Образ будущего

Бизнес в объективе: как заработать на фото- и видеосъемке

Чем отличается съемка в студии от фотосессии на пленэре, и что всегда должно быть в сумке у настоящего профессионала? Как открыть фотошколу, и может ли непогода помешать работе видеографа?
Эксперты: Полина Рузанова — фотограф (г. Владимир); Алена Гурина — фотограф (г. Владимир); Константин Захаров — директор фотошколы «Расти»; Александр Полонский — видеограф (г. Калининград).

*Техническая расшифровка эфира

Мария Цыганова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Startup-среда». У микрофона Мария Цыганова.

Мы продолжаем искать интересные идеи для вашего бизнеса. И сегодня мы поговорим о тех, кто не представляет своей жизни без фото- или видеокамеры. Узнаем сложности и хитрости этой работы, обсудим разные ее направления, иными словами, подойдем к вопросу со всех сторон. И первой участницей нашей программы сегодня будет талантливая фотограф с огромным опытом и знанием своего дела Полина Рузанова. Здравствуйте, Полина.

Полина Рузанова: Добрый день.

М.Ц.: Расскажите, пожалуйста, с чего начиналась ваша история? Когда вы начали заниматься фотографией?

П.Р.: Лет 10−12 назад, когда знакомый попросил заменить его на репортажной съемке для газеты. Так получилось, что это дело затянуло, и сперва я именно репортажной съемкой занималась, мероприятия, различные события, съемка концертов. А потом стала замечать, что очень нравится снимать эмоции людей, особенно положительные. И появилась еще большая тяга к съемке детишек. И как-то это уже стало перерастать в более серьезное увлечение.

М.Ц.: Давайте поговорим о фотографиях в студии, потому что это сейчас один из наиболее популярных видов фотосессии. Очень многие любят прийти в красивый интерьер и фотографироваться там. В чем сложности фотографировать именно в студии, в закрытом помещении?

П.Р.: Основная сложность в том, что ты ограничен пространством, в отличие от съемки на природе, на пленэре. Зачастую большая часть людей, которые приходят на съемки, не привыкли к такого рода фотосессиям. Их делают в основном кто-то один раз в год, к праздникам, кто-то, может быть, два раза в год. Наверное, сложность — раскрепостить людей. Но это основная задача фотографа — чтобы людям было комфортно находиться с вами, чтобы они чувствовали себя расслаблено, свободно и не смущались перед камерой.

М.Ц.: То есть задача фотографа еще — создать соответствующую атмосферу, чтобы люди не чувствовали напряжения.

П.Р.: Да.

М.Ц.: Сложно ли подготовить фотостудию? Я знаю, что вы сами подбирали интерьеры, создавали интерьеры. Вот это насколько трудоемкий процесс? Как вообще сделать его действительно красивым? Это должен быть вкус у человека, который не отнять, который у него с рождения, или этому тоже можно научиться?

П.Р.: Я думаю, что можно научиться. Сейчас большая масса информации в доступе в интернете, например. Лично мне помогло художественное образование, педагоги. Как мне кажется, по специальности, по живописи, по композиции, по основам цвета — все это дало определенную базу художественную. Но я думаю, что в принципе это реально для каждого. Было бы желание.

М.Ц.: А сложно ли создать интерьер? И откуда вы берете предметы, которыми вы украшаете обстановку?

П.Р.: Создать интерьер бывает да, достаточно сложно. Поскольку идеи появляются в голове порой спонтанно, порой какие-то долгое время обдумываешь, как лучше сделать. И уходит пара месяцев на реализацию самого проекта и какой-то интересной фотозоны. Большая часть создается своими руками. Какие-то вещи сложно найти уже в готовом виде, как нужно. Особенно для фотостудии. Они все-таки больше приспособлены для дома, если это в магазинах, в плане интерьера. Поэтому сами.

М.Ц.: То есть надо быть еще и креативным человеком.

П.Р.: В этом плане да.

М.Ц.: Фотозона должна быть в каждой комнате своя или можно комнату разбить на несколько фотозон?

П.Р.: Тут все зависит от помещения, насколько оно позволяет. Желательно, конечно, чтобы сами зоны отличались. Но если большое пространство, то можно его разбить на несколько.

М.Ц.: Нужно ли подсказывать, как встать людям, куда им сесть, улыбнуться, повернуться и т. д. Или лучше предоставить им самим выбирать, просто действовать естественно, и этого будет достаточно?

П.Р.: Я думаю, тут должна быть совместная работа. Еще до начала съемки нужно узнавать у людей, как бы они хотели, как они это видят, как им более комфортно было бы. И уже в процессе самой съемки, конечно, нужно подсказывать, потому что фотограф видит через объектив, что же в итоге получается в кадре. Порой даже какие-то небольшие поправки уже имеют значение и играют роль. Человек же себя не всегда может со стороны увидеть, когда он позирует. Мне кажется, прежде всего, это совместная работа должна быть.

М.Ц.: А сложно ли выбрать помещение для фотостудии? Можно ли, например, сделать фотостудию в подвале?

П.Р.: Тут зависит от того, что именно планируется снимать в этой студии. Если это студия, например, для семейной съемки, для детской съемки, то, конечно, подвал не подойдет, поскольку желательно, чтобы были окна, и большие окна. Чтобы максимум света было в помещении. А если это какая-то предметная съемка, небольшая, какой-нибудь может быть оборудованный.

М.Ц.: Что должно быть с собой на съемке у фотографа, который планирует провести фотосессию именно в закрытом помещении, в студии?

П.Р.: Фотоаппарат, объективы с нужным фокусным расстоянием, вспышки и, конечно, освещение искусственное, несколько источников.

М.Ц.: То есть если мы ведем речь именно о работе в студии, то без дополнительных источников света нам в любом случае не обойтись, даже если там есть окна?

П.Р.: Если съемка в дневное время, и, например, окна большие, света достаточно в помещении, можно обойтись и без импульсного света. Но если съемка в помещении, где окон нет, то, конечно, источники света нужны обязательно.

М.Ц.: Из ваших клиентов, замечали вы тенденцию, что больше любят люди, которые хотят пофотографироваться семьей или одни, — студийную фотосъемку или съемку на пленэре, на улице, на природе, может быть?

П.Р.: Тут, наверное, сезонность наблюдается в этой области, поскольку летом и осенью больший спрос все-таки на съемку на пленэре. А уже с момента, как погода начинает портиться, особенно в новогодние праздники, зимние каникулы, основной спрос, конечно, на студийную съемку.

М.Ц.: Если я правильно понимаю, то фотозоны, которыми оборудуются фотостудии, тоже имеют сезонный характер. Если это под Новый год, надо поставить елочки, их красиво украсить. Приходит весна — и нужно адаптироваться уже под это время года.

П.Р.: Да, совершенно верно.

М.Ц.: То есть постоянно нужно быть в какой-то динамике. А после того, как материал уже отснят, нужно ли его подвергать какой-то фоторетуши или это совершенно не обязательно, и в руках мастера любой кадр — уже шедевр?

П.Р.: Бывает, достаточно каких-то небольших действий с фотографией, чуть-чуть скомпоновать, где-то яркость изменить. А бывает, клиенты обращаются непосредственно, чтобы была сделана более глубокая ретушь, чтобы морщинки, например, убрали. Тут, наверное, больше зависит уже от пожеланий клиента.

М.Ц.: Насколько я знаю, у вас даже были целые свои выставки, которые вы организовывали, основываясь на своем отснятом материале. Насколько это важно для фотографа? Обязательно ли это делать? Или это больше бонус в его копилку, чтобы люди о нем узнали?

П.Р.: Тут, может быть, даже не столько вопрос о том, чтобы люди узнали о фотографе, сколько возможность подвести для фотографа определенный итог его работы или этапа какого-то проекта, как завершение этого проекта — фотовыставка. В принципе, это всегда дает определенный толчок к развитию.

М.Ц.: То есть это больше самосовершенствование такое?

П.Р.: Я думаю, что да. Плюс это возможность общаться с людьми, узнавать их мнение, узнавать, что им нравится, что не нравится, общаться с коллегами—фотографами, которые тоже приходят посмотреть. И на другие выставки фотографий очень интересно ходить, там можно увидеть какой-то новый взгляд, новую обработку, новые идеи.

М.Ц.: Какой совет вы дали бы начинающим предпринимателям, которые решили основать свое дело, именно руководствуясь своими навыками фотографа?

П.Р.: Не бояться, действовать. Если есть мечта, стараться воплотить ее. Обязательно, если получается, не стоять на месте, развиваться, обучаться, посещать курсы, всевозможные мастер-классы, ходить на выставки. Даже не только на выставки фотографии, но и на выставки живописи, потому что это тоже очень хорошо прививает художественный вкус.

М.Ц.: Как вы считаете, может ли фотография стать основным источником дохода? Или ее можно расценивать только как хобби?

П.Р.: Я думаю, что может. Но во многом это зависит от самого человека, он его желания и возможностей. Но я думаю, что да, вполне возможно.

М.Ц.: Полина, большое спасибо, что пообщались с нами.

П.Р.: Спасибо вам.

М.Ц.: Следующей участницей нашей программы будет фотограф Алена Гурина. Здравствуйте.

Алена Гурина: Здравствуйте.

М.Ц.: Расскажите, когда вы стали заниматься фотографией, когда стали замечать, что вы хотите связать свою профессию именно с этой сферой деятельности?

А.Г.: Фотографией я увлеклась еще в институте. В далеком 2005 году у меня был пленочный фотоаппарат. Потом у меня появилась первая цифровая камера, и это было очень круто — я снимала все, что могла. Потом, после университета мне удалось работать с фотографами как фоторетушер. Затем я попала в студию, стала там практиковаться. Собственно, с этого времени прошло уже 8 лет.

М.Ц.: С вами хотелось бы поговорить относительно съемки на пленэре, на природе. В чем сложности и особенности именно этого вида съемки?

А.Г.: На мой взгляд, на пленэре снимать легче, чем в студии. С одной стороны, легче, с другой — тяжелее. Тяжелее, потому что непредсказуемые условия. Иногда бывает, что можно с клиентами выехать сниматься или с каким-то творческим проектом, и нас накроет дождем. Приходится пережидать или вообще все отменять. А легче, потому что у тебя есть одни условия, допустим, солнечный свет вечером. Все, он есть, ты им пользуешься и снимаешь. И вариативности меньше. В студии ты должен еще подумать, что ты хочешь сделать, и исходя из этого выставить свет. А на пленэре есть условия, и ты с ними работаешь. Как правило, в одних условиях можно сделать очень большое многообразие интересных фотографий.

М.Ц.: Вы сказали, что может внезапно накрыть дождем. А можно эти погодные условия тоже как-то обернуть в свою пользу? Или если такое случается, то съемку приходится все же отменять?

А.Г.: Если говорить о коммерческой фотографии, то чаще всего приходится отменять. Потому что, во-первых, у людей есть наряды, если это свадьба, предположим. У них есть костюмы, наряды, которые нельзя портить. Если говорить о фотографе, то у него есть аппаратура. Если ливень, я имею в виду, конечно. Если просто моросит дождик, это ничего страшного. Если это какой-то момент творческого характера или люди вообще готовы на все, они готовы танцевать под дождем, бегать по лужам, то можно снимать. Просто необходимо защитить технику — и в путь.

М.Ц.: А каким образом можно в такой ситуации защитить технику?

А.Г.: Есть профессиональные чехлы, есть просто целлофан. У кого какие возможности из фотографов.

М.Ц.: А вообще много всяких дополнительных технических средств для фотоаппарата? И все ли их нужно с собой носить?

А.Г.: Все зависит от цели съемки, потому что съемки бывают разные. Иногда я несу с собой огромный рюкзак, потому что я даже не представляю, что меня ждет. Мне говорят — там будет все, и я беру все. Если мне говорят, что вот такая-то задача, я могу взять просто камеру с одним объективом и все. То есть зависит от задачи. А для каких-то творческих проектов, если это съемка с дополнительным светом, вспышками, на пленэре, предположим, там тоже можно снимать с дополнительным светом, можно снимать и вечером со вспышками, с какими-то фонарями, освещением, — да, я беру с собой чемоданчик даже.

М.Ц.: Сложно ли адаптироваться, например, к времени суток? Идет съемка ночью или днем. Или в принципе, если уметь грамотно всем этим пользоваться, то никаких сложностей не возникает?

А.Г.: Опыт позволяет адаптироваться к любым условиям съемки. Конечно же, ночью снимать тяжелее, потому что нужны дополнительные источники света. Как правило, фотографы используют вспышки. Если есть профессиональные фонари, то их можно использовать. Когда я снимала ночью? Это, как правило, какие-то вечерние уже свадебные моменты, когда молодые запускают фонарики, допустим, или у них что-то типа салюта. В этом случае нужна только вспышка или фонарь.

М.Ц.: А можно как-то обозначить минимальный набор технических средств, которые обязательно должны быть у настоящего профессионала, когда он идет фотографировать на природе?

А.Г.: Камера, порядка двух объективов, можно и один использовать, если он портретный, и его будет достаточно. В принципе все. Если говорить о пленэре, в хорошую погоду это камера, объектив, флешки и все.

М.Ц.: И хорошее, настроение, видимо, чтобы заряжать клиентов. Если говорить о настроении, насколько важен настрой людей, которые к вам приходят? Бывают же разные ситуации — утро не задалось у людей, они пришли грустные. Важно ли их вывести из этого состояния? Возможно ли вообще? Бывали ли такие случаи, когда это не удавалось?

А.Г.: Конечно, бывают такие случаи. Особенно с детьми, когда вроде все в порядке, родители собрались, а детки начинают капризничать, и им без разницы, что нам нужно сниматься. Или у самих родителей какой-то конфликт. Если это пара, они тоже могут как-то ощетиниться друг на друга, всякое бывает. Я в этом случае наблюдаю за людьми. Иногда просто необходимо отойти в сторону, сказать, что — я пойду место посмотрю, вы пока тут побудьте вдвоем, я поищу место для съемки. Иногда, бывает, нужно встать между ними начать какой-то диалог, разговаривать, может быть, с какими-то шутками. То есть я пытаюсь почувствовать, что нужно конкретным людям. И, естественно, вырулить ситуацию, потому что, в первую очередь, если это коммерческая съемка, мне нужно добиться какого-то результата. Люди ко мне пришли, они платят деньги. И я должна это сделать. Но если это некоммерческого плана съемка, и люди в какой-то такой ситуации, естественно, я тоже пытаюсь работать с ними. В основном, это юмор, конечно. И юмор даже тот, которые направлен на самого себя. Фотограф, может быть, немного шутит о себе. И тем самым люди отвлекаются от своих проблем, как-то легче становится, разряжается обстановка, и можно работать дальше.

М.Ц.: То есть фотограф должен быть немного психологом, в какой-то мере?

А.Г.: Да. Я думаю, это такая житейская психология, накопленная со временем.

М.Ц.: Вы упомянули в начале разговора о том, что очень часто, если речь идет о съемке на пленэре, на природе, то это свадебная съемка. Мне кажется, ее можно выделить вообще в особенный пласт. Об этом подробнее расскажите. Здесь есть какие-то особенности, может быть, стандартные сценарии? Или все равно нужно индивидуально подходить к каждой паре?

А.Г.: Сразу же скажу — если это коммерческая съемка, свадебная, многие люди считают, что фотограф просто обязан сделать уникальные вещи для каждой пары. Но я могу рассеять этот миф и сказать, что условия бывают разные. Бывает так, что люди заказывают съемку, и у них всего лишь один час. Они хотят за час получить все самое лучшее. В этом случае любой фотограф вам скажет, что он будет работать по качественной схеме. Ему нужно будет за час сделать, насколько это возможно, много хороших фотографий. Поэтому здесь включается схема и какие-то фишки, которые фотограф наработал. Если же у пары есть возможность сниматься больше, и они готовы высвободить на это время, они не будут зависеть от своих гостей, которые их где-то там ожидают и нервничают, — тогда мы можем ехать куда угодно, в какие угодно условия съемки, и там уже будет включаться и творческий аспект. Это все зависит от времени — чем больше времени, тем больше возможностей, вариантов, которые можно использовать. Допустим, места какие-то интересные, будь то лес, поле, заброшенные какие-то места. Или же, если это студия, то там уже можно просто быть более расслабленными.

М.Ц.: Как мне кажется, свадебные пары — наиболее капризные клиенты. Бывало ли такое, что что-то не нравится в результате, не оценили? А если нет, то предположите, что нужно сделать в таком случае?

А.Г.: Да, бывают, конечно, такие ситуации. Например, бывает так, что невеста находится в очень нервном состоянии, и она не доверяет ни фотографу, ни видеооператору, если они работают в паре. И тогда она начинает вмешиваться в процесс. Они говорит — нет, пойдемте туда, хочу там. Приходится объяснять — понимаете, мы должны сделать так, потому что сейчас хороший свет здесь, потом мы пойдем туда. То есть приходится вступать в диалог и успокаивать невесту, предположим, если она не доверяет.

Если говорить о результате, когда уже фотографии готовы, они отдаются клиенту, то бывают такие моменты — невеста может быть недовольна. У меня такое было всего 2 раза на 8 лет, какие-то очень сильные недовольства. В первый раз это было обусловлено тем, что невесте сделали очень дорогой макияж и прическу, но они были некачественные. То есть она себе очень не нравилась. И это невозможно было изменить на фотографиях. И второй раз — родители были недовольны именно невесты. Может быть, старой закалки родители, и они немного не поняли некоторые моменты, некоторые фотографии.

В принципе, эти конфликты реально разрешить, никаких проблем не бывает. Фотографы, как правило, идут навстречу и пытаются изменить то, что не удовлетворяет.

М.Ц.: Опишите, пожалуйста, идеальное место для съемки на пленэре. Это должен быть какой-то водоем или, наоборот, подальше от него, какая-то солнечная полянка? Ваши идеальные комфортные условия, когда фотографии получаются 100% красивые, которые нравятся и вам, и вашим клиентам?

А.Г.: У меня есть любимое время суток, оно у многих фотографов любимое. Если говорить о свете, предположим, то это вечер, в зависимости от месяца, от 6 до 8 часов вечера. Это, как правило, либо открытое пространство, где рядом есть какие-то деревья. То есть это поле и рядом деревья. Это может быть вода, это может быть город. В центре города, допустим, можно среди домов двигаться, которые освещены солнцем, и от освещенной солнцем стены падает на кожу портретируемого красивый свет. Это именно вечерний солнечный летний свет. Это идеальные условия, когда можно быстро получить классные фотографии. Естественно, и в пасмурную погоду можно получить. Просто лично для меня это очень приемлемый вариант.

М.Ц.: А если говорить о последующей обработке фотографий, которые были сделаны где-то на природе, — сильно ли они подвергаются обработке? Нужно ли это вообще делать? Может быть, это в ряде случаев и не обязательная мера?

А.Г.: Если относительно конкретно меня, могу сказать, что фотографии с пленэра я обрабатываю, именно цветокоррекцию делаю. Корректирую контрастность, насыщеннось, оттенок. Какие-то крупные портреты, допустим, женские — я могу немножко подретушировать. Просто на пленэре съемка, как правило, очень живая, и там нужен воздух. То есть какая-то очень глухая ретушь, глянцевая совсем — я не использую. Кто-то использует. Мне нравятся естественные, легкие, воздушные фотографии.

М.Ц.: А в чем преимущества работы вне стен какого-то здания, вне стен студии, дома и т. д. Вы в чем видите эту красоту?

А.Г.: Преимущество в разных локациях. Мы можем двигаться куда угодно, перемещаться. Это большая вариативность.

М.Ц.: Знаю, что многие фотографы при съемке на пленэре используют также дополнительные разные элементы, хитрости такие, какие-то цветные стеклышки. Что это, для чего это нужно? Обязательно ли это делать?

А.Г.: Да, конечно, если хочется каких-то дополнительных спецэффектов на фотографии, которые не делаются в Photoshop, а делаются сразу, фотограф может взять с собой и отражатель, в которого есть разные стороны, есть ребристая, золотистая, просто матовая светлая сторона. Или же какие-то кристаллы, которые будут отражать солнечный свет, и блики будут попадать в объектив, и на фотографии будут очень красивые засветки, блики. Это придает некую романтичность, это больше подходит для каких-то романтичных, нежных моментов, может быть, для девушек, чтобы делать красивые портреты. Эти спецэффекты делают более разнообразной серию фотографий. Конечно же, это используется многими.

М.Ц.: Поделитесь, пожалуйста, какими-нибудь советами, может быть, можете предостеречь от каких-то ошибок наших радиослушателей, которые намерены тоже практиковать свои профессиональные навыки именно в фотографии, работая на улице.

А.Г.: Мой совет один — если какой-либо слушатель захочет практиковаться в пленэрной съемке, брать свою камеру и снимать кого-то, то просто это нужно делать как можно чаще. Нет никаких неправильных или правильных действий. Есть только личный опыт. Не нужно работать по каким-то схемам, особенно если у вас нет опыта. В этом весь кайф, что вы можете нащупывать, экспериментировать и учиться на своих ошибках. Берите камеру, идите после работы летом или даже осенью и снимайте.

М.Ц.: Алена, большое спасибо, что пообщались с нами в рамках эфира.

А.Г.: Вам спасибо.

М.Ц.: Есть еще один очень интересный проект — это фотошкола. Это возможность не только самому выступить профессионалом, но и передать свои навыки другому человеку. И на связи с нами Константин Захаров, директор фотошколы «Расти». Здравствуйте.

Константин Захаров: Здравствуйте.

М.Ц.: Расскажите, пожалуйста, как вы начинали и с чего вдруг решили открыть курсы по работе с фотографиями, по обучению навыкам профессиональным? С чего пришла идея, и как вы ее воплощали в жизнь?

К.З.: Все начиналось достаточно банально — я сам преподавал курсы, основы цифровой фотографии. И постепенно это переросло в то, что я стал владельцем школы. Изначально не я ее открывал, это достаточно крупная сеть. И это головная школа, которая была в городе Владимире, в которой я работал преподавателем, а потом просто стал ее директором.

М.Ц.: Сейчас достаточно большая конкуренция. Как вы считаете, сложно ли открыть школу, которая будет обучать навыкам мастерства, именно связанным с фотографией?

К.З.: За те годы, которые прошли с того момента, когда это стало популярным, фотошкол и отдельно фотографов, которые непосредственно преподают, стало очень много. Рынок, грубо говоря, насыщен подобного рода услугами. Но спрос, тем не менее, всегда есть, потому что люди покупают камеры, люди хотят учиться фотографировать, ими пользоваться. Спрос меньше не становится, поэтому в принципе это все никуда не денется.

М.Ц.: Если кто-то все-таки решил открыть свою школу по обучению фотографии, с чего нужно начать? Что нужно сделать прежде всего?

К.З.: Я думаю, что прежде всего нужно разработать какую-то вменяемую программу обучения, чтобы потенциальные ученики видели и понимали, что им будут преподавать, какого результат они достигнут и что они получат к окончанию курсов. Я думаю, это самое главное — чтобы люди понимали, какой товар они приобретают.

М.Ц.: А дальше что следует, прямо поэтапно, до открытия самой школы? Давайте построим алгоритм.

К.З.: Я думаю, это все стандартно. Сначала надо сформировать пакет предложений, потом посмотреть, как лучше выйти на рынок, кто целевая аудитория будет, для кого эти курсы, потому что целевая аудитория все-таки тут делится. Отдельная категория, допустим, это подростки и молодежь. Отдельная категория — те, кому интересна семейная фотография. Допустим, это родители маленьких детей. Отдельная категория — те, кто интересуется свадебной фотографией, кто хочет в будущем работать свадебным фотографом. И так далее, это все достаточно хорошо структурируется. И все — запускать рекламу, искать преподавателей и работать. Все по стандартной схеме, это ничем не отличается от любого другого бизнеса.

М.Ц.: Если я правильно поняла, то работа в этой сфере идет по нескольким сразу направлениям. Невозможно всех желающих объединить в один курс, просто разбить их по количеству человек и давать стандартные уроки. Это все равно делится.

К.З.: Да. Если мы не будем отталкиваться от какого-то базового курса, от основ, для тех, кто хочет начать прямо с самого начала, кто хочет научиться полноценно работать со своей камерой, кто хочет понять вообще принципы фотографии, моменты, на которые нужно обращать внимание, какие-то основные законы типа правил композиции и т. п. — это вот база. А потом это все разветвляется очень широко на различные направления и различные виды съемки. Кто-то любит снимать портреты, а кто-то любит снимать еду. Здесь спектр очень широкий, есть из чего выбирать и есть что преподавать.

М.Ц.: Как вы считаете, может ли один человек справиться с этой задачей? Или ему все равно потребуется какая-то команда?

К.З.: С какой конкретно задачей? Один человек может свой опыт передавать. И таких примеров достаточно много — люди, известные фотографы или не очень известные прямо открыто говорят, что — обучаю фотографии, обучаю съемке, обучаю ретуши, делаю то-то и то-то. Но это один человек. Он передает свой опыт, свое видение, свой взгляд и свои какие-то навыки. Если же речь идет о школе полноценной, то без команды здесь не справиться.

М.Ц.: А сколько минимум человек должно быть в этой команде?

К.З.: Мне сказать достаточно сложно, зависит от того, какие цели перед собой ставит школа, — сколько охватит учеников, сколько курсов иметь в своем предложении. Зависит от того, есть ли собственная студия, помещение. Зависит от того, кто преподает — владелец или не владелец. Есть ли какая-то еще дополнительная занятость. То есть тут нюансов очень много. Но как минимум, всегда это администратор, который управляет всеми рабочими процессами, и 2−3 преподавателя.

М.Ц.: Вы как директор часто появляетесь в этой школе или вы больше дистанционно контролируете весь рабочий процесс?

К.З.: Зависит от того, что вообще в жизни происходит. Но я стараюсь появляться достаточно часто, участвовать в процессе, общаться с учениками. Я не сторонний наблюдатель. Более того, я сам продолжаю вести определенные занятия по определенной тематике, участвовать в выпускных мероприятиях. То есть стараюсь более или менее полноценно управлять процессом.

М.Ц.: Если говорить о технике, о каких-то реквизитах, что из этого должна обеспечить школа для своих учеников, для своих клиентов? И что они должны принести сами?

К.З.: Самое главное, что должно быть у учеников, — это камера. Оптимально, чтобы у нее были ручные настройки. Это не обязательно какой-то профессиональный зеркальный фотоаппарат. Это может быть и «мыльница». Главное, чтобы у нее были ручные настройки, и человек мог понять принцип вообще работы камеры. А школа должна обеспечить помещение, в котором курсы проводятся. И на занятиях, где используются студия, естественно, студию. Больше ничего.

М.Ц.: А в студии должен быть какой-то реквизит или можно обойтись без него?

К.З.: Реквизит — это особенность студий, в которых какие-то тематические съемки проходят. Обычно студия — это помещение, в котором можно снимать, в котором есть студийный свет. Все. Все остальное — это опциональное. Поэтому достаточно помещения, которое предназначено для съемок, и студийный свет.

М.Ц.: А какие требования должны быть к этому помещению, чтобы там действительно была хорошая школа фотографии?

К.З.: Я думаю, никаких. Главное, чтобы там можно было нормально снимать, не набиваться, как сельди в бочке. Больше здесь ничего не скажешь. Студии все разные — по площади, по оснащению своему. И нельзя сказать, что в этой можно, а в этой нельзя. Единственное — если студия маленькая, а в группе 10 человек, то им будет там достаточно некомфортно, вот и все.

М.Ц.: Максимальное количество человек в группе, где преподает один человек , — какое оно должно быть, чтобы найти к каждому подход, каждому уделить время?

К.З.: Вы сами понимаете, что подход будет более индивидуальный, чем меньше человек в группе. То есть оптимально — 5−6 человек в группе. Это идеальный вариант. Максимально — это, наверное, 10. Больше уже не очень удобно, не очень комфортно, не только ученикам, но и преподавателю. Потому что всей этой большой группой достаточно сложно уже управлять, доносить материал и еще следить, чтобы на практиках они все успевали попрактиковаться.

М.Ц.: То есть нельзя согнать в поточную аудиторию сразу около 100 человек и им что-то рассказывать где-то там, вдалеке.

К.З.: Если бы у нас это был большой университет фотографии, то на определенные занятия можно было бы сгонять и в поточную аудиторию — на какие-то лекции, какие-то общие темы. И никаких проблем с этим бы не было. Но что касается практики, то, конечно, нет.

М.Ц.: Сложно ли найти клиентов? Насколько сейчас вообще актуален такой бизнес, как фотошкола?

К.З.: Сразу скажу, что достаточно сложно, потому что общая экономическая ситуация, как бы нас ни говорили о том, что кризис преодолен, в последние два года тяжелая. Денег у людей, естественно, стало гораздо меньше. Поэтому искать учеников сложно. Более того, постоянно меняются рекламные каналы, по которым мы доносим информацию. Например, некоторые перестают работать, и надо постоянно быть в курсе ситуации, следить, чтобы поток клиентов и учеников не прекращался. Это достаточно сложно, и в фотошколе это, наверное, самая важная и сложная часть. Потому что какой бы ты ни был специалист с репутацией, тот круг, который знает о тебе, рано или поздно закончится, он будет ограничен. И все те, кто знал тебя лично и хотел у тебя поучиться, — они отучатся. Но надо же поставлять всегда новых студентов.

М.Ц.: Вы упомянули разные источники рекламы. Какие можно назвать наиболее эффективными?

К.З.: Основной поставщик учеников — это реклама в интернете. Все-все направления, которые могут быть. Все эти рекламы по рекламным каналам, которые поставляют поисковые сервисы и т. п. Раньше хорошо работала реклама в автобусах, но потом, видимо, все перестали ездить в автобусах, и она перестала работать.

М.Ц.: А принцип «сарафанного радио» как-то участвует в этом процессе?

К.З.: Конечно, участвует. Особенно в городах такого масштаба, как Владимир, например. Здесь «сарафан» работает очень хорошо. Он не является основным каналом, но, тем не менее, он очень важный, и всегда стоит о нем помнить.

М.Ц.: Ваши ученики, они же — ваши клиенты, было ли такое, что они проходят курс и хотят научиться большему, приходят снова и просят перевести их на какой-нибудь другой?

К.З.: С большинством наших учеников так и происходит. Не все закончили базовый курс и ушли, а большинство как раз заканчивают базовый курс и понимают, что конкретно им интересно, что бы им хотелось изучать дальше. Идут, как минимум, после основ фотографии на обработку фотографии или на какие-то конкретные направления — портретное, студийное. Как раз с большинством так и происходит.

М.Ц.: Если говорить о ваших клиентах, бывало ли такое, что кто-то чем-то недоволен?

К.З.: Так как мы работаем с людьми, это неизбежно, да. Вы сами понимаете, никуда от этого не деться. Но все вопросы и все возможные претензии, которые могут возникнуть, мы всегда стараемся решать в пользу клиента, чтобы человек остался доволен. Любой бизнес, который клиентоориентирован, особенно когда играет фактор «сарафанного радио», — это надо учитывать и никого нельзя оставлять недовольным.

М.Ц.: А можно еще выделить кого-то, что — обучились, прошли полный курс обучения и стали профессионалами, стали как-то на этом зарабатывать?

К.З.: Таких много. Например, среди выпускников нашей школы есть те, кто сейчас фотографы с таким именем, которое знают во Владимире и в области. Я не буду никого называть, но есть те, кто начинал в школе и сейчас полноценно работает и целиком зарабатывает на жизнь фотографией. Это не 1 человек, не 2 и не 3. Их достаточно много.

М.Ц.: Можно ли эту ситуацию, которую вы только что озвучили, охарактеризовать как критерий успешности фотошколы?

К.З.: Я думаю, да. Но надо учитывать тот факт, что если человек реально хочет в этом преуспеть, реально готов на это тратить свое время, то вне зависимости от того, какая фотошкола, он этого добьется. Но, естественно, мы гордимся их результатом и считаем, что мы тоже приложили к этому руку. Потому что дать старт — это тоже важно.

М.Ц.: Самые распространенные ошибки людей, которые пытаются открыть свою фотошколу? От чего бы вы предостерегли наших радиослушателей?

К.З.: В первую очередь, от чрезмерных ожиданий, от того, что они будут думать, что это принесет им много денег. На самом деле, работать надо будет очень-очень много.

М.Ц.: То есть моментальной отдачи ждать не следует, надо плодотворно работать, чтобы увидеть результат?

К.З.: Естественно. Как и везде.

М.Ц.: Константин, большое спасибо, что уделили нам время.

К.З.: Спасибо вам.

М.Ц.: О фотографиях мы поговорили довольно много, но нельзя забывать и о видеосъемке. И нашим следующим спикером будет Александр Полонский, видеограф (г. Калининград). Здравствуйте.

Александр Полонский: Здравствуйте.

М.Ц.: Главная особенность работы видеографом — что бы вы могли назвать?

А.П.: Главная особенность — поймать такие кадры, эмоции людей. Я свадебный видеограф, и мне важно поймать эмоции человека, чтобы они были не наигранные, а такие, как они есть в жизни. То есть раскрутить ребят на настоящие, живые, чтобы это было все не наигранно и выглядело натурально.

М.Ц.: То есть какие-то искренние эмоции — прежде всего. Если в фотографии мы говорили о статичности, о каких-то конкретных позах, то здесь важно именное какое-то движения уловить.

А.П.: Да. Очень часто сталкиваемся с фотографами. Фотограф выставляет пару, а мне важно движение — чтобы молодые пообщались, возможно, погладили друг другу ручки, прошлись, прогулялись. Фотограф да, ищет статичные кадры. У нас же другая задача.

М.Ц.: Вы часто работаете в паре с фотографом. Сложно ли договориться? У него одна задача, у вас — другая. Какой-то симбиоз можно здесь найти?

А.П.: Абсолютно не сложно договориться. Во-первых, все-таки ниша эта довольно маленькая, и все друг друга знают. Поэтому мы договариваемся. А второе — мы делаем одно дело, работаем для пары. Абсолютно никто друг другу не мешает, дает поработать. Наоборот даже — то фотограф увидит очень интересный кадр, а я дальше доработаю его. Иногда я какую-то делаю постановочку небольшую, и фотограф с удовольствием ловит моменты.

М.Ц.: Можно ли сказать, что это сезонная работа? Основные заказы только летом или все-таки зимой тоже находится свой клиент?

А.П.: Наверное, все-таки можно сказать, что свадебная видеосъемка, как и фотосъемка, — это сезонная работа. Хотя зимой тоже встречаются пары, которые хотят расписаться. Но, например, в Калининграде очень плохая погода зимой, поэтому их не так много. Да, работа сезонная.

М.Ц.: Может ли погода испортить всю съемку совершенно? Или можно что-то придумать и обернуть плохие погодные условия в свою пользу?

А.П.: Ни в коем случае не может испортить. Я всегда своим парам говорю, что главное — настроение, и никакая погода ничего испортить не может. Мы всегда находим места, где можно посниматься. Дождь не постоянный, если есть какой-то перерыв — взяли зонтики, вышли, красиво поснимались. Если уж совсем непогода, то мы находим интерьерную съемку, идем в кафе, идем в какие-то отели и снимаем там, и все получается очень здорово. Повторюсь — главное — эмоции молодоженов.

М.Ц.: Если говорить о съемке в закрытом пространстве, все-таки движения больше на улице, где-то в парке, на свободном пространстве. Когда мы заходим в здание, меняется ли как-то принцип съемки? Может, становится легче или, наоборот, сложнее?

А.П.: Сказать, сложнее или проще, наверное, нельзя. Работа остается обычной работой. На свежем воздухе, наверное, больше полета фантазий. Хотя если это большой отель с хорошим интерьером, то в принципе сложностей никаких не возникает, даже наоборот, порой более ровный свет и удобнее работать. То есть можно спокойно поработать и поставить все красиво. Но предпочтение лично мое — конечно, это природа.

М.Ц.: Вы в основном работаете со свадьбами, с молодоженами. Встречаются ли среди них капризные, которые начинают каким-то образом диктовать свои условия — «не снимайте меня с этого ракурса», «а пойдемте в другое место»? И как вести себя в подобных ситуациях?

А.П.: Да, естественно, встречаются такие пары. В основном это невесты. Но мы всегда прислушиваемся к мнению. Если ей нравится какой-то ракурс, то, конечно, лучше снять с этого ракурса. Зачем снимать с другого, если человеку это не нравится? Обязательно прислушиваемся. Насчет мест прогулки — мы обговариваем это заранее, встречаемся несколько раз с парой и обговариваем все моменты. В день съемок мы уже приходим подготовленные, знаем, куда ехать, у нас составлен график мест, которые ребята хотят посетить. Все в основном делается заранее, и поэтому в день съемок какие-то коррективы могут вноситься, но они все нами выполняются.

М.Ц.: Важно ли для видеографа собрать портфолио? И сложно ли будет новичку, когда у него еще нет этого портфолио, найти клиентов?

А.П.: Конечно, нас выбирают именно по портфолио. Ребята заходят на мой сайт или на страничку во «ВКонтакте» и выбирают именно по работам. Новичку собрать сложно. Я сам начинал свою работу, я вообще работал на телевидении, и меня один товарищ попросил снять ему свадьбу. Я ему говорю, что я ни разу не снимал. А он — ну, как снимешь, так и будет. Это и стало моим первым портфолио, его свадьба. Я снял довольно-таки неплохо. Конечно, сейчас я смотрю — это совсем не тот уровень. Но по тем временам казалось, что очень хорошо. Заметили одни, решили взять. Немаловажна же еще цена. Как новичок, я поставил очень низкую цену. И начал потихоньку брать заказы. С тех пор пошли заказы, и портфолио само собой наработалось.

М.Ц.: То есть в вашем случае все получилось спонтанно, с какого-то такого случая?

А.П.: Да, волею судьбы.

М.Ц.: А сейчас вам нравится работать видеографом или вы бы хотели сменить по каким-то причинам эту сферу деятельности?

А.П.: Нет, мне очень нравится. Это постоянно работа с людьми, контакт с людьми. Это новые эмоции, новые места. На работу в офисе — я даже не представляю, как поменять мою профессию.

М.Ц.: Давайте немного поговорим о том, что будет после того, как отснят материал. Видеографу необходимо самому, как я понимаю, монтировать дальнейший фильм, клип. Сложно ли это сделать?

А.П.: Да, после съемочного процесса начинается, наверное, самая сложная работа и кропотливая — это монтаж. От монтажа очень много зависит. Даже плохую съемку можно вытянуть монтажом. Здесь главное — подбор музыки, чтобы воссоздавалась атмосфера того дня. Это цветокоррекция, это правильный монтаж. Очень много тонкостей. И действительно, сложности есть. Монтировать лучше самому, потому что ты знаешь эту пару, ты с ней работал, ты видел их эмоции, ты можешь отразить атмосферу их свадебного дня. Лучше монтировать самому. Я знаю, есть такие люди, которые отдают кому-то на монтаж, но я это не приветствую. Все делаю сам.

М.Ц.: Поделитесь советами — что сегодня актуально в этой сфере деятельности? Например, если брать клип 8−10-летней давности, можно заметить огромное количество каких-то спецэффектов, дополнительных мультяшек, картинок, сердечек, которые вылетают с разных сторон экрана, и сейчас это смотрится уже несколько нелепо. Что красиво, что любят молодожены сегодня?

А.П.: Да, было время, когда сердечки — это был писк моды, и все хотели сердечки, жених на руке у невесты. Сейчас это — нет, нет и еще раз нет. Сейчас техника далеко ушла вперед. Сейчас модно широкоформатное видео, аэросъемка, всевозможные стабилизации. То есть все шагнуло просто колоссально вперед. Картинку, которая была 10 лет назад, и сейчас сравнить невозможно. 4К-съемка входит в моду. Это ультраразрешение. Стали делать настоящее кино.

М.Ц.: А сколько должен длиться хороший свадебный фильм, чтобы он и не надоел, чтобы было не тяжело смотреть, а чтобы на одном дыхании все это просмотреть?

А.П.: На самом деле, сейчас новая тенденция — свадебный фильм должен длиться 20−25 минут. Но, к сожалению, клиент всегда хочет больше. Они хотят, чтобы все моменты были отражены как можно более развернуто. У меня получается фильм в районе 40−45 минут. Но тенденция идет к снижению. Если раньше это было вообще 5 часов, я не знаю, кто это вообще смотрел, то сейчас это должен быть динамичный, яркий, хороший, насыщенный фильм, чтобы посмотрел на одном дыхании — и как пережил день заново.

М.Ц.: А сложно, наверное, уместить все эти события в такой хронометраж, достаточно ограниченный?

А.П.: Нет, не сложно. Потому что монтаж идет динамичный. Если раньше вставляли тост от, А до Я, то сейчас из тоста выбирают самые яркие моменты. Абсолютно не надо смотреть по 15 минут, коротенечко, как говорит дядя Вася. Выбирается основная мысль, самая яркая, красиво изложенные фразы и вставляются в фильм.

М.Ц.: Какие самые распространенные ошибки вы наблюдаете, когда смотрите чужие видео или, может быть, свои какие-то ошибки вспомните, на которых можно акцентировать внимание, чтобы наши радиослушатели их не повторяли?

А.П.: Ошибки — это сложный вопрос, потому что сегодня ты смотришь на свое видео — вроде бы все красиво. А завтра ты уже идешь дальше, пересматриваешь — вот здесь можно было по-другому снять.

М.Ц.: А надо ли сравнивать свои работы с работами конкурентов?

А.П.: Надо обязательно. Причем с работами конкурентов не местных, а топовых. Может быть, московских или даже лучше — иностранных. Все идет вперед, не стоит на месте. И если ты хочешь оставаться в этом бизнесе, то ты должен постоянно расти, смотреть, наблюдать и делать не хуже.

М.Ц.: Александр, большое спасибо, что нашли время с нами пообщаться.

А.П.: Вам спасибо большое.

М.Ц.: Это была программа «Startup-среда». У микрофона была Мария Цыганова. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments