Почему XIX Всемирный фестиваль молодежи и студентов может закончиться международным скандалом

Как сторонники правых взглядов и националисты оказались на фестивале, являющемся «коммунистическим рупором антиимпериализма»? Почему из 20 000 участников фестиваля лишь четверть — сторонники левых взглядов, а более 1000 гостей так и не смогли попасть на мероприятие?
Эксперты: Александр Батов — член президиума российского Национального подготовительного комитета XIX ВФМС от леворадикальной молодёжной организации «Революционный коммунистический союз молодежи».

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Валентина Ивакина.

В рамках сегодняшнего эфира мы обсудим XIX Всемирный фестиваль молодежи и студентов, который в настоящее время проходит в Сочи. Стартовал 14 октября, завершится 22 числа. Некоторые эксперты уже называют то, что происходит сейчас в Сочи своеобразной пощечиной коммунистам. Изначально это мероприятие называли «коммунистическим рупором антиимпериализма». Но по факту якобы власти РФ сейчас делают все, чтобы политический контекст задвинуть и превратить фестиваль в еще одну «Тавриду», в увеселительное мероприятие.

С нами на связи сегодня будет Александр Батов, член президиума российского Национального подготовительного комитета XIX ВФМС от леворадикальной молодёжной организации «Революционный коммунистический союз молодежи». Национальный подготовительный комитет фестиваля — это та структура, которая на начальном этапе занималась подготовкой к фестивалю, должна была проводить отбор участников. Но в итоге все пошло не так, как планировалось. В частности, Александр Батов накануне сообщил, что сам потерял аккредитацию и на территорию фестиваля пройти не может.

Сначала немного информации. Этот фестиваль, который в эти дни проходит в Сочи, был анонсирован как самый масштабный за все время проведения. В нем принимают участие более 20 тысяч человек из 180 стран. Но уже появляется информация, что порядка 1000 человек были не допущены. Например, активисты из Индии, Шри-Ланки, Конго, Непала и некоторых других стран. Некоторые гости фестиваля говорят о том, что несмотря на то, что в фестивалях молодежи и студентов традиционно принимают участие, прежде всего, коммунистические, социалистические, антифашистские организации, в Сочи можно видеть противоположное — представителей «правых» организаций, бизнес-элиты, топ-чиновников, и это противоречит просто самим правилам мероприятия.

Ранее Россия уже дважды этот фестиваль принимала — в 1957 году и в 1985. Тогда эти фестивали проходили в Москве.

Многие припоминают комментарий Владимира Путина, который он озвучивал про ВФМС. Он прозвучал в августе, на встрече с участниками Всероссийского молодежного образовательного форума «Таврида». Зачитаю цитату: «Они в прежние времена создавались левыми движениями, поэтому и проводились в Советском Союзе и других соцстранах. На сегодняшней день, мне кажется, нужно уйти от этой политизации, нужно, чтобы это мероприятие было посвящено просто молодым людям всего мира вне зависимости от их политических взглядов».

Некоторые ресурсы сообщают о том, что изначально за то, чтобы в России провести этот фестиваль повторно, выступили местные коммунисты. Но в определенный момент якобы поняли, что сил у них не хватит, и обратились за помощью к президенту. Что получилось — сегодня обсудим.

Уже такие комментарии можно слышать, что даже по планам помещений 90% выделено под программу, которую проводит РФ, и только 10% - под программу ВФДМ.

Александр Батов с нами на связи. Здравствуйте.

Александр Батов: Здравствуйте.

В.И.: Сегодня ведем речь про XIX Всемирный фестиваль молодежи и студентов, который проходит в Сочи. Как многие СМИ анонсировали и организаторы надеялись, что это мероприятие станет неким «коммунистическим рупором антиимпериализма». Но в итоге пишут сейчас, что политика как-то подразмылась, и в итоге получили вовсе не то, на что надеялись. С какими сложностями вы столкнулись? Накануне вы писали о том, что, несмотря на то, что вы входите в президиум Национального подготовительного комитета фестиваля, вас лишили аккредитации. https://www.facebook.com/ruscommie/posts/1690787657633274?pnref=story В голове не укладывается, как могло такое произойти. Можете описать, как, на ваш взгляд, все происходит?

А.Б.: Вы совершенно правильно подметили ситуацию. Но, честно говоря, детали шокируют. Все на самом деле еще хуже. Я, безусловно, имею право участвовать в фестивале, не только потому что я член президиума российского НПК, но и потому что я представляю организацию «Революционный комсомол», которая входит в состав Всемирной федерации демократической молодежи, главного организатора фестиваля. И тем не менее, накануне, где-то за 2 недели до фестиваля, половина нашей делегации, а делегация была разрешена не очень большая, всего лишь 15 человек, но даже и из них половина получила отказы, абсолютно немотивированные. Реальные организаторы, я имею в виду российскую правительственную сторону, ссылались очень невразумительно на запреты от службы безопасности, на какие-то другие запреты, вплоть до того, что «вам не хватает жилья» или еще что-то. Но на практике оказалось, что нас просто не хотят там видеть. И это не единичная проблема. До 1000 иностранных делегатов-активистов организаций, входящих в ВФДМ, столкнулись с массовыми немотивированными отказами. Вплоть до того, что люди имели на руках приглашения российской стороны, имели на руках визы, билеты, они прилетали в Сочи и тут получали отказы. Мой случай на самом деле меркнет перед всем тем, что происходило.

Я получил отказ. Я об этом писал открыто в социальных сетях. Думаю, что медийный эффект от происходящего, от той правды, которая распространяется о фестивале, вынудил российскую правительственную сторону пойти на переговоры. В итоге большая часть нашей делегации была допущена до фестиваля, за исключением Михаила Беляева, это первый секретарь центрального комитета РКСМ(б). Лидер организации, он с самого начала и до конца был не допущен на фестиваль.

Очевидно, российские чиновники ожидали, что после моего допуска на фестиваль я буду молчать в тряпочку, не буду рассказывать правду, а наоборот, буду расписывать, подобно другим проплаченным якобы блогерам, что все хорошо и замечательно. Я продолжал рассказывать правду о фестивале. И поэтому я проработал на нем буквально 1,5 дня. Вчера утром при попытке пройти через КПП я обнаружил, что у меня доступ запрещен. Поэтому вот уже второй день я нахожусь за пределами фестиваля.

Повторюсь, все это меркнет по сравнению с тем, что происходит с другими участниками. Например, вы сказали, что фестиваль — это «коммунистический рупор». На днях представитель комсомола Австрии был задержан на КПП офицерами, видимо, УВД или же ФСО, которые объявили ему, что листовки с символикой «серп и молот» запрещены на территории фестиваля. Они досматривали его багаж, обнаружили эти листовки и целый час, наверное, провел австриец в попытках как-то протолкнуть эти листовки. В конце-концов ему это удалось, после того, как вмешались другие иностранцы, после того, как пошла волна в СМИ… Но такие случае каждодневны. Наиболее вопиющий случай произошел вчера, когда вся делегация комсомола Греции была остановлена из-за плакатов. Антиимпериалистических «левых» плакатов. После часа препирательств им объявили — вы знаете, ваши плакаты слишком большие. Вы должны их разрезать, и только после того, как вы их разрежете, мы вас пропустим на фестиваль. Это или торжество тупоумия, или просто изощренное издевательство. Ну и аналогичный пример до кучи — венесуэльские комсомольцы столкнулись с проблемами при прохождении через рамки, им запретили проносить венесуэльский флаг. Опять же, потому что он оказался слишком большой. По инструкциям, если мне память не изменяет, метр на полтора — это максимум разрешенный агитационный продукт. Вот так примерно российская стороны обращается с приехавшими «левыми».

А с другой стороны мы видим, что они наприглашали целую кучу «правых», консервативных, откровенно нацистских элементов. Это и сионистская молодежь правящей израильской партии «Ликуд», это и турецкие молодые националисты «AKP» правящей партии Эрдогана, это и активисты «Национального фронта» Франции, и польские фашисты, и испанские фалангисты. Они все здесь понемножечку обретаются. И были уже столкновения, например, между израильтянами и арабами. Арабы настолько возмущены присутствием израильтян, что несколько дней подряд устраивали акции протеста прямо напротив здания медиацентра. Были столкновения между индийцами-националистами и индийцами-коммунистами. Вот примерно такая атмосфера сейчас на фестивале.

Сегодня в шесть часов вечера должна состояться большая встреча активистов-делегатов Всемирной федерации демократической молодежи во главе с руководством, на которой, я так понимаю, будет очень остро поставлен вопрос о происходящем на фестивале. Многие иностранные гости, даже те, которые изначально питали иллюзии относительно проведения фестиваля в России, сейчас говорят, что это не Всемирный фестиваль молодежи и студентов, это нечто другое. Это пророссийский, проимпериалистический, вполне государственный правительственный фестиваль. Такой большой международный «Селигер», если выражаться более понятным языком.

В.И.: Если говорить про представителей «правых» организаций и про националистов, как им вообще в голову пришло приехать, если изначально мероприятие заявлено как «левое»?

А.Б.: Им пришло в голову приехать по одной, очень простой причине — их официально пригласила российская сторона. Это лучшие друзья, израильские сионисты, турецкие националисты — это, оказывается, лучшие друзья российского правящего режима.

Дело в том, что в стане чиновников тоже бардак и хаос. Правая рука не знает, что делает левая. И получилась очень нелепая ситуация. Когда только продвигали идею проведения фестиваля, среди российских чиновников, насколько я понимаю, царила следующая мысль: мы должны достичь некоего компромисса с ВФДМ, должны, с одной стороны, позволить им какую-то «левую», умеренную, антиимпериалистическую повестку, и, с другой стороны, протолкнуть наши мероприятия на условиях компромисса. Зачем? Для того чтобы потом, после фестиваля, можно было сильнее и активнее влиять на ВФДМ и сделать ее инструментом российской внешней политики. Но по ходу подготовки, когда уже было принято решение о проведении фестиваля, когда уже начались непосредственно организационные мероприятия, возобладала другая точка зрения — нам Владимир Владимирович дал задание провести фестиваль, мы его проведем. А как мы его проведем? Мы умеем проводить «Селигеры», «Территории смыслов», «Тавриды», то есть большие форумы, куда свозят молодежь, и по указке она там машет флажками, улыбается, прыгает от счастья, а кто недоволен, тех выкидывают за борт.

Вот так мы умеем проводить фестивали. И к Всемирному фестивалю подход был абсолютно такой же. Здесь песни-пляски, дискотечки и прочие приемы из серии тимбилдинга, абсолютно аполитичная повестка. А ВФДМ со своими темами, со своими семинарами задвинута куда-то в дальний угол, в гетто. Им позволяют выступить и заниматься антиимпериализмом друг с другом. Никакого продвижения, никакого оповещения даже об их мероприятиях нет. И везде пестрит не официально принятый лозунг фестиваля, посвященный борьбе с империализмом, а совершенно беззубые, нелепые словосочетания «Вместе со всей планетой» или что-то в этом духе.

Таким образом, у них действительно правая рука не знала, что делает левая. Политика менялась на ходу, персоналии менялись на ходу. И когда мы подошли к фестивалю, получается следующая картина: наприглашали «левых» и коммунистов, с которыми теперь не знают, что делать. И одновременно наприглашала российская сторона «правых», консерваторов, нацистов, которые ее лучшие друзья, и это провоцирует теперь конфликты с «левыми».

В.И.: А проблемы при попытке пройти на территорию фестиваля возникают только у представителей «левых»? Или у «правых» и прочих гостей тоже?

А.Б.: По тем сведениям, которые есть у меня, проблемы [на фестивале] возникают только у «левых». Буквально вчера я стоял на стойке аккредитации в Центре аккредитации, рядом с очень уважаемым представительным человеком, это член Центрального комитета компартии Ливана, уже не мальчик как бы. Он специально прибыл по приглашению российской стороны, у него все в порядке. Он несколько дней уже потратил на то, чтобы получить аккредитацию. В итоге ему пришел отказ от службы безопасности, и все разводят руками. О таких проблемах у «правых» я ни разу не слышал, их приглашали сразу российские чиновники, они шли в обход всех процедур — отборных, конкурсных, в обход национальных подготовительных комитетов своих стран. То есть, у них был зеленый свет и эксклюзивный путь на фестиваль. Поэтому я не думаю, что у них какие-то проблемы могли возникнуть.

В.И.: Говорите, что вечером должна состояться встреча, в рамках которой, возможно, вопрос о возникших противоречиях будет вынесен на обсуждение. Какие прогнозы сейчас можно строить? На этой стадии можно еще что-то изменить?

А.Б.: Я думаю, что на этой стадии изменения уже невозможны, поскольку фестиваль идет к концу. Речь идет о политических последствиях. Во-первых, о политических последствиях для самой ВФДМ, поскольку многие организации недовольны тем половинчатым умеренным курсом, который ведет руководство ВФДМ, оно лишь изредка огрызается публичными заявлениями, которые российской стороной успешно игнорируются. Я думаю, что по итогам фестиваля, на генеральном совете ВФДМ, который будет, вероятно, в начале следующего года, будет очень серьезный разбор полетов и могут полететь головы.

Вторые последствия — это уже последствия для внешней политики Российской Федерации. Поскольку фестиваль, который уже скоро закончится, это крупнейший провал в истории всего фестивального движения. Вот эти лицемерные апелляции к 1957 и к 1985 годам настолько отличаются от реальности… Это не то что повтор фестиваля 85-го года, это полная противоположность ему практически по всем параметрам. И этим фестивалем, вот такой политикой, я думаю, Российская Федерация просто поставила крест на каких-либо взаимоотношениях со Всемирной федерацией демократической молодежи и вообще на взаимоотношениях с «левыми» всего мира. Потому что после того, что произошло тысячи, миллионы даже «левых» по всему миру поняли, что Россия вовсе не прогрессивная какая-то страна, которая борется с империализмом. Они увидели, что в России те же порядки, что и в Европе, а может быть и хуже. Что в России та же полицейщина, что и в США, а может быть и хуже. Российское государство проведением этого фестиваля вот таким способом очень здорово испортило себе репутацию в этом сегменте мирового политического движения.

В.И.: Если про полицейщину говорить, ФСО очень часто мелькает в сообщениях, что якобы огромный список требований к участникам предъявляется. То есть был замечен на митингах — не пройдешь. Есть штрафы за тобой за нарушение общественного порядка — не пройдешь. Даже если являешься действующим депутатом, представителем власти. В прежние годы, когда в других станах проводился, в Эквадоре в 2013 году — нечто подобное можно было наблюдать? Это норма какая-то или это перебор?

А.Б.: Это не просто перебор, это вопиющее нарушение имеющихся правил и традиций фестиваля. Я сам участвовал в фестивале еще в Южной Африке, кажется, в 2011 году — там вообще ничего подобного не было. А если вы вспомните репортажи про советские фестивали, где страшный тоталитаризм, «железный занавес» и т. д., вы увидите множество фото- и видеоматериалов, где делегаты общались с простыми москвичами, жителями Советского Союза без всяких заборов. Не было никакого периметра безопасности, перед которым мы сейчас с Михаилом Беляевым стоим. Не было никаких досмотров, никаких рамок. И в ЮАР этого всего не было. Мы вполне могли гулять, общаться, никаких проблем с аккредитацией не было. Никто не смотрел ничье личное дело.

А сейчас да, естественно, с иностранцами господа из «охранки» повежливее. Но и там царит вот это жандармское тупое усердие. О некоторых случаях я вам уже рассказал. Добавлю, что, например, на днях комсомольца из Швеции задержали и 1,5 часа прессовали в отдельной комнате за то, что у него на лацкане рубашки был приколот маленький значок с надписью «Бойкот Израиля». Я не знаю, кто, зачем, почему придумал, что это какой-то экстремизм. Это действительно как у Козьмы Пруткова — усердие все превозмогает. Ума нет, усердие есть, тупая буква инструкции. И человек, который принимает решение задержать какого-то, даже не понимает, какие политические последствия этого поступка будут. Он просто действует по принципу «тащить и не пущать». Никогда на фестивальных форумах таких не было ничего подобного с точки зрения безопасности.

С российскими участниками «охранка» ведет себя, конечно, более грубо. Я слышал такие фразы, например, — когда рядом с греческими коммунистами стоял наш комсомолец, они увидели, что это русский, что это гражданин РФ и практически взяли его за шкирман и после долгих препирательств сказали ему: «Чтобы я тебя больше тут не видел. Еще раз попадешься — сядешь». Примерно так.

Но справедливости ради должен сказать, что далеко не все проблемы связаны именно с ФСО. На мой взгляд, значительная часть проблем связана как раз с фондом «Росконгресс», это официальный оператор фестиваля. И конкретно с дирекцией по подготовке фестиваля, которая, собственно, всем тут рулит. По сути, есть две стороны, которые, согласовывая друг с другом, принимают решения о допуске-недопуске. Это дирекция и ФСО. Я, например, был заблокирован дирекцией, конкретно по указанию Ксении Денисовны Разуваевой, руководителя этой дирекции. Притом что ФСО ко мне не имеет никаких претензий.

Часто бывает так, что чиновники дирекции блокируют человека, и чтобы снять с себя ответственность, они готовы на ФСО все свалить, сказать, что «это вы тут сами виноваты, вы что-то сделали, мы тут не причем».

В.И.: То есть все равно не разберешься, не найдешь, откуда ноги растут.

А.Б.: Найти можно, но очень сложно. Я, например, нашел, откуда ноги растут у моей проблемы. Лучше от этого не стало.

В.И.: Вы лично в связи со всем произошедшим теперь что будете делать, какие меры предпринимать?

А.Б.: Мы делаем все, что в наших силах. На самом деле, мы приехали на фестиваль, чтобы работать, чтобы проводить политическую, просветительскую работу. Сейчас мы с Михаилом Беляевым, оставаясь за кордоном, не унываем. Мы продолжаем работу. Продолжаем, в том числе, помогать нашим товарищам, тем, которые работают внутри, координировать их усилия в какой-то степени, выполнять отдельные поручения. Мы ничуть не расстроены, все это ожидаемо для нас. Поэтому мы просто продолжим нашу политическую линию, в том числе, будем дальше объяснять нашим российским и иностранным друзьям, почему все так получилось.

Мы с вами говорили больше о проблемах. Но, тем не менее, фестиваль — это вещь, которая содержала в себе немало и хороших сторон. Тот факт, что нам удалось встретиться со многими нашими зарубежными товарищами, — это здорово. Позавчера вечером прошла всемирная встреча коммунистических молодежных организаций «Планета». Она была организована комсомольцами из Турции и Греции. Наши товарищи там тоже выступали, и было очень здорово, позитивно, просто замечательно, что мы смогли не только увидеться, но и обменяться опытом. Есть позитивные стороны в культурной программе, в спортивной программе. Я, например, знаю, сколько усилий для продвижения культурных и спортивных мероприятий приложил Сергей Першин, который возглавляет программную часть дирекции.

То есть положительные стороны есть. Но это никак не извиняет и не оправдывает того настоящего беспредела, который мы видим в области не только организационной, но и политической. То есть здесь все действительно в раскоряку, наперекосяк. Российская сторона сделала все, чтобы дискредитировать саму себя.

В.И.: Озвучивается, что примерно 20 тысяч человек принимает участие в фестивале. Вы говорите, что примерно 1000 иностранцев были отсеяны. Причем многие успели добраться до России. Но в эту тысячу, наверное, и россияне входят. Это приличный процент.

А.Б.: Процент очень приличный. Точных цифр я вам сейчас даже не скажу. Но есть такая информация: изначальное количество участников фестиваля — это 20 тысяч. Не считая волонтеров. Баланс между россиянами и иностранцами изначально составлял 1:1 — по 10 тысяч тех и других. Ближе к делу, за 3 месяца где-то обнаружилось, что россиян будет 12 тысяч, а иностранцев — 8 тысяч. И вот теперь вспомните, что фестиваль «левый» и антиимпериалистический, и вдумайтесь в следующие цифры: россиян 12 тысяч. Если вы из этих 12 тысяч вычтете всех сколько-нибудь «левых», начиная от леворадикалов, типа РКСМ(б) и заканчивая бледно-розовыми, типа «Справедливой России», вы не наберете, скорее всего, и тысячи человек. Остальные 11 тысяч россиян — это или друзья и родственники каких-нибудь чиновников, или сами чиновники, или проправительственные активисты, которые выдвинулись где-нибудь в молодежных парламентах или в МГЕР или еще где-то, и их лояльность обеспечена.

А теперь 8 тысяч иностранцев. По моим данным, из них только 2−3 тысячи — это активисты членских организаций ВФДМ. Все остальные — это те, кого пригласила Россия в обход всех процедур, в нарушении всех фестивальных законов. При этом 2−3 тысячи иностранцев от ВФДМ — это не потому что ВФДМ такая слабая и хилая, а потому что из месяца в месяц Россия прикладывала все усилия для отсечения по возможности большего количество делегатов от ВФДМ. Пообещали им дешевые чартеры — не дали. Пообещали им рассмотрение списков вовремя от НПК — все это оказалось нарушено. И много других организационных и бюрократических препон использовали для того, чтобы по максимуму из отсеять.

В.И.: То есть, если посчитать, из этих 20 тысяч представителей «левых» взглядов, дай бог, каждый четвертый будет.

А.Б.: Да. Где-то так. Это в лучшем случае. Скорее всего, еще хуже. При этом со многими удалось разрулить — Шри-Ланка, Индия, Конго, некоторые другие страны из той 1000 — в конце концов, многие из них получили аккредитацию после долгой борьбы, скандалов, слез, упреков, претензий и т. д. Но общего баланса это не меняет. Пророссийских, «правых», империалистических представителей молодежи очень много, их, конечно же, большинство.

В.И.: Спасибо, что нашли время с нами побеседовать.

А.Б.: Вам спасибо.

В.И.: Это была программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона была Валентина Ивакина. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments