ITunes

«Свидетели Иеговы"*: борьба за недвижимость в Спб стоимостью 1,5 миллиарда рублей

«Акт политических репрессий» — так представитель «Свидетелей Иеговы*" говорит о притеснениях, которым подвергаются верующие. Минюст потребовал изъять у организации имущество, а журналисты выяснили — о какой недвижимости может идти речь.
Эксперты: Ирина Панкратова — обозреватель газеты «Деловой Петербург»; Николай Менделев — обозреватель газеты «Деловой Петербург»; Ярослав Сивульский — зампредседателя Руководящего комитета Управленческого центра «Свидетели Иеговы»* в России.

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофона Валентина Ивакина. И тема, которую мы будем обсуждать сегодня, звучит так: «Свидетели Иеговы»*: борьба за недвижимость в Санкт-Петербурге стоимостью 1,5 миллиарда рублей".

«Свидетели Иеговы»* находятся в своеобразном эпицентре внимания, потому что последние несколько дней в Верховном суде России продолжаются слушания по иску о ликвидации «Свидетелей Иеговы*». Начнем мы наш эфир с того, что побеседуем с обозревателями газеты «Деловой Петербург» Ириной Панкратовой и Николаем Менделевым. Здравствуйте!

Ирина Панкратова: Здравствуйте! Николай рядом со мной сидит.

В.И.: Я знаю, что вы проводили расследование, которое касается недвижимости «Свидетелей Иеговы»* в Санкт-Петербурге. Что удалось выяснить, почему решили обратить внимание на этот вопрос?

И.П.: Мы решили изучить недвижимость иеговистов, потому что они появились изначально в Петербурге, это был первый город, где они стали развиваться в России. Здесь находится их так сказать храм основной. Как вы правильно сказали, сейчас идет суд. Верховный суд рассматривает иск о том, что запретить иеговистов в России. В том числе, накануне нашей публикации одним из требований Минюста стало изъятие недвижимости иеговистов. Естественно мы как петербургское издание решили изучить, какая у них есть недвижимость.

В.И.: Насколько тяжело было работать над этим вопросом? Потому что я знаю, что многие религиозные организации неохотно раскрывают информацию о том, что им принадлежит. В СМИ говорилось о том, что не шли на контакт как иеговисты, так и Минюст не озвучивал, о какой именно собственности идет речь.

И.П.: Конечно, для таких религиозных организаций мы с вами кажемся такими второсортными людьми, так что общаться с нами они не стремятся. Но есть Росреестр, там есть все данные. Я могу передать трубку Николаю, он как раз нашел список этих адресов, он может вам подробнее рассказать, по какой технологии он это делал.

Николай Менделев: Добрый день.

В.И.: Добрый день, Николай. Расскажите, как вы проводили свое расследование? Какую работу пришлось провести, с какими сложностями столкнулись и что в итоге удалось обнаружить?

Н.М.: Знаете, это было просто. Я начал гуглить и завел в поисковик один простой вопрос: «общины „Свидетелей Иеговы“* в Санкт-Петербурге». И нам с коллегой выдало несколько адресов. И мы стали механически пробивать все эти адреса в Росреестре. В Росреестре обозначаются не только адреса конкретных зданий, но и кому они принадлежат в прошлом, настоящем и, может быть, мы узнаем, что будет в будущем. Мы просто механически начали проверять каждый из этих адресов и натыкались на то, что-либо конкретные общины и так называемые «залы царств» принадлежат сейчас центру управления «Свидетелей Иеговы»* в России, либо эти земли принадлежат конкретным местным религиозным организациям «Свидетели Иеговы»*. Что характерно, на улице Фучика 6 в прошлом находился один из «залов царств Иеговы»*, но он был продан. Его выкупил за, как нам потом сказали специалисты, почти 170 миллионов рублей один из петербуржских миллионеров, крупных бизнесменов Эльдар Беглов. Он руководит брендами «Лосево». И он построил там «Восточную гимназию», частное учебное заведение, где ребята и взрослые люди изучают цивилизованно современный ислам.

В.И.: Как много объектов в итоге удалось вычислить? В материале целый список с подробными разъяснениями.

Н.М.: Мы нашли 4 «зала царств». Это место, куда «Свидетели Иеговы»* приходят 2 раза в неделю, локальные сообщества иеговистов. Мы также нашли один «зал конгрессов». Это гигантское здание и участок земли, там собираются примерно 2000 человек, они собираются по большим праздникам. И самое главное, что было найдено, хотя это общеизвестный факт: у «Свидетелей» есть так называемый «вефиль», переводится как «дом бога». Это место, где они живут своей коммуной, большой общиной. Это территория бывшего советско-пионерского лагеря, которую они выкупили на аукционе в начале 90-х годов. Кроме того, как нам сказали в пресс-службе иеговистов, всего на территории Петербурга находится порядка 15 «залов царств». Но многие не находятся в собственности, они арендуются у каких-то сторонних организаций.

В.И.: Сейчас, когда был поднят вопрос о возможном отъеме этой недвижимости, опять же, звучат предположения, что иеговисты переведут ту собственность, которая есть в их распоряжении, куда-либо за рубеж.

Н.М.: Когда мы начали изучать этот вопрос, мы пытались найти кого-то из свидетелей. И нашли Виктора Корецкого, это бывший иеговист, который провел в организации около 19 лет. Он очень плотно с ними все еще взаимодействует, пытается вывести оттуда других людей. У него есть своя организация, он держал руку на пульсе. И он сообщил, что, по слухам, есть такая тенденция, что все объекты недвижимости в Петербурге и в целом по России могут перейти под юрисдикцию Финляндии или Испании. Что интересно, в Солнечном, в курортном районе, где находится тот самый «вефиль», он не находится в собственности «Свидетелей Иеговы»* Петербурга. Он находится в собственности США, американской организации «Свидетели Иеговы»*. Там они назывались «Охранники сторожевой башни». Именно этим людям принадлежит самый большой центр «Свидетелей Иеговы»* в России, в поселке Солнечный.

В.И.: Слышу, Ирина вам подсказывает. Ирина, есть что добавить по этому вопросу, по собственности иеговистов, которую удалось обнаружить в Санкт-Петербурге? Про дальнейшую судьбу, про то, что происходит на данный момент с этими объектами?

И.П.: На данный момент они продолжают ими пользоваться. Я думаю, они приложат все усилия, чтобы продолжить ими пользоваться. У них есть схема, которая позволяет это сделать, — нужно быстренько переписать их все на зарубежные компании. Как нас говорили эксперты, конечно, правительство России постарается этот процесс остановить, заморозить его как-то, потому что в случае, если эти объекты достанутся все-таки правительству, тем более, практически бесплатно, это выгодный момент. Но среди экспертов было очень распространено мнение, что запрет этой организации нелогичный, неправильный, потому что в большинстве демократических страх, в Европе, в США иеговисты спокойно работают, никому не мешают. Конечно, спорная их деятельность. Но демократия предполагает разные виды религий. И никакого экстремизма в их действиях наши эксперты многие не видели. Они указывали на то, что их запрещают в Корее, в африканских странах, но не в демократических странах.

В.И.: На своем портале вы сообщали, что в распоряжении «Делового Петербурга» есть письмо российского управленческого центра иеговистов, которое было направлено старейшинам всех общин. Такой многостраничный документ, на котором прописана определенная инструкция, что делать. Что это за бумага такая?

И.П.: У иеговистов есть свой Ассанж, он сбежал из их организации и с другими борцами они выбрасывают такие документы в сеть. К нам попало такое письмо, которое рассылалось в их общины, как я понимаю, по всей России, в том числе, в петербургскую. И там очень подробно, на 6 листах описывалась схема, по которой после перевода недвижимости в собственность зарубежных компаний ею могут пользоваться российские общины. Суть в том, что они выбирают какого-то из верующих, одного человека, и он как физическое лицо становится управляющим вот этой недвижимостью, несет всю ответственность за нее — заключает договоры с какими-то ресурсоснабжающими организациями, ведет переговоры с местными властями и т. д. А организация просто на устной договоренности с ним пользуется этим помещением. Получается, что собственник помещения где-то за границей, официальный пользователь — некое физическое лицо, никаких вопросов нет. Вот такая схема.

В.И.: Также многие журналисты отмечают, что сами представители, юристы религиозной организации открыто говорят о том, что изъятие объектов, даже тех, которые будут найдены, невозможно, поскольку владеют многими из них иностранные организации, и собственники находятся в Испании, в Швеции, в Норвегии и в Австрии. Можно предположить, что по этой инструкции так же могут находить какого-то иностранного собственника, который находится за границей.

И.П.: Да, конечно. Если уже они успели перевести какие-то здания на иностранные компании, а они успели, насколько мы понимаем, эти здания действительно изъять будет очень сложно — на каком основании? Правительству надо будет доказать, что это именно иеговисты, доказать, что эта компания является представителем иеговистов, что она обязана вернуть эту недвижимость. Я это с трудом юридически даже представляю.

В.И.: На вашем же портале чуть ранее был опубликован материал о том, какие религиозные организации существуют в Санкт-Петербурге. В том числе, речь шла и про иеговистов. Писали, что зарегистрировано 4 местных религиозных организации «Свидетелей Иеговы»* и одна централизованная, управленческий центр. Также упоминалось, что существует как минимум 72 незарегистрированные группы. Когда вы проводили свое расследование, вы занимались поиском недвижимости, которая может относиться именно к официальным структурам? Про незарегистрированные структуры речи пока не идет?

И.П.: Да. Я думаю, что про них тоже будет сложно говорить, потому что нужно доказать, что это одна и та же организация. В принципе, недвижимость на 1,5 миллиарда, которую мы нашли, это уже немало. Если правительству удастся просто так ее забрать, получить в свое управление, это достаточно внушительный для Петербурга актив.

Николай может рассказать о том, как он общался с выходцами из организации этой. Они ему рассказали какие-то истории о том, как живут иеговисты, какие к ним требования. Там есть интересные моменты.

В.И.: Давайте, очень интересно. Правильно я понимаю, что речь идет о Викторе Корецком, который 19 лет состоял в организации «Свидетели Иеговы»*, потом оттуда вышел и теперь пытается оттуда людей извлечь?

Н.М.: Да, так точно. Он попал в организацию, когда ему было 5 лет, его привели родители. И по прошествии 19 лет он оттуда самостоятельно ушел. Как он сам это объяснял в одном из своих видеоблогов, видимо, сказалось на его уход и разочарование в религии то, что он читал еще в детстве очень много книг, которые позже не подходили под мировоззрение «Свидетелей Иеговы»*. И они зародили в нем ростки критического мышления. В частности, родители его этому потакали.

Что самое характерное, таких разочаровавшихся людей в общине «Свидетелей Иеговы» *очень много. Многие из них живут даже непосредственно в «вефиле». Скорее всего, как он сам предполагал, этот Ассанж, «сливающий» документы из управленческого центра «Свидетелей Иеговы»* — как раз один из таких разочарованных людей. Эти люди продолжают работать в «вефиле», продолжают находиться в общие. Но при этом они уже не верят в конкретно этот вид вероисповедания. Их там удерживает только одна вещь, это их социальные связи: семья, друзья, какой-то комфортный быт. Но все ритуалы они выполняют только на автомате. «Вефиль», как я уже сказал, это прообраз коммуны. Люди живут там практически бесплатно. У них есть на территории прачечная, все, что нужно для жизни. И им за это платят. Если в 2007 году им платили около 1,5 тысяч рублей в месяц, и все деньги уходили на путешествия по городу, на транспортные и бытовые расходы, то сейчас платят около 10 тысяч, а расходы все те же самые — транспорт и какие-то средства бытовой принадлежности. Но когда люди с этими деньгами выходят в открытый мир, и это нередкие случаи, они заходят в магазин и просто выносят оттуда вещи. Они не осознают, что за эти вещи в принципе нужно платить. Настолько люди отрешены от нашего мира и, может, даже забыли, каково в нем жить.

В.И.: Они не привыкли к этому, понятно, у них другой быт. Что вам еще рассказывали те люди, с которыми удалось пообщаться? Если остановиться на том же Корецком, вы сказали, он проводит борьбу со «Свидетелями Иеговы»*.

Н.М.: Да. Что характерно, он не стесняется называть «Свидетелей Иеговы»* сектой. А религиоведы, наоборот, не спешат с такими выводами, сектой не называют. Даже отец Андрей Кураев сказал, что это очень неприятная организация, но они не экстремисты, и это не секта. Да, они закрытые. Да, они могут вести себя немного надменно по отношению к людям, которые, по их мнению, грешны. Но они не сектанты, они не вырывают людей из контекста обычной жизни. Если не говорить о тех, кто уходит в «вефиль» и находится там постоянно.

Еще Корецкий рассказывал, что люди от жизни сильно-то не оторваны. Они могут работать. Но всегда они остаются белыми воронами. «Свидетели Иеговы»* не поощряют высшее образование. Поэтому вряд ли вы увидите «свидетеля» на позиции менеджера или инженера. Нет, это люди из обслуживающего персонала. И всегда они, находясь в коллективе, будут немного отличаться и иногда приглашать вас на свои собрания. Как нам говорили религиоведы, это очень мирные люди, крайне мирные. Они а) пацифисты; б) против военной службы вообще; в) не дают клятв. Они просто пытаются себя ни с чем не связывать. Они несут мир, как они его понимают. При этом их отчего-то, я не знаком с официальной позицией обвинения, считают экстремистами. Якобы прошла какая-то проверка, и ряд текстов «Свидетелей Иеговы*» посчитали экстремистскими. Хотя религиоведы считают, что это не так, и они не опасны.

В.И.: Нам удалось связаться с представителями движения «Свидетели Иеговы»* в России. Мы с ними побеседуем, вы можете даже не отключаться. И потом продолжим беседу с вами.

С нами на связи Ярослав Сивульский, зампредседателя Руководящего комитета Управленческого центра «Свидетелей Иеговы»* в России. Ярослав, здравствуйте.

Ярослав Сивульский: Добрый день.

В.И.: Правильно я понимаю, что вы сейчас находитесь на заседании суда?

Я.С.: Да. Сейчас объявлен перерыв до 14:30. Вы очень вовремя позвонили, иначе я бы не смог ответить.

В.И.: Попрошу вас рассказать о самых последних новостях с заседания суда. Какие можно выводы сделать на данный момент о происходящем?

Я.С.: Сегодня мы наблюдали, как представители министерства юстиции задавали вопросы стороне защиты. Это были вопросы по сути иска. Из этих вопросов видно, что позиция министерства юстиции не изменилась. Хотя по ходу заседания видно, что иск практически не основан на законодательстве. Он несколько эмоциональный, больше видно желание просто министерства юстиции запретить целую религиозную конфессию в нашей стране. Но вот что касается юридических аргументов, то их явно нет. С каждым часом мы видим, что для министерства юстиции ситуация все более усугубляется, потому что практически на все вопросы отвечают: «Не знаем, мы не устанавливали, мы не проверяли, это не входит в нашу компетенцию» и т. д. Пока такое состояние.

В.И.: А какие доводы вы приводите в свою пользу и представители управленческого центра «Свидетелей Иеговы»* в России?

Я.С.: Во-первых, самый простой довод — что «Свидетели Иеговы»* не экстремисты, они никогда не были замечены ни в какой экстремистской активности, не только в России, но и ни в какой другой стране мира. Вероучение «Свидетелей Иеговы»*, наоборот, учит людей добру, уважению, любви, а не ненависти или религиозной нетерпимости. Выводы Минюста о том, что «Свидетели Иеговы»* как-то причастны к экстремисткой деятельности, никаких фактических подтверждений не имеют. Что такое экстремизм? Это всегда политически мотивированное действие или призыв к действиям. Но «Свидетели Иеговы»* политически нейтральны, они никогда ни в каких конфликтах, политических действиях не участвовали. Поэтому обвинения настолько абсурдны, что очень сложно их всерьез воспринимать. Тем не менее, уже несколько дней продолжаются слушания в Верховном суде. С большим трудом, нам даже уже жалко представителя министерства юстиции, ей очень сложно просто аргументировано выступать в суде и подтверждать свою позицию. По сути, аргументов больше, чем-то, что «Свидетели Иеговы»* считают себя истинной религией, у нее нет.

В.И.: Мы до вас беседовали с обозревателями газеты «Деловой Петербург». И они провели такое расследование относительно недвижимости «Свидетелей Иеговы»* в Санкт-Петербурге, что Минюст требует изъять имущество. По этому поводу что-то известно, как продвигается дело в этом направлении?

Я.С.: Да, в иске министерства юстиции перечислены многие объекты недвижимости «Свидетелей Иеговы»*, например, «зал конгрессов» на Коломяжском проспекте, наш управленческий центр, другие богослужебные здания. Пока что суд не рассматривал суть вот этих требований. С нашей точки зрения, это тоже выглядит весьма кощунственно со стороны государства, потому что все эти богослужебные здания были построены на деньги наших верующих, не только из нашей страны, но и из соседних, скандинавских стран, например. Они приезжали, помогали нам строить. Это длилось очень длительное время. И вот теперь, когда у нас есть несколько объектов недвижимости, это все — богослужебные здания, у нас нет никакой коммерческой недвижимости, потому что «Свидетели Иеговы»* не занимаются коммерческой деятельностью, государство теперь пытается это все отнять вот таким, как им кажется, простым способом — обратиться в Верховный суд с иском, и суд решит передать эти здания в пользу государства. Мы считаем, это очень несправедливо. И даже возврат к репрессиям, потому что как еще назвать иначе, как не актом политических репрессий то, что сейчас происходит? «Свидетели Иеговы»* уже переживали трагическую историю в нашей стране. Например, наша семья была сослана в Сибирь, многие другие подвергались длительному тюремному заключению, вплоть до 25 лет, подвергались ссылкам, гонениям и т. д. Это было, конечно, во времена Сталина, Хрущева, Брежнева. Но тем не менее. Сейчас мы куда возвращаемся? В Советский Союз? Непонятно, что вообще происходит в этой сфере.

В.И.: Допустим, сейчас самый неблагополучный исход для «Свидетелей Иеговы»*. Что дальше тогда?

Я.С.: Мы еще имеем оппозиционную инстанцию в Верховном суде, она будет рассматривать. Если мы проиграем и в ней, мы тогда будем обращаться в ЕСПЧ, это все на юридическом фронте, других инстанций нет. Но если говорить о деятельности «Свидетелей Иеговы»*, то, как и во времена гонений в Советском Союзе, никто из верующих не перестал быть верующим, даже из-за ссылок или угроз тюремного заключения. Тем более, сейчас никто верить запретить не сможет. Наше вероучение основано исключительно на Библии, Библию никто отнять не сможет. Мы будем пользоваться любым переводом Библии, будем жить по ней, будем делиться своими убеждениями с другими, какую бы цену за это заплатить ни пришлось. В этом суть «Свидетелей Иеговы»*. Они никогда не сдаются, не отступают назад, если понимают, что-то, что они делают, это правильно с точки зрения бога, Библии, человеческих ценностей.

В.И.: Ярослав, спасибо большое, что вышли с нами на связь. Я так понимаю, вам надо возвращаться на заседание суда.

Для радиослушателей напоминаю, что с нами на связи был Ярослав Сивульский, зампредседателя Руководящего комитета Управленческого центра «Свидетелей Иеговы»* в России.

Возвращаемся с нашим предыдущим спикерам. Мы беседуем с обозревателями газеты «Деловой Петербург» Ириной Панкратовой и Николаем Менделевым. Николай, я вас прервала, вы рассказывали о том, что удалось узнать от тех людей, которые состояли в «Свидетелях Иеговы»* в Санкт-Петербурге. Что еще интересного вам удалось выяснить в рамках своего расследования?

Н.М.: Представитель организации рассказывал, как все эти объекты культа строились. Что интересно, выдуман новый интересный способ избежать кредитования, которое в христианстве не очень почитается. Если вы хотите представлять какую-то небольшую общину где-то в России, и вам необходимо построить свой объект культа, вы должны взять ссуду в управленческом центре. И они эту ссуду вам дают. Конкретному представителю из вашей общины. Чаще всего это бизнесмен. Как только здание будет построено по типовому аналогу, они все одинаковые, этот бизнесмен будет обязан объявить себя банкротом. И чтобы погасить ссуду, ему предстоит ввиду банкротства отдать это здание на баланс управленческого центра. И да, обычно приезжают строить эти объекты культа люди, специальная строительная бригада из «вефиля» в Солнечном или их коллеги из ближайших стран. Чаще всего это Финляндия или Испания. Там, где наиболее сильны позиции «Свидетелей».

В.И.: От Ярослава прозвучало, что почти все объекты, которые имеются в собственности у «Свидетелей Иеговы»* построены представителями самой организации. Эта же схема, да?

Н.М.: Да-да, конечно, он не солгал, все так. Все они делают на собственные деньги и деньги жертвователей. Даже строительство происходит силами самих иеговистов, они сами кладут кирпич, проводят коммуникации и т. д. Они все вполне самостоятельно.

В.И.: Еще вам вопрос как жителями Санкт-Петербурга. Вы ощущаете присутствие иеговистов в Санкт-Петербурге?

И.П.: Я думаю, что мы его мало ощущаем, особенно по сравнению с 90-ми, когда в каждом ящике была газета «Сторожевая башня». Мне кажется, многие могут это припомнить. Сейчас уже такого нет. Но бывает, что они ходят по квартирам, стучатся, звонят, пытаются что-то проповедовать. Но честно говоря, у меня не было ощущения, что это самая опасная, какая только может быть, секта. Я думаю, что если у человека есть своя голова на плечах, то вряд ли они представляют невероятную опасность.

В.И.: А газета, которую вы назвали, это что такое?

И.П.: Когда они пришли в Россию, они стали привлекать людей в свои ряды и выпускали такую забавную газету. Их второе название же — это «Объединение сторожевой башни». И в этой газете они как раз трактовали Библию как-то. Это выглядело не столько как проповедничество, сколько как призыв людей к лучшей жизни, «мы научим вас, как надо жить правильно, как все на самом деле» и т. д. В 90-е наши неокрепшие умы могли это все воспринимать серьезно. Потом, как я понимаю, эта газета перестала им приносить новых людей в их ряды. Я ее уже очень давно не видела.

В.И.: А есть данные, сколько человек являются приверженцами «Свидетелей Иеговы»* в Санкт-Петербурге и в регионе?

И.П.: Мы такие данные попытались подсчитать. Но в последнюю перепись населения вообще не спрашивали людей об их религии. Поэтому корректных официальных данных просто нет. У самих иеговистов есть свои подсчеты, сколько у них людей. Не уверена, что они корректны, но у них они достаточно оптимистичные. Я там видела сотни тысяч, если не ошибаюсь.

В.И.: Только по Санкт-Петербургу?

И.П.: Нет, там, по-моему, все-таки о России шла речь.

В.И.: Николай, как я понимаю, в рамках подготовки к расследованию вы контактировали с большим количеством лиц. Уже звучало, что довольно мягко люди высказываются, мало кто говорит о том, что «Свидетелей Иеговы»* надо запретить. Какие еще точки зрения вам приходилось слышать по этому поводу?

Н.М.: Абсолютно никто не сказал о том, что нужно их запретить. Но при этом был ряд религиоведов, которые просто отказывались эту тему комментировать. Несмотря на то, что сопереживали «Свидетелям», несмотря на то, что они также не считали их экстремистами, они были просто напуганы официальным традиционным христианством и считали, что любая поддержка «Свидетелей Иеговы»* может как-то негативно повлиять на их работу. Они опасались, что их самих могут привлечь за оправдание экстремизма, если «Свидетелей» будут потом считать экстремистами.

В.И.: То есть многие боятся, потому что что-нибудь скажешь, а потом окажется, что ты защищаешь экстремистов. Но кто-то ведь все равно согласился с вами поговорить, комментарии, сказанные дипломатами.

Н.М.: Нет, никто не пытался дипломатично обойти острые углы. Кроме, пожалуй, отца Андрея Кураева. Он представитель традиционного православия, традиционного христианства. И высказывался при этом довольно мягко. Да, он не считает «Свидетелей Иеговы»* приятной организацией, как он сам сказал, и рекомендовал держаться от них подальше. Но обвинения в их сторону он не считал обоснованными и справедливыми.

В.И.: Зачитаю комментарий Андрея Кураева: «Это натягивание совы на глобус. Я бы никому не советовал иметь дело с иеговистами, судя по их инструкциям. Но они не призывают кого-то взорвать или повесить. Они отказываются от радикальной политической позиции, службы в армии, клятв. Давайте тогда и толстовцев экстремистами назовем.

Попытки запретить иеговистов не делают чести репрессивной структуре, которая этим занимается. Так она лишь встраивается в список режимов, которые пытались это сделать, в том числе таких, как Третий рейх и сталинский Советский Союз». Жестко, аналогии-то приводятся страшные.

Н.М.: Жестко, но не по отношению к «Свидетелям», а по отношению к действующему государству и позиции министерства юстиции.

В.И.: Относительно собственности, которую удалось обнаружить, озвучена цифра 1,5 миллиарда рублей. Откуда эта цифра взялась?

Н.М.: По нашей обычной схеме: когда мы пытаемся оценить какую-либо недвижимость, мы ее находим, находим ее кадастровый номер, а значит, мы узнаем, какая у нее реальная площадь. И дальше предлагаем экспертам рынка недвижимости оценить, сколько это может все стоить на рынке. Да, мы имеем, с одной стороны, проблему, что рынка недвижимости религиозной направленности в принципе не существует. Но эксперты нашлись, которые предполагали, как эти здания могут в принципе оцениваться, по какой земле стоит их продать. А земля, которая находится под этими зданиями, всегда в цене, и с землей было куда проще. Эксперты оценивали ее легко и особо не задумываясь о ее предназначении.

В.И.: Правильно я понимаю, что многие объекты находятся в центральной части города?

Н.М.: Да. Дело в том, что в 90-е господа Яковлев или Собчак были очень благонастроены к «Свидетелям Иеговы»* и не стеснялись им отдавать довольно неплохие участки земли и здания. Сейчас позиция руководства изменилась.

В.И.: Спасибо большое, что побеседовали с нами.

Напомню, что мы беседовали с обозревателями газеты «Деловой Петербург» Ириной Панкратовой и Николаем Менделевым. Обсудили борьбу за недвижимость, которая развивается в Санкт-Петербурге.

Наши коллеги из Санкт-Петербурга, пока проводили расследование, успели побеседовать с рядом известных людей и религиоведов. Точку дьякона Андрея Кураева мы уже озвучили, его комментарий, довольно жесткое высказывание, но не в отношении «Свидетелей Иеговы»*, а в отношении тех структур, которые сейчас пытаются на это движение воздействовать. Есть, например, комментарий религиоведа Владимира Егорова, я тоже зачитаю: «Претензии к иеговистам мне кажутся несправедливыми. Ни в одной демократической европейской стране их не считают экстремистской организацией. Я встречал их во многих странах. Везде они мирно стоят на улицах, раздают свою литературу, никому не мешают. Да, у них много недвижимости, и, если их признают экстремистами, все достанется государству. Есть опасения, что это только начало. Следующими станут мормоны, возможно, Армия спасения, Новоапостольская церковь, кришнаиты». Кстати, журналисты из Санкт-Петербурга пытались выяснить, какие еще религиозные движения существуют в Санкт-Петербурге, их довольно много.

В связи с заседанием суда, которое сейчас проходит в Москве, в связи с этим судебным процессом, который стартовал 5 апреля, тоже возникают разные конфузные ситуации. На некоторых интернет-ресурсах появились сообщения о том, что на днях московских студентов согнали к зданию суда, и при этом многие СМИ, в частности, РИА «Новости», Life, НТВ показали этих студентов, которые стоят на улице и ждут, пока их запустят внутрь, как представителей «Свидетелей Иеговы»*. При этом студентам сказали, что они должны прийти на заседание совсем по другим причинам. Они не являются представителями этого движения. В интернете опубликовано письмо, которое прислал один из студентов, там говорится о том, что в университете им предложили сходить на заседание Верховного суда по делу «Свидетелей Иеговы»* в качестве наблюдателей, сказали взять паспорта, студенческие билеты и хорошо одеться. Студенты подумали, что это интересный опыт, и согласились посмотреть на процесс судопроизводства изнутри. Нужно было набрать группу из 30 человек, людей набрали. В письме говорится о том, что дальше события стали развиваться, как у Кафки. Сначала им сказали подойти в 8:45, потом прийти в 7:45. Ответственные студенты встали и пришли к 6. Опять же, зачитаю отрывок из этого письма: «Отмечу, что кроме нас, видимо, позвали еще кого-то, потому что людей было явно больше 30 человек. Но нас, как это принято в России, без извинений и лишних церемоний отправили по домам». Несмотря на то, что они замерзли, внутрь их не пусти, они простояли 2.5 часа. Молодой человек пришел домой злой и на суд, и на университет, как отогрелся, стал успокаиваться, а потом ему начали одногруппники кидать ссылки на РИА «Новости», «Пятый канал», и на этих ресурсах говорилось о том, что «Свидетели Иеговы»* стоят в очереди, но это стояли обычные студенты.

Справедливости ради хочу сказать, что мы пытались связаться со студентами из МГУ, и те, с кем нам удалось созвониться, сказали, что они не слышали об этой истории. С другой стороны, участие в этом мероприятии принимало порядка 30 человек, может быть, все остальные об этом и не знают.

Насчет «Свидетелей Иеговы»* можно найти много противоречивой информации в СМИ. Например, на «Портал-credo.ru» накануне был опубликован материл о том, что православный антисектантский центр из Воронежа был уличен в подбросе «Свидетелям Иеговы»* запрещенной литературы. Представители «Свидетелей Иеговы*» говорят, что порой правоохранительные органы пытаются их как-нибудь подставить, подбрасывают литературу, которая является запрещенной в России или, может быть, признана экстремисткой, поэтому таким нечестным путем организацию запрещают. Что пишут журналисты портала credo.ru: «Свидетелям Иеговы* удалось установить факт того, что в Воронеже „экстремистскую литературу“ правоохранителям передали структуры, связанные с РПЦ МП. На одной из книг („Чему на самом деле учит Библия?“), находящейся в материалах дела в пакете № 5, имеется поле, в которое можно вписать имя владельца книги. В этом поле стоит надпись „ИКЦМВ“, что означает „Информационно-консультационный центр св. Митрофана Воронежского“. Подброшенная книга была „обнаружена“ под слоем ковролина, на котором стоял горшок с цветами. В деле имеется второй экземпляр этой же книги, на полях которого есть пометки шариковой ручкой, представляющие собой критические замечания по отношению к тексту книги. Очевидно, что пометки делал человек, не согласный с позицией СИ. Несмотря на фальсификацию доказательств, суд в Воронеже встал на сторону Свидетелей Иеговы* и принял к сведению доказательства подброса. 2 марта нынешнего года суд отметил противоречивость показаний свидетелей обвинения и отменил решение нижестоящего районного суда о ликвидации воронежской организации СИ». То есть ранее была информация признанной, что был подброс, но при этом организацию все равно было предложено ликвидировать.

Напоминаю, что в Верховном суде продолжаются слушания, решается судьба «Свидетелей Иеговы»* в России, будет запрещена эта организация в стране или нет. Представителей этого движения обвиняют в экстремизме, и также чуть ранее министерство юстиции потребовало изъять все имущество, которое принадлежит центральной организации «Свидетелей Иеговы»* в России. Мы связывались с журналистами из Санкт-Петербурга, которые провели свое расследование, и попытались выяснить, что же именно находится в собственности у «Свидетелей Иеговы»* в культурной столице России. У микрофона работала Валентина Ивакина. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ. Услышимся.

* Организация, запрещенная в России.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments