Новости Татарстана: фотосессия у стен храма, пикеты против мусоросжигательного завода и вопрос нацязыка

Новости региона словами местных журналистов. Эксперт: Евгений Семенов — собственный корреспондент газеты «Наша версия в Татарстане».

*Техническая расшифровка эфира

Александра Хворостова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «РегиOn-line», у микрофона Александра Хворостова. Сегодня мы поговорим о новостях Татарстана. Узнаем об очередном скандале. Следственный комитет начал проверку после фотосессии в заброшенном храме для свадебного журнала. Узнаем о пикетах, которые проводят активисты в Татарстане против постройки мусоросжигательного завода. Вопрос длится с января месяца. Также поговорим о вопросах национального языка. Это связано с выражением Владимира Путина о том, что русский язык должен быть обязательным, а национальный нет. Учить его или нет — дело добровольное. Обо всем этом нам расскажет Евгений Семенов, собственный корреспондент газеты «Наша версия в Татарстане».

Евгений, здравствуйте.

Евгений Семенов: Добрый день.

А.Х.: Опять в Татарстане начинает разгораться скандал вокруг очередной фотосессии. В сентябре прошлого года подобный скандал разразился после того как одна из певиц сняла свой клип на фоне мечети. Тогда также СК проводил проверку. И певице удалось избежать какого-либо реального наказания. Что не так в этот раз?

Е.С.: Хочу напомнить, что в прошлый раз до уголовного дела так и не дошло. И в этот раз уголовного дела пока тоже нет. Дело в том, что одна из фотомоделей устроила небольшую фотосессии в стенах, хочу заметить, заброшенного храма, который принадлежит Казанской епархии. Суть была в том, что она рекламировала нижнее белье. Но снималась она не конкретно в нижнем белье, а в небольшом платье, полупрозрачном, больше похожим на вуаль. Собственно, этого хватило, чтобы вызвать волну возмущения как среди жителей Татарстана, так и среди представителей православного духовенства республики. Они осудили поступок девушки, тем не менее, воздержались от жестких комментариев в ее адрес. Хотя и сказали, что это неприемлемо, и она заслуживает наказания, но не сказали, какого. Уголовного или божьего. На следующий день СК официально объявил, что он начинает проверку по этому эпизоду, потому что усматривает в этих действиях признаки состава преступления, которое предусмотрено уголовной статьей 148.

А.Х.: Оскорбление чувств верующих.

Е.С.: Да. Пока решения никакого не принято. Проверка только началась.

А.Х.: Я помню, что когда разгорелся скандал вокруг певицы, ее просто доставали комментариями. Комментарии от участников фотосессии были?

Е.С.: Да. Буквально несколько часов назад на своей официальной странице во «ВКонтакте» редакция журнала, для которого проводились съемки, официально принесла извинения. Но с такой формулировкой, что они просят прощения у тех, у кого эта фотосессия могла вызвать чувства оскорбления. Тем не менее, они отметили, что не преследовали никакой цели кого-то оскорбить или унизить, тем более, спровоцировать на что-то. Они отметили, что снимали в первую очередь в заброшенном здании, а не в православном храме.

А.Х.: Очень странно получается, тем более, что в нашей стране очень критично относятся к этой статье. Большое количество топовых новостей связано с этой статьей. Надеюсь, что никакого реального наказания и в данном случае не последует. В любом случае, ждем проверки, что скажет СК. Когда предположительно будет ответ от ведомства?

Е.С.: Скорее всего после того, как будут известны результаты проверки. Потому что, как правило, конкретно наше татарстанского управление заранее ничего не комментирует.

А.Х.: Тогда будем ждать. Еще один скандал хотелось бы обсудить. Расскажите о движении активистов, которые выступают против мусоросжигательного завода. Я так понимаю, что вопрос этот назрел и достаточно давно на слуху у жителей Татарстана. Я нашла сообщения от января, когда впервые заговорили о том, нужно ли строить мусоросжигательный завод. Немного предыстории этого вопроса, а потом к пикетам.

Е.С.: Предыстория была такова, что власти Казани объявили о закрытии Самосыровского полигона, который обслуживал значительную часть Казани, из-за того, что он переполнен и угрожает безопасности и экологической обстановке. Просто некуда складировать, это во-первых. А во-вторых, в жару там происходили регулярные пожары. В МЧС отмечали, что эти возгорания невозможно тушить, остается только ждать дождливой погоды, когда все само уляжется. Как альтернативу предложили мусоросжигательный завод, который не потребует больших земельных площадей и где, как утверждают власти, безопасно утилизировать отходы. Естественно, общественность это возмутило. Они нашли некоторые исследования, которые говорят о том, что в других странах, где стоят подобные заводы, повышается заболеваемость онкологическими заболеваниями. Естественно, поднимается очень большая волна, которую подогревает организация «Гринпис» своими исследованиями и поддержкой противников мусоросжигательного завода.

А.Х.: Наверняка были опубликованы петиции на портале Change.org.

Е.С.: Я вам больше скажу, была уйма петиций, я со счета сбился, сколько было пикетов и митингов. У нас сейчас каждый день проходят одиночные пикеты недалеко от Кремля. Противники поставили себе таку цель — пикетировать до тех пор, пока с ними не захотят встретиться власти Татарстана. Хотелось бы отметить, что совсем недавно стало известно, что тендер на проектирование завода был разыгран, и его выиграла компания «РТ-Инвест». Это говорит о том, что первые реальные шаги к строительству завода уже сделаны.

А.Х.: Практически вопрос решен?

Е.С.: Да.

А.Х.: Но ведь есть и сторонники этого проекта? Как они комментируют важность и нужность этого завода?

Е.С.: Да, этот вопрос разделил общество. Но противников все же больше. Сторонники говорят, что завод — это лучше, чем утопать в свалках вокруг города, потому что земли пригодятся и многодетным семьям, которые получают их по программе. Все упирается в то, что нам просто не хватит земель на полигоны. А город растет, население увеличивается. Соответственно, и отходы тоже будут расти.

А.Х.: По вашему мнению, построят завод, и что будет дальше с теми людьми, которые выходят сегодня на одиночные пикеты?

Е.С.: Я уверен, что проект доведут до конца. Тем более, что это федеральный проект. Мы знаем, что в Московской области будут строить аналогичный завод. Власти республики просто не допустят срыва этого проекта, о котором еще говорил даже Владимир Путин. Что касается его противников, они будут также протестовать как и сейчас. Но мы видим, что пока это какого-то ощутимого эффекта не приносит.

А.Х.: То есть пока из администрации никто не выходит на диалог с пикетчиками?

Е.С.: Нет, несмотря на то, что они пообещали со всеми встретиться. Вот уже третий месяц с момента обещаний, и с ними действительно никто не видится.

А.Х.: Странно. Можно же было привлечь активистов, которые против завода, путем одной встречи, договориться по-хорошему. Позиция такая, что не вижу, не слышу, но завод будет.

Е.С.: Да. Достаточно было просто пойти на диалог. И просто в нормальном ритме побеседовать.

А.Х.: Если коснуться любых других форм протеста в республике. Не обязательно связанных с этим заводом. Насколько власти слышат тех людей, которые выходят на одиночные пикеты, на массовые протесты? Как часто бывает в Татарстане, что власть выходит на диалог?

Е.С.: Все зависит от масштабов акций. Потому что, как показала ситуация с одним из основных банков для республики, власти все-таки вынуждены считаться, когда протестующие представляют собой реальную силу. А вкладчики банка оказались реальной силой. К ним пришлось прислушиваться, и они смогли добиться того, чего хотели по некоторым пунктам. Что касается арбитражных разбирательств суда по этому поводу и так далее. Возымели эффект протестные действия. Но нужно учесть, что они были очень частыми и очень сильными, многочисленными. Их просто нельзя было не заметить. А противники завода пока уступают.

А.Х.: Один человек против армии людей, которые пострадали от закрытия банка, это несравнимые силы.

Е.С.: Эти люди боролись за свои деньги. Некоторые потеряли там и по 10 миллионов.

А.Х.: Как я поняла, вопрос полигонов ТБО, вопрос мусора в республике стоит очень остро. Закрыли один из полигонов в Казани, но активисты говорят, что это не правильно.

Е.С.: Эта проблема гораздо глубже. И это больше конфликт хозяйствующих субъектов. Речь идет о компании, которая обслуживает сектор вывоза мусора в городе, она является конкурирующей другой компании, которая имеет очень тесные связи с властями города. Кто-то усматривает во всем этом чистую политику и раздел финансовых интересов. Но совсем не вопрос борьбы за экологию.

А.Х.: Как комментировали представители администрации города закрытие этого полигона ТБО?

Е.С.: Комментарий со стороны властей был только один. Что функционирование этого полигона является незаконным, причем по нескольким решениям суда. Они утверждали, что компания, которая утилизирует мусор, уже нарушает решение суда о том, что работа свалки незаконна. Все закончилось тем, что туда пригнали тяжелую технику судебных приставов и просто заблокировали бетонными блоками подъезд самосвалам. Сказали, что вы спокойно можете пользоваться другими полигонами, но, естественно, там будут другие тарифы за ввоз. Грубо говоря, невооруженным глазом можно увидеть эту экономическую подоплеку, что фактически компанию насильно заставили перейти на другой полигон.

А.Х.: А что стало с полигоном?

Е.С.: Там существует какой-то проект рекультивации. Об этом говорили еще в прошлом году. И даже выделялись деньги на проектирование процесса рекультивации. Но пока каких-то реальных шагов не предпринято. Пока ее только закрыли.

А.Х.: Очень странно получается. Напомню всем нашим радиослушателям, что с нами на связи Евгений Семенов, собственный корреспондент газеты «Наша версия в Татарстане», узнаем о новостях Казани и Республики Татарстан. Вот еще одна тема, которая волнует не только Татарстан — проблема национальных языков. Помнится мне, Владимир Путин высказался на съезде в Йошкар-Оле, в Республике Марий Эл по поводу национальных языков. Он сказал, что русский язык — это язык обязательный для всех, а вот вопрос изучения национальных языков — это уже, можно сказать, дело каждого. Хочешь — изучай, не хочешь — не изучай, как говорится, дело добровольное. И вот по этому поводу и в Татарстане тоже, так как там сильны 2 языка, татарский и русский, разгорелись споры. Вот мы накануне делали программу о том, действительно ли подобные высказывания можно считать некой политикой государства в сторону упразднения каких-то языков перед русским языком. И я так понимаю, этот же вопрос разделил и татарских жителей. Знаю, что есть несколько комментариев по поводу тех, кто за подобные высказывания, и по поводу тех тех, кто против.

Е.С.: Хочу сказать, что эту инициативу хорошо восприняло русскоязычное население, но тут не идет вопрос о каком-то межнациональном конфликте. Речь идет о том, что русскоязычных детей, для которых татарский язык не родной, он включен в программу обязательного изучения в школах. И эта программа составлена таким образом, что очень тяжело учить. Вопрос качества действительно существует, и об этом говорят все, даже в Министерстве образования республики. Но этот вопрос никак пока не решается, и многие видят выход в том, чтобы сделать татарский язык в школах факультативным.

А.Х.: Получается, любой ребенок, придя в школу в Татарстане, начинает изучать татарский язык независимо от того, русский ли он, татарин или к какой-то другой национальности принадлежит.

Е.С.: Я вам больше скажу, он является обязательным даже в детских садах. И тяжелее всего приходится тем, кто приезжает к нам из других регионов, особенно детям старших классов. Им приходится по этой программе изучать татарский язык, а до этого они в жизни не знали ни одного слова на нем.

А.Х.: Какая интересная деталь. Мы вчера говорили с позиции тех людей, которые носители национального языка. А здесь получается, что есть в республике и люди русские, их язык исконно русский. И почему они обязательно должны изучать татарский язык? В школах думают по-другому. Надо сказать, что те преподаватели, которые обучают татарскому языку, говорят, что сегодня эта система не совершенна. Ее будут совершенствовать. Говорили мы с татарским этнологом, он говорит, что он против этих слов. А вот если брать комментарии тех, кто против, как вам кажется, кто выиграет в итоге? Волнения же все равно сейчас есть в Татарстане по этому поводу.

Е.С.: Думаю, что не выиграют ни те, ни другие, потому что те, кто занимают ту или иную сторону, они занимают радикальную позицию: либо черное, либо белое. Я со своей стороны хочу сказать, что я, проживший всю жизнь в Татарстане, был бы не против изучать татарский язык, с удовольствием его бы изучил на разговорном уровне и с соответствующей нормой преподавания. Но по своему опыту могу сказать, что русскоязычным детям в школах дают такую программу, грамматику, синтаксис — просто ненужные вещи. Именно поэтому уровень татарского языка на выходе из школы в большинстве случаев крайне низкий. Была бы адаптационная программа, с сокращенным количеством часов, исключительно разговорный язык, чтобы мы понимали друг друга, могли объясниться и прочитать вывески. Я думаю, против этого никто бы не протестовал. Людей волнует сама система и несовершенство преподавания.

А.Х.: То есть получается, когда вы ходили в школу, такого обязательного изучения татарского языка не было?

Е.С.: Был. С развалом союза это стало обязательным. Я изучал язык в школе в обязательном порядке. И качество преподавания было крайне низким.

А.Х.: Говоря о школах. Прокуратура заинтересовалась учительницей, которая занималась безналичными поборами. Эта новость опубликована на вашем сайте. Новость, с одной стороны, не нова, мы все прекрасно понимаем, что идя в школу, родители готовятся к поборам. Чем вас привлекла эта история.

Е.С.: Привлекла, наверное, новаторством. Раньше все поборы происходили каким образом. Делалось объявление на школьном собрании. И родители через детей передавали деньги. Такая распространенная практика. А сейчас такой забавный момент, что побеждают современные технологии. Учительница создала в мессенджере специальный чат для родителей, и чтобы они себя не утруждали вставанием с дивана, грубо говоря, или перекидыванием денег через детей, она скинула в этот чат фото своей банковской карты и написала, что сюда они могут скинуть свои «добровольные взносы». Отказаться от которых нельзя.

А.Х.: Она как-то аргументировала, для чего эти взносы? Я понимаю, на окна на новые, на крышу. Как она это прокомментировала?

Е.С.: Естественно, все было подано под благовидным предлогом. Якобы деньги нужны на закупку специальных рабочих тетрадей. И что закупка будет проходить в оптовой форме, и это гораздо выгоднее, чем если бы родители сами приобретали эти тетради. Им дали понять, что лучше скинуться.

А.Х.: Так молодец педагог. Позаботилась о том, чтобы родители никуда не бегали, не искали эти тетради.

Е.С.: Вопрос в том, а нужны ли эти тетради. Минобрнауки Татарстана ранее давал комментарии по подобным поводам, что родители покупать ничего не обязаны. Ни тетради, ни книги. Потому что деньги на все это выделяются.

А.Х.: Что сейчас с учительницей?

Е.С.: Пока идет проверка. И результаты пока еще не известны.

А.Х.: А директор школы как прокомментировала эту ситуацию, сама учительница?

Е.С.: Они пока сохраняют молчание до окончания проверки. Но с учетом предыдущих подобных случаев, могу сказать, что директора как правило встают на защиту своих педагогов. Подобных случаев очень много. Но не все доходят до таких разбирательств. Тут одна из родительниц пошла на принцип и написала заявление. Поэтому все это всплыло. Я думаю, смело можно говорить о том, что в каждой школе есть подобное.

А.Х.: Вопрос в том, насколько подобные случаи раздражают родителей.

Я благодарю вас Евгений, что вы уделили нам время и пообщались с нами в прямом эфире.

Е.С.: Спасибо. До свидания.

А.Х.: Напомню, что с нами на связи был собственный корреспондент газеты «Наша версия в Татарстане» Евгений Семенов. Говорили о новостях Казани и республики Татарстан. Я прощаюсь с вами. До новых встреч в эфире. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments