплан проблемный, не устраивает общественников то, что, возможно, будет на территории Севастополя. Говорят, парки пропадут. Есть ли претензии лично у вас?

Л.У.: Совершенно верно. Беспокойство всех севастопольцев обосновано и связано с тем, что данный проект генплана, который был представлен на общественные слушания 12 мая, не соответствует существующим поселениям. Мало того, что не проводился предварительный аудит и экспертиза территории города Севастополя. Не определены существующие дачно-садовые и гаражные кооперативы, которые фактически были в реестре при Украине. И у людей имеются все законные основания, госакты, чтобы говорить о том, что это наша земля. Но, к сожалению, в этом проекте генплана эти земли каким-то образом отнесены то ли в лесную, то ли в природоохранную, то ли в прибрежную зону, то ли в земли Минобороны. Претензии и доводы со стороны Минобороны не обоснованы, так как оно не являлось правопреемником Минобороны СССР, Минобороны Украины не являлось преемником Минобороны СНГ и т. д. Получается, что в бытность Украины Минобороны Украины выводило все эти земли из своего фонда, отдавало государству, то есть правительству Севастополя. Оно в свое время перераспределяло эти земли под застройку — дачную, садовую, жилую, многоквартирную. Сейчас же пытаются подсунуть крапленые карты и предъявить претензии, что якобы в бытность СССР эти земли были в ведомстве Минобороны. На что им говорят: «Ребята, вы соображаете? Украины все эти земли на законных основаниях полностью перевела».

Существующий генплан даст им фактически возможность выдавить местное население с их земель и позволит в дальнейшем использовать эти земли для последующей застройки, для приезжих с материка. Но что самое интересное, это приведет к отъему собственности у людей и негативно отразится на социально-политической обстановке в Крыму и в Севастополе. Что в последующем может стать началом демонтажа российской государственности, так как граждане Севастополя и Крыма считают, что то, что происходит, является незаконным, это неправосудный процесс отъема земли. Так как есть 6 конституционный закон, в котором признаются все права и документы, выданные в бытность Украины. Однако же по непонятным причинам правительство Севастополя взяло на себя такие беспрецедентные полномочия. Оно пытается по законам Украины оспорить действия украинского правительства, тех или иных чиновников. Тогда возникает вопрос, что они таким образом могут оспорить все действия до 1991 года, а дальше мы можем пойти и оспорить и СССР, и указы Екатерины II. Хотя, с точки зрения международного права, мы получили ответ, что министерство иностранных дел Украины поясняет, что оно не передавало права и полномочия правительству Севастополя РФ, возможность оспаривания их актов и документов. Только в рамках международного права. Получается, что ущемляются наши права, нам предъявляются претензии, что у нас отсутствует право на собственность, хотя в тех же судах мы доказываем, что мы являемся ненадлежащими ответчиками, не мы сами себе выдавали, а нам выдало государство Украины. Подайте на них в суд, согласно международным договоренностям, попробуйте выиграть, если у вас это получится. На что они говорят: «Нет, мы вашу документацию не оспариваем, мы просто хотим вас убедить, что вы не являетесь собственником этой земли». Фактически на местном уровне идет процесс дискредитации федерального центра, подрывается вера и доверие к президенту. Идет процесс нагнетания обстановки для того, чтобы в преддверии выборов президента Путин не смог занять в дальнейшем должность президента.

Но еще самое главное. Когда оппоненты обвиняют нас в том, что якобы на митинге присутствовало 800 человек, и были в основном не местные, доводы у оппонентов несостоятельны. В основном это было местное население, севастопольцы. Да, из разных городов Крыма были представители общественности, их было не более 100 человек. Кстати, с их слов аналогичная ситуация с отъемом земли и кабальный генплан тоже присутствует. По сути дела, им понравилась наша гражданская активность, они будут перенимать у нас опыт. Но в то же время, хочется подчеркнуть, что на нашем митинге не было ни одного политического флага, ни одной партии. Вопросы были подняты исключительно социальные. Хотя, с точки зрения политики, отсутствие флагов правящей партии «Единая Россия» говорит об отсутствии доверия к этой партии и полном провале их региональных представителей.

Еще очень важно подчеркнуть, что-то, что происходит сейчас в Севастополе, можно смело назвать, что людей довели до ручки в отстаивании своих прав на собственность. И впоследствии люди могут взяться за оружие. Город военный, и люди пойдут до конца. Если у человека забирают землю, значит, лишают его родины. А значит, у человека нет обременения к этому правительству. Тем самым людей подталкивают не только к оппозиции, но и к радикалам, которые впоследствии используют недовольство граждан в подрыве государственности. Тогда возникает вопрос — это специально провоцируют в преддверии президентских выборов или это некомпетентность управления? В любом случае, необходимо снимать уже всех виновных с должностей за провальную политику.

В.И.: Надеемся, что до такого дело не дойдет. Если возвращаться к генплану Севастополя, несколько моментов вы уже обозначили, которые вызывают вопросы. А есть конкретные объекты, вокруг которых возникают споры? Самые яркие.

Л.У.: Большая часть дачно-садовых кооперативов попали под лесной фонд либо особо охраняемые территории, чем не являлись в бытность Украины. Более того, в этом генплане не отображены существующие озера, объекты социального значения. Даже в том селе, где я живу, село Орлиное, город Севастополь, на вопрос, почему вы указали весь центр поселения как ИЖС-2, личная индивидуальная застройка до 3 этажей, но у нас же существует дом культуры, аптеки, магазины социального значения, больница. Фактически, согласно ваши требованиям ППЗ, правила пользования земли, я на своем ИЖС-2 не смогу построить ни магазин, ни рынок, ни аптеку. Они говорят, нет. Тогда почему вы эти объекты не обозначили как объекты социального значения? Вы фактически создаете прецедент, при котором вы предпринимателей оштрафуете на миллион, а потом заставите их закрыть свою предпринимательскую деятельность. А значит, вы лишите нас возможности покупки хлеба и товаров первой необходимости, так как у вас не указана даже больница, которая существовала еще при Екатерине, не говоря уже об аптеке, о продовольственных магазинах, рынок, церковь, дом культуры, вообще это никак не указано. Это один из ярких примеров полного несоответствия данного проекта генплана существующим поселениям. Не говоря о том, что данный проект не прошел согласования с министерством культуры, на котором должны были быть обозначены памятники и территории исторического наследия. Данный проект не прошел согласования с министерством экономического развития на обоснованность указанных объектов. И не прошел согласования с министерством обороны. Они фактически подставляют министерство обороны, указывая существующие поселения территорией ведомства министерства обороны.

В.И.: Правильно я понимаю, что сейчас речь идет о том, что парк в Севастополе, возможно, тоже застроят?

Л.У.: Не то, что возможно. Они фактически указаны как рекреационные объекты. Даже если это и будет некий парк или часть от парка, то он будет полностью обустроен теми или иными многоэтажками. И еще больше всего возмутило севастопольцев, что на северной стороне указали крематорий, что в корне противоречит истории, традиции и духу Севастополя, так как здесь исламо-христианское культурное наследие, которое не позволяет строить этот крематорий. И люди беспокоятся, что фактически будут созданы предпосылки, где им будут искусственно отказывать в праве предоставления земли для предания праха умершего, а будут всех людей загонять в крематорий. Это еще одна из тех бед, о которых мы только и узнаем в этом генплане.

В.И.: Какие перспективы по генплану? Правильно я понимаю, что и народные встречи намечаются, люди высказывают свои претензии?

Л.У.: Мы на своем народном митинге, который прошел 27 мая, выразили полное недоверие Законодательному Собранию, правительству Севастополя, возглавляемому врио губернатора Овсянниковым. Высказали недоверие судебной власти города Севастополя. И в случае, если не будет вопрос как-то двигаться, мы будем проводить собрания и организовывать процесс подготовки к проведению референдума. Фактически людей уже достали. Нам терять нечего, точнее, у нас забирают все, нас ничего не обременяет. Но мы считаем, что наше право нарушено и нарушается. Мы наблюдаем полную бездарность и неэффективность управления в ближайшие три года. Такая же ситуация и в Крыму. Те деньги, которые приходят на Крым и на Севастополь, коррупционными схемами разворовываются. А что делается, люди говорят, что лучше бы ничего не делали, потому что становится все хуже. Наглядный пример — дороги, сфера здравоохранения, образование и иные сферы. Прежде чем нас убеждать, что нам надо построить якобы новый садик, школу, больницу, — ребята, вы сначала приведите в соответствие существующие объекты социального значения, согласно росстандартам, как это существует в том же Краснодарском крае либо в Москве. А потом уже убеждайте нас в необходимости постройки нового. Однако же этого не происходит. Поэтому крымчане и севастопольцы массово разочаровываются в той действительности, которая есть, и надеются на президента, что все-таки он нас услышит и примет действенные меры по кадровой расстановке.

В.И.: Спасибо, что побеседовали с нами. Мы будем следить за развитием событий.

Это была программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофона была Валентина Ивакина. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments