Новости Томска: «рейдерский захват» кинотеатра, «опасные» бананы и интрига выборов мэра

Новости региона словами местных журналистов. Эксперт: Андрей Волков, редактор портала «Ново-ТОМСК».

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Региon-line». У микрофона Валентина Ивакина.

В рамках эфира мы обсудим новости Томска. На связи с нами Андрей Волков, редактор портала «Ново-ТОМСК». Здравствуйте.

Андрей Волков: Добрый день.

В.И.: Сегодня у нас несколько новостей будет вынесено на повестку дня. Томск знаете, чем славится на всю Россию? У меня как у новостника такое впечатление складывается, что ваши университеты являются стабильно поставщиками хороших новостей — местные ученые каждый день что-то, да изобретают, возможно, просто пресс-служба хорошо работает. Но как я понимаю, и без скандальных историй тоже не обходится. Можете рассказать, в какой ситуации сейчас оказался Томский политехнический университет?

А.В.: Я думаю, что это проблема не только нашего региона, а во всей стране. К сожалению, некоторые чиновники от вузов, возможно, в погоне за деньгами, под видом изменения структуры вуза очень сильно меняют внутри вуза взаимоотношения. Увлечены, короче говоря, зарабатыванием денег различными способами. Для того, чтобы было удобно это делать, создают структуры всякие. Раньше, вспомните, в советские времена, первые российские времена вуз был один. Было единоначалие, все было понятно, инфраструктура была понята, обслуживающий персонал определенный. На сегодняшний момент при каждом вузе по 5−6 различных институтов. У этих институтов своя инфраструктура, очень часто своя бухгалтерия, какие-то директора, проректоры и т. д.

В этой мутной воде, к сожалению, я так понимаю, некоторые люди зарабатывают лишние деньги, которые удобно зарабатывать. И вот политехнический университет у нас славится этими реструктуризациями, каждый определенный кусок времени происходят изменения. То создают институты, потом их сокращают, теперь собираются развивать школы, институты закрывать, теперь будут школы ученые и т. д. То есть увлечены не повышением качества образования, а изменением структуры институтов.

К сожалению, «обратку» мы видим, у многих дети там учатся, и качество образования на самом деле падает. Все говорят о каких-то рейтингах, о чем-то, а дети приходят, в частности, к нам на работу, и мы видим, что их ничему не учат, и все очень формально, поверхностно. И тут возник вопрос у нас о том, что изнутри старые преподаватели начинают возмущаться. Некоторые там доктора наук, профессора получают 30 тысяч рублей. А проректора, ректора или директора институтов, которые привязаны к различным ученым разработкам якобы, грантам и т. д., — они получают 200, 300, 600 тысяч рублей в месяц за один договор, который делается за неделю.

И вот всплыла информация, к нам обратился сначала анонимно человек, мы опубликовали на своем сайте информацию о том, что такие безобразия происходят, что ученые, который работают в иностранных институтах, получают у нас гранты в политехническом университете, занимаются этими разработками, а потом эти разработки представляют уже как ученые Колумбийского университета. И при этом прилично зарабатывают по сравнению с нашими профессорами.

В.И.: А в самом вузе что по этому поводу говорят?

А.В.: В самом вузе глобальные сокращения идут, и все понимают все, но они не могут повлиять на то, чтобы ректор стал вести себя по-другому. Вот в чем проблема. То есть ректор у нас — король. Что хочет, то и делает.

В.И.: Еще в публикации говорится про RASA-центр, это филиал американской неправительственной организации «Международная ассоциация русскоговорящих ученых». И говорится о том, что фактически Томский университет выступает «кормушкой для Запада». А, возможно, эти иностранные ученые, которые гранты от вуза получают, способствуют утечке ценных кадров в дальнейшем, перспективных научных кадров.

А.В.: Кроме этого, большая часть научных разработок таким образом уходит из нашей страны. К сожалению, меня удивляет, почему наши федеральные службы безопасности вообще не занимаются, это очень серьезная проблема, которая повально. Наши вузы открывают иностранные организации. Эти иностранные организации вроде бы как заказывают у вуза работу. А на самом деле, это те же самые люди, которые там, просто аффилировано, руководят той организацией. И потом все научные разработки всего института, в который идут из бюджета деньги, гранты и все остальное, — все соки, все самое интересное уходит туда. И правообладание этими научными разработками, которые можно внедрять, — они остаются за границей.

И здесь речь идет о том же самом. Как пример — одна получала деньги у нас, разрабатывала вроде как грант, а потом выступала с докладом по этому гранту и представлялась как представитель Колумбийского университета или еще какого-то университета Америки. Речь идет об этом конкретном примере. И все предполагают, что это не единичный случай.

В.И.: Сейчас какие-то прогнозы можно делать?

А.В.: Прогнозы очень сложно сделать, потому что человек встроен в существующую политическую систему, всех устраивает, все его поставили, он обеспечивает результаты выборов нужные во время выборов. И поэтому ему дана кормушка, которой он может пользоваться, как хочет. Такое мое мнение и мнение многих, кто знает эту систему, кто работает в политехническом университете. То есть человеку дали, что хочет, то с этой игрушкой и делает.

В.И.: Посмотрим, как будут события развиваться. Давайте к другой новости перейдем. На вашем ресурсе вышел материал о том, что арендатор опечатал здание томского кинотеатра «Киномир». Произошло это буквально накануне. Правильно я понимаю, что событие для города резонансное?

А.В.: Я думаю, что это резонансное событие для страны. Просто на нашей Томской земле это проявилось именно таким образом, что у нас сейчас приступили к рейдерскому захвату вот этого здания.

Дело в том, что у нас на сегодняшний момент это уже вторая практика захвата здания в центре города. То есть это в центре города историческое здание. Если вы знаете, все исторические здания в свое время, тем или иным образом, были у муниципалитетов отобраны и переписаны в федеральную собственность. И этой федеральной собственностью вначале пользовались представители федеральной собственности, они каким-то образом распоряжались, сдавали в аренду. Потом на каком-то этапе было создано специальное предприятие — «Кристалл». Это предприятие «Кристалл» было федеральным государственным учреждением, оно в собственности принадлежало. И это учреждение начало потихоньку по всей стране отбирать эти исторические здания, лакомые кусочки, чтобы ими пользоваться по-своему.

Дело в том, что, как правило, все эти здания были тем или иным образом обременены долгосрочными договорами аренды. Вот этот кинотеатр — что он будет кинотеатром. У нас был еще магазин «1000 мелочей» — еще магазин также у нас забрали у собственника. Хотя был долгосрочный срок аренды. И делают это все через суд, пытаются доказать, что 15−20 лет назад были неправильно заключены договора, что их необходимо изменить. Меняют эти договора. После этого повышают арендную плату кратно. После этого подают в арбитражные суды, выигрывают деньги, говорят, что «вы должны», банкротят организации тем или иным образом, говорят, что «раз вы не можете это все выплатить, мы у вас все отбираем». То есть принцип такой — с помощью судебно-юридических методов отбирают здания у тех людей, которые ими пользовались.

И как особенность, чтобы понять эту систему, — это федеральное бюджетное учреждение этим летом было акционировано. То есть оно стало акционерным обществом. То есть фактически ушло под меньший контроль государства. И как следствие, сами понимаете, эта кормушка опять кому-то будет отдана. И каким образом — пройдет, может быть, вообще его приватизация… В общем, люди везде делят рынок, на самом деле. Это просто передел рынка на федеральном уровне. Только в каждом конкретном субъекте. То есть у нас это центр города, «1000 мелочей», старое купеческое здание. И второе здание — вот этот кинотеатр. Тоже самый центр города.

В.И.: Все-таки «рейдерский захват» — это очень громкая фраза. Какие основные критерии, чтобы такой вывод сделать?

А.В.: С масками прямо заходят, всех выгоняют, захватывают кабинеты и т. д. Просто всех выкидывают, старых собственников, не дожидаясь решений судов, судебных приставов и т. д. Поэтому мы и говорим, что это рейдерский захват. Когда приходят судебные приставы, исполняют судебное решение, это нормальная цивилизованная схема. А когда приходят люди в каких-то масках и выкидывают людей, то это рейдерский захват. Мы так квалифицируем для себя это дело.

В.И.: И как тогда реагируют власти?

А.В.: Я думаю, что они, с учетом того, что это имеет федеральную природу, они большей частью просто побаиваются влезать серьезно в эту проблему. С кинотеатром — это одна ситуация. А вот у нас был «1000 мелочей» — когда-то это учреждение было передано в аренду коллективом. Давно, когда советские времена были, коллектив, директор в долгосрочную аренду передали. Потом она стала уже пожилой женщиной. Она продала, и продала довольно существенным людям, у которых были генеральские погоны, некоторые из них живут в Москве. То есть они купили вот это право аренды и стали пользоваться. И вот они ничего не смогли сделать до самых высших судов, они все проиграли. То есть за этим «Кристаллом» стоит кто-то очень существенный. Мы пока не можем просчитать, кто этим занимается. Но несмотря на то, что там было 100% юридическое право за этими людьми, оно было закреплено законом, они все проиграли.

В.И.: И по бывшему зданию кинотеатра — тут какие перспективы?

А.В.: Там перспективы все те же самые. Там схема одна и та же. С помощью суда откатили все эти старые договора аренды, договора пользования и т. д., сказали, что что-то не так. И с помощью судов забирают использование. Куда это перейдет и кто как станет пользоваться, теперь это федеральное учреждение, никому неизвестно. Это можно спросить только у директора «Кристалла», который сидит в Москве.

В.И.: Пока завеса тайны. Давайте перейдем к следующей новости. Томск попал на полосы некоторых федеральных изданий тем, что томские кадеты поступили в больницу с болью в животе. Сейчас появляются сообщения о том, что начали их выписывать. По этому поводу что можете сказать?

А.В.: Это уже не первый случай с кадетами у нас. То в Северске, то здесь. Уволили вроде ректора кадетского корпуса, и опять ситуация случилась. Когда там начали следственные органы, представители, по-моему, прокуратуры исследовать, что и как, совпадения, то получилась ситуация, что все они съели бананы. И тут, извините за подробность, я вспомнил, как я несколько недель назад тоже умудрился съесть банан и чуть ночью не умер — до такой степени мне было больно, колики в животе и т. д. И было это связано именно с употреблением банана, потому что перед этим такой же банан съела моя жена, на сутки раньше, и у нее были те же самые симптомы. Дети попали в больницы с теми же самыми симптомами.

Бананы бывают трех видов — совсем маленькие бананы, сантиметров 5. Это редкие и дорогие бананы. Обычные бананы крупного размера. И бывают средние, они примерно одинаковой формы. И вот тут какую-то партию привезли. Не знаю, с чем она. Недосуг было и не было у меня этого банана, чтобы его отвезти на экспертизу. Но явно связано с ним. Чем он отравлен там внутри, что с ним…

И вот дети съели эти бананы и попали все в больницу. Но, к сожалению, как у нас в СМИ пишут, — пытаются сказать, что, возможно, дети симулировали. То есть это такая защитная реакция — дети симулировали, что им было больно, потому что им надо было сорвать занятия. Они уже один раз это испытывали и т. д. Но вот если бы я не лежал, чуть не вызвал скорую сам ночью, то я бы, может быть, им и поверил. Но у меня был собственный опыт, очень отрицательный, с этими бананами. Поэтому я детям верю. Действительно, прошли колики, я выпил но-шпу, очень было больно в течение нескольких часов, а утром я был как огурец. Так же и дети. Они подумали, что дети это симулировали. Ничего они не симулировали, съели бананы. Роспотребнадзор у нас не работает, и всех их надо разогнать. Это мое мнение.

В.И.: Слушайте, удивительно. Я вот лично не слышала, чтобы возможной причиной отравления служили бананы. Должны же, наверное, какую-то проверку инициировать, откуда эти бананы попали в сам кадетский корпус.

А.В.: У нас проблема-то в чем? Эту проверку должны инициировать те, кто выдают документы и сертификаты и т. д. Роспотребнадзор, который за этим следит, сам себя не высечет. Он же, если найдет, то, получается, Роспотребнадзор у нас не работает. У нас в Томской области давно необходимо его отправить на пенсию, если не в тюрьму. Проблема в этом — они сами себя не высекают никогда. Это же нереально. А кто их может проверить? Кроме них, ни у кого нет лабораторий. Все разрешительные документы и все остальное — получается, что они опять проморгали. Поэтому никто ничего не найдет. Им проще сказать, что ребята симулировали, ничего там не было.

В.И.: Удивительно, что парней обвиняют в симуляции после того, как томский кадетский корпус прогремел на всю страну, что там кашей с червяками кормили детей, что нашли в крупах жуков.

А.В.: Они предположили, что один раз было, у них получилось, теперь они что-то хотели сорвать или симулировать. И вот они таким образом использовали. И сделали вывод, потому что медики были удивлены, что, грубо говоря, они там посидели, и на следующий день им стало нормально, не тошнило, никакой инфекции не нашли, анализы ничего не показали. То есть они сделали, что симулируют. Но не симулировали они, потому что у меня собственный опыт — я съел, видимо, те же самые бананы. У меня жена купила в самом простом магазине, который попался, подумала — ну, бананы, что там, какая разница, в каком магазине их покупать. Оказалось, что есть разница, в каком магазине покупаешь бананы.

В.И.: А насколько сложно отследить ситуацию в кадетском корпусе — стали там лучше кормить учеников, не стали после этих скандальных историй?

А.В.: Там же родители могут приехать, они недалеко, то есть они больше тут общаются. Это же не интернат совсем удаленный. Кое-кто живет в Томске, их там и на выходные отпускают. Поэтому пока общая информация, что вроде стало получше.

В.И.: То есть не совсем закрытое учреждение?

А.В.: Почему это все и вылилось. Если бы оно было совсем закрытое, никакого саботажа, ничего бы не позволилось, все бы было там скрытно. А здесь дети — их все горожане видят периодически, выходные дни — вот они поехали в увольнительные домой. Они в форме идут, их видно.

В.И.: Перейдем к следующей теме — поговорим про то, что в Томске в ближайшем будущем, насколько я понимаю, может произойти смена команды управленцев в городе.

А.В.: И в области, и в городе. Прошли выборы губернатора. Губернатор победил наш. Часть, к сожалению, меньшую часть команды он решил сменить. То есть у нас социальный блок вроде как на замене, ситуация подвисла. Но при этом надо учитывать, что в следующем году у нас плановые выборы мэра города Томска. Соответственно, на сегодняшний момент идет, я так понимаю, оценка, кто может стать потенциальным кандидатом. Видимо, насколько слухи до нас доходят, наш нынешний мэр, господин Кляйн решил, что в принципе можно и еще один срок побыть мэром. Но, насколько мне известно, было очень большое недовольство администрацией Томской области в свое время, что господин Кляйн создал себе команду неработоспособную, и было много вопросов, было большое недовольство по этому поводу.

Поэтому на сегодняшний момент, я так понимаю, поставили, видимо, ему условие, что — если ты хочешь, то все-таки команда должна быть работоспособная и каким-то образом согласованная с администрацией Томской области, чтобы здесь политика была правильной, управленцы сидели правильные. Поэтому есть ряд одиозных и замов, и руководителей в городе Томске, с большим реноме, о которых я, в том числе, писал неоднократно, о том, что у мамы одного из чиновников тысячи квадратных метров площади нежилые всякие в конфликтных домах, проблемы которых этот чиновник как юрист закрывал, видимо. И его мама-пенсионерка умудрилась за несколько лет приобрести тысячи квадратных метров. То есть она — собственник. Несмотря на это, он до сих пор сидит и возглавляет один из департаментов в городе Томске.

Я думаю, что по этим одиозным фигурам будет в самое ближайшее время принято решение, чтобы освободить Томск от их управления.

В.И.: От вас прозвучало, что действующая команда неработоспособна. А основные признаки неработоспособности какие?

А.В.: Они заключаются в том, что мэр хочет, грубо говоря, одно, отдает распоряжения. Эти распоряжения не выполняются или выполняются не в ту сторону. Каждый занимается тем, что хочет. Общие цели и задачи. Которые оговорены, на которые выделены деньги, не решаются. Грубо говоря, губернатор вместе с мэром планируют что-то, собираются делать, об этом рассказывают и все остальное, а ничего не делается. В другой концовке получается, что делается совсем другое. Кто-то даже откаты какие-то получает. В общем, там больше движняков, а такие проекты, которые для города важные, которые согласованы, на которые готовы выделять деньги, — они не двигаются ни на шаг.

В.И.: Правильно я понимаю, что нет интриги в связи с грядущими плановыми выборами мэра Томска?

А.В.: Знаете, интрига есть. Дело в том, что, во-первых, выполнит обязательства или нет. Во-вторых, сейчас включатся другие механизмы. Интрига все равно остается. Она остается и в связи с тем, что и сам мэр немолодой. И ему в принципе это сильно и не надо. Он бывший директор и собственник пивзавода, который получает ежегодно доходы — 700, 800 миллионов нераспределенной прибыли, которая принадлежит ему и его семье. И поэтому ему сильно упираться… Когда он себя хорошо чувствует, то он вроде как готов и бороться, и все остальное. Как чуть-чуть на него хандра нападет, у него и пыл пропадает. Поэтому, может, пропадет пыл — сам скажет, что не надо ему это. И такое возможно. В денежном смысле его это вообще не держит. Просто удивляет, что он, понимая это, вроде хочет что-то сделать — и набрал команду, которая совсем по-другому. Люди-то как раз зарабатывают, а он не контролирует это. Коррупция как была, так и есть. Бардака куча, а он это не достаточно хорошо контролирует. Потому что набрал именно такую команду, потому что сам не до конца умеет это дело контролировать. Не хватает квалификации. Он привык, у него маленькое предприятие, не очень большое. И там сказал — значит, сделали. А 60% времени управленца уходит на то, чтобы проконтролировать исполнение принятых планов. Он этого недопонимает. И в связи с этим все проблемы. То есть он планирует, он это декларирует, а потом не контролирует.

В.И.: А есть ли конкуренция на выборах в этом смысле? Есть интрига?

А.В.: С учетом того, что сейчас выборная система заключается в том, что в основном, конечно же, побеждает тот, кого поддерживает власть, потому что люди на выборы не ходят, их приводят за деньги, грубо говоря. Только те, кто за деньги, пришли и голосуют. Это отдельная тема, о которой мы можем поговорить.

Так вот, здесь интрига есть. Была, во всяком случае, она до сих пор. Потому что в прошлый раз господин Паршуто, один из замов губернатора хотел очень сесть в это кресло и мечтал. Но его без всяких там договоренностей отодвинули. Возможно, у него есть еще амбиции. Еще одного зама губернатора называют как запасной вариант, господин Рожков, по-моему, это, зам по регионам губернатора, такой взвешенный человек. Существует вероятность, что он может выдвинуться, если Кляйна, в конце концов, не утвердят.

В принципе, город областного значения — вполне вероятно, что борьба будет на уровне еще администрации президента. Тем или иным образом, они все равно там смотрят и согласуют эти вещи. И тут вопрос, у кого кабинет выше этажом, грубо говоря. Вот тут интрига больше. Кто из желающих стать мэром может выше зайти в кабинет на Старой площади.

В.И.: На жизни горожан как это все сейчас отражается?

А.В.: Да горожанам уже все пофиг. Им плевать, потому что понимают, что ничего не изменится. И они поэтому не ходят на выборы и не собираются идти. Так же, как они не собираются идти на выборы президента. Потому что им уже все равно, и они не верят в эту систему выборов. Они ее будут игнорировать. Как Владимир Владимирович собирается достичь 70% явки? Только если рисовать будут, потому что народ уже из принципа не собирается идти ни на какие выборы.

В.И.: Время покажет. Большое спасибо, что нашли время с нами побеседовать.

А.В.: Пожалуйста.

В.И.: Это программа «Региon-line». У микрофона Валентина Ивакина. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments