Псевдопроверки в колониях: жена Дадина рассказала про «маскарад» в исправительных учреждениях

Супруга активиста Ильдара Дадина и координатор проекта по борьбе с пытками движения «За права человека» Анастасия Зотова рассказала в эфире радио СОЛЬ, как в колониях стараются избежать вскрытия фактов насилия над заключенными.

Анастасия Зотова — супруга Ильдара Дадина, координатор проекта по борьбе с пытками движения «За права человека»

Ильдар [Дадин] на свидании 9 ноября мне рассказывал прекрасную историю: приезжает проверка, а сотрудникам колонии нужно, чтобы ни один из заключенных этой проверке не пожаловался. Как угадать, кто из заключенных будет жаловаться? Очень просто, они устраивают псевдопроверку. То есть приходит какой-то их человек, переодетый под проверяющего, говорит: «Я проверяющий, давайте мне все жалуйтесь». Какие-то зэки начинают ему жаловаться. После чего этих зэков избивают еще сильнее и отправляют в штрафной изолятор. И уже настоящая проверка, которая приедет, этих зэков не увидит — их не выведут. А даже если и выведут, люди там уже сломанные и наученные горьким опытом, не понимают, настоящая это проверка или ненастоящая. Вероятность того, что они будут жаловаться, резко понижается.

Некоторые люди, хочу уточнить, все равно жаловались, в том числе местным [карельским] прокурорам — Ивлеву, Храпченкову и Побединскому. Но прокуроры никакого хода этим жалобам не давали. И сейчас, в связи с предстоящей проверкой, когда члены СПЧ поедут в колонии, заключенные очень обеспокоены, что вместо них будут выводить других людей, чтобы не дать членам СПЧ встретиться лично с ними. И мы, чтобы это предотвратить, собрали фотографии у родственников. Члены СПЧ эти фотографии получат и смогут сравнивать, того человека выводят или не того.

Сейчас мы пытаемся пролоббировать вопрос, чтобы вместе с проверяющими шли адвокаты, которым они [заключенные] уже доверяют. А как так получилось, что нашим адвокатам заключенные поверили… Возможно, адвокаты указывали, что они от Ильдара Дадина. Просто речь-то не о том, что адвокат просто так, с бухты-барахты приехал, и говорит: «Давайте я будут защищать Петрова, Сидорова и еще кого-нибудь». Речь шла о том, что перед этим родственники заключенных связывались с нами и говорили: «Сидит мой муж/брат/сын/отец/знакомый, пусть к нему придет адвокат, пожалуйста». И после этого адвокат приходит и говорил: «Я от Дадина. От тех, кто помогает Дадину, из Москвы, из Петербурга». Это уже была какая-то гарантия, что человек попросил об адвокате — ему дали адвоката.

Некоторые люди письменно отказались от нашего адвоката. Возможно, они не поверили, что он реальный. Бывало, что адвокату выносили устный отказ, что «этот заключенный к вам не выйдет». А потом адвокат узнавал, что этот заключенный, который якобы отказался выходить, вообще и не знает, что к нему приходили…

Вигиланты

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments