Опасные игры: кто ответит за травму на батуте?

Какой комплекс мер должен быть разработан в батутных центрах, чтобы клиент не получил травму, и чью сторону примет суд, если пострадавший подписал документ о соблюдении правил поведения?
Эксперты: Антон Игнатов — заместитель генерального директора батутного центра «Flip&Fly»; Оксана Михалкина — адвокат Первого русского правозащитного центра; Мария Баст — председатель Ассоциации адвокатов России за права человека.

*Техническая расшифровка эфира

Мария Цыганова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Мария Цыганова. Тема сегодняшнего эфира — «Опасные игры: кто ответит за травму на батуте?» В СМИ довольно часто стали появляться сообщения, что кто-то пострадал в батутном центре. Например, сегодня на портале «Омскрегион» появилась статья, согласно которой, женщина отсудила у одного из владельцев таких аттракционов сто тысяч рублей за сломанную руку сына. Журналисты сообщают, что в ходе судебного разбирательства удалось установить, что мальчик долгое время неподвижно лежал на батуте, держась за правую руку, в то время, когда его сверстники прыгали, развлекались. Тренер разговаривала по телефону и не обратила должного внимания на проблему.

Случай этот далеко не единственный. Буквально вчера стало известно о гибели взрослого мужчины из Красноярска, который пришел с семьей также в батутный центр отдыхать, но вместо веселого досуга все обернулось трагедией, когда глава семейства сломал себе позвоночник и скончался на месте. Похожий инцидент произошел в Нижнем Новгороде минувшим летом, только жертвой такого активного отдыха тогда оказалась двенадцатилетняя девочка.

Сегодня поговорим о том, насколько виноваты сами клиенты, насколько организаторы подобного рода досуга. И вначале предлагаю посмотреть изнутри на всю систему, которая есть или должна быть, по крайней мере, в батутных центрах.

Первым нашим собеседником будет заместитель генерального директора батутного центра «Flip&Fly» Антон Игнатов.

Антон, здравствуйте.

Антон Игнатов: Здравствуйте.

М.Ц.: Батутный центр довольно-таки опасный способ развлечения, и, как показывает практика, человек может сломать себе руку, ногу, и позвоночник. Что должно быть предусмотрено в таких центрах? Какие есть меры безопасности, чтобы предотвратить подобные случаи?

А.И.: Мария, смотрите, во-первых, когда клиент приходит в любой батутный парк, ему должны дать анкету, которую он должен заполнить. В которой он должен ознакомиться с правилами поведения на батутной арене и подписать ее. Если он с ней не согласен, говорит, что его это не устраивает, то в нашем случае мы просто отказываем в оказании услуги. Помимо анкеты на арене должны присутствовать инструктора, которые наблюдают за посетителями и оказывают помощь, предотвращают опасные трюки. Если мы видим, что клиент собирается сделать что-то, что делать не стоит, а это все, кроме вертикального прыжка. То мы клиента предупреждаем, что лучше не надо этого делать, потому что недостаточный уровень подготовки, либо слишком сложный элемент. Поэтому здесь все зависит от клиента. Он когда приходит, может взять инструктора, чтобы обучиться каким-то акробатическим элементам. В свою очередь инструктор должен индивидуально с каждым клиентом работать и, отталкиваясь от способностей клиента, давать нужные упражнения.

М.Ц.: Вы сказали, что клиент первым делом подписывает анкету, где прописаны правила безопасности. Что это за правила, чтобы было понимание, о чем идет речь.

А.И.: Каждый клуб пишет по-своему, правила можно вписывать различные, но в первую очередь это обязательная разминка. Именно обязательная, не по желанию, а разминка обязательная. И именно с инструктором. Классическая, в которой разминаются все суставы.

М.Ц.: Как и перед любой другой тренировкой.

А.И.: Обязательно, естественно. Потому что, прыгая на батуте, включаются абсолютно все группы мышц. А не разогревшись, не размявшись, риск травмы возрастает на сто процентов. То есть если человек не прошел разминку, то вероятнее всего, что он получит травму. Помимо этого он проходит дополнительный устный инструктаж. В анкете прописано: не прыгать вдвоем на батуте, не прыгайте на живот, не прыгайте в поролоновую яму акробатическим элементом без подготовки. Находясь на арене, будьте внимательны, не совершайте никаких акробатических элементов, которые выходят за рамки ваших возможностей. Следите за окружающими вас людьми. И долго не сидеть в поролоновой яме, потому что есть риск того, если он там спрячется, его могут не заметить и сверху прыгнуть. Это базовые основные правила, о которых говорят в клубах. Помимо этого люди очень часто подходят и спрашивают, а можно вот так или так. И чаще всего ответ — нет. Потому что мы, конкретно наш клуб, говорим о том, что прыгать безопасно вертикально, находясь на одном батуте. Если вы хотите перепрыгивать с батута на батут или совершать акробатические элементы, либо заниматься фитнесом на батуте, для этого требуется специалист, который будет тренироваться с вами. Потому что иначе вы можете неправильно поставить ногу или руку. И, как следствие, это может повлечь травму.

М.Ц.: С какого возраста можно пускать детей в такие центры? И какому возрасту лучше ограничиться, не надеяться на свои силы?

А.И.: Если говорить про детей, здесь все зависит от того, насколько послушный ребенок. А что касается взрослых людей, то здесь все индивидуально, зависит от физического состояния и от физических возможностей. Если человек в прошлом спортсмен, то ему и в 50 ничто не помешает выйти на арену. Что касается детей. В нашем клубе мы не разрешаем детям самостоятельно проходил на арену без сопровождения родителей, если дети не достигли возраста в четыре года. Также, если ребенок младше 10 лет, мы не рекомендуем родителям покидать наш клуб. Так как ребенок должен быть под их присмотром. Что касается взрослых. Они чаще всего приходят за результатом. Изучить какой-то элемент, подготовится к какому-то трюку. Батут ведь очень полезен для подготовки к различным видам спорта: сноуборд, горные лыжи, BMX. Своего рода батут — это экстрим. И занимаясь экстремальным видом спорта, нужно понимать, что он достаточно небезопасен, если речь идет о каких-либо трюках.

М.Ц.: Есть какое-то разграничение по зонам? Здесь выросла, здесь детская.

А.И.: Все зависит от строения клуба, от задумки клуба, от аудитории, на которую он рассчитывает. Если клуб строится в детском районе, где находится множество детских учреждений, то зонирование должно присутствовать. Не обязательно оно должно быть разграничено какими-то сетками, стенами. Но в любом случае должна быть детская зона, которую клуб должен позиционировать, что она детская. И желательно, чтобы дети были именно здесь. И, как правило, она должна быть расположена таким образом, чтобы родители могли видеть своих детей. Для того, чтобы родитель, если он не идет со своим ребенком, он мог сделать ему замечание, чтобы он не делал тот или иной трюк. И практически в любом клубе присутствует батуты спортивные и коммерческие. На коммерческих, как правило, прыгают детишки, а спортивные в основном для трюков. И, заполняя анкету, клиент понимает, что ребенок заходит на арену самостоятельно, без сопровождения родителя. И мы как правило рекомендуем либо сопровождать ребенка, либо брать индивидуального инструктора, который будет заниматься ребенком. Не обязательно подготавливать его к каким-то трюкам, но инструктор может весело провести время ребенка, таким образом обеспечив его безопасность.

М.Ц.: В вашем батутном центре случались травмы?

А.И.: Да, к сожалению. Но практически все они были от того, что человек нарушал правила безопасности. Травм, связанных с неисправностью оборудования, не было ни одной. Если человек, например, решил выполнить сальто вперед, не имея представления, как нужно отталкиваться от батута, как нужно группироваться, как нужно приземляться, то он скорее всего получит травму. И опять же, вернемся к инструктору. Если бы с ним был инструктор, то он ему бы все рассказал, дал подводящие упражнения, отработали бы все. И только потом бы дал возможность клиенту попробовать выполнить элемент.

М.Ц.: Вопрос с инструктором очень интересный. Буквально в начале программы я озвучила такую ситуацию, которая сложилась в Омске, когда женщина отсудила у батутного центра сто тысяч рублей за сломанную руку сына. Тогда инструктор не обратила на мальчика никакого внимания, что он держится за руку, что он лежит практически неподвижно, просто разговаривала по телефону. Насколько допустимо такое поведение? Нужно проводить какой-то инструктаж с самими инструкторами

А.И.: Это совершенно недопустимо. Если рассматривать конкретно нашу сеть клубов, то у нас есть старший инструктор, которому в свою очередь выданы скрипты и выдан план обучения персонала. И в нашем клубе запрещены телефоны вообще на арене. Когда инструкторы приходят на работу, все свои личные вещи оставляют в личных шкафчиках, включая телефон. На арене инструктор только наблюдает, либо проводит тренировку. Никаких телефонов, никаких звонков. Он не имеет права отвлекаться от клиента. Не зависимо от того, индивидуальная эта тренировка или нет. Обучать они могут только на персональной тренировке, а следить за залом, обеспечивать порядок в зале, помогать клиентам инструктор должен постоянно. Никакие факторы не должны отвлекать инструктора. Поэтому, когда у нас идет пересменка, инструктор никогда не уйдет с арены, пока его не поменяют. У каждого инструктора должен быть свой пост, на котором он находится так, чтобы взгляд инструктора охватывал максимальное количество посетителей. Не должно быть такого, что инструктор следит за столбом или стоит спиной к клиентам, или общается с кем-то из клиентов, если это не индивидуальная тренировка. Поэтому случай в Омске, на мой взгляд, это халатность персонала.

М.Ц.: Если возникает спорный случай, и клиент пытается что-то доказать, что он прав, что не нарушал технику безопасности, а по вине учреждения произошла травма. Насколько важно все уладить в досудебном порядке?

А.И.: Мы с клиентами находимся в плотном контакте. Когда клиент получает травму, в зависимости от ее серьезности, царапина, ушиб, сразу подключается старший инструктор или управляющий, который берет ситуацию под свой контроль. Если нужно, вызывается бригада скорой помощи. И если это ребенок, то оповещается родитель. На батутной арене установлено видеозаписывающее устройство, и мы можем предоставить запись, если родитель попросит, для того, чтобы понять, почему это случилось. Также инструктор пишет докладную записку о произошедшем. И если мы видим, что травма несерьезная, родитель сказал, все в порядке, скорая сказала, все в порядке, то мы в любом случае выходим на связь с человеком дополнительно, через день, через два. Интересуемся, что с клиентом, все ли у него в порядке. И в наших же интересах, чтобы клиенты не травмировались, чтобы не было каких-то несчастных, неприятных инцидентов.

М.Ц.: Инструкторы проходят какую-то подготовку по оказанию первой медицинской помощи? Или достаточно оперативной реакции.

А.И.: В большинстве случаев достаточно оперативно среагировать. В нашем клубе инструкторы проходят дополнительную подготовку. Мы вызываем стороннюю организацию, которая проводит курс оказания доврачебной помощи. Я также принимал в этом участие, чтобы быть уверенным, что курсы дают эффект. И да, они дают эффект. Казалось бы, простые вещи, о которых никогда не задумываешься, могут сыграть колоссальную роль при той или иной травме. Нельзя просто взять, поставить инструктора и сказать, стой и смотри туда. Это точно приведет к нехорошим последствиям.

М.Ц.: Антон, спасибо за комментарий.

А.И.: Спасибо вам.

М.Ц.: Напомню, что на связи со студией был заместитель генерального директора батутного центра «Flip&Fly» Антон Игнатов.

Как мы только что услышали, в батутном центре должен быть разработан целый комплекс мер безопасности. Но не везде они есть. Здесь важно помнить и знать, что делать, если что-то произошло.

Следующая участница нашей программы — адвокат Первого русского правозащитного центра Оксана Михалкина.

Оксана, здравствуйте.

Оксана Михалкина: Здравствуйте.

М.Ц.: Оксана, расскажите, если в батутном центре произошел несчастный случай, как нужно вести себя клиенту. Может ли он доказать, что он соблюдал правила безопасности, но что-то пошло не так.

О.М.: Здесь дело в том что, на мой взгляд, клиент не должен ничего доказывать. Здесь существует ответственность должностных лиц, которые обязаны обеспечить безопасность, в данном случае — нахождение гражданина на этом батуте. В том случае, если должностные лица, в частности руководители организации, либо руководитель тренировочного зала, не выполнил надлежащим образом свои обязанности по обеспечению безопасности, в частности использование этого батута, то он может нести уголовную ответственность, в том числе по статье 293 УК РФ Халатность. Все зависит от каждого индивидуального случая. Потому что в последнее время появляется информация, что доходит вплоть до смертельных случаев при использовании батутов. Поэтому здесь всегда презумпция вины должностного лица, а не того человека, который воспользовался услугой.

М.Ц.: Как вы думаете, видеонаблюдение в таких центрах может сделать ситуацию прозрачной, помочь судебному разбирательству, если дойдет до этого?

О.М.: Безусловно, копия с видео камеры принимается судом в качестве доказательства и оценивается наряду с иными документами и другими письменными материалами.

М.Ц.: Большинство батутных центров, а может быть и все, предлагают своим клиентам заполнить анкету, в которой прописаны правила безопасности. Клиент подписывает эти правила и принимает ответственность на себя в случае травмы. Если он подписывает такую анкету, не может ли это стать в дальнейшем препятствием, чтобы получить компенсацию

О.М.: Думаю, что это некое лукавство. Это тоже самое, когда пациенту предлагают перед операцией дать расписку о том, что врач не несет ответственности за последствия. В случае причинения вреда здоровью, а тем более смерти, должностное лицо подлежит уголовной ответственности. Потому что эта расписка сможет влиять только на размер назначенного наказания и компенсацию морального вреда. Это единственный момент ее использования. Для того, чтобы лицо вообще избежало уголовной, административной ответственности, эта расписка таких гарантий не дает.

М.Ц.: То есть, если в батутном центре произошла какая-то травма, именно организация будет отвечать.

О.М.: Да. Организация, руководитель

М.Ц.: Как быть с тем моментом, когда люди самоуверенные, их предупредили, что нельзя выполнять определенные элементы, но они хотят попробовать что-то новое, пренебрегают этим предупреждением, начинают делать сальто, кульбиты, и в итоге такое происходит. В этом случае все равно будет ответственна организация?

О.М.: Здесь каждое дело нужно рассматривать индивидуально. Если есть видео, или свидетельские показания будут подтверждать тот факт, что потерпевший совершал некие действия, направленные на причинение вреда своему здоровью, то, безусловно, ответственность должностных лиц не может наступить. Но доказать это достаточно сложно, потому что де факто у нас всегда существует презумпция вины должностного лица. Но их можно доказать, если есть неоспоримые данные. Таже видеосъемка. Если он вместо того, чтобы прыгать на батуте, начинает головой пробивать стену, то, безусловно, ответственности должностного лица за это наступить не может.

М.Ц.: А если нет видеонаблюдения. Можно ли полагаться на свидетельские показания? И чьи будут эффективнее? Будут ли учитываться показания сотрудников? Или будет отдаваться предпочтение именно тем, кто был рядом, клиентам.

О.М.: Если мы смотрим на процесс, то здесь любые свидетельские показания. Свидетель — это то лицо, которое наблюдало какое-то происшествие. В независимости от того, чьи это показания, сотрудника или посетителя. Суд оценивает все доказательства в их совокупности, не одно доказательство не имеет заранее установленной силы. Каждое дело индивидуально, и поэтому свидетелем по данному делу может быть любое лицо.

М.Ц.: Напомню, что на связи со студией была адвокат Первого русского правозащитного центра Оксана Михалкина.

И переходим к следующему экспертному мнению.

На связи со студией председатель Ассоциации адвокатов России за права человека Мария Баст.

Мария, здравствуйте.

Мария Баст: Здравствуйте.

М.Ц.: Мария, скажите, насколько важно решить эту проблему в досудебном порядке? Мы не берем во внимание летальные исходы. Клиент не доволен, он хочет получить компенсацию за моральный ущерб.

М.Б.: Думаю, здесь все зависит от собственника, его политики, которую он проводит. Если он хочет, чтобы у него не было дискредитации бизнеса, то он, безусловно, не будет идти на скандал, доводить дело до суда и так далее. Но как правило это серьезные компании, которые думают о безопасности. Тогда вопросов нет. Потому что собственник как правило старается вопрос регулировать добровольно. Нужно смотреть, что это за батутные центры. Если это какая-то забегаловка, организованная наспех, некачественные батуты — это одно дело. Крупные спортивные центры, где люди занимаются, тренируются, где профессиональные тренеры, лучше туда идти. Люди покупаются на дешевый батут, хотя порой он не дешевый. И дорогой бывает не качественный. Потом получают такие сюрпризы в виде травм. Но я не исключаю случаев, что сам человек виноват. Бывает, в пьяном виде приходят. Но в профессиональных центрах качество и дисциплина, есть строгие правила. И если центр следит за этим, и человек нарушает эти правила, то батутный центр никакой, соответственно, ответственности не несет.

М.Ц.: Мария, насколько я знаю, вы тоже ходите иногда в батутный центр. По собственным ощущениям, действительно ли это опасно?

М.Б.: Я регулярно хожу, тренируюсь с тренером. Я профессионально занимаюсь этим. С тренером это невозможно. Можно получить легкие травмы во время тренировки, это небольшое растяжение. В целом, тренер никогда не отправит на какие-то упражнения, если человек не подготовлен. Это куда я хожу.

М.Ц.: Главное — выбрать правильно центр?

М.Б.: Безусловно. Да, есть нарушители, на них постоянно кричат, сгоняют с батутов, когда прыгают вдвоем, не по правилам, когда приходят самостоятельно, без тренера. Таких людей ругают, сгоняют. И, безусловно, в таких случаях батутный центр не несет ответственности. Еще хотела подчеркнуть, что есть ткани для любителей, и есть профессиональные. На профессиональные любителям просто нельзя, нужно пройти тренировки, месяца три как минимум. По крайней мере, я проходила, и только после этого меня туда пустили. Не так просто нанести себе повреждения в батутном центре, если не нарушать правила.

М.Ц.: Если смотреть на ситуацию глазами организации. Если человек причинил какую-то травму себе, по собственному легкомыслию, каковы шансы батутного центра доказать свою невиновность?

М.Б.: Во-первых, там стоят камеры. Прежде чем идти на занятие, человек каждый раз подписывает инструкцию. Я не вижу здесь никаких проблем. Батутный центр так и страхуется.

М.Ц.: Насколько актуальна проблема? Бывали случаи, может не в батутных центрах, на других аттракционах?

М.Б.: Я сталкивалась с некачественными бассейнами. Куда я ходила, его не чистили. И бывает так, что в бассейне не присутствует спасатель. Бывает так, что пускают людей с заболеваниями, справки не проверяют. Это то, что на практике. Я уже много бассейнов сменила.

Что касается аттракционов, парков, качелей. Их не так просто ввести в эксплуатацию и донести до потребителя. Оно требует сертификации, проверки при запуске. Но я не исключаю коррупционной составляющей. Допустим, какой-то там чиновник или родственник его открывают центр. Но опять же, здесь несет ответственность собственник аттракциона, на котором человек пострадает.

М.Ц.: Мария, спасибо за комментарий

М.Б.: Не за что. До свидания.

М.Ц.: Напомню, что на связи со студией была председатель Ассоциации адвокатов России за права человека Мария Баст. Это была программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона для вас работала Мария Цыганова. До новых встреч в эфире.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments