Есть ли разница между петицией и петтингом?

Национальный спорт нашей страны — это не футбол, не хоккей, и даже не фигурное катание. Наш национальный спорт — это имитация бурной деятельности. Клерки день за днем имитируют в офисах, студенты — на занятиях, супруги — в постели. Во время выборов имитируется политическая борьба, после них — законотворческая деятельность очередных избранных шоуменов. И началось все это не вчера и не сегодня, а ровно тогда, когда в обиход вошла известная присказка советского времени: «Они делают вид, что платят, мы делаем вид, что работаем».

Логично, что проявление этой проблемы равным образом встречается и в жизни общественной. Лучшей тому иллюстрацией служит столь популярный нынче жанр петиции — обращения хрен-пойми-от-кого очень-важному-дяде по любому поводу. От жалобы шизофреника на облучающих его соседей в райотдел полиции петиция в этом смысле отличается лишь массовостью подписей и положением адресата. За последние несколько лет в русскоязычном сегменте Сети сформировалась целая прослойка «подписантов», которые с готовностью оставляют виртуальные автографы где угодно, порой даже не вникая в суть проблемы. Отчего-то она предпочитатет именовать себя «гражданами с активной позицией», «представителями гражданского общества» и прочими пышными, внушительными, но абсолютно пустыми словами.

Петиция — есть проявление имитации бурной деятельности во всей ее красе. Есть бурление, есть недовольные граждане, планируются глобальные перемены, а если повезет, то и резонанс… Выхлопа же при этом, чаще всего, ноль. Более всего процесс подготовки, размещения и подписания петиций напоминает рукоблудие — процесс идет, движение есть, результата никакого. При этом, обращаю особое внимание, все остаются в безоговорочном плюсе.

Автор петиции получает возможность ощутить себя общественно-значимой личностью, и чем большее количество людей поддержало его инициативу, тем большая гордость его обуревает: он смог угадать настроения масс, выразить их в понятной для масс форме и сделать это раньше других бездельников. А если в графе «Подписались» наберется число хотя бы с четырьмя нолями, появляется шанс попасть в захудалое, но СМИ. Получится или нет построить очередной приют для бездомных хомяков или же отменить приговор очередной Васильевой — вопрос десятый, главное — публично о нем вякнуть.

Подписант, в свою очередь, получает возможность сделать доброе дело, поддержать благую идею или же выразить благородное негодование, не вставая из-за компьютера. Теперь для того, чтобы почувствовать себя хорошим, искренним, сопереживающим, неравнодушным человеком, достаточно сделать пару кликов мышью — и не нужно никуда ехать, тратить время и деньги, испытывать какие-то неудобства. А на пресловутый приют для хомячков подписанту в большинстве случаев параллельно настолько, насколько это вообще возможно.

Журналист получает возможность занять пустующее место на полосе печатного СМИ, или же дать обязательную раз в полчаса новость в СМИ электронном — какой-никакой, а инфоповод. Общественная инициатива, неравнодушные граждане, гражданское общество, вот это вот все. Подготовив свои полторы тысячи знаков текста, труженик клавиатуры забывает об очередной «заметной инициативе», не забивая себе голову лишним мусором.

И только хомяки с вероятностью в 99% так и не получат приюта, но кому до них в принципе было дело? Ведь тот, кто хочет построить приют для хомяков, ищет деньги и строит, а тот, кто хочет поговорить о приюте для хомяков — пишет петиции. Проведем аналогию.

Представьте себе трехлитровую банку с брагой, стоящую в темной кладовой. Внутри банки, трети на две ее объёма, идет активное брожение, провоцирующее выделение углекислого газа. На горловину банки натянута белая латексная перчатка, которая при нормальном течении процесса находится в эрегированном состоянии; несколько пальцев на концах проколоты, и газ, покидая банку сквозь эти проколы, издает легкое, на грани слышимости, шипение.

Представили? Так вот, в приведенной выше картине надутая перчатка, эта гордо поднятая пятерня, символизирует несгибаемую волю народа, его необоримое желание до последней капли чего-нибудь бороться за все хорошее против всего плохого. Это, собственно, петиция в самом ярком ее выражении. Шипение, что производит газ, выходя сквозь проколотую перчатку — это свободная пресса, ее освещающая, заявления общественных деятелей, публичные мероприятия, и прочие развлечения в духе «Помним, гордимся» или «Не забудем, не простим». Брожение же, в свою очередь, суть естественный процесс жизнедеятельности народа, а пресловутый углекислый газ — стремление населения к лучшей в его, населения, понимании, жизни.

Главное, что все при деле — перчатка важно надувается, газ непрерывно выходит, дрожжи активно перерабатывают сахар, а то, что выхлоп со всего этого — лишь легкое пованивание вокруг банки, что работающие дрожжи, что натянувшего на банку перчатку, волнует крайне мало. Так и задумано.

Да, мы забыли еще одного игрока в эту забавную игру — государство. Оно остается в плюсе едва ли не больше всех остальных, вместе взятых — ведь тот самый углекислый газ, что символизирует в нашем примере стремление народа жить лучше, не срывает перчатку, а лишь держит ее в надутом состоянии. Тройной профит — и внутри газ не скапливается, создавая ненужное напряжение, и брожению не мешает, и перчатка при деле. Наверное, дрожжи, глядя из банки на грозно раздувшуюся над ними перчатку, удовлетворенно улыбаются и с осознанием важности своей работы, начинают есть сахар с удвоенной силой. Редкая для современности сбалансированность интересов сторон, не правда ли?


Мнение редакции может не совпадать с мнением автора блога.
Big Data

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments