Ксюша «Против всех» Собчак: сможет ли скандальная ведущая повысить явку на выборах президента

«Положительный момент с отрицательным подтекстом», «Вреда от этого гораздо меньше, чем потенциальной пользы» — узнали мнения экспертов о выдвижении Собчак в президенты.
Эксперты: Марат Верниченко — к.ист. н., доцент кафедры госуправления и политических технологий Института госуправления и права ГУУ;
Петр Бычков — политический психолог, доцент кафедры политической психологии СПбГУ; Георгий Бовт — журналист, политолог; Алексей Шляпужников — шеф-редактор медиапроекта СОЛЬ.

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Zoom». У микрофона Игорь Киценко и Александра Хворостова. Тема нашего эфира: «Ксюша „Против всех“ Собчак: сможет ли скандальная ведущая повысить явку на выборах президента».

Александра Хворостова: Накануне, 18 октября телеведущая Ксения Собчак изъявила свое намерение участвовать в предстоящих выборах президента России, которые состоятся в марте 2018 года. Она опубликовала свое открытое программное письмо, в котором сказала, что она на самом деле предлагает гражданам голосовать не за себя, а как бы против всех. И в графе «Голосуйте за Ксеню Собчак» она сказала, что голосуйте именно в этой графе против всех, потому что данная графа, как мы знаем, исчезла из бюллетеней еще в 2006 году.

И.К.: Я вспоминаю в связи с этим фильм, где человеку сказали, что — ты получаешь в наследство 333 миллиона долларов, но есть одно условие, ты за месяц должен потратить эти деньги, но при этом не купив себе ничего. Этот человек в итоге запустил пиар кампанию, связанную с выборами, где говорили: «Давайте не будем ни за кого голосовать. Давайте бойкотировать выборы». И очень много денег он вложил в эту гонку. По сути, это то же самое, только мы пока не знаем, с чем связана все подоплека, что Ксения Анатольевна выдвинула свою кандидатуру. И тут, как говорится, началось. Полилось огромное количество версий, что это проект Кремля, что она реально каким-то образом может оттянуть голоса у главного кандидата, который наверняка пойдет в президенты, мы все понимаем, кто главный кандидат. И действительно, она может каким-то образом в себе олицетворять образ того самого оппозиционера-либерала, который нужен России.

И.К.: И если смотреть в глубь веков, в глубь истории, Россия знала правление мягкой, властной, но в то же время жесткой и сильной женской руки. И не единожды.

А.Х.: Именно по этому поводу мы решили сделать программу и спросить экспертное мнение, для чего Ксения Анатольевна баллотируется в президенты.

И.К.: Предположения хотя бы.

А.Х.: Вот мы и поговорим о том, нужен ли нам такой кандидат, реально ли она каким-то образом может отнять какой-то процент голосов и действительно ли данные выборы не превратятся в трагикомедию. Об этом уже заявил Зюганов и сказал, что Ксении Анатольевне не надо баллотироваться в президенты.

И.К.: Говоря о кандидатах в целом, а точнее о критериях кандидата в президенты РФ — президент РФ избирается сроком на 6 лет гражданами РФ на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании. Президентом РФ может быть избран только гражданин РФ, не моложе 35 лет, Ксении Анатольевне 36, постоянно проживающий на территории РФ не менее 10 лет. Ксения Анатольевна подходит по всем критериям. Вот, может быть, кто-то еще в ближайшем будущем, как черт из табакерки, выпрыгнет и скажет: «Я тоже хочу быть президентом».

В связи с этим я вспоминаю историю, когда в 2011 году Иван Охлобыстин так же собрался идти в президенты России. Выборы тогда должны были состояться в 2012 году. Тогда об этом много писали. В качестве предвыборной программы Охлобыстин тогда представил философско-идеологический концепт. По его словам, такого концепта не хватает, «чтобы мы могли стать нацией». «Я бы не решился вступить в эту сложную, некрасивую большей частью игру без сформированной позиции», — подчеркнул будущий политик. Потом он отозвал свою кандидатуру, но это было феерично.

А.Х.: Может быть, и Ксения Анатольевна в данном случае тоже отзовет свою кандидатуру. Но в любом случае, мы будем разбираться уже с экспертами по выдвижению Ксении Анатольевны в кандидаты в президенты.

У нас на связи Марат Верниченко, кандидат исторических наук, доцент кафедры госуправления и политических технологий Института госуправления и права ГУУ. Марат Александрович, здравствуйте.

Марат Верниченко: Здравствуйте.

А.Х.: Говорим мы сегодня о новом кандидате в президенты, о Ксении Собчак. И первый вопрос у нас как у обывателей больше всего — зачем?

М.В.: Тут много факторов, я специально не готовился к этому вопросу, поэтому у меня будет экспромт в каком-то смысле. Зачем? А интересно. Во-первых, Ксения Собчак — девушка креативная, она и «Дом-2» вела, разные передачи, она в разных сферах, она засветилась в разных областях жизни страны, да и не только нашей. Для нее это просто некая новая сфера, новая подвижка в ее карьере. Ей интересно, она любит вот такие интриги и дела. С другой стороны, может, там кто-то стоит за этим всем, может быть, кто-то заинтересовался тем, чтобы такой экзотический человек вышел на политическую арену. С другой стороны, авось она оттянет голоса от Владимира Владимировича Путина.

И.К.: Это реально?

М.В.: Чуть-чуть. Это определенный курьез, потому что я не исключаю того, что от Владимира Владимировича могли некоторые устать, он слишком долго правит. И просто из-за какого-то курьеза, из-за курьезности может какие-то голоса взять и показать, что у нас есть 4 стороны, почему бы не видеть какого-то альтернативного кандидата. Я не думаю, что это проект администрации президента. А может быть, и были какие-то предварительные консультации. Тут все может быть. Поэтому однозначного ответа на этот вопрос я не могу дать. Тут целый ворох вопросов возникает и их вариантов ответа.

А.Х.: То, что это интересно Ксении Анатольевне, я допускаю, это, возможно, это в ее характере. А вот насколько будет нам с вами интересно, как тем людям, которые пойдут на выборы?

М.В.: Почему бы и нет, это тоже интересно. Это новое лицо, по крайней мере в этом качестве. Ну придем и посмеемся. Даже некоторые из нас проголосуют за нее, почему бы и нет? Были же курьезные партии у нас, например, любителей пива и так далее, и ничего страшного там нет абсолютно. Я расцениваю это как положительный момент, честно говоря. Может быть, положительный момент с отрицательным подтекстом, но почему бы и нет. Пусть будет еще один кандидат в президенты.

И.К.: Вы бы стали голосовать за Ксению Собчак?

М.В.: Во-первых, к Ксении Анатольевне, честно говоря, отношусь довольно скверно, потому что считаю, что она нанесла большой ущерб молодежному сознанию различными передачами. Дама вульгарная во многих отношениях, хотя она, может быть, искренняя в своей вульгарности и прочее. С другой стороны, нельзя не отдать ей должное, что она честно и критически высказывалась, потому что ей как крестнице Путина удобнее было бы с ним дружить, а не быть в конфронтации. Это тоже заслуживает определенного внимания. Она очень противоречивая фигура, я бы так сказал. Но голосовать за нее я бы не стал, я бы посмотрел, какой еще кандидат будет помимо нее. И там было бы видно.

И.К.: По вашему мнению, Ксения Собчак как политическая личность — ей есть что предложить нашей стране? И сможет ли она, как политическая личность реализовать свои хотелки, если она станет президентом?

М.В.: Надо знать, что она хочет. Надо быть знакомым с ее программой. Одно дело, когда она отрывочно высказывается, отрывочно критикует и так далее, это одно. А другое дело — то, что она реально предлагает, какие реформы в экономической, социальной и прочей сфере, вот с этим я не очень знаком, честно говоря, что она предлагает. Но мне кажется, что она как представитель либерального крыла нашей интеллигенции не имеет шансов, потому что либерализм у нас в стране не проходит, он для узкого слоя молодой российской интеллигенции и некоторых ископаемых, которые застряли в этом на протяжении 2−3 десятков лет. У нас не либеральная страна, и она не может быть таковой по существу, по целому ряду причин, внутренних и внешних. И не дай бог нам либерализм, потому что у нас либерализм, как правило, связан не со свободой, а с анархией. У нас и так-то грабят, а в условиях либерализма еще больше это будет. Это связано будет еще с тем, что будут предаваться интересы страны, сейчас они все-таки держатся в узде. Элита сейчас фактически однородна в том смысле, что нет явных контрэлит. Вот тогда начнется бог знает что, мне так кажется.

Потом, надо учитывать то обстоятельство, что у нас многонациональная страна, что у нас есть Кавказ со своими традициями и представлениями. Им лучше иметь белого царя, которому служить можно по традиции, чем либеральную выскочку. Вот такие вот у меня ощущения. Я бы серьезно не голосовал за нее.

А.Х.: А как вам кажется, за счет выдвижения нового кандидата увеличится ли процент тех людей, которые пойдут голосовать, именно молодого поколения?

М.В.: Мне кажется, увеличится, потому что есть определенная усталость от фигур, всем известных на протяжении не одного десятка. И появление свежего лица, я считаю, что это хорошо. Я даже думаю, что это и проект Кремля, чтобы явка не составила 10%, а 40%.

И.К.: Так Навального допустите, в конце концов. Четко бы сказали, что его допустят, и он кандидат, что он официально ведет свою гонку. Тогда же тоже много народу пойдет.

М.В.: Я за Навального затрудняюсь сказать, потому что он уже слишком одиозная фигура. И на слуху много времени, и много что с ним связано, хотя мне нравятся его коррупционные разоблачения. Почему бы и нет? Когда эти чиновники смотрят такие кадры, они, наверное, начинают ерзать на стуле. И настроение у некоторых портится. И у них какой-то взгляд суровый становятся. Но я думаю, что эта фигура уже отработанная. Слишком много наслоений, связанных с ним, хотя, я уверен, что какой-то костяк энтузиастов будет действовать в этом направлении. Моя идея такая, что свежие лица нужны. И интересных лиц нужно. Но Собчак, как я уже сказал, она слишком экзотическая фигура, а если где-то найти людей, которые в хорошем смысле слова производят хорошее впечатление, то почему бы и нет.

И.К.: Вы как человек, я не как к эксперту обращаюсь, который обладает определенным уровнем знаний, который может проанализировать ситуацию. Вот вы как человек за кого бы вы проголосовали, если бы эта личность внедрилась в эту президентскую гонку, кто это?

М.В.: Возникла такая пустота вокруг первого лица, все фигуры, сколько-нибудь значимые и потенциальные, они где-то там, в периферии. Может быть, за какого-нибудь молодого губернатора, там надо посмотреть, что они из себя представляют, какие они и так далее. Я бы голосовал за того человека, который бы, во-первых, твердо и решительно поставил вопрос о ликвидации фальсифицированных спиртных напитков и решил бы этот вопрос очень быстро. Во-вторых, твердо и решительно решил бы вопрос с ликвидацией фальсифицированного бензина, потому что 70% людей ездят на плохом бензине. И ничего, все тихо сидят. И в-третьих, я бы проголосовал за того, кто бы решительно и бесповоротно ликвидировал контрафакт в области медицинских препаратов. От чего тоже немало людей гибнет.

Вот эти вопросы бы меня интересовали, больше бы меня ничего не интересовало, потому что я знаю, что ничего особенного у нас не будет долгое время. Я не либерал, я за строгость, законность, правопорядок и уверенность в сегодняшнем и завтрашнем дне, за спокойствие наших семей. Все, на этом этапе больше ничего не надо. Ну и, естественно, за обороноспособность страны, потому что зарятся на нее давно и сильно, на Сибирь там и так далее. И вот, как это ни странно вам может показаться, но у меня такой взгляд на вещи.

А.Х.: Спасибо большое за то, что уделили нам время. До свидания.

М.В.: До свидания.

И.К.: Следующий нас собеседник — Петр Бычков, политический психолог, доцент кафедры политической психологии СПбГУ. Петр Александрович, здравствуйте.

Петр Бычков: Здравствуйте.

И.К.: Первый вопрос, можете ли вы дать политико-психологический портрет Ксении Анатольевны?

П.Б.: Ее портрет мы не делали, правда, сейчас это будет актуально, мы посмотрим внимательно на нее. Вам, наверное, интересен ее потенциал как политика, если можно так сказать без особой конкретики, потому что исследования не проводили, и придумывать на ходу не буду, конечно. Но что касается ее потенциала, он безусловно есть, но если мы говорим о каких-то прогнозах, сколько она может набрать голосов, то даже при значительном финансировании, я думаю, что даже результат Прохорова она никак не переплюнет. Если помните, на президентской кампании прошлого года тоже был персонаж, достаточно выделяющийся из общего концепта и из других кандидатов, это был Михаил Прохоров, он тогда громко заявил о себе, но в конечном итоге на победу претендовать никак не мог.

Вот с Ксенией Анатольевной выйдет так же, хотя все коллеги, с которыми мы общались, предсказывают, что ее результат не может быть больше 10%, это мнение многих коллег. Но мое мнение, что она точно не переплюнет результат Прохорова, но значительную часть электората Ксения Анатольевна все-таки может собрать. Просто у нее проблема с возрастным электоратом. Если молодежь и средний возраст еще может за Ксению Анатольевну проголосовать, то что касается возрастного электората, то тут у нее провал. И ее возраст не позволит ей забрать определяющую группу населения.

И.К.: Почему нет? Это же женская фигура. Но опять же, мы не знаем, это все будет только объявлено, ее программа и какие-то последующие шаги как кандидата в президенты, на пресс-конференции, которая должна в ближайшем будущем состояться. Но я делаю такое предположение, что она же может сделать целенаправленный упор в своей программе именно на женскую половину населения нашей страны. Если я не ошибаюсь, у нас 56% процентов женщин. И это довольно огромный ресурс, на который можно рассчитывать.

П.Б.: Тут двоякая история. Она может подойти как девочка к девочке, но с другой стороны, вы сами понимаете, что лучшие подруги очень часто друг другу завидуют, и тут многие будут завидовать Ксении. А дело даже не в этом, ее электорат — это явно люди до 45. Ввиду озвученных уже в СМИ ценностей, ее истории, что сейчас будет тиражироваться, и многократно в социальных сетях сразу же припомнят ее поведение и ее какие-то высказывания, и что она вела там определенные программы и так далее. Это отсекает электорат сразу же за 45−50. А что касается женской поддержки Ксении, безусловно, часть женского электората, особенно до 45, она способна забрать на себя, но это ей явно не обеспечит никаким образом больший успех, нежели у Прохорова на прошлой кампании.

Мне кажется, что ее главная причина входа в избирательную кампанию — это, прежде всего, попытка поднять явку, попытка сделать какую-то интригу, некоторое шоу из политики и поднять этим явку. За нее будут голосовать не те люди, которые обычно ходят на выборы. Мне кажется, что она как раз способна аккумулировать до 5−7% явки на выборы за счет нового электората, который никогда не задумывался о выборах. Это как первая гипотеза, она, конечно, требует проверок. Я думаю, что уже в социологии это кто-то мерил, у меня просто таких социологий нет, и мы ее никогда так не рассматривали. Интересный сюжет, интересный выбор на ней сделан. Шоу все равно будет, и это интересно. Это может подстегнуть интерес избирателей.

И.К.: Вы упомянули по поводу такого хайпового прошлого Ксении. И вы говорите о том, что это отсечет электорат. Но если ее команда политтехнологов это все правильно выставит, они могут на этом сыграть. И давить на то, что, например, самый главный кандидат, наоборот, не публичный человек, свою семью скрывает, никто о ней ничего не знает. А тут была такая бурная юность, она была светской львицей, есть определенные ошибки, но это ее характеризует именно как человека, как женщину с обыкновенными человеческими потребностями. Можно ли ожидать такое от нее?

П.Б.: Тут вопрос к политтехнологам. Я, честно говоря, пока не знаю, кто ее будет консультировать, это уже их задача, как обеспечить результат. Скорее всего, такая тактика и будет выбрана, но я бы сделал акцент на той нише, которая может за нее проголосовать, и не стал бы оправдываться, а может быть, эпатировал дальше публику, рассчитывая на свой небольшой, но ядерный электорат. Потому что все равно объять все группы населения она не сможет. А что касается первого лица, то давайте с вами вкратце вспомним о том образе идеального политика, который у нас есть в массовом сознании. На самом деле то, что говорится иногда в зарубежных СМИ, что пытаются Путина сравнивать с диктатором, с жестким управленцем, но если мы посмотрим и возьмем любой срез общественного мнения, проведем любые исследования, то всегда одна картина, что у общества есть запрос на сильного лидера. Люди сами в себе хотели бы видеть такие характеристики, которые хотят видеть и во Владимире Владимировиче.

И.К.: Это концепция такая некая получается?

П.Б.: Да, у нашего населения запрос на сильного лидера, сильный лидер в России есть. Понятное дело, что есть такая характеристика, как близость к народу, но она в нашей стране выражается чуть-чуть по-другому. Не в том, что мы все знаем о нашем лидере, а наоборот, близость к народу — это понимание и сопереживание того, что Путин показывал на своей последней пресс-конференции, если помните. Он там начал рассказывать и про своего отца, как он экономит электричество, вот она, близость к народу, с одной стороны. Но с другой стороны, власть России, она жесткая и сильная власть. И она должна быть где-то высоко и не очень-то доступной, иначе она сразу же начнет быть грешной. Поэтому то, что мы ничего не знаем о семье, что у нас нет понимания о каждодневной деятельности президента, оно, наоборот, повышает его политический вес и его авторитет.

И.К.: То, что он не думает о своем комфорте и семье, а печется о заботах государства и населения.

П.Б.: Кто-то так это может трактовать, а на самом деле, это просто мы не знаем. А то, что мы не знаем, мы себе дорисовываем, что власть где-то там, она сильна, и мы даже представить не можем, чем она там занимается, наверное, очень правильным и очень сложным, чего мы с вами не сможем повторить. Поэтому мы подчиняемся этой власти и этому авторитету, чисто на подсознании. И, наверное, тут Ксения не может этим похвастаться, и это сильно обрубает ее потенциал.

А.Х.: А если говорить о регионах, у нас есть Кавказ, у нас есть Башкирия, Якутия и так далее. Не навлечет ли каких-то контрдействий, каких-нибудь высказываний против такого кандидата?

И.К.: Я думаю, что в Грозном пройдет митинг против кандидата Ксении Собчак.

А.Х.: Да, можно ли каких-то волнений в регионах ожидать в связи с выдвижением Ксении Анатольевны?

П.Б.: Да, только если это кому-то захочется. Вы же сами понимаете, что люди сами по себе никуда по таким поводам не выходят. Монетизация льгот — это одна история, когда у людей что-то отнимают. А тут — нет, никто выходить не будет, если только это никому не надо, если это будет не инициировано самой местной элитой. А что касается ее поддержки в северокавказских регионах — безусловно, она будет в разы меньше, чем на территории Северо-Западного и Центральных округов.

А.Х.: Свердловская область, например, Красноярская, Новосибирск.

И.К.: Да, это же у нас такие островки демократии.

П.Б.: С одной стороны, да, а с другой стороны надо смотреть социологию, а у меня ее нет в масштабах всей страны. Надо спросить ВЦИОМ, как образ женщины на федеральном уровне себя показывает. У нас же есть другой образ женщины, это Валентина Ивановна Матвиенко, которая сочетает в себе олицетворение власти, управленческого подхода. А тут Ксения Анатольевна. Это просто на контрасте можно сравнить эти две кандидатуры и понять, что электоральный потенциал у Валентины Ивановны куда больше, чем у Ксении.

А.Х.: А почему тогда нельзя выдвинуться самой Валентине Ивановне? Все же понимают, что Ксения Собчак — это некий образ, и это несерьезно в любом случае.

П.Б: Да, согласен, что это не совсем серьезно. Но мне кажется, что тактическую задачу, если мы говорим о поднятии явки, то я считаю, это достаточно интересное решение и рабочее, выдвинуть ее в президенты.

А.Х.: Еще один вопрос. Набивший всем оскомину Алексей Навальный — почему действительно нельзя его допустить до выборов? Понятно, что он фигура в какой-то мере одиозная, но в другой мере совершено неконкурентоспособная к Владимиру Владимировичу.

П.Б.: На этом избирательном цикле — да. Но если взять динамику работ Навального, лет через 15 он может уже претендовать на серьезную поддержку, когда подрастет то поколение, которое проникнуто его идеями. А с другой стороны, это поколение все равно не ходит на выборы, поэтому не совсем понятен его эффект.

Почему его не допустили? По многим причинам. Во-первых, этот человек по законодательству не имеет права участвовать в избирательной кампании. Здесь государство устанавливает определенные правила игры, и этим оно и должно заниматься. Государство — это некий регулирующий орган, который устанавливает, как можно делать, а как нельзя. А Алексей Анатольевич пошел против правил, он устраивает несогласованные акции, он ведет не совсем конструктивную политику, поэтому, безусловно, как можно допускать такого человека до выборов? Тут дело не в том, что кто-то боится, что он наберет 10−15−20%, нет. Тут, если позволишь одному играть не по правилам, остальные начнут играть так же. Это необходимое условие существования системы, поддержка тех правил игры, которые установлены. Ксения Анатольевна же вполне может большую часть его электората, при его поддержке, отхватить. Я считаю, что перераспределение голосов в ее пользу от сторонников Навального значительно, даже больше половины точно придет и проголосует за нее.

И.К.: Большое спасибо, что нашли время пообщаться с нами, ответить на наши вопросы и дать комментарии. До свидания.

П.Б.: До свидания.

А.Х.: У нас на связи Георгий Бовт, журналист, политолог. Георгий Георгиевич, здравствуйте.

Георгий Бовт: Здравствуйте.

А.Х.: Как вы лично отнеслись к выдвижению Ксении Анатольевны в кандидаты в президенты? И каково ваше личное мнение с точки зрения ее реальной политической активности и ее реальной политической подоплеки, возможно, оттягивании и не оттягивании голосов от Владимира Владимировича на предстоящих выборах?

Г. Б.: Я отнесся с интересом к ее выдвижению, это разнообразит кампанию. Правда, ей предстоит собрать 300 тысяч подписей в разных регионах страны, не менее, чем в 40. Что довольно трудно будет сделать. Но тем не менее, при определенных условиях эта задача решаемая, потому что и не такие кандидаты собирали. Мы знаем, что тут есть довольно большое поле для административного маневра, назовем это так. Что касается ее электорального потенциала, то многое, как ни странно, зависит от качества проведения самой избирательной кампании, потому что в России есть масса партий, которые имеют некий потенциал, но он чисто теоретический. Например, партия «Яблоко», на мой взгляд, отличается на редкость скверным организационным моментом в данном плане, она просто плохо организует свои кампании. Тогда как это можно было делать хорошо, она бы получала больше голосов. Поэтому очень многое будет зависеть от этого.

Если у нее там есть 5.5 миллионов фоловеров в Instagram, то надо сделать так, чтобы эти люди пришли. Допустим, там половина ботов, но пусть придет 2.5 миллиона, но надо как-то их мобилизовать. Поэтому с точки зрения наброска платформы, который опубликован в газете «Ведомости», он пристойный, он если и не идеальный с точки зрения умеренно либеральной платформы, но он очень хорошо написан, там есть все, что надо. Но нужно строить саму кампанию, делать качественный штаб, грамотно собирать подписи, даже если там будет какая-то помощь или хотя бы не противодействие, то это надо делать, а то может все развалиться на этом уровне.

И.К.: Если говорить именно о электорате, который мог бы проголосовать и проголосует, если Ксения Анатольевна все-таки получит удостоверение кандидата в президенты, кто эти люди?

Г. Б.: Молодые люди, которые ранее не ходили на выборы. Но не только они, и те, которые раньше ходили — это протестный электорат, конечно же. Поэтому ее лозунг «Я кандидат против всех» с политтехнологической точки зрения очень грамотный. Я думаю, он наиболее верный в ее случае. Кроме того, она может оттянуть электорат вот этих примелькавшихся политических, назовем их вежливым словом, «акторов» типа Зюганова, Жириновского, Миронова. Которые уже просто надоели. Чем безнадежно голосовать за Сергея Михайловича Миронова в сотый раз, можно проголосовать за молодую и умеренно скандальную Ксению Анатольевну. Это даже интереснее, мне кажется. А они скучны, они надоели, они уже встроены в систему, это уже, фактически, часть партии власти, какой тут протестный электорат. Протестный электорат — да, это ее. Молодой, не очень молодой. Конечно, пожилые люди за нее голосовать не пойдут, у нее достаточно большой антирейтинг, который их оттолкнет. А других не оттолкнет. И скандальность может быть даже плюсом в ее случае.

И.К.: Если говорить о регионах?

Г. Б.: Это надо смотреть социологию в этих регионах. В регионах она может быть узнаваема, потому что в регионах смотрят «Дом-2». И надо, чтобы эти люди просто пришли на выборы. И хотя бы «по приколу» проголосовали за нее, это будет интересно.

И.К.: Кто смотрит «Дом-2», это большинство тех людей, которые не ходят на выборы. Чем она сможет их замотивировать прийти на избирательные участки? Неужели просто сказав: «Приходите и голосуйте против всех. Надо за меня галочку ставить».

Г. Б.: Надо их завести, чтобы показать средний палец по известному адресу. Это вопрос тоже качества проведения избирательной кампании. Я хочу привести пример польских выборов 2015 года, где рокер по имени Павел Кукис получил 21% голосов. Он вообще выскочил из ниоткуда, он был третьим на первом туре выборов. И практически только благодаря ему нынешний президент пришел к власти, потому что он мобилизовал этих людей. А за него, кстати говоря, голосовал 41% молодежи до 29 лет.

А.Х.: Это был комментарий Георгия Бовта журналиста и политолога.

И.К.: Следующий наш спикер — Алексей Шляпужников, шеф-редактор медиапроекта СОЛЬ. Алексей, здравствуй.

Алексей Шляпужников: Здравствуйте.

И.К.: Ты написал блог и упоминаешь в нем о каком-то плане «Б». Вот давай начнем с этого, что за план «Б»? По поводу Юлии Навальной, и почему он провалится, почему теперь этот плане не осуществим?

А.Ш.: Насколько я понимаю и знаю из разных источников, этот план состоял в том, что вместо Алексея, который не может выдвинуться по объективным причинам, потому что на нем висит уголовное дело, а будет выдвигаться Юлия Навальная. И это была красивая картинка, при которой Юлия, как жена декабриста, идет вперед напролом против Путина и этой его вечной команды карманных оппонентов, а Алексей с ней на всех плакатах, таким образом тоже участвует на выборах. Собственно говоря, штабы готовы, фамилию менять не надо, «Навальный 20!8» остается. Это был резервный план. А теперь, мне кажется, этот план плохо осуществим, потому что выдвижение Ксении Анатольевны ломает картинку, когда одна молодая девочка против толпы стариков.

И.К.: А почему ломает? Ксения Анатольевна — дочь своего отца, все знают и много говорили о ее детстве, то есть как она воспитывалась, в каком окружении и как она жила. А тут маленькая и хрупка девочка, Юлия Навальная.

А.Ш.: В любом случае, она уже не единственная женщина, не единственная молодая женщина, не единственная оппозиционная женщина. И, собственно говоря, это будет фарс, мне так кажется.

А.Х.: В любом случае, ждать от Юлии Навальной выдвижения не стоит?

А.Ш.: Я бы не стал, хотя я же не могу залезть в голову к Алексею Навальному, тем более, обратите внимание, выдвижение состоялось в тот момент, когда Алексей не может как-то отреагировать и находится в КПЗ, насколько я понимаю. И тем более что сегодня через какое-то время будет выступать Владимир Путин. Посмотрим, что он там скажет.

А.Х.: Как по-твоему, это выдвижение — это плюс или минус? Каким образом можно сейчас расшифровать ее выдвижение?

А.Ш.: Смотря для кого. Для Ксении Анатольевны это большой плюс. Понятно, что на победу в выборах она не претендует, но тем не менее, в журналистах телеканала «Дождь» и вообще, в журналистах в непонятных статусах она засиделась. И это для нее шанс каким-то образом капитализировать все то, чем она занималась последние несколько лет. Скорее всего, она сможет использовать эту капитализацию не на выборах президента, но на выборах мэра Москвы, которые будут осенью.

А.Х.: Для нас с вами это плюс или минус?

А.Ш.: Во-первых, Ксения Анатольевна честно говорит, что это выборы без выборов. Она называет себя «Кандидатом против всех» и говорит, что эти люди ей уже надоели, достали, что они с ее детства на самом верху и это правда. И с моего детства то же самое. Я ровесник Ксении Собчак. И это хорошая история, потому что она явно обладает инструментами, которыми она сможет дойти до обывательской аудитории и рассказать всем о том, что мы застоялись, и все плохо. С другой стороны, то, что Ксения находится в оппозиционной тусовке, это тоже неплохо, потому что своим выдвижением разрушает опасную для современной оппозиции монополию Алексея Навального на оппозиционное лидерство. Это тоже неплохо, это оживляет либерально-оппозиционный лагерь.

И.К.: В своем блоге, который ты буквально недавно опубликовал, ты говоришь о том, что она может разбудить либеральную тусовку, которая уснула. Почем ты так считаешь?

А.Ш.: Потому что я вижу бурление в Twitter и горение пуканов, которое не прекращается в этой самой тусовке со вчерашнего вечера и уже вроде заходит на третью волну. И кроме разговоров о том, хорошая Ксения или она плохая, кто был ее папа, какие отношения с Путиным, вот с каждой новой волной этого обсуждения поднимаются очень важные вопросы и об оппозиционном лидерстве, и о том, что есть ли вообще у оппозиции сегодня идеология, и о том, с какой программой оппозиция вообще может выйти к обывателю. Не к интеллигенции, которая всегда оппозиционно настроена, а именно к массовому обывателю. И это очень полезная история.

И.К.: У нас получается, что когда Навальный планирует очередное свое мероприятие, которое не согласуют, то такое же бурление и горение пуканов. И все те же вопросы обсуждаются.

А.Ш.: Тогда нет. Тогда идет речь о том, куда идти, идти или не идти. Идти за Навального или против коррупции. В какой цвет красить уточек. То есть не обсуждаются настоящие вопросы. Да, разрешат, не разрешат и так далее. А здесь начинают обсуждаться более серьезные вопросы. И я вижу, что это хорошо.

А.Х.: До этого наши эксперты говорили о том, что максимум, на что может рассчитывать Ксения Анатольевна, это максимум 5−7%. А каким образом правильно будет поставить ей сейчас предвыборную кампанию, чтобы еще приплюсовать себе 2−3−5−10%?

А.Ш.: Она уже правильно построила свою кампанию. Я думаю, что если интенсивность кампании не будет снижаться, а будет нарастать и не ограничится простым выдвижением, то у нее все будет хорошо. И даже если она наберет 15−17%, это очень хороший результат для нее, потому что я вижу для нее единственным верным выходом во власть выборы в мэры Москвы, потому что 17% по России для Москвы — это как минимум 2 тур с Собяниным, если он пойдет на выборы.

И.К.: Как ты думаешь, будет ли еще какое-то неожиданное появление какого-нибудь кандидата?

А.Ш.: Появлений будет много, потому что уже и Борис Якеменко объявил о желании выдвигаться. Какой-нибудь Богданов, возможно, нарисуется в очередной раз с масонским фартуком наперевес. Но я не думаю, что будут большие сюрпризы. Хотя многого можно ожидать от сегодняшней речи Путина на валдайском форуме, потом что некоторые продолжают верить в то, что операция «преемник» будет запущена сегодня-завтра. Посмотрим, как будет.

И.К.: Огромное спасибо, что нашел время присоединиться к нам. До свидания.

А.Х.: Это была программа «Угол зрения». Для вас работали Александра Хворостова и Игорь Киценко. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments