ITunes

Стачка дальнобойщиков: противники системы «Платон» рассказывают о протестах в регионах

Перевозчики готовы сесть за стол переговоров с правительством и поделиться своими наработками по всем требованиям, но власть упорно не слышит их.
Эксперты: Сергей Хмелев — координатор Объединения перевозчиков России (ОПР) в г. Иркутск; Владислав Абрамов — ИП, перевозчик, представитель ОПР в г. Казань; Руслан Ичиев — перевозчик (г. Махачкала); Александр Черевко — координатор ОПР.

*Техническая расшифровка эфира

Александра Хворостова: Уважаемые радиослушатели, это программа «Угол зрения». У микрофона Александра Хворостова. Тема сегодняшней нашей программы звучит следующим образом: «Стачка дальнобойщиков: противники системы „Платон“ рассказывают о протестах в регионах». Как проходит стачка в тех или иных регионах, будем узнавать в рамках нашей программы. Надо сказать, о том, что по всей территории России продолжается протестная акция, которая касается системы «Платон».

Российская бессрочная стачка началась еще 27 марта. Забастовка продолжается примерно в 50 регионах нашей страны. Фактически по всей стране. Главный лозунг акции звучит следующим образом: «Мы за полную отмену „Платона“». Дальнобойщики продолжают настаивать на выполнение всех требований, а именно полной отмены системы «Платон» или ее сохранении только для транзитных иностранных перевозчиков, отмена транспортного налога, поскольку перевозчики уже платят налог в виде акциз за топливо, строительство адекватной инфраструктуры для водителей, предоставление перевозчикам обоснования расчетных акциз на топливо, и даже звучат требования по отставке правительства и выражение недоверия президенту как гаранту конституционных прав граждан. Сегодня мы и поговорим с представителями разных регионов, начать хотелось бы с Андреем Бажутиным, председателем Объединения перевозчиков России. Пока скажу, что представители Объединения перевозчиков России говорят, что во многих регионах идет поддержка и со стороны проезжающих дальнобойщиков из других регионов, это можно видеть и слышать по приветственным сигналам, которые они дают, проезжая мимо. Если рассматривать сведения, которые публикуются в региональных СМИ, например, опубликовали то, что: «2 апреля в парке Строителей в Ростове состоялся митинг в поддержку дальнобойщиков, которые протестуют против принятия системы „Платон“. Несколько десятков человек в 14.00 вышли с плакатами и лозунгами в пользу отмены закона. Место проведения митинга, который был согласован с властями, оцепила полиция, неподалёку стоял даже автозак. Но всё прошло мирно и тихо — протестующие держали в руках плакаты, и в своих выступлениях высказывали недовольство введением системы „Платон“, которая стартовала 15 ноября 2015 года. Поддержать дальнобойщиков вышли и сочувствующие. Подобные акции 2 апреля проходили во многих городах России. Один из митингующих пояснил, почему вышел поддержать дальнобойщиков: ростовчанин считает, что если дальнобойщики станут — то это отразится на каждом, всё подорожает, а люди этого не хотят. В свою очередь, власти уже заявили, что на средства от „Платона“ („плата за тонны“) строится, например, Ворошиловский мост».

Надо сказать, что на портале «Новый день» опубликовали новость о том, как проходит подобная акция дальнобойщиков: «В стане пикетирующих соблюдается строгий порядок. По словам организатора, на территории стачечного лагеря действует „сухой закон“. Возможные провокации пресекаются быстро и четко. По всей видимости, и дисциплинированность участников стачки по всей России, и поддержка жителей, оказавшаяся неожиданностью даже для самих дальнобойщиков. Пикет в Челябинской области продлится до 5 апреля. О своих планах организаторы стачки пока предпочитают не распространяться, ограничиваясь лишь констатацией, что определенное видение дальнейших действий у забастовщиков есть. Ясно только одно: перевозчики не намерены прекращать забастовку раньше, чем будут выполнены все их требования» Еще «Алтапресс» также опубликовала новость под названием «"Машин нет». Чего добились алтайские дальнобойщики участием в стачке". Мне подсказывают, что у нас на связи город Иркутск, координатор ОПР Сергей Хмелев. Добрый день, Сергей Андреевич.

Сергей Хмелев: Здравствуйте.

А.Х: Расскажите, пожалуйста, как проходят подобные стачки в вашем регионе? Сколько человек на них присутствует? Может быть, кто-то из не-дальнобойщиков вас поддерживает? Какие проходят акции в вашем регионе?

С.Х: В городе проходит несколько пикетов. Люди стоят на стоянках, не грузятся. Основной пикет, который выделила нам администрация, это на таком пятачке, где нас не видно, там тоже небольшая группа активистов стоит с плакатами против «Платона», люди подъезжают, фотографируют, спрашивают. На сегодняшний день на пикете за городом стоит около 30 машин. На станции Батарейной порядка 50−60 машин. И на данный момент я нахожусь в районе Жилкино, тут стоит около 60 автомобилей. На данный момент рядом со мной находится очень много перевозчиков, которых мне пришлось сегодня отбить от сотрудников МВД. По обстоятельствам так получилось, что мне повезло приехать в нужный момент. Сотрудники приехали по форме в гражданском автомобиле и стали запугивать водителей расправой, что приедет ОМОН, спецназ, и всех закроют, давайте объяснение, что 1 апреля был несанкционированный пробег. Прямым текстом запугивали. Потом приехали сотрудники ГИБДД в тонированном автомобиле, на что просили показать их документы, после чего они скрылись со стоянки. После них приехал патрульный автомобиль, когда мы пошли к ним на диалог, спросить: «Что вы здесь делаете? Зачем сюда приехали?». Мне какой-то сотрудник на автомобиле «Рено» наехал на ногу, у меня тут около 30 свидетелей было. После этого мы подошли к сотрудникам ГИБДД, на что они сказали: «Извините, мы ничего не видели», и уехали. Людей постоянно информируем и объясняем, что будет повышаться цена на продукты. Абсолютно все нас поддерживают и понимают, что побор против дальнобойщиков — это неграмотная мера, и ее нужно убирать. На сегодняшний день китайцы, которые работают с нашими дальнобойщиками и перевозчиками, завышают цену в 3−4 раза лишь бы только поехали. Ребята держатся, нам привозят продукты, нас снабжают, стараются чем-то помочь и обращают на нас внимание. Есть какие-то подвижки, но не отрицаю, что есть штрейкбрехер, которые ездят и кричат, что у них кредиты и так далее. Мы их никак не призываем, это дело добровольное. Люди просто от безысходности, от того, что им нужно кормить семью, им приходится работать. Мы их всех понимаем и не перечим. У нас подходит точка кипения, соответственно, мы тоже можем пойти на крайние меры.

А.Х: На какие крайние меры вы можете пойти?

С.Х: Мы можем выйти на трассу, встать вдоль обочины. Мы с ребятами разговариваем, что нужно показывать, что мы можем до города доехать не нарушая правил. Очень многие люди боятся сотрудников МВД, которые нас запугивают, мы стараемся и пытаемся от них отбиться, но я говорю и подчеркиваю, что есть точка кипения, и мы будем с этим бороться. Власти нас не слышат. Приезжают подставные лица, представляются какими-то непонятными должностями и начинают с нами разговаривать, объяснять нам, что при -30 в мороз асфальт класть нормально. Говорят, что в мороз мы кладем, и получается очень гладкая поверхность. Я считаю, что это ненормально.

А.Х: Сергей Андреевич, кроме требования полной отмены системы «Платон», какие еще вы выдвигаете требования на этой акции?

С.Х: Требование полной отмены «Платона», плюс делать единый налог для перевозчиков, пусть это будет акциз. И пусть они сначала обоснуют за каждый рубль, который они берут с акциза. Кто-то говорит, что там 7 рублей, кто-то 9, а кто-то уже 16, пускай они объясняют, на каком основание они постоянно поднимают топливо. Ну и за отмену транспортного налога. Должен быть один единый налог. Мы объясняем каждому гражданину, который владеет легковым автомобилем, что он тоже является плательщиком двух налогов, это акциз на топливо и транспортный налог на маленький автомобиль. Еще объясняем людям то, что власть со следующего года хочет включить «ЭРА-ГЛОНАСС» на каждый легковой автомобиль. Мы им это объясняем. К нам каждый день присоединяются активисты, люди, которые абсолютно не принадлежат к каким-то там партиям, никто к нам не идет на контакт. Люди приезжают ко мне в кабинет и говорят: «Давайте соберем пикет». На сегодняшний день мне предложили, чтобы дальнобойщики и простые люди вышли на площадь. Будем подавать заявку на пикет и рассказывать, что мы против платных дорог, за полную отмену транспортного налога. Будем объяснять людям, что от этого зависят цены. Еще я хочу сказать, что уже в магазинах идут повышения цен.

А.Х: А о том, что повышаются цены в магазинах, уже говорил Андрей Михайлович Бажутин. Так же сказал, что во многих областях идет повышение цен, так же он сказал о том, что беседовать и разговаривать за стол переговоров они сядут только с чиновниками федерального масштаба. Вы готовы сесть за стол переговоров с региональными властями, если они придут и скажут: «Ребят, мы готовы вас выслушать»?

С.Х: Я готов сесть за стол переговоров, если это действительно будут настоящие чиновники, и не с региональными, потому что региональные власти мало что решают. Я уже говорил, что я готов пойти на переговоры при встрече первых государственных лиц, это встреча с Владимиром Владимировичем Путиным и Дмитрием Анатольевичем Медведевым. Я хочу с ними переговорить, потому что у меня есть проект для дальнобойщиков, чтобы и они пошли навстречу, и властям это было удобно.

А.Х: Как вы думаете, ваша стачка, ваша акция приведет к положительной динамике?

С.Х: Я надеюсь на это, что власти обратят на нас внимание. Это когда будет нехватка продуктов, я думаю, что они зашевелятся на сегодняшний день. У людей просто теряется терпение. Происходит очень много стачек в Дагестане, мы постоянно разговариваем со своими знакомыми, которые находятся и проживают в Дагестане, и со мной рядом находятся их соратники, мы постоянно поддерживаем связь и пытаемся узнать, что у них там происходит. Им там сейчас очень тяжело, там чуть ли не Нацгвардия, мы очень переживаем за них и хотим, чтобы власть обратила внимание на нас, потому что они пытаются закрыть нам рот, и чтобы мы себя не показывали. Они показывают, что сейчас все ездят, и у них все хорошо.

А.Х: Буквально завершающий вам вопрос. Вот акция была объявлена бессрочной. Действительно ли вы готовы стоять до предела, до конца, без каких-либо рамок?

С.Х: Я с ребятами тут абсолютно солидарен, мне все говорят в один голос: «Мы никуда не поедем. Мы будем стоять до тех пор, пока нас не услышат». Многие водители побросали машины на стоянках и уехали по домам в другие регионы. Это Улан-Уде, это Забайкальских край, кто-то в Читу уехал, кто-то в Красноярск. Машины из города, если кому-то срочно надо, уезжают просто пустыми. Ставят табличку пустой и уезжают. Многие говорят, что якобы эта машина груженная, это все обман. Очень много людей просто уезжают домой, чтобы быть с родными.

А.Х: Огромное вам спасибо, Сергей Андреевич. Всего доброго, до свидания.

С.Х: До свидания.

А.Х: У нас на проводе Владислав Абрамов, ИП, перевозчик, представитель ОПР в г. Казань. Владислав, здравствуйте!

Владислав Абрамов: Здравствуйте!

А.Х: Прежде всего, самый главный к вам вопрос, как проходят протестные акции в вашем регионе? Сколько людей участвуют в этой стачке? Есть ли провокации со стороны властей?

В.А: Давайте расскажу сначала предысторию. Вся эта волна пошла на фоне введения «Платона». С этой системой мы боремся с 2015 года. Сначала были улитки, митинги, стачки, потом переместились в кабинеты, стали проводить круглые столы, совещания различные, прямые эфиры. Потом все пошло на спад. Сейчас 90% людей не платят эти штрафы, а министры говорят, что около 80% все осознали и платят. Просто посмотрите на эти цифры, которые публикуют в СМИ, там полная не состыковка. Если разделить одно на другое, то получится, что каждый грузовик проезжает в месяц 1000 км, это абсурд иметь автомобиль стоимостью от 5 до 8 миллионов и проезжать 1000 км в месяц, это значит зарабатывать 1000 рублей. Ничего глупее в жизни не видел.

А.Х: Получается, что эти цифры занижены в несколько раз?

В.А: Конечно. Цифры занижены. Либо просто никто не платит, и система полностью провалена, либо они забирают деньги себе, и государство остается в накладе. Про дороги мы и не говорим, их никто не собирается строить. Система придумана для того, чтобы подросшие дети олигархов, которые опоздали к раздаче нефти и газа, открыли какой-то бизнес. Я бы тоже хотел какой-нибудь такой бизнес придумать. Вложиться 100000 рублей и обуть всю страну, я за 100000 рублей даже переобуть грузовик не могу, а они обули всю страну.

А.Х: Насколько пишут местные СМИ, что даже в одном из казанских поселков прошли митинги, которые поддерживали ваши стачки. В самой Казани проходили митинги не-дальнобойщиков?

В.А: Первое несанкционированное мероприятие произошло совершенно стихийно. Ребята в соцсетях общались, кто это организовал, сказать уже нельзя, и собрались они на трассе М7. Собралось порядка 200−300 человек, примерно столько же было ОМОНа и полицейских. Все высшие чины ГИБДД были там. И на полном серьезе говорили, что наши слова пишут в Госдеп. Это люди, обреченные властью, они действительно верят в то, что СМИ нам говорят. Там все прошло мирно, мы пообщались между собой, приехали СМИ, местные телеканалы, интернет каналы какие-то, все это освещалось в режиме онлайн. После этого одного парня арестовали и посадили на 5 суток.

А.Х: А каковы были причины аресты?

В.А: Формально из-за того, что у него была тонирована машины, но это все формально. Сами же сотрудники полиции, что поступила команда кого-то наказать. Меня лично пригласили в полицию через 3 дня, там составили протокол и пошли в суд. Целый день просидел в суде, а они не придумали статью за которую осудить. Теперь заседание перенесли на четверг. В четверг еще раз поеду и буду смотреть. А митинг, который мы заявляли, нам отказали. Его перенесли в поселок Дербышки, это на самом краю. Сейчас люди все мобильные и приехали туда. По официальным цифрам было 100 человек, на самом деле мы подписали петицию на 340 человек. Были депутаты городской Думы, депутаты Госсовета, которые тоже на нашей стороне. Было все максимально корректно со стороны полиции, правда, опять присутствовал ОМОН. Они прибывают раньше нас, уезжают после. Мы выступили, приняли резолюцию, все за собой убрали и к назначенному времени закончили и разъехались. Сейчас работу мы не заканчиваем, у нас происходит забастовка, все стоят по своим стоянкам, обсуждаем и ремонтируем машины. Мы встречаемся с руководством республики и города. Они кивают головой и со всем согласны, но пожимают плечами и говорят, что сделать ничего не сможем. Система «Платон», это последняя капля. У нас много претензий к весовому контролю, такая ситуация, что в этой части мы на стороне закона и требуем, чтобы он соблюдался. А ГИБДД нарушают закон, они некорректно взвешивают, приходят штрафы, которые оспорить невозможно.

А.Х: Необходима корректировка норм контроля транспортных средств?

В.А: Конечно. Сейчас есть закон, мы с ним согласны. Есть закон, есть приказы, постановления, ГОСТы, хотя бы их давайте соблюдать. ГОСТ по весогабаритному контролю настроен таким образом, чтобы эту площадку сделать, надо применить новейшие космические технологии, и только тогда можно взвешивать автомобиль. А их взвешивают где-то на обочине и в грязи.

А.Х: Владислав, мы только что общались с Иркутском, там Сергей Андреевич сказал, что уже в некоторых магазинах видно повышение цен на товары, это многие связывают с тем, что стоят дальнобойщики, с акцией протеста и введением системы «Платон». Как обстоит дело в вашем регионе?

В.А: Я не знаю, как связать это дело со стачкой и системой «Платон». Мы уже привыкли, что у нас постоянно дорожают продукты. У нас не вызывает это никакого удивления. Я думаю, что стоит не так много автомобилей. Крупный перевозчик как ездили, так и ездят. Сейчас мелкие ИП и ООО стоят.

А.Х: А власти Татарстана каким-нибудь образом связывались с вами? Выходили на какой-то контакт?

В.А: Я уже говорил, что власти Татарстана выходили на контакт, пытались осудить по какой-то статье. Больше ничего не было. Все все понимают, но говорят, что это уровень Москвы, и надо делать там все.

А.Х: Владислав, скажите, какие прогнозы вы можете дать на эти акции? Будет хоть какое-то разрешение проблем?

В.А: Большого разрешения проблем я не вижу, потому что власти так запутали этот клубок, что уже и не знают, как его распутать. Уже и «Платон» никому не нужен, просто власть боится идти на уступки, они думают, что покажу свою слабость. На самом деле, когда власть прислушивается к своему народу, она показывает только свою силу. А сейчас они показывают слабость, потому что боятся признать свои ошибки. Сейчас ситуация усугубляется с каждым днем. Поэтому и была встреча Медведева с этими фейковыми дальнобойщиками, которые не имеют отношения к дальнобойщикам. Эти клоуны с категорией Е. Теперь правительству удобнее с ними говорить. И говорить, что эти дальнобойщики донесли до власти какие-то проблемы, и власть пошла им на уступки. Сейчас клубок запутан так, что никто не знает, как из него выбраться.

А.Х: Но вы не намерены идти на уступки и складывать руки, уходить с этих акций?

В.А: Нет. Мы готовы идти на уступки и хотим этого. Уступки какие? Это отмена «Платона», обоснование акцизы, снижение транспортного налога, привлечение к ответственности идеологов «Платона» и его вдохновителей, чтобы разобрались правоохранительные органы, откуда взялся этот «Платон», откуда у нас растут ноги. А после этого мы гарантируем, что будем честно работать с соблюдением всех норм и правил РФ.

А.Х: Огромное вам спасибо, что вы с нами поговорили и рассказали о ситуации, которая происходит в Казани. До свидания.

В.А: До свидания.

А.Х: Напомню, что мы говорим о бессрочной акции дальнобойщиков. СМИ говорят, что сейчас по меньшей мере около 10 тысяч человек принимают участие. Например, к таким регионам относится и Астрахань. В местных СМИ говорят о том, что астраханские дальнобойщики вновь забастовали. Водители тяжеловесов проехали по городским улицам с красноречивыми надписями на машинах. Известно, что в маршруте протеста были и главные улицы Астрахани. Это вторая волна протеста. Тогда фуры выстроились со включенными фарами на ближайшей улице к гипермаркету «Лента» и создали пробку. Стачка прошла в рамках общероссийских митингов дальнобойщиков. Водители большегрузов требуют отменить или понизить тарифы системы «Платон». Тогда астраханских дальнобойщиков пригласили за стол переговоров в администрацию. По официальным данным, стороны договорились. Региональные чиновники пообещали наконец открыть стационарные ночные стоянки в области. Кроме того, попытаться разобраться с вопросом об устранении посредников. Также прозвучала идея создать в Астраханской области ассоциацию водителей-дальнобойщиков.

Еще хотелось бы рассказать, что говорят СМИ о подобных акциях в Дагестане. Дагестанские дальнобойщики продолжают оставаться на своих местах, несмотря противостояния с Росгвардией. А бойцы силовых структур, в свою очередь, продолжают блокировать активистов. Протестующие находятся в окружении силовиков уже третьи сутки. Дагестан был «столицей» протестующих во время забастовки в конце 2015 года. В 2017 году самые активные протесты снова происходят в республике. Точные масштабы акций протеста определить сложно. Всего в Дагестане бастуют около двух тысяч водителей. Порядка 500−600 человек с фурами остаются в районе населенного пункта Манас, где их окружают бойцы Росгвардии. Некоторые источники из республики уверяют, что масштабы куда более серьезные. Они сообщают, что бастуют в целом около девяноста процентов дагестанских дальнобойщиков. Скорее всего, эти данные преувеличены. Ведь в таком случае в акциях должны участвовать, по меньшей мере, 8−9 тысяч человек. По сообщениям СМИ и пользователей соц. сетей, обстановка в Республике очень накаленная. До столкновений дело пока не дошло, однако их нельзя исключать в будущем. Водители, которые имеют доступ к проходящему транспорту, продолжают бить стекла в фурах, которые не присоединились к массовой забастовке. За все эти дни даже сгорела одна машина. Однако сами организаторы забастовки отрицают свою причастность к этому инциденту. Тем временем в Сети появляются неподтвержденные данные о том, что в некоторых регионах власти пытаются подавить протесты при помощи военной техники — бронемашин и даже вертолетов. О том, что Росгвардия пытается усмирить Дагестан, сообщают многие СМИ.

Мне подсказывают, что мы связались с представителем перевозчиков в Махачкале. У нас на связи Руслан Ичиев, перевозчик (г. Махачкала). Руслан, здравствуйте!

Руслан Ичиев: Здравствуйте, Александра!

А.Х: Очень противоречивые сведения до нас доходят о том, что происходит в Дагестане. Вот одно из СМИ сообщает о том, что бастующие до сих пор стоят в кольце Нацгвардии и Росгвардии, и что случались потасовки и стычки со стороны тех, кто участвует в акции. Расскажите нам, пожалуйста, что же происходит в Дагестане на сегодняшний момент?

Р.И: Планировался большой автопробег, машины подтягивались со всех районов, но они были блокированы. У нас стоят военные «Уралы» и было пару БТР. На данный момент было оговорено, что приедет первый заместитель правительства Шамиль Исаев, и нужно дождаться его, чтобы обсудить вопрос. Народ пошел навстречу, и мы дождались представителя власти, мы пообщались с ним. Было обещано, что будут доносить вплоть до депутатов государственной Думы наши требования.

А.Х: Эти заверения, что донесут федеральным властям ваши требования, стоит ли им доверять и верить? Насколько доверяют им перевозчики?

Р.И: Честно сказать, дальнобойщики и перевозчики мало верят им, идет информация, что сейчас происходит закатывание ситуации. Мы просили, чтобы приехало федеральное телевидение, но никто их не видел. Даже по местному телевидению особо не показывают. У нас приезжал «Кавказский узел», снимал фильм. Сам Дагестан в курсе, что тут происходит. Все перевозчики стоят. Если все посчитать, то одна машина около 500000 платит только налогов в виде акциз, транспортного налога. А представьте, если еще «Платон» включат. Тут у всех людей подержанные иномарки, поэтому содержать технику и зарабатывать практически нереально.

А.Х: Руслан, многие региональные СМИ говорили о том, что участие в подобных акциях приняло около 2 тысяч человек. Как вам кажется, соответствует ли эта цифра реальности?

Р.И: Тут было более 2 тысяч человек. Много машин просто не пустили, многие были на кольцевых заблокированы. Ребята хотели приехать со всей области, только в одном населенном пункте Каякенте более 3 тысяч автомашин. У нас по республике зарегистрировано более 31 тысячи машин свыше 12.5 тонн. После автопробега многие разъехались. Тут немногие стоят, если они приедут, то тут места не хватит. До Махачкалы есть еще несколько крупных стоянок, и они тоже заполнены.

А.Х: Наверное, это повлекло за собой какие-нибудь действие со стороны властей? Может быть, повысились цены? Что говорит местное население, которое косвенно связанно с вами?

Р.И: Многим объясняют то, что если будет введена система «Платон», то продукция повысится в стоимости на 20 и более процентов. Если перевозчик включит в стоимость перевозки плату за «Платон», то недобросовестный посредник еще и добавит от себя.

А.Х: А стачки между теми, кто участвует и кто не участвует, идут со стороны того, кто не участвует?

Р.И: У нас Чита стоит, информация передается, все общаются по телефону. Тут пришла информация, что Новосибирск стоит, Иркутск стоит, Пермь, Екатеринбург. В основном все мужики встают.

А.Х: Говорят, что даже продолжают бить стекла в фурах. Действительно ли это так? Некоторые опубликовали такое видео, в котором говорится о том, что представители перевозчиков из Дагестана готовы взяться за оружие, действительно ли это так?

Р.И: Мы действуем в рамках закона, стараемся не поддаваться на провокационные действия, поэтому у нас до сих пор все спокойно. Сейчас идут сведения, что это в Москве и в Питере бьют стекла, в Ставропольском тоже. Действительно, народ уже отчаявшийся. Мы не против властей идем, мы просто требуем, чтобы нам дали работать и все. У нас нет Навальных и таких людей. У нас чисто рабочий класс, народ, дальнобойщики. Мы требуем свои конституционные права, чтобы мы могли содержать свою технику и кормить семью.

А.Х: Политических требований вы не выдвигаете?

Р.И: Нет. Политических требований мы не выдвигаем, только экономические.

А.Х: Как вам кажется, сдвинется ли в разумное русло проблема системы «Платон»? К чему приведут эти стачки?

Р.И: Народ надеется и верит, что «Платон» будет полностью отменен, просто народу будет не выгодно работать. Можете спросить любого дальнобойщика в Дагестане, он вам скажет: «Я не буду работать, пока система „Платон“ не будет отменена».

А.Х: До какого предела вы готовы отстаивать свои права?

Р.И: Люди готовы и два, три месяца стоять, если нужно, то полгода будут стоять.

А.Х: На меньшее вы не пойдете и не согласны?

Р.И: Нет, конечно. Мы до этого оплачивали транспортный налог, только непонятно, на что. По весне дороги тают вместе со снегом, дороги строятся не по ГОСТу. Там, где дороги построены по ГОСТу, там до 10 лет они держатся. Дороги у нас так и строятся, народ все это видит, его не нужно обманывать. Столько дней тут народ стоит, но ни один депутат не соизволил приехать сюда.

А.Х: Наверное, представители администрации не особо идут с вами на контакт?

Р.И: Они идут на контакт, просто это не их уровень. Они с «Платоном» помочь не могут. Мы будем рапортовать в Москву, чтобы поднимался вопрос, но для этого нужно время. Народ сказал: «Хорошо. Действуйте, мы будем ждать». Они хотели, чтобы мы разъехались, начали работать, но народ никуда не поедет, пока их вопрос не будет решен или они не будут услышаны.

А.Х: Руслан, огромное спасибо, что смогли рассказать, что у вас происходит в Дагестане. До свидания.

Р.И До свидания.

А.Х: У нас на связи Александр Черевко, координатор ОПР. Александр Владимирович, здравствуйте.

Александр Черевко: Здравствуйте!

А.Х: В некоторых СМИ прозвучало то, что сегодня дальнобойщики России и перевозчики России выдвигают не только экономические, но и политические требования. Вплоть до отставки правительства, так ли это?

А.Ч: Давайте я зачитаю наши требования, чтобы слушатели их понимали.

1. Полная отмена системы «ПЛАТОН» или реорганизация под транзитный транспорт с передачей государству.

2. Отмена транспортного налога (для этого есть акциз).

3. Режим труда и отдыха водителей (РТО) настроить под реалии РФ.

4. Отставка правительства, недоверие президенту. Судя по первым трем пунктам, на корню уничтожается весь бизнес, вся наша отрасль уничтожается, мы стучимся и кричим, эти проблемы не только у нас. Правительство — это ведь наши менеджеры, которые наняты за наши налоги для того, чтобы они правили нашей страной и поднимали экономику. Значит, правительство не справляется с этим, значит, надо что-то кардинально решать здесь. Мы не хотим свергать или что-то менять, мы хотим, чтобы власть работала на благо нашей страны. Тут есть и недоверие президенту, как гаранту Конституции, потому что Конституция сегодня не соблюдается, надо навести тут порядок. Мы не хотим никого менять. Сменив одного человека, система не изменится. Нужно начать прислушиваться к людям. Мы просто остановили свой транспорт и требуем встречи с правительством

5. Наведение порядка на весовом контроле. То, что сейчас происходит, это большая коррупционная составляющая, как раз тут страдает перевозчик, который пытается жить по закону. Тут очень много тонкостей и нужно глубоко удаляться туда. Времени не хватит. У нас очень хорошие наработки, все уже готово. Скажу даже больше, наши наработки уже лежат в правительстве, но там не захотели брать напрямую от нашей организации. Пришлось со стороны других организаций подавать.

6. Предоставление перевозчикам обоснования расчётов размера акциза на топливо. На сегодняшний день, сколько его собирается, это колоссальные деньги, которых хватает. Если оглянуться назад, то президент говорил, что денег достаточно, просто мы не можем освоить их сегодня для правильного ведения бизнеса. Надо провести какую-то реструктуризацию, какой-то контроль. Мы видим, что периодически у чиновников находят огромнейшее количество ворованных денег из дорожных фондов. Надо навести порядок.

А.Х: Получается, что эти слова говорят о том, что система «Платон» не нужна совсем?

А.Ч: Давайте я по системе «Платон» вкратце пробегусь. Нам сказали, что за прошлый год было собрано 20 миллиардов рублей, мы и не спорим с этим, но проверить это невозможно. Забыли только сказать, что по конституционному соглашению 10.6 миллиарда государство должно вернуть системе «Платон», это за оказание услуги, за их работу. Остается 9.4 миллиарда, а еще есть компенсация за транспортный налог. Те люди, которые оплачивают систему «Платон», они не оплачивают транспортный налог, а он идет в региональные бюджет, соответственно, государство компенсирует регионам эти средства. Это около 8 миллиардов на всю страну. И что остается? Получается, что эта система убыточна. Зачем ее создавать? Она за собой еще тянет кучу других ведомств, которые надзорные, карательные и другие. Самая справедливая система — это акциз с топлива. Заправился — заплатил. Не заправился — не заплатил.

А.Х: Как вам кажется, ваши требования будут услышаны в правительстве?

А.Ч: Я и те люди, которые вокруг меня находятся, мы совсем не понимаем, что происходит. С нас сняли уже все, у нас давно нет прибыли. И сейчас пытаются нас добить до конца. Сейчас ежедневно обращаются люди, подключаются какие-то города, они узнают об общем движение, это идет нарастание. До каких пор будет ждать правительство? Когда мы сядем за стол переговоров? Почему с Медведевым встречались лжеперевозчики? Кто такой Сапронов, Матягин? Какое они отношение имеют к транспорту? Как они могут представлять нас, перевозчиков? Мы стоим по всей стране, весь Дагестан стоит. Почему к нам никто до сих пор не обратился? Этими вопросами мы задаемся сейчас. Ведь у людей может кончиться терпение. Мы не можем людей долго сдерживать. Мы не хотим никаких нарушений, но это больше невозможно уже. Мы не можем работать дальше. Даже если мы бросим свои транспортные средства, куда нам идти работать? Работы нет.

А.Х: Как вы думаете, есть ответы на ваши вопросы?

А.Ч: Конечно, есть. Просто надо пойти на диалог. Если в правительстве не знают, как это решить, может быть, у них нет профильных специалистов, то мы готовы их предложить. У нас есть реальные предложения, как выровнять эту ситуацию. Мы хотим платить налоги, мы их и платим. Мы платим транспортный налог, налог за ведение бизнеса, даже физическое лицо платит налог. Мы платим налоги, но нас обложили такими суммами, что у нас даже нет прибыли. Мы зарабатываем меньше, чем наши работники. А нам надо на эти деньги машины обслуживать. Нам дешевле просто стоять и никуда не ездить. Вокруг каждой машины есть еще около 10 человек, которые обслуживают, это кафе, придорожные сервисы, шиномонтаж и прочее. Они тоже остаются не у дел.

А.Х: Надеюсь, что все-таки услышит правительство вас и не будет закрывать глаза на эту проблему. Остается только надеется на лучшее.

А.Ч: Да, мы надеемся на разумный исход. По-другому никак нельзя. Мы решительно настроены стоять и стоять. Другого выхода у нас нет.

А.Х: Спасибо вам за то, что вы с нами пообщались. До свидания.

А.Ч: До свидания.

А.Х: Сегодня мы разговаривали с несколькими регионами, мы разговаривали с Иркутском, Казанью, Республикой Дагестан, с представителями перевозчиков и дальнобойщиков в разных регионах. Они рассказывали о том, как началась протестная акция 27 марта, как они обещают, что она будет бессрочной и закончится она только тогда, когда правительство их услышит. Это была программа «Угол зрения». У микрофона была Александра Хворостова. Услышимся.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Не учи отца!

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments