Бизнес на двоих: как супругам «ужиться» в одном проекте

Как организовать совместный рабочий процесс семейной паре, чтобы помогать, а не мешать друг другу? Также разобрали с участниками программы тонкости производства натуральной косметики и национальной выпечки.
Эксперты: Татьяна и Дмитрий Донихины — основатели компании «Pravilnaya косметика»; Мадина Тогузаева и Георгий Сланов — основатели компании «Пироги №1».

*Техническая расшифровка эфира

Мария Цыганова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Startup-среда». У микрофона Мария Цыганова. Тема нашего эфира: «Бизнес на двоих: как супругам „ужиться“ в одном проекте». Попробуем сегодня разобраться в вечном споре о том, стоит ли брать в свой бизнес родственников. Мнений по этому поводу очень много. Одни считают, что этого делать нельзя, потому что разногласия в работе могут сказаться и на семейных отношениях. Другие находят в этом довольно много плюсов, это и доверие, например. Действительно, кому еще доверять, если не человеку, который живет вместе с вами и знает ваши вкусы, интересы и предпочтения. И отсутствие каких-то формальных аспектов тут тоже может учитываться, потому что работник со стороны будет требовать отпуск, требовать больничный или еще что-то. В то время, если вы работаете вместе со своей второй половиной, то вы можете договориться обо всем, взвесив все обстоятельства, включая какие-то домашние.

Сегодня у нас будет возможность пообщаться с двумя семейными парами, которые начинали путь предпринимателей вместе. Узнаем, что они думают по этому поводу, ну и разберем подробно проекты, которые они выбрали для себя, которые, возможно, заинтересуют и вас. Особенно интересно, что оба проекта, которые у нас сегодня будут разбираться, связаны с производством чего-либо, а данную сферу деятельности в рамках нашей программы мы пока еще не обсуждали.

Нашими первыми собеседниками сегодня будут Татьяна и Дмитрий Донихины, основатели компании «Pravilnaya косметика». Татьяна и Дмитрий, здравствуйте.

Татьяна Донихина: Здравствуйте.

Дмитрий Донихин: Здравствуйте.

М.Ц.: Давайте начнем с того, что все-таки для вас совместный бизнес-проект? Насколько сложно или наоборот просто вам работать друг с другом?

Д.Д.: На самом деле, работать с друг другом просто, потому что мы перекрываем друг друга. И есть какие-то компетенции, которые лучше получаются у Тани, и этим занимается она. А что-то беру на себя я, поэтому вместе получается эффективно.

М.Ц.: У вас идет какое-то грамотное распределение обязанностей, и за счет этого вам не приходится тратить лишнее время на что-то дополнительное, и каждый отвечает за свою сферу деятельности?

Д.Д.: Конечно, мы разбиваем задачи между собой, выполняем их, и каждый из нас несет ответственность за их выполнение. Если вдруг у нас что-то не получается, то мы обращаемся друг к другу и помогаем.

Т.Д.: Или подгоняем друг друга, если видим, что у кого-то что-то не получается, либо не вовремя, и начинаем друг друга стимулировать на более эффективную работу.

М.Ц.: А бывает такое, что у вас не совпадают точки зрения по какому-либо вопросу?

Д.Д.: Да, бывает, но тем не менее, мы взвешиваем все за и против и в итоге приходим к правильному решению.

М.Ц.: Значит, все достаточно мирно проходит, и разногласий нет?

Д.Д.: Конечно, нет.

М.Ц.: Расскажите, с чего вы начинали, откуда появилась идея бизнеса и почему именно косметикой решили заняться?

Д.Д.: На самом деле, мы с Таней аллергики. и у нас аллергическая реакция, мы прям как два индикатора, то есть мы сразу реагируем на химические компоненты, которые содержатся в продуктах питания и которые содержатся в косметике. У меня тут же появляется что-то на лице, у Тани начинают чесаться руки. Проходит несколько часов, и мы сразу можем сказать о качестве продукта. Мы, наверное, уже более 10 лет делаем косметику для себя, это все начинала делать Танина мама, так как мы не могли среди тех товаров, которые были на рынке, не могли ничего найти. Все изначально делалось для себя, этим занималась именно Танина мама. А потом так сошлись звезды, что танина мама работала в банке, его закрывали, как многие другие, в тот момент то, что делала Танина мама, узнали наши родственники, друзья и тоже просили, то есть, по сути, первые клиенты уже были.

Т.Д.: И косметика уже пользовалась успехом в определенных кругах.

Д.Д.: Да, это наши родственники и друзья.

Т.Д.: И мы маме предложили — почему бы не заняться ей в других масштабах. Мы начали копать эту тему, узнавать что-то новое, более серьезно углубляться. И как-то потихоньку закрутилось все.

Д.Д.: Очень сложно было изучить рынок, там очень много подводных камней, очень много нюансов. На пальцах вначале казалось все намного проще, но когда мы окунулись в это с головой, обратного пути не было, но мы поняли, что бизнес достаточно сложный, и в нем нелегко. И профессионалов, которые могли бы работать именно с натуральной косметикой, с компонентами, очень мало. У нас первые поиски только через несколько месяцев увенчались успехами. Мы нашли технолога, с которым можно хотя бы предметно выстроить диалог, и который понимает, о чем идет речь, потому что все то, что на российском рынке, — это в основном технологи, которые работают с химическими компонентами и до этого не имели никакого опыта работы с чем-то натуральным.

М.Ц.: Получается, что у вас не только семейная пара занимается этим бизнесом, у вас также и другие родственники привлекаются в эту сферу деятельности, но сложности определенные все равно возникают, в том числе и с поиском грамотных работников. А скажите, сколько должно быть в таком бизнесе дополнительных сотрудников, сколько человек должно быть в команде, и кто это должен быть, помимо технологов?

Т.Д.: Это начальник производства, технолог, технолог на производстве, который отвечает за варки. Это какие-то разносортные рабочие, фасовщики, обязательно старшие смены. Это менеджер в интернет-магазине, это менеджер, который отвечает за оптовые заказы, это директор розницы, который ей занимается. Это продавцы-консультанты, это курьеры. Но у нас нет своих курьеров, мы пользуемся услугами курьерской компании.

М.Ц.: Штат достаточно большой, то есть от такого домашнего производства для своих и своей семьи вы переросли в большой такой проект. Сколько на это понадобилось времени?

Т.Д.: Два года. Я официально считаю 28 октября 2015 года официальной датой, потому что мы получили документы на юридическое лицо. Ну и как бы, я всегда веду отчет от этой даты. А так, еще где-то полгода на раскачку, только на первые, робкие шаги в этом направлении.

Д.Д.: Пока мы выиграли тендер на помещение. У нас производство находится на территории всероссийского научно-исследовательского института семеноводства. Пока мы выиграли тендер на это производство. Пока мы нашли специалистов, пока мы закупили оборудование. Оборудование закупали сами, когда пришли специалисты и спросили: «А что это такое?». Пришлось докупать оборудование, закупать новое, пришлось его дорабатывать и так далее.

Т.Д.: Это еще одна отдельная эпопея с оборудованием.

Д.Д.: Да, пока мы нашли честных поставщиков натурального сырья, пока нашли лаборатории, куда сдаем и перепроверяем этих поставщиков, потому что вначале давали не то, что хотелось бы в итоге иметь. Вот на это все уходило время.

М.Ц.: Мне кажется, это совершенно безумный и сложный процесс. Во-первых, косметика — это достаточно сложный продукт, особенно если он натуральный, чтобы он долго сохранял какие-то свои свойства, качества. Нужно ли получать какие-то лицензии? И сложно ли их получить, что самое главное?

Д.Д.: Продукция сертифицируется, получает сертификаты качества, декларации соответствия, и вот сейчас мы будем получать ИСО на производство.

Т.Д.: Это европейский сертификат, который получается на производство. А так, мы единственная в России компания, которая получила на каждый наш продукт сертификат соответствия, который мы сделали в научном онкологическом центре.

М.Ц.: Сложно ли получить этот сертификат? Какие проверки нужно пройти? К чему надо быть готовым?

Т.Д.: Там продукт для анализа предоставляется. Предоставляются все его технологические карты, описание процесса производства, состав и так далее. Тестируют в лаборатории, делают заключение, потом смотрят, соответствуют или не соответствуют заявленным свойствам и так далее. А потом начинают все это оформлять.

Д.Д.: Если изначально продукт хороший, то не будет никаких вопросов. У нас, наоборот, были удивлены нашим продуктам.

М.Ц.: Главное, самим ответственно относиться к своему делу и не бояться никаких экспертиз?

Д.Д.: Да, все верно.

М.Ц.: Достаточно сложный процесс вы сейчас описываете, это покупка оборудования, выигрывали тендер, получили сертификат. Понадобились вам какие-то консультации со стороны каких-то бизнес-аналитиков или людей, которые уже работали в данной сфере деятельности, или вы шли вот таким методом проб и ошибок, и чисто сами всего добивались?

Т.Д.: Может быть, поначалу да. Но так как мы постоянно учимся, постоянно находимся в бизнес-среде, вокруг нас очень много предпринимателей, маркетологов, сейчас нет, сейчас каждый шаг обдуман.

Д.Д.: Да, вначале мы допускали ошибки, но потом рядом с нами оказывались люди, у которых опыт превосходит наш, они нас чему-то учили, мы их чему-то учили, обменивались опытом. На данный момент, у нас есть несколько сильных менторов нашего проекта, которые вдохновились нашей идеей, понимают, что делают. и абсолютно бескорыстно нам помогают, всегда на связи и готовы нам помочь, чтобы мы развивались, росли и скорее реализовали свои цели.

Т.Д.: Бывает так, что дают советы, которые ты не воспринимаешь и не понимаешь, считаешь, что это совершенно по-другому. А потом проходит год, полтора, и происходит переосознание, и ты понимаешь, что имел в виду этот человек относительно твоего бизнеса. А ввиду отсутствия опыта сначала ты воспринимаешь все это по-другому.

М.Ц.: Вот сейчас, оглядываясь назад, от каких ошибок вы хотели бы предостеречь тех радиослушателей, которые заинтересуются таким же проектом и, может быть, попытаются создать что-то подобное?

Д.Д.: Первое — это цель и идея, к которой нужно идти. У нас возникало огромное количество проблем, они до сих пор возникают, просто мы не воспринимаем их как проблемы, а смотрим на них как на каждодневный элемент нашей работы. То есть какое бы количество их ни было, нас никак это не смущает, мы просто идем дальше, обходим их, решаем их и идем дальше. Поэтому такой совет — что бы ни произошло, надо просто идти к своей цели. Если тяжело, то останавливаться, отдыхать и идти дальше. Если совсем тяжело, то ползти в конце концов. В любом случае, дорогу осилит идущий.

Т.Д.: Залог успеха — это не останавливаться и идти вперед. Многие предприниматели ломаются при первых же неудачах, закрывают бизнес, разочаровываются, но этого не нужно делать. На примере наших друзей и знакомых, которые достигли более высоких результатов, чем мы, я вижу сколько трудностей было на их пути, и каких результатов они смогли достигнуть благодаря своему упорству.

М.Ц.: Все люди разные, наверное, у каждого свой характер, у каждого свой темперамент. Вот в данной ситуации, когда действительно возникают сложности, например, один говорит: «Все идет не так. Мы не справимся». Вот здесь насколько помогало в таких ситуациях то, что рядом находится близкий человек?

Т.Д.: Я вообще оптимистка. Это наш не первый проект, у нас их было много. И удачных, и неудачных, но если что-то не получается, мы поднимаемся с колен, идем обратно и раздаем долги. Это на примере наших каких-то проектов, которые были до.

Д.Д.: И двигаемся дальше. Когда рядом близкий человек, сам процесс еще намного приятней, ярче.

Т.Д.: Вспоминая какие-то прошлые проекты, прошлые годы, сколько мы исколесили по Москве в поисках оборудования, в поисках каких-то вещей. Приятно все это вспоминать, это опыт, это образ жизни. Я не представляю, как можно жить по-другому. Мне кажется, что это очень интересно.

Д.Д.: Мы относимся к этому как к игре, но при этом мы живем своим брендом, и нам это очень нравится.

М.Ц.: А если мы подойдем поближе к продукту, откуда берется рецептура? Сложно ли ее разработать, и кто над этим работает?

Т.Д.: Над рецептурой работают технологи и я. У меня нет химического образования, но так как у меня уже есть опыт, я уже ориентируюсь по сырью, по химическим составам, по тому, что можно использовать именно в нашем продукте, что нельзя. И мы вместе составляем рецептуры, корректируем, потом это все варим «в стакане», как это называют, то есть в лабораторных условиях, а не в больших котлах. Пробуем, если не нравится, то меняем что-то, переделываем и так далее.

Д.Д.: Получается готовый продукт, потом мы его тестируем на себе, на своих друзьях, родственниках, и любое малейшее сомнение, если продукт не нравится, или, например, нанесли крем на лицо, и было какое-то небольшое жжение у одного человека из 10, то все этот продукт мы останавливаем, дорабатываем, чтобы такого больше не было. Потому что если это было у одного человека, это может возникнуть у одного клиента из тысячи. И это большой минус нам. Поэтому мы прорабатываем с особой точностью, но работая именно таким образом с нашими продуктами, мы делаем все таким образом, что мы гордимся каждым нашим продуктом.

Т.Д.: Да, все именно так. Мы сейчас разрабатываем новые продукты, новые линейки, и то, сколько мы усилий прилагаем, сколько нервов технологов. И когда он будет готов, мы можем с гордостью сказать на любой выставке, на любом мероприятии, что это очень крутой продукт, и нам за него не стыдно ни в одной стране, где бы мы ни были представлены, а планы у нас наполеоновские.

Д.Д.: И поскольку наш бренд ассоциируется с нашей семьей, то мы очень хотим, чтобы продукт был лучше, чем у всех, то технологам с нами работать очень нелегко.

М.Ц.: Я так поняла, что Татьяна в основном и отвечает за разработку каких-то процедур совместно с технологами. Вот Дмитрий, на вас какие обязанности легли?

Д.Д.: У нас своя розничная сеть по Москве, плюс дистрибьютеры по регионам. И сейчас мы также начинаем продавать франшизу в регионы. Вот все, что касается розничной реализации и одной из частей производства, то есть управление самим производством, контроль начальника производства, старших смен и так далее, это все на мне. Плюс логистика, водители и так далее.

Т.Д.: А все, что касается маркетинга и самого продукта, то это моя зона ответственности.

М.Ц.: А вот как раз-таки о маркетинге и вообще о продвижении продукта. Насколько важна тут реклама у таких продуктов?

Д.Д.: Конечно, важна, но если продукт сам по себе хороший, вот в основном рекламируют те продукты, которые ничем не отличаются от других, либо невысоки по качеству. Если продукт сам по себе очень хороший, то его можно не рекламировать. Но рынок сейчас достаточно насыщен. Мы за два года нигде не рекламировались, у нас не было никакой рекламы. На данный момент у нас 3 тысячи клиентов, которые делают заказ 1 раз в месяц, то есть у них заканчивается либо шампунь, либо крем, и они к нам возвращаются один раз в месяц. Вот через два года мы имеем клиентскую базу в 3 тысячи клиентов. И нигде никакой рекламы у нас не было, мы просто работали с клиентами, рассказывали про наш продукт.

Во-первых, у нас нет продавцов, у нас консультанты. Это тот человек, не которых хочет что-то продать, а который помогает клиенту сделать правильный выбор. И если это клиенту не нужно, консультант задает правильные вопросы, выясняет, что необходимо и что хочет клиент. И если это клиенту не нужно, то ему это не продадут. К примеру, вы пришли к нам на одну из наших розничных точек и хотите приобрести что-то, что вам абсолютно не подходит. Поверьте, вам это не продадут.

М.Ц.: Интересно, но зато, мне кажется, это очень эффективно в плане того, что клиент, который все-таки получает в свои руки определенный товар, у него больше шансов, что он ему все-таки понравится. А скажите, о составе продукта мы поговорили бегло, но все-таки, что касается внешнего вида, имеет это большое значение?

Т.Д.: На мой взгляд имеет, и поэтому мы очень заморочились на данный момент. И с нами работают очень классные дизайнеры, очень хорошего уровня. И мы можем соперничать с европейскими брендами относительно новой упаковки. То, как выглядим мы сейчас, это все делала я сама, этикетки в фотошопе и упаковку сама выбирала. И то, что у нас будет буквально через полтора месяца, это уже работа профессионалов.

Д.Д.: А потом, мы всегда на связи с нашими клиентами, и мы их спрашиваем по поводу упаковок, по поводу этикеток. Изначально наши клиенты просили, чтобы наши этикетки были бумажные, поскольку мы дружим с природой, и большинство клиентов именно хотели, чтобы были бумажные этикетки. Мы задали вопросы клиентам, они проголосовали, сами выбрали будущую упаковку, проголосовали за будущие этикетки, за будущие линейки. Да, у нас есть идеи, но мы это делаем вместе с нашими клиентами и постоянно получаем от них обратную связь.

М.Ц.: Обратная связь — это что-то неотделимое от рабочего процесса?

Д.Д.: Да, у нас каждый из наших клиентов после того, как любой человек совершает покупку в одной из наших розничных точек, ему дают письмо, где фотография всей нашей семьи, где контакты Татьяны и мои. И клиент может, если у него есть какие-то предложения либо вопросы по поводу качества продукта, он всегда может написать Тане, если какие-то вопросы по поводу качества обслуживания клиентов, то тут всегда я на связи, там есть наши данные. И клиенты достаточно часто пишут, несколько писем приходит в неделю. Иногда даже может прийти несколько десятков писем. И мы, конечно, корректируем и все делаем именно для того, чтобы сервис у нас был на очень высоком уровне. И я сам выхожу на розничные точки, общаюсь с клиентами, задаю вопросы, спрашиваю, что им нравится, что нет. Также, когда работают курьеры, я выделяю несколько часов в неделю и сам в качестве курьера объезжаю клиентов, отношу их заказы, дарю подарки и также получаю обратную связь и спрашиваю, все ли их устраивает.

М.Ц.: Один из самых важных вопросов для людей, которые только начинают свой бизнес, это планы на то, когда они хотят получить какую-то прибыль. Когда можно ее ждать?

Т.Д.: На самом деле, у нас не было четкого бизнес плана, мы все покупали постепенно, потому что все это начиналось маленькими шагами. И мне очень сложно сказать, здесь нужен хороший финансист, который бы просчитал все. А мы вкладывали постепенно, но потрачено денег много. Но это все наши деньги, мы не привлекали инвесторов, мы не брали кредитов. Все то, что есть, это наше.

М.Ц.: А что минимально в арсенале у человека должно быть, чтобы он начал этот бизнес? То есть это должна быть какая-то аренда помещения, где будет организованно это производство, или покупка его, а что дальше?

Д.Д.: Первое и самое главное — это желание заниматься всем этим, определить для себя нишу, потому что косметика, мы ее условно разделили на 3 ниши. Первая — это та, которая выполняет свою задачу как косметика, но при этом вредит здоровью. Второе направление — это то, что также выполняет свою задачу, но при этом безопасно. И третье — что выполняет и абсолютно не вредит, и решает все основные задачи. Изначально человек определяется, по какому пути он идет. И после этого уже выстраивается и бизнес-план, и финансовый план, куда двигаться и как идти, потому что эти три направления совершенно разные.

М.Ц.: Сразу охватить все 3 не получится, если мы будем хорошо и ответственно подходить к делу?

Д.Д.: По сути, это 3 разных сегмента.

Т.Д.: Из минимального набора оборудования — это котлы для варки, это гомогенизаторы, это штука, которая расщепляет эмульсию на молекулярном уровне, это когда какие-то активы и консерванты, это все прогоняется через гомогенизаторы и все превращается в крем.

Д.Д.: Мешалки, дозаторы, этикировщики, погрузочное оборудование.

Т.Д.: PH-метры, лабораторное оборудование, столы, складское оборудование.

М.Ц.: После того, как цех сформирован всем необходимым, что нужно делать дальше? Какой следующий этап?

Т.Д.: Технолог, который разработает рецептуру, закупка сырья и тары.

М.Ц.: И после этого уже идет какое-то оформление, внешний вид и упаковка всех продуктов?

Д.Д.: Да. На самом деле, работа над упаковкой начинается еще до самого рабочего процесса, потому что можно ли изготовить какой-то продукт? Да, продукт изготовить можно, но при этом он должен выйти на рынок и должен продаваться. И вот это тоже достаточно сложно. Выход на рынок очень сложный. Мы за последние два года учились. И вот с нами тоже учились ребята, у них тоже было производство косметики и достаточное крупное, но они больше не работают. Они ушли с рынка, потому что не смогли вывести свой бренд на рынок, хотя производство у них было. Поэтому это тоже очень важная часть. Продукт можно изготовить, можно полностью все организовать, но вывести его правильно на рынок, чтобы он занял определенную нишу, — это тоже достаточно сложно. По сути, это работа в совокупности большого количества людей, которых нужно организовать для того, чтобы именно бренд вышел, существовал и пользовался популярностью.

М.Ц.: Посоветуйте что-нибудь новичкам, которых заинтересовал такой проект?

Д.Д.: Первое — это очень хорошо подумать, потому что нас тоже очень заинтересовал этот проект. Когда мы находимся в нем уже два года, мы понимаем, что есть более рентабельные рынки, где можно работать, но поскольку мы вложили частичку нас самих, мы, конечно, будем заниматься им, развивать его, но есть более рентабельные рынки. Это направление совсем не легкое, много других направлений намного более легких. Но если человек решил, и он хочет заниматься именно этим, чувствует, что это его, если он верит в это, то нужно идти и не смотреть на все трудности, которые будут возникать.

Т.Д.: А они, конечно, будут. Не бывает легких путей.

М.Ц.: Большое вам спасибо, что нашли время и рассказали о своем бизнес-проекте. До свидания.

Т.Д.: До свидания.

Д.Д.: До свидания.

М.Ц.: Следующими участниками нашей программу будут Мадина Тогузаева и Георгий Сланов, основатели компании «Пироги № 1». Здравствуйте, Мадина и Георгий.

Мадина Тогузаева: Здравствуйте.

Георгий Сланов: Здравствуйте.

М.Ц.: Расскажите, с чего началась ваша история. Как я понимаю, вы тоже семейная пара, которая начинала когда-то вместе свой бизнес. Почему вы решили заняться именно производством чего-либо?

Г. С.: Я до этого работал уже, у меня уже было несколько бизнесов до того, как мы запускали этот. Я уже пробовал себя в разных направлениях. Одно из них было безопасность, ставили охранные системы и так далее. Как-то все не получилось. Второй бизнес был инновационный, то есть мы занимались прозрачными экранами. Мы нашли такой продукт интересный, который мы использовали в рекламе, в витринах. Он только вышел на рынок, о нем никто не знал, но как оказалось, нужно было формировать под него спрос, а мы к этому не были готовы. Еще не было столько опыта. Поэтому проект ничего не приносил, и мы его как-то отложили в долгий ящик. В итоге мы поехали отдыхать к себе на родину в Нальчик. И там столкнулись с таким продуктом, он назывался «Курица на углях». Нам очень понравился этот продукт, и мы решили, что московскому рынку он необходим. Мы решили его запустить здесь. С этого все начиналось и с этого зародилась вся идея именно доставкой заняться. Но основной продукт тогда был именно курица на углях. Собственно, с этого все началось.

Мы нашли деньги, нашли помещение, оборудовали его полностью, поставили этот тандыр, в котором это все готовится. И уже походу, когда начали работать, мы поняли, что под эту курицу спрос в Москве не сформирован, хотя потребители очень любят курицу-гриль, она на каждом углу фактически. Но именно об этом продукте никто не знает, его нужно развивать, его нужно продвигать на рынок, что требует больших вложений в рекламу. И параллельно мы как-то запустили еще пироги, потому что понимали, что потребность есть, но именно у осетин, которые живут в Москве. Осетинских пирогов много, но их толком никто нормально не готовит, и их качество очень плохое. И от этой боли взяли и сделали, потому что мы могли, мы понимаем, что это такое. Я с детства знаком с этим продуктом, у меня все родственники его очень хорошо готовят, то есть были рецепты, было понимание, как это делать. И тут получилось, что у нас сразу появилось очень много клиентов именно из-за качества, чего мы не ожидали, если честно. Ведь начинали с курицы, а в итоге переключились на пироги, потому что спрос оказался бешеный в Москве. Начали, естественно, с аудитории осетин, которым знаком этот продукт. А дальше уже все как-то закрутилось, понеслось и стало все интересней.

М.Ц.: Не приходилось как-то долго искать клиентов, все вот так шло постепенно и само собой?

Г. С.: Сначала было сложно, когда мы только запустились, у нас был первый вопрос, где брать клиентов. Это я так быстро рассказал историю, как это было, но самые первые месяцы все разворачивалось довольно-таки медленно, на мой взгляд. Мы не совсем понимали рекламные каналы, которые мы можем использовать. Не совсем понимали вообще, как работать с рекламой, то есть мы только учились.

М.Т.: Надо было начать с того, что когда нам нужны были деньги на запуск бизнеса, мы взяли кредит в банке и мы набрали кучу долгов, то есть мы брали просто займы у наших друзей, родственников и кто мог нам помочь. Своих денег у нас не было на запуск, и в итоге мы запустились полностью на чужие деньги. Но так как у нас опыта не хватало, деньги закончились очень быстро, и начались проблемы. Весь первый год у нас был достаточно сложный. Первый год вместо того, чтобы развиваться, мы старались просто не закрыться, потому что у нас просто не хватало денег. У нас просто не было понимания, как это все продвигается, какие рекламные каналы используются и так далее. И соответственно, нам не хватало денег на каких-то серьезных специалистов, маркетологов и так далее. Нам приходилось разбираться во всем самим. Мы постоянно были в поисках денег, чтобы не закрыться, потому что было даже так, что я работала на своей старой работе по найму, чтобы получать зарплату и платить зарплату своим сотрудникам. Но я считаю, что за счет хорошего продукта, сама специфика такая, что если готовить хорошо, то все равно будет идти рост за счет «сарафана». И поэтому через какое-то время мы вышли в ноль, а дальше стало легче.

М.Ц.: Если обобщить, то этот бизнес все-таки требует достаточных вложений, и нужно быть к этому готовым?

Г. С.: Конечно. Практически любой бизнес нормального уровня требует денежных вложений. Можно, конечно, по другому пути пойти, но не везде это получится. Во-первых, тут оборудование и помещение требует определенных норм и стандартов, что опять же в расходы выливается, и специалисты стоят нормальных денег. И получается, что когда ты пытаешься сам замещать всех специалистов, из этого ничего хорошего не получается, как у нас это было. Можно, конечно, так выжить, но это очень тяжело. Лучше же начинать с деньгами, с нормальными специалистами. Есть такая поговорка, что заходя в свой офис, там ты должен оказываться самым глупым человеком, потому что твои специалисты всегда должны быть на уровень выше тебя.

М.Ц.: А сложно найти хороших специалистов?

Г. С.: Да, очень сложно. Это одна из самых больших проблем. И я думаю, многие об этом говорят, что в бизнесе подборка кадров — самая большая проблематика. Я не знаю, с чем это связано, люди очень не любят специализироваться с тем, что они делают, профессионалов мало. Особенно когда мы начали искать профессионалов, что касается именно технологий, именно технологий тестоведения и так далее, то есть узких специальностей, мы тогда столкнулись с проблемой, потому что один пришел, второй пришел, третий пришел, но люди не понимают, что они делают, они не понимают, в чем их профессия. В один момент мне самому пришлось разбираться в технологиях, замешивать тесто, пробовать разные варианты. Среди тех специалистов, которые приходили, я преуспел больше, потом что у меня была фокусировка больше, мне это нужно было больше. Я не понимаю, почему такая проблема, потому что в России с хлебом всегда все было хорошо. У нас вроде бы и сильная школа в этом плане, но сейчас картина такая, что тяжело найти специалистов.

М.Ц.: Если подытожить и структурировать все то, что мы на данный момент сказали, что основные денежные средства у нас пойдут на поиск хорошей команды, аренда помещения или его покупка, а также закупка хорошего оборудования?

Г. С.: Конечно. Ну и плюс реклама, это тот расход, на который мы не рассчитывали, который мы не заложили. И я считаю, что именно по этой причине закрывается большая часть бизнеса. Это тот расход, которые очень многие не учитывают, который в свое время не учитывали и мы. И из-за этого у нас были проблемы. Из-за этого у нас компания уходила каждый месяц в минус. Пока мы не нашли деньги и не закрыли эту дырку. Поэтому это очень важные расходы, и на них нужно закладывать нормальное количество ресурсов.

М.Ц.: Как вы считаете, какие источники рекламы будут наиболее эффективными в данном бизнесе?

Г. С.: Смотрите, мы начали развивать свой бизнес в онлайне. Мы немного не стандартным путем пошли для службы доставок. Мы как-то сразу ушли в онлайн, это был Instagram, это была реклама на Яндексе, вся реклама была полностью онлайн. Хотя вообще служба доставки развивается очень локально и развивается за счет локальной рекламы, за счет раздачи у метро флаеров, расклейки в домах флаеров, то есть больше в районе позиционирование. А мы как-то ушли в онлайн. Сразу начали работать по всей Москве, что в принципе неправильно. Были эти виды реклам, которые мы изначально не использовали. Сейчас мы ими, конечно, пользуемся, но надо начинать в первую очередь именно с них, потому что локально захватывать район вокруг себя, именно местоположение цеха, ну, а дальше уже развиваться таким образом, что открывать филиалы и захватывать следующие районы. Это путь развития более правильный, мы сейчас к нему пришли. Он и доставку удешевляет, то есть расходы на доставку сокращает, это тоже одни больших расходов.

М.Ц.: А поводу доставки, тоже такой интересный момент, некоторые компании делают ее бесплатной, некоторые платной. Что в вашем случае вы выбрали и почему?

М.Т.: Мы сделали ее бесплатной, потому что все наши конкуренты сделали ее бесплатной. У нас особо и выбора не было.

Г. С.: Да, рынок диктует свои условия. И идея платной доставки — это просто потеря клиентов для компании, если она делает платную доставку. Опять же, может быть, в какие-то районы она будет платной, но за счет того, что не везде можно будет одинаково доставить. Но преимущественно это бесплатная доставка, потому что рынок так диктует, и по-другому не получится. Я все жду, пока то же самое случится со всеми интернет-магазинами, и я думаю, что к этому придет в какой-то момент.

М.Ц.: Вот если обратить внимание на помещение, в котором нужно оборудовать нам с вами цех по производству этих пирогов. Каким оно должно быть? Каким требованиям отвечать?

Г. С.: В первую очередь, все требования СЭС должны быть определены, но скажу по опыту, очень тяжело найти такое помещение, потому что именно помещение, которое отвечает именно этим критериям, — их не так много в Москве. Слишком много критериев, которым оно должно соответствовать. Это граничит с чем-то нереальным. Поэтому приходится выбирать помещение, которое более-менее соответствует этим стандартам, и это проблема.

М.Ц.: Насколько я понимаю, у нас речь идет о халяльной кулинарии. Насколько сейчас насыщен рынок таким продуктом? Насколько сейчас актуально и можно создать с нуля бизнес в этой сфере?

М.Т.: Без проблем, просто халяльные продукты чуть дороже, что касается мяса именно. А так все то же самое, как и в других. Мы на этом в рекламе особый акцент еще и не делали, и насколько это отличается, сложно сказать. Но я считаю, что не сильно отличается, потому что основной спрос на еду, неважно, какую, халяльную или нет. А что касается производства, это просто продукты немного дороже. Но мы на это пошли, потому что сами продукты намного качественней.

М.Ц.: То есть все равно можно создать успешный проект, несмотря на конкурентов и так далее?

М.Т.: Можно, но сложно. Нам было сложно, на самом деле. Мы действительно в первый год поняли, почему большинство стартапов в первый год закрываются, потому что мы сами были на гране этого. Мы не допускали такую мысль, что мы закроемся, но мы поняли, что оказались в той ситуации, в которой большинство бы закрылось. Нам все вокруг говорили, что надо закрыться и так далее. Поэтому сложно, но нам в свое время очень сильно помогли одни курсы по развитию бизнеса. И я считаю, если бы мы изначально исходили из поиска знаний и если бы мы сразу были бы на каких-то курсах, то нам было бы мы намного проще. Поэтому мы всем советуем сначала пойти учиться.

М.Ц.: Какие-то основы бизнеса все-таки изучать, то есть это не пустышка, это действительно нужные знания?

М.Т.: Мы поняли, что большинство бизнесов в России делается интуитивно, потому что такой бизнес-школы в России нет фактически. И вот какие-то курсы на начальном этапе действительно могут помочь. Нас это вытянуло, и мы начали сильно расти только за счет этого.

М.Ц.: Вы затронули интересный момент, что сначала бизнес уходил в минус на достаточно серьезные суммы. Насколько страшен вот этот риск, и насколько нужно на него идти? И когда наступает момент, что нужно понять, что лучше остановиться и переключиться на какую-то другую сферу бизнеса?

М.Т.: Это такая очень тонкая грань, когда нужно верить в себя и быть настойчивым.

Г. С.: Верить в себя — хорошо, но есть такая вещь, как анализ. Ты должен понимать, что если сейчас у тебя все не очень хорошо, то анализ может показать, что в ближайшее время ты выйдешь в плюс. Верить в себя хорошо, это обязательно нужно, потому что без этого ты очень быстро сдашься тоже. Но должно быть логическое понимание, к чему ты идешь, то есть все должно быть разумно, естественно. Ты должен понимать, что ты делать, и отдавать себе отчет. Наобум с закрытыми глазами идти — тоже не есть правильно. Поэтому у нас есть анализ, у нас есть цифры, и мы должны понимать, что мы делаем, что через месяц будет так, а через два года вот так. Без этого очень сложно.

М.Ц.: А какие составляющие включают в себя этот анализ?

М.Т.: Это анализ вообще всего, что происходит, это какое-то планирование и понимание, насколько планы, которые мы ставим, реально выполнимы. И очень большой помощью в этой ситуации может оказаться ментор. Это человек, который разбирается в бизнесе и который может посмотреть со стороны. Потому что, когда внутри компании куча проблем, ты сидишь с замыленным взглядом, и ты можешь не видеть картину так, как ее видно со стороны. Поэтому, если есть возможность найти такого человека, который может прийти со стороны и трезво оценить все, то обязательно это нужно делать.

М.Ц.: Ведь это все же еда, ведь есть какие-то проверки, которые нужно проходить, какие-то лицензии? Сложно ли все это сделать и нужно ли этого бояться?

М.Т.: Оказалось, что это не сложно, потому что по закону от нас требовалось только подать уведомление в СЭС о начале деятельности и все. Мы начинаем работать, и по закону в течение 3 лет никакая проверка к нам прийти не может. Только если в случае жалобы клиента. Но такого не было, поэтому никакие проверки к нам не приходили. Но мы и не особо их боимся, потому что у нас все документы в порядке, у нас помещение идеально чисто, у нас все сертификаты на продукцию, поэтому мы работаем больше 2 лет, и ни одна проверка к нам не приходила.

М.Ц.: Когда все-таки ждать, что бизнес пойдет в плюс? Какой должен пройти период?

М.Т.: В нашем случае это оказался год. Но посмотрев назад, мы понимаем, что можно выйти в плюс и за 3−4 месяца. Это уже если есть опыт.

М.Ц.: Вы решили семьей поднимать этот бизнес, это все-таки плюс или минус? Это поддержка со стороны своего совладельца или все же есть какие-то конфликты, которые сложно разрешить?

М.Т.: Нам постоянно этот вопрос задают, тут все очень индивидуально, и отношения между людьми совершенно разные. В нашем случае это больше плюс, потому что у нас есть полное взаимопонимание во всех вопросах. И у нас никакие конфликты не могут испортить наши отношения.

М.Ц.: А для вас как, Георгий?

Г. С.: Точно так же. Тут все абсолютно индивидуально. Я больше чем уверен, что в некоторых случаях противопоказано делать бизнес с родственниками, потому что не все люди могут взаимодействовать правильно, общаться и находить какой-то совместный выход из этой ситуации. Иногда это могут быть просто конфликты постоянные, что никогда положительно на бизнесе не скажется. Если ты понимаешь, что с этим человеком ты сможешь быть постоянно и делать бизнес, тогда можно делать. А если и так постоянно происходят какие-то конфликты, какие-то замыкания, то ничего из этого не получится. С родственниками обычно работать тяжело, потому что ты не можешь относиться к человеку так, как к сотруднику. И это накладывает определенные ограничения. А если сможешь через это перешагнуть, тогда все получается.

М.Ц.: Большое вам спасибо, что нашли время с нами пообщаться. До свидания.

М.Т.: До свидания.

Г. С.: До свидания.

М.Ц.: Это была программа «Startup-среда». У микрофона работала Мария Цыганова. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Теги: бизнес
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments