Образ будущего

Революция в Новониколаевске (Новосибирске): портрет революционера и октябрь «по инерции»

«В Новосибирске февральской революции никто не ждал, но приняли торжественно». Узнали у краеведа, что октябрьская революция началась для Новониколаевска с казуса с письмом, а сам переворот состоялся в регионе только в декабре.
Эксперт: Константин Голодяев — краевед, сотрудник музея (г. Новосибирск).

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Осень 17-го» на радио СОЛЬ. У микрофона Валентина Ивакина. В рамках этой программы мы связываемся с историками и краеведами и узнаем, что происходило 100 лет назад в их родном городе и регионе, восстанавливаем хронологию событий Октябрьской революции, конечно же, говорим и про события февраля. В наших подкастах вы уже можете найти несколько эфиров про то, как все происходило в Тюмени, в то время еще в Тобольском крае, в Воронеже и Сибири. А сегодня в рамках программы мы побеседуем с краеведом из Новосибирска.

На связи с нами краевед, сотрудник музея Новосибирска Константин Голодяев. Здравствуйте.

Константин Голодяев: Здравствуйте.

В.И.: Обсуждаем Октябрьскую революцию в Новосибирске. Давайте начнем с тех событий, которые первыми вам в голову приходят. Что бы вы обозначили?

К.Г.: Наверное, я бы вспомнил сначала случай, который произошел у нас, город тогда назывался Новониколаевск. Этот случай связан с нашей почтой, самой серьезной почтой в мире, потому что известие о перевороте в Петрограде по телеграфу пришло в Новониколаевск вовремя, еще ночью 26 октября, то есть фактически сразу после совершения переворота. И адресована была эта телеграмма Г. Каменскому. Каменский — это первый председатель Новониколаевского совета. Но курьез заключается в том, что Каменский еще в мае выехал из города туда, в Петроград и находился, собственно говоря, там. Его не было в Новониколаевске просто. И уже весь город знал, что да, в Петрограде произошла революция, власть перешла Советам. А документ, телеграмму на почте никак не отдавали. Отдали ее только на следующий день, после долгих переговоров, 27 октября местному революционеру Сильвестру Якушеву.

И вот так, лишь через день после свершения Октябрьского переворота, 9 ноября 1917 года Сильвестр Иванович Якушев, получив, наконец-то, заветный документ, провел в школе на улице Самарской собрание рабочих Закаменки, на котором он приветствовал победу петроградских рабочих, солдат. И теперь эта улица называется 9 ноября, а не 7 ноября. На школе висит памятная доска. А народ постоянно задает вопросы, в частности, мне и другим — что за 9 ноября? Что за улица такая? А вот такой курьез случился у нас в городе.

В.И.: Многие историки и краеведы не отделяют события октября от событий февраля. Если говорить про Новосибирск, про Новониколаевск, то в хронологии событий это взаимосвязано все?

К.Г.: У нас отношение жителей к этим событием было совершенно различное. Предпосылок февраля у нас даже не было. Как-то все это пришло неожиданно. Хотя местное отделение военно-промышленного комитета, который, как многие считают, был застрельщиком февральского переворота, намекал на то, что что-то скоро произойдет.

Новониколаевск принял восторженно этот государственный переворот, именно так он назывался в наших газетах, и смену власти, падение царизма принимал просто восторженно. Уже вечером 2 марта на заседание городской Думы ворвалась толпа революционеров во главе с социал-демократом Германом Каменским, и городской голова наш снял с себя знак головы, вышел из зала, но все-таки его уговорили остаться в должности до проведения новых выборов в Думу. И для контроля за его деятельностью поставили комиссара. И в тот же вечер Новониколаевская городская Дума послала председателю Государственной Думы Родзянко телеграмму, в которой единогласно, восторженно и горячо приветствовала новое правительство. А население города призвала сохранять в это ответственное для всех время полное спокойствие, тишину и порядок.

На власть в городе сразу же стали претендовать несколько отдельных самостоятельных структур разных политических толков. 3 марта на первом общегородском митинге, который затянулся за полночь, был создан правительственный комитет общественного порядка и безопасности, как во всей стране это было. Председателем был избран эсер Николай Жерноков, который, кстати, был двоюродным братом бывшего нашего городского головы. 4 марта, на следующий день прошли выборы Новониколаевского совета рабочих и военных депутатов. Председателем исполкома стал тот самый Герман Каменский, о котором мы уже не раз упоминали. И вот эти лозунги «Да здравствует Учредительное собрание», «Да здравствуйте демократическая республика» — они на несколько недель заняли заглавное положение на первых страницах наших газет.

Одной из первых отречение государя приветствовала Православная церковь. В проповедях вместо слова «государю» стали говорить слова «борцам за свободу». Прошли митинги, состоялся парад военного гарнизона. Ну и сразу же пошли какие-то глобальные изменения. Была сразу ликвидирована городская жандармерия, в городе начался вал арестов. Прямо в марте городской полицмейстер Бухартовский был арестован, его помощник, десятки городовых, надзирателей, приставов, начальник железнодорожной станции «Новониколаевск», начальник жандармского управления, даже начальник местного военного гарнизона. И дальнейшая судьба их уже не прослеживается. Конечно же, были отобраны масса револьверов, шашек у всех чинов жандармской и общей полиции.

Тем не менее, хотя сведения об этом печатались в газетах, городская Дума и военная власть призывали население к порядку и спокойствию. И день 27 марта в городе официально был объявлен праздником свободы.

По публикациям в газетах это было восторженно. Просто весь город кипел, он был в ожидании каких-то перемен. Тем более, весна, бегут ручьи, соответственно, мысли бегут, и город чего-то ждал. Очень активно выходил на митинги вот эти, слушал, какие будут новости дальше из центра и из Новониколаевска. И очень активно поддерживал все вот эти слоганы об Учредительном собрании и демократической революции.

В.И.: Как происходил переход к новому укладу жизни на местах после февраля, после октября?

К.Г.: Переход начинался все-таки с властных структур. Первые месяцы советы депутатов вообще не претендовали даже на политическую власть. Они параллельно дружили и с городской Думой, и с комитетом общественного порядка, принимали какие-то совместные решения, и отдельные решения, и совместные. Во всяком случае, они не конфликтовали. И 25 апреля уже как орган демократической революционной власти, открывается избранное всем городом городское Народное собрание. Причем из 80 мест в этом собрании 67 заняли эсеры и только 7 мест — социал-демократы.

Избирательная победа эсеров — это нормальная ситуация для Новониколаевска. И в полной мере она еще проявится на выборах в Учредительное собрание. Но уже и в городском собрании она явно себя показывает. И 27 апреля, после выборов в собрание городской голова Беседин все-таки окончательно уже складывает свои полномочия. И 29 апреля все функции управления городом переходят Народному собранию.

В городе тогда проживали около 107 тысяч человек. Из них почти половина, 45 тысяч — это был только воинский гарнизон. И в течение всей весны проходили митинги — на заводах, в артелях, в обществах, в каркасных цирках, где собирались простые горожане. Это было очень удобно, у нас было несколько каркасных цирков, стояло в центре. И там арена, зрительные места по окружности. Можно было очень долго, активно все обсуждать, всем видно и слышно хорошо. Распространялось, конечно, множество листовок, прокламаций, весь город был ими обклеен. Новые газеты стали выходить — «Земля и воля», «Русская речь», «Известия Новониколаевского совета».

Но потом у эсеров и социал-демократов начинают происходить внутренние расколы на «левых» и на «правых». И к лету и у населения эйфория перемен проходит. Комитет по продовольствию населения предлагает гражданам предоставить ему самые подробные и точные сведения о запасах муки и зерна. И вывоз этих продуктов из города разрешается только по удостоверению комиссара. В июне выходит постановление городского Народного собрания уже о введении твердых цен на продукты первой необходимости, а также запрет на приготовление и хранение спиртных напитков. Оно очень смешное, толерантное. В нем говорится, что при обнаружении нарушителей граждане должны через своего старосту добрым словом уговаривать самогонщиков прекратить изготовление водки и пива. А если уговор не подействует, то квартал уполномочивает старосту потребовать в присутствии понятых вылить водку и пиво на землю, а аппараты и посуду для выгонки предоставить в свой полицейский участок. Если самогонщик не захочет выдавать водку и посуду, то чинить насилие над ним ни в коем случае нельзя. Следует заявить в участок полицейскому комиссару. Вот такие интересные правила были прописаны и печатались в газетах.

Летом, кстати, город заполнился чужаками, бродягами, дезертирами. Они хулиганили, пьянствовали. Солдаты, которые лишились командования, дисциплины, устраивали в городе практически террор. Они грабили, раздевали прохожих, охотились за женщинами. Жители постоянно жаловались в совет, что, например, Сад Свободы посещают солдаты с гармошкой, поют вульгарные песни, устраивают разные бесчинства. Начальник милиции возбуждает ходатайство перед исполнительным комитетом городского собрания о закрытии сада «Швейцария», на Гудимовской улице такой стоял, поскольку там регулярно продавали маньчжурский спирт и другие алкогольные напитки.

Множество шарлатанов всех мастей развелось в городе. Например, китайцы повсеместно стали лечить зубы. Причем лечили, выстукивая зубы маленькими молоточками и выгоняя из них зубных червей. Это было очень популярно. А во дворе бывшего городского головы Владимира Жернокова один пьяный безумец внушил толпе собравшихся солдат, что под клумбой зарыт труп жены императора Николая I еще, которая умерла почти 60 лет назад, когда еще и город-то здесь не был. А если ее откопать, как он говорил, то война сама закончится, и всех солдат отпустят по домам. И вот эта огромная толпа, там человек 100, наверное, больше было солдат, перекопала всю усадьбу, все там перевернула, но, конечно, ничего не нашла.

Но власти тогда было не до порядка. Встал вопрос уже, кто кого. И после выступления Корнилова на Петроград 19 августа вся власть в городе переходит уже к новому созданному общему органу, который называется комитет спасения революции. А в середине сентября происходит очередной раскол социал-демократов, РСДРП разбивается на две самостоятельные партии, и большевики призывают к перевыборам Новониколаевского совета рабочих и солдатских депутатов своего же. И ситуация стремительно меняется. В сентябре-октябре 1917 года происходит резкое обострение ситуации во всех сферах жизни города — экономической, транспортной, жилищной, продовольственной, криминогенной. Происходит резкий рост цен на предметы первой необходимости, девальвация рубля, резко ощущается недостаток медикаментов, уровень преступности пошел в рост.

Конечно, жителей это очень-очень волнует. И на всех этих трудностях спекулировали практически все партии, которые в тот момент работали в городе.

В.И.: Описали, что было в конце лета 1917 года, вкратце рассказали о том, что было в октябре. А после октября как складывались события?

К.Г.: Известие о переходе в Петербурге власти к Советам уже наших горожан не взволновало. Это совсем не так, как было в феврале, совершенно апатично. И советская власть к нам тоже не торопилась. 5 ноября 1917 года проходят выборы в городскую Думу Новониколаевска, это уже после объявления о революции. В этой Думе 80 мест. И в результате опять большинство мест в Думе у эсеров, 42 места, больше половины, 14 — у общественных организаций город, 12 только — у большевиков, 7 — у меньшевиков и т. д. То есть ничего не произошло у нас. Совет рабочих депутатов не согласился с итогами этих выборов в Думу, и 16 ноября заявляет о создании социалистического министерства и передаче власти в городе и уезде комитету охраны революции. Однако уже 27 ноября этот комитет был распущен. И тогда же, 16 ноября состоялись еще одни выборы, уже в новый исполком совета. И даже в собственном совете депутатов большевики не получают большинства. Они получают только 7 мест, а 10 мест получают эсеры.

И дальше уже вот эти знаменитые выборы во всероссийское Учредительное собрание. Эсеры по стране получают 40% голосов против 16% за большевиков. А в Новониколаевске эсеры получают 66,4% голосов против 11% за большевиков. А в уезде Новониколаевском, то есть вместе с сельским населением эсерам отдали аж 92,5% голосов. Вот такой расклад, который говорит о популярности идей именно большевиков, да и вообще РСДРП в нашем городе и в нашем уезде.

Ну и в городской Думе фракция большевиков уже настаивает на признании советской власти. Уже все пошло гораздо жестче к декабрю. И на третьем Западно-Сибирском съезде Советов, который проходил в соседнем Омске 2−10 декабря, принимается решение об установлении советской власти, уже вооруженном. И 20 декабря в городе начинают создаваться отряды Красной гвардии, пулеметная команда. В ночь с 26 на 27 декабря 1917 года объявляется о взятии в городе власти Новониколаевским советом рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Вот эта дата для нас является Октябрьской революцией, она у нас Декабрьская революция. И городская Дума, и уездное земство еще некоторое время продолжают работать в городе, но только в отношении уже хозяйствования и под контролем совета депутатов.

Но здесь уже пути их расходятся навсегда. Дума по-прежнему выступает за Учредительное собрание, которое еще не распущено. А 12 января на общем собрании Красной гвардией поддержан роспуск Учредительного собрания и принято решение о необходимости защиты власти с оружием в руках. В начале года начинается не «красный», конечно, террор, но уже какие-то еще более жесткие действия. 13 января закрываются эсеровские газеты «Голос Сибири», «Знамя свободы», закрывается кадетская «Свободная Сибирь». И 25 января исполком Новониколаевского совдепа под руководством нового председателя Романова принимает решение уже и об упразднении самой городской Думы. 29 января это постановление предъявляется городскому голове.

И вот эта история, кстати, напоминает знаменитый сценарий роспуска Учредительного собрания в Петербурге, который мы видели в фильме, когда происходит это все при волнении собравшейся на улице толпы, которая кричит красногвардейцам, которые берут власть: «Захватчики! Насильники! Держиморды! Угнетатели!». Происходит вооруженное занятие торгового корпуса, где заседала Дума, причем и конными, и пешими силами Красной гвардии. То есть буквально конница ворвалась в здание, руководимая председателем ревтрибунала Петуховым. И как это описывается уже в тех газетах 1918 года, подчиняясь грубой силе, члены управы удалились из корпуса, составив о происшедшем насилии акт. Через 2 дня была распущена уже и земная управа.

Но уже на следующий день состоялось конспиративное совещание городской Думы, на котором было заявлено о снятии с нее ответственности за последствия акта насилия, за приведение советом депутатов в жизнь решений, принятых Думой ранее. И также было признано необходимым обратиться к населению с воззванием высказать свои отношения к захвату власти советом. Особенно в резолюции отмечалось об отказе сложения полномочий до предъявления требований со стороны самих избирателей. Вот такая революционная борьба у нас происходила здесь под Новый год.

В.И.: А избиратели в итоге что сказали? Описываете ситуацию, что идет захват власти, при этом народ, грубо говоря, собирается на площади и скандирует: «Захватчики!», — можно предположить, что людям это не нравилось. Потом понравилось? Приняли просто?

К.Г.: Потом людей заставили. И потом, на площади собралась какая-то часть людей. Возможно, их было несколько сот. При тысячах населения в городе, при таком огромном военном гарнизоне — я не думаю, что это было какой-то значимой силой. Люди устали, был голод, им было не до совершенно никаких политических акций.

В.И.: То есть просто приняли происходящее и смирились?

К.Г.: Да.

В.И.: Многие историки, краеведы, когда речь ведешь про события октября, февраля 2017 года в регионах, говорят о том, что если бы в Питере и в Москве ничего не произошло, то регионы бы жили, как жили. Если говорить про Новониколаевск, применима такая аналогия?

К.Г.: Я думаю, да. Мы же говорили вначале, что февральскую революцию вообще никто не ждал и не хотел. Приняли ее торжественно, потому что все-таки внутри недовольство войной, недовольство тем ухудшением жизни, которое достаточно резко обострялось, оно было. И какая-то перемена давала надежду и на окончание войны, и на улучшение условий. Если бы в Питере были приняты какие-то совершенно другие меры по исправлению ситуации на фронтах и с хлебом и жизнью в стране, я думаю, ничего бы не произошло. Никто не хотел тогда свержения царизма, потому что царизм воспринимался в данный момент, в феврале просто как продолжение войны. На этом и играли большевики, что потом и команда Керенского тоже шла за продолжение войны, давайте ее тоже свергнем.

Октябрь уже шел просто по инерции. Люди уже ждали, что — нет, дело пойдет дальше и на этом не остановится. Он и прошел достаточно незамеченным, ни сам день 26 октября, ни эти два месяца, пока власть официально не была передана Советам. Октябрь прошел совершенно спокойно.

В.И.: А можно составить какой-то портрет революционера в Новониколаевске? Что это за человек?

К.Г.: Это разные совершенно люди. Есть революционеры, которые с хорошим стажем, которые сбежали из ссылок, которые уже прошли до этого какие-то и тюремные, и революционные университеты. И приходили и организовывали здесь РСДРП. Есть почти мальчишки, нигилисты, которые поддавались легко на все эти приветствия, «я буду против». Также и девушки, жены этих революционеров, подруги какие-то были вовлечены в это.

Есть сознательные рабочие, в основном, железнодорожники, конечно, которые крепкой группировкой у нас здесь действовали. Есть оболтусы, примкнувшие, отпавшие, которые приходили, уходили. Это очень разносторонний спектр людей.

В.И.: Есть какие-то известные личности, которые оставили свой след в рамках событий февраля-октября 1917 года? Которыми, может быть, регион может гордиться или которые внесли вклад в события 100-летней давности?

К.Г.: Про историю Германа Каменского я уже рассказал, про эту знаменитую почту. Еще история есть одной особы, очень приближенной к императору, как написано в источниках. 6 марта, через несколько дней после Февральской революции произошло чрезвычайное совещание городской Думы, которое постановило первого почетного гражданина Новониколаевска графа Фредерикса лишить этого звания. Граф Фредерикс — это не наш житель, не новониколаевский. Это столичный, петербургский житель, министр императорского двора, генерал-адъютант, барон Владимир Борисович Фредерикс стал первым почетным гражданином Новониколаевска в 1908 году ввиду его заслуг городу в деле выкупа земель у кабинета Его Величества. Земля, на которой развивался город, была кабинетская, то есть принадлежала императорской семье. И земельный вопрос в начале 20 века для города был одним из самых важных. Без собственной земли город не мог развиваться, это понятно. Вот и получилось, что за помощь в этом земельном вопросе Фредериксу было присвоено звание первого почетного гражданина. А за то, что он своей подписью скрепил отречение Николая II от престола, он был его лишен. И так до сих пор и не восстановлен. То есть вот это личность всероссийского масштаба.

И еще тоже прекрасный пример. С самого начала марта после революции через железнодорожную станцию Новониколаевска в Россию возвращалось очень много ссыльных. Это и Свердлов, и Сталин, и сотни многих других людей. Но больше всего городу запомнился проезд «бабушки русской революции», Екатерины Константиновны Брешко-Брешковской. 9 марта в 9 утра на вокзале ее встретили представители местных политических организаций, огромная толпа народу. Поезд подошел при звуках «Марсельезы», которую исполнял военный оркестр. Бабушка вышла на площадку вагона второго класса. Конечно, громовое «ура» многотысячной толпы, приветствие столпов города.

Бабушка отвечала на речи указанием, что она «никогда не отчаивалась в победе народа и теперь счастлива этой победой. Надо помнить, что победа не закончена, что борьба почти вся еще впереди. Надо работать во имя дела не покладая рук. В этом благо и счастье». Вот так сказала бабушка. Она выступила в этот день в Думе, выступила перед горожанами, переночевала в городе, а на следующий день не менее торжественно выехала дальше на запад.

В.И.: Но это все равно имена, связанные с февральской революцией. А по итогам октября никто не оставил свой след? Может быть, известные не на всю Россию, но фамилии, известные в регионе.

К.Г.: У нас, когда происходил штурм здания городского корпуса под руководством Петухова, — этот человек у нас, конечно, очень известен. У нас есть и улица, и памятники ему и т. д. Это один из руководителей большевиков, который в 1918 году был расстрелян. Многие из большевиков были расстреляны после белочешского переворота. И он вошел в историю города как уже такой мемориальный революционер.

В.И.: То есть чьи-то фамилии увековечены в названии улиц?

К.Г.: Местные фамилии — конечно. И Романов, и Петухов, и Горбанько, который был первым председателем ЧК. Эти фамилии все у нас есть, все улицы сохранили свои названия. И Щетинкин, и многие другие. У нас более 90 улиц в городе имеют имена, причастные к Октябрьской революции.

В.И.: А лично у вас остались какие-то не отвеченные вопросы по событиям, которые разворачивались сто лет назад?

К.Г.: Дело не в не отвеченных вопросах. У меня есть свои собственные «белые пятна». И они больше всего касаются, наверное, все-таки историко-культурного наследия, его сохранения. Например, у нас еще с конца 1960-х годов прошлого века, это еще при советской власти, было снесено много деревянных и каменных домов, имевших революционное прошлое. Но многие из них имели еще большое архитектурное значение.

Например, дом по Красному проспекту, 21, в котором в ночь с 13 на 14 декабря 1917 года и было объявлено о взятии власти в городе Новониколаевским советом рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, там самая Декабрьская революция, которая у нас произошла именно в этом здании. И событие это эпохальное — Октябрьская революция наконец-то дошла до нашего города. И дом сам был красавец — старый, каменный, купеческий. В память на этом доме даже табличка была прикреплена мемориальная, он был под охраной. Но вот его снесли под новое строительство. И после сноса этого дома статус памятника революции перенесли на соседний дом, Красный проспект, 23, где сегодня размещается краеведческий музей. И, кстати, благодаря этому, что перенесли, музей сохранился, хотя бы здание крячковское, наш архитектор Крячков, знаменитое получило статус памятника истории федерального значения, благодаря тому, что перенесли на него табличку, которая висела ранее на другом доме. И в результате сегодня на северном фасаде этого здания красуется тяжеловесное, но неправильное, лукавое панно, что 14 декабря 1917 года в этом здании была провозглашена советская власть.

Но это отнюдь не единичный случай. Причем я подчеркиваю, что происходило это еще 50 лет назад, при той же советской власти, которая сама не берегла свои же памятники. А если о самих октябрьских событиях, то это дом по Красному проспекту, 21 снесенный. И также снесена первая типография, которая печатала вот эти подпольные газеты, несколько деревянных домов революционеров, где они жили, снесены.

В.И.: Многие говорят, что многое совпадает, то, что происходило 100 лет назад, с тем, что происходит сейчас. По вашему мнению, насколько уместны такие аналогии?

К.Г.: Я думаю, что такие аналогии можно проводить не только к нынешней ситуации. Это было и 20 лет назад, это могло быть и в 1960-е годы. Главное — не аналогии, по-моему, проводить, а извлекать уроки из того, что мы пережили. История же не просто так изучается, а для того, чтобы этого не повторилось, чтобы понять механизм и не допустить. Нам необходимо сейчас беречь наше историческое наследие, нам нужно быть осторожнее с установкой памятников разным историческим личностям. Ни одна из этих личностей не способствует сегодня единению общества. Возьмем мы Грозного, Сталина, Солженицына — это раскол. Надо между собой, между соседями, даже в семье быть более терпимыми друг к другу, лояльными друг к другу. Не нужно, опираясь на уроки истории, допустить новых кровавых переворотов, новой гражданской войны, ни «правой», ни «левой». Никакая война нам не нужна, и зарубежная тоже. Давайте решать наши проблемы мирным путем. Этому учит нас история. Аналогии проводить — это, может быть, только разжигать.

В.И.: Это программа «Осень 17-го» на радио СОЛЬ. У была микрофона Валентина Ивакина. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments