Два месяца после пожара в Ростове-на-Дону: землю отдадут муниципалитету, а люди ходят по судам

На территории сгоревшего района в Ростове-на-Дону появится парк? Что известно о добровольно-принудительной передаче земли в зоне пожарища в муниципальную собственность, и почему юристы называют декабрь решающим месяцем в этой истории?
Эксперты: Андрей Болтушкин — главред паблика во «ВКонтакте» «Ростов Главный — новости Ростова-на-Дону»; Олег Панасюк — адвокат, председатель общественной организации «Молодые юристы Ростовской области».

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Zoom». У микрофона Валентина Ивакина. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «Два месяца после пожара в Ростове-на-Дону: землю отдадут муниципалитету, а люди ходят по судам».

В данной программе мы обсудим пожар, который произошел в Ростове-на-Дону в конце августа. Он начался 21 августа в частном секторе района Театральный спуск. И не удалось спасателям сразу же огонь ликвидировать. Потушить огонь удалось только 22 августа. Это один из крупнейших пожаров, который произошел в Ростове-на-Дону. Было уничтожено более 100 домов. По сообщениям официальных служб, площадь возгорания превысила 10 тысяч квадратных метров. И даже есть погибшие. Погиб мужчина 76 лет. Сейчас появляются новые подробности, в частности, местные ресурсы сообщают о том, что власти Ростова отказались восстанавливать дома после разрушительного пожара. И ссылаются журналисты издания «161.ru» на мэра города Виталия Кушнарева, что даже если дом не подлежит восстановлению, то участок, на котором он стоит, будет выкуплен в добровольно-принудительном порядке, а дом отойдет в муниципальную собственность. И строить новые дома в этих местах не разрешат, территория не предполагает застройки.

И собственно говоря, после того, как пожар произошел, мы делали большой эфир и связывались с местными жителями, местными экспертами, разные причины озвучивались, почему пожар мог произойти именно в этом районе. В народе эту территорию называют «говняркой», но несмотря на такое невкусное название, само место золотое, оно находится в центре города. И тут еще более 100 домов сгорело. Более того, МЧС называло причиной пожара поджог. Писали о том, что очаг возгорания был на свалке бытового и строительного мусора. И из-за сильного ветра огонь очень быстро перекинулся на жилые дома. 23 августа, буквально на следующий день после того, как пожар был потушен, СК по Ростовской области возбудил уголовное дело по халатности в отношении коммунальных служб и чиновников, которые отвечают за противопожарную безопасность. Тоже ждем, когда какие-либо подробности появятся.

Собственно, что еще пишут, и что вызывает вопросы? Вызывает вопросы, что будет на этой территории, если она перейдет в муниципальную собственность, и стройка там не предполагается, хотя изначально звучали теории, что в этом районе появится огромное количество новостроек, и кто-то на этом наварится, то теперь эта версия отметается. Остается открытым вопрос, что будет с теми людьми, которые на территории бывшего пожарища проживали, потому что люди ждут, когда им что-то выдадут, наверное, жилье как-то компенсируют и прочее. Сейчас появляются сообщения о том, что жилищные сертификаты получат 361 человек, при этом, 127 человек получили отказ по разным причинам, например, потому что у них есть другое жилье или они не смогли предоставить необходимые документы на получение жилищного сертификата и доказать, что они проживали на этой территории. Кто-то через суд пытается доказать, что жил на Театральном спуске. И СМИ также озвучивают, что жилищные сертификаты будут выдаватьж, исходя из социальных норм. И на одного человека положена площадь 33 квадратных метра. Если ты проживал в квартире не один, но был оформлен в одиночестве, то получишь сертификат на 33 квадратных метра. Вопросов много, и сегодня будем искать на них ответы.

На связи с нами Андрей Болтушкин, главред паблика во «ВКонтакте» «Ростов Главный — новости Ростова-на-Дону». Андрей, здравствуйте.

Андрей Болтушкин: Здравствуйте.

В.И.: Обсуждаем, что происходит в Ростове-на-Дону, там появились новые подробности относительно той территории, где в августе произошел крупный пожар, где выгорело более 100 домов. Территория оценивается в 10 тысяч квадратных метров, если я не ошибаюсь. Вот сейчас уже звучат комментарии от властей города, что будет с этой территорией, что вам по этому поводу известно?

А.Б.: Сейчас это известно очень многим, кто интересовался этой темой и дальнейшей судьбой этих всех домов и этой территорией. И оказалось, что люди там больше жить не будут. Потому что администрация города запретила восстанавливать дома, и получается, что всех людей будут выселять, и вся земля перейдет в собственность города, вот такие дела.

В.И: А чтобы оценить масштабы, это о каком количестве домов идет речь? Вот в этом районе часть домов сгорела, часть какая-то обгорела, какие-то стоят не тронутыми.

А.Б.: Да, там не все дома сгорели, но получается, что некоторые там не пострадали или пострадали частично, и даже в них люди уже не смогут вернуться, то есть вся территория уже людям не принадлежит. Они там жили десятилетиями, и в итоге оказывается, что все, случился этот пожар, а дом стоит почти целый, его можно восстановить, но восстанавливать уже нельзя.

В.И.: И насколько такое решение было ожидаемым?

А.Б.: Это было довольно неожиданно, поскольку я и многие мои знакомые думали, что пожар прошел, и люди смогут построить какие-то новые дома, может быть, им там деньги выдадут на восстановление. Но в итоге оказалось, что уехать придется всем. И там, получается, сгорело около 120 жилых домов, и около 600 человек переезжают, хотят они того или нет.

В.И.: Сейчас озвучиваются цифры, сколько человек получили жилищный сертификат. И правильно я понимаю, что в этот список входят и те люди, которые лишились жилья в результате пожара, и те, чьи дома пострадали частично или не сильно пострадали, их в этом списке нет?

А.Б.: Получается, что так. Но тут еще такой момент, что часть домов была самостроем, часть людей не имели там регистрации, то есть им придется еще доказывать, что они там жили. Там очень много юридических сложностей. И возможно, что часть людей с большим трудом получит какую-то компенсацию, с большим трудом переедет в новое жилье, потому что им еще нужно будет доказать, что дом был построен на законных основаниях, что там люди были зарегистрированы, то есть много таких сложностей.

В.И.: Смотрите, пожар произошел в конце августа, уже много времени прошло. Какие сейчас настроения в городе ходят? Когда только все случилось, то какие только версии не выдвигались. И одна из них потом подтвердилась, что это был поджог, кто-то преследовал определенные цели. Вот сейчас, учитывая, что земля передается в муниципальную собственность некоторые из предположений не подтверждаются, потому что застроить эту территорию не получится. Вот какие настроения?

А.Б.: После этого пожара все более-менее успокоилось, но дело в том, что у нас постоянно какие-то новые пожары происходят, постоянно что-то горит после этого спуска, где 600 человек остались без жилья, потом был пожар на «Темернике», там рынок сгорел, часть рынка. Вот вчера сгорел «Атлант», тоже рынок. Может быть, потихоньку бы это забывалось и успокаивалось, но у нас постоянно какие-то новые пожары происходят. И если говорить именно о пожаре на Театральном спуске, то люди считают, что кому эта территория перейдет, тот и заинтересован был в поджоге. Получается, что если раньше думали на какого-то застройщика, думали, что там какие-то новые высотки появятся, а оказалось, что эта земля переходит в собственность администрации, и получилось, что вроде бы они к этому причастны. Это такое мнение у некоторых людей.

В.И.: Но при этом сами поджигатели, если речь вести про Театральный спуск, пока не найдены, не названы. Что по этому поводу известно? Понятно, что обычно сотрудники органов очень скупы на комментарии, но что удается из них выжать?

А.Б.: Пока ничего, пока никого не поймали. И не наказали.

В.И.: Хотелось бы узнать, как живут те люди, которые остались без крыши над головой? Это как минимум 360 человек. Еще более 100 получили отказ. Вы называете общую сумму в 600 человек. Что известно об этих людях?

А.Б.: Часть сейчас живет в гостиницах, им администрация города предоставила гостиницы, часть живет у родственников. По-моему, 360 человек — это те, кто не смог переехать к каким-то родственникам, найти временное жилье, и они сейчас в гостиницах, пока перебиваются. Но это тревожная судьба, они же не будут постоянно в гостиницах жить, им нужно какое-то новое постоянное жилье, пока этот вопрос решается.

В.И.: И вопрос по земле. Вот передается земля в муниципальную собственность, там будет пустырь?

А.Б.: Собираются как-то облагородить эту территорию, но высотки там строить не будут. По идее, вроде в 2006 году был спроектирован план благоустройства этой территории, там какие-то аллеи, то есть что-то вроде небольшого парка со спуском к набережной. Ну, может быть, что-то подобное и сделают.

В.И.: Это такая огромная территория для всех горожан?

А.Б.: Да, что-то вроде парка или сквера.

В.И.: Еще какие предложения звучат? Наверняка просто большое количество теорий сейчас обсуждается и споры ведутся.

А.Б.: Я бы не сказал, что прям большое количество. Раньше у народа ходила такая версия, что там все застроят какими-то высотками, но получается, что там высотки уже строить не будут, значит, что-то типа зоны отдыха, зоны для прогулок. Вот что-то такое там и будет.

В.И.: Вы сказали, что просто череда пожаров катится по Ростову-на-Дону, по слухам или тому, что говорят между собой местные жители, журналисты, может быть, представители властей, есть связь какая-то?

А.Б.: Обычно у людей ходит такое мнение, что это пожоги, кто-то кому-то там мстит, кто-то решает какие-то свои бизнес-интересы. Но мне бы хотелось, чтобы это все были случайности, чтобы не было какого-то злого умысла. Может быть, халатность какая-то, но люди считают, что это все с каким-то злым умыслом делается, что это какие-то междоусобные войны. Но точно я сказать не могу.

В.И.: Андрей, спасибо большое, что нашли время с нами побеседовать. До свидания.

А.Б.: До свидания.

В.И.: На связи с нами Олег Панасюк, адвокат, председатель общественной организации «Молодые юристы Ростовской области». Олег, здравствуйте.

Олег Панасюк: Здравствуйте.

В.И.: Обсуждаем сегодня последние новости по итогам пожара, который произошел в Ростове-на-Дону в конце августа. Все новые и новые подробности всплывают. И вот теперь СМИ пишут о том, что власти Ростова отказались восстанавливать дома после разрушительного пожара, что земля отойдет в муниципальную собственность. Мы с вами связывались, как только произошел пожар, и вы тогда говорили, что будете работать с пострадавшими. Вот за эти два месяца какая работа была проведена, и что изменилось?

О.П.: Большая работа проведена. Адвокатская палата сформировала определенный штаб адвокатов, которые оказывали бесплатную юридическую помощь и сопровождали, начиная от консультации и заканчивая представлением интересов в суде. Поэтому весь объем правовой работы разделен между адвокатами. Каждый взял определенные семьи, которые начинал консультировать именно в день и после пожара, когда был открыт чрезвычайный штаб. Подавались заявления на восстановление утраченных документов, основная работа проводилась в суде. Это признавался факт проживания, это самая основная категория дел была для получения соответствующих денежных компенсаций тем, кому отказали в выплате компенсаций при отсутствии подтверждающих документов о том, что лицо там проживало, по месту регистрации либо по временной регистрации. Приходилось обращаться в суд с заявлением об установлением факта проживания. Практически большинство вынесено решений по данным делам, суды устанавливали факты, может быть, не так быстро, как нам хотелось, но пришлось поработать с доказательной базой. В отдельных случаях дополнительные документы предоставлялись, чтобы суд установил факт. Это для целей получения жилищных сертификатов и выплат. Вот такая работа и по сей день продолжается.

В.И.: А если говорить про жилье? Сейчас озвучиваются такие цифры, что жилищные сертификаты получают люди, и то, что получат их 361 человек. И более 100 человек получили отказ. Вот этими вопросами занимаетесь? И как?

О.П.: Это все пока на стадии консультации, ведь лица, которые официально не получат сертификат, они пойдут по такому же пути в судебных спорах, то есть будут обращаться к адвокатам. Адвокаты уже будут инициировать признание их права в суде. И при наличии тех или иных доказательств уже решать вопрос о получении сертификата. Ведь, повторюсь, у большинства собственников и владельцев есть документальное подтверждение. И там еще был самозастрой и самозахват земельных участков. Конечно, у людей было там имущество, но оно было не равного правового поля, то есть они не в равных законах построены. Поэтому эта категория граждан не попадает под получение жилищного сертификата. Если они смогут определенное доказательство предоставить в суде или оспорить это право, мы тогда будем смотреть. Уже сейчас такая часть людей есть, которая не получит ничего. Большинство в эту сотню и входят.

В.И.: А насколько это было предсказуемо, что по такому сценарию события будут развиваться?

О.П.: Какие именно события, хотелось бы уточнить?

В.И.: Про жилье, про то, что людям придется обращаться за помощью к адвокатам и юристам, ходить по судам.

О.П.: Знаете, я скажу так, что отчасти, мы точно знаем, что с ними случится какая-то беда. Кто-то оформил документы своевременно, у кого-то они на руках все имелись, и на кадастровом учете стоит участок. И документы есть на земельный участок. И на домовладение есть все правовые документы. И они все занесены в реестры, которые ведут учет этих объектов. А у большинства этого не сделано, может быть, по причине финансов, может быть, просто не думая, откладывают все это на завтрашний день и не оформляют документы. Когда-то кому-то выдавались в советские времена эти бумаги, подтверждающие права на обладание, но они не были внесены в реестры по тому, что предусмотрено действующим законом, поэтому это тяжело. Тут не предскажешь, тут дело случая.

В.И.: А то, что официальной причиной называется поджог, это как-то меняет суть дела?

О.П.: Если это поджог, значит, будет возбуждено уголовное дело. Если возбуждено уголовное дело, а оно возбуждено, если устанавливают личность, значит, в рамках уголовного дела уже признаются потерпевшие. И если лицо будет осуждено, которое причинило соответствующий вред, то ему принадлежит взыскание в сумму ущерба, который он причинил. Уголовное дело только будет определять лицо, причастное к пожару. А если есть лицо, причастное к пожару, значит, это лицо де-юре обязано будет возместить весь ущерб.

В.И.: Если виновного найдут, то в дальнейшем все расходы, которые сейчас ложатся на бюджет, они будут переписаны на того, кто в этом виноват?

О.П.: Да, они будут на основании отдельных исков, которые будут в рамках гражданских дел подаваться, и все это будет взыскиваться с виновника. Но это более риторический вопрос, учитывая нашу сегодняшнею реальность. Дай бог, конечно, чтобы привлекли именно то лицо, которое понесет потом финансовые расходы на восстановление нарушенных прав.

В.И.: Основная новость сегодняшнего дня состоит в том, что мэрия города в добровольно-принудительном порядке будет выкупать дома, которые признаны непригодными для проживания, то есть они не подлежат восстановлению. Вот говорят, что есть сгоревшие дома, есть дома, в которых фактически люди могут жить, но мэрия решила, что люди тут жить не будут. Вот что этим людям делать? Вы с ними работаете?

О.П.: Действительно, у нас сейчас есть такие люди. Мы пока на уровне консультаций общаемся, потому что это недавняя информация о том, что будут выкупать, и что такие разговоры идут. Но тем не менее, многие потерпевшие желают сохранить свое право на проживание там, они хотят восстанавливать свое разрушенное имущество и продолжать там жить. Но мэрия вправе высказывать такое мнение, но оно должно быть подкреплено законом. Если будут выкупаться объекты, имущество, земельные участки, то это называется изъятие для государственных и муниципальных нужд. И соответственно, если это изъятие будет осуществиться в рамках закона, то это уже должно вести к диалогу потерпевшего и города, на каких условиях будут выкупать, его стоимость и так далее. Поэтому эта версия имеет право на жизнь, поскольку такое изъятие предусмотрено законом.

В.И.: Имеют власти право так поступить, и те люди, которые в домах, признанных не подлежащими к восстановлению, им даже и рыпаться бессмысленно?

О.П.: Ну как сказать — бессмысленно? Тут же вопрос всегда помимо объективных причин, что разрешено законом, и государство вправе изъять этот участок для муниципальных нужд, но оно должно предоставить альтернативное право проживания или выдать соответствующую компенсацию и стоимость. Еще раз повторюсь, это уже диалог, который будет состоять между городом и потерпевшими. Как только пойдет механизм такого изъятия, то мы это прокомментируем, гораздо позже, когда уже начнется соответствующий диалог. Пока к нам обращаются, но это на стадии ожидания. Мы тоже в режиме ожидания, когда будет выход официального нормативного акта, когда пойдет первое предложение, вот тогда у нас более аргументированный ответ будет.

В.И.: Но при этом, учитывая, что вы ждете выхода соответствующего нормативного акта, вы, наверное, продумываете определенные действия, которые будете предпринимать? Что это могут быть за действия?

О.П.: Пока у нас режим ожидания, потому что тут уже алгоритм по таким выкупам земельных участков установлен, существует различная практика тех вопросов, как будет выглядеть механизм этого изъятия. Но пока мы не узнаем механизм этого изъятия, на каких условиях, то тяжело прогнозировать действия. Нам пока не нужно предвидеть действующую ситуацию. Мы советуем, чтобы набрались терпения, посмотреть, как все это будет происходить. А все остальное будем продумывать, когда все станет понятно.

В.И.: Исходя из тех объемов работы, с которыми вам пришлось столкнуться после пожара, произошедшего в августе, вот как оцениваете, справляется ли город с той ситуацией, в которой он оказался?

О.П.: Откровенного говоря, да, при всей различной критике, которая происходит и от народа, и от разных СМИ. Честно говоря, да. Очень оперативно выдавались документы, очень оперативно работали и службы, и структуры. Тут нечего сказать, это была очень оперативная реакция со стороны муниципальных служб. В том числе и в судебном порядке, там все объективно рассматривалось, поэтому пока вопросов нет. Но, вы понимаете, это только прошло около 30% от общей работы, если мы говорим о результате, который должен получить пострадавший. Поэтому я думаю, что еще через месяц будет уже иная практика. Вот тогда мы и посмотрим, как и какая служба работает.

В.И.: 30% от общей работы проделано, а 70% - что это еще, и насколько долгосрочная перспектива?

О.П.: Они могут растянуться очень надолго. Если говорить о вопросах изъятия, то это такие длительные процедуры. Вариативность очень большая, все будет зависеть от условий, которые будут поставлены городам.

В.И.: Я попрошу вас немного спрогнозировать. Месяц? Два? Полгода? Или еще год будет трясти город этими последствиями? Что людям, которые в этой ситуации оказались, придется с этим работать?

О.П.: Тут очень сильное подспорье — завершение года. Вот очень большой будет показатель, что до конца года будет достигнут результат, то есть если до конца года кардинально вопрос не будет решен, то народу будет тяжело находиться практически полгода в такой ситуации. Поэтому ближайшие два месяца должны быть показательными. У нас до конца года определяется и финансовый год, то есть это по бюджетному кодексу. И решаются все наши финансовые процедуры, например, выплаты различные. Я думаю, что к этому разговору стоит возвращаться числа 10−15 декабря, и тогда мы сможем говорить. Если ничего не получается, то граждане будут инициировать за что-то от себя.

В.И.: Спасибо большое, что побеседовали с нами. До свидания.

О.П.: До свидания.

В.И.: Это была программа «Zoom». У микрофона работала Валентина Ивакина. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments