Образ будущего

«Народный инспектор»: россияне смогут штрафовать нарушителей ПДД при помощи телефона

Чтобы приложение «Народный инспектор» заработало корректно, нужно ввести «презумпцию виновности» водителя, — считают эксперты. Есть также мнение, что только инспектор может оценить степень нарушения ПДД.
Эксперты: Сергей Асланян — журналист, независимый автоэксперт; Александр Холодов — член координационного совета Межрегиональной общественной организации автомобилистов «Свобода выбора».

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Игорь Киценко. Приложение «Народный инспектор» появится не ранее чем в 2018 году. Это приложение для самостоятельной фиксации россиянами нарушений правил дорожного движения. Что же нужно будет сделать для того, чтобы это приложение действительно было эффективным, о плюсах, минусах, сегодня будем именно об этом разговаривать с нашими экспертами. Нужно отметить, что на сервисное обслуживание оборудования и на услуги связи МВД потребуется почти три млрд рублей, это следует из финансово-экономического обоснования к законопроекту. Согласно прогнозам, в каждом регионе будет поступать около 100 тыс. видеообращений граждан. Речь идет не только о видеообращениях, но и о фото. Попытаемся сегодня в этом разобраться.

На связи со студией Александр Холодов, член координационного совета Межрегиональной общественной организации автомобилистов «Свобода выбора».

Александр, здравствуйте.

Александр Холодов: Здравствуйте.

И.К.: Правительство одобрило создание такой программы, не программы даже, а приложения для смартфонов — «Народный инспектор». На ваш взгляд, поможет это изменить дорожную ситуацию? Что это может повлечь за собой, если все начнут пользоваться приложением, фиксировать нарушения.

А.Х.: Фиксировать-то можно сколько угодно, и любые технические средства можно для этого применять. Но пока у нас не поменялось законодательство, это у нас, к сожалению, в пустую. Почему? Потому что у нас административный кодекс, когда он только появился, по-моему, в 2001 году. В нем было написано, и написано до сих пор, что одним из поводов для возбуждения дела по административному правонарушению могут быть данные, поступившие от граждан. То есть, в принципе, можно прийти в отдел ГИБДД, сказать, здравствуйте, я вчера видел, как сосед Вася припарковал машину на тротуаре, оштрафуйте его, пожалуйста. И формально ГИБДД должно это заявление зарегистрировать, начать проводить проверку, поискать, может быть, свидетелей, кого-то попросить, вызвать Васю. Вася скажет, что вообще не я, это моя жена была, а машина просто моя. Вызвать жену, жена скажет, я отказываюсь свидетельствовать против себя. Формально это так. Мы понимаем, что так можно прийти и про любого сказать. Даже если у него вообще машины нет. Элемент доверия появляется, когда есть фото, а лучше видео. Потому что понятно, что видео гораздо сложнее монтировать, чем в фотошопе что-то пририсовать на автомобиле, поменять номера, например. Соответственно, больше есть доверия, если гражданин прислал фото или прислал видео, или пришел с фото, видео. Но административный кодекс от этого не меняется. У нас получается, что это все равно или устное заявление гражданина, или письменное с приложенным к этому каким-то материалом. С таким же успехом можно сказать, что я видел, а еще видел сосед Коля, а еще три бабушки сидели на скамейке, видели. С точки зрения закона три бабушки — это более убедительно, три свидетеля, чем какое-то фото или видео, полученное неизвестно чем, не проверено, есть ли там признаки монтажа и прочее. То есть три бабушки на скамейке более убедительный фактор, чем современные методы доказательства.

Поэтому я считаю, что если это направление хочет развивать государство, то нужно кардинально менять две вещи.

Первое, надо сделать, назовем это условно, презумпцию виновности водителя. То есть это как с автоматическими камерами. Пришел фотофакт вашего нарушения. Извините, владелец автомобиля привлекается к ответственности. То есть: а) владелец, и не выясняется, кто непосредственно сидел за рулем; б) нет презумпции невиновности, то есть автоматически есть наказание.

Первый шаг, который нужно сделать, прислали фотографию, где ваш автомобиль нарушает, значит в автоматическом режиме нужно выписывать штраф. Не дергать тех людей, которые заявление написали. Сейчас получается, человек отправил через портал, его нужно приглашать, говорить, пиши заявление, предупреждаем тебя об ответственности за дачу ложных показаний. Это получается процедура настолько сложная и громоздкая, что человек 50 раз пожалеет, что вообще какую-то фотографию отправил. Первое, что нужно сделать, пришла фотография, по ней четко видно дату, время, номер машины, все, человека привлекли к ответственности. Может быть даже упростить законодательство в части определения точного места и точного времени, которые пока обязательны. Потому что если видно, что машина через двойную сплошную переезжает, есть фото, мне кажется, что этого вполне достаточно. Привлекли к ответственности. Но! Когда появились эти автоматические системы, тут же появился анекдот. В связи с введением автоматических систем фиксации нарушений в ГИБДД срочно требуется сотрудник с навыками фотошопа.

Соответственно, чтобы граждане не начали троллить своих недругов, что бы не стали прикладывать фотошоп, для этого требуется второе кардинальное изменение — это очень легкая отмена.

То есть прислали, где вы нарушили, человек должен иметь возможность, человек должен подумать десять дней, стандартно. Если он считает, что да, это я нарушил, пойду лучше оплачу штраф, еще и со скидкой, это его право. Если он видит, что не нарушил, а понимает, что это фотошоп, он, конечно, возмутится, что это монтаж и клевета. В этом случае человеку нужно дать возможность очень просто отменить это постановление. Сделать так, как по принципу с судебным приказом. Пишет, я не согласен. Все, автоматом отмена. Может даже сделать, раз это приходит в электронном виде, сделать портал ГИБДД, куда зашел, написал, я не согласен, прошу перевести в стандартное рассмотрение. И тогда приглашается человек отправивший, берется с него подпись, что может быть привлечен к ответственности за дачу ложных показаний, приглашаются свидетели, выясняется где, когда, кто сидел за рулем и прочие факты.

И.К.: Начинается стандартное административное дело.

А.Х.: Да, стандартное административное дело. То есть, мне кажется, почему-то, что если будет вот такая система, то процентов 90 тех людей, которые нарушили, им проще оплатить штраф. Ему пришел штраф, он нарушил, проехал на красный сигнал, штраф 500 рублей, к примеру, ему проще 250 рублей заплатить в течение 10 дней, чем тратить свое время для того, чтобы обжаловать, потом приходить. Потом окажется, что все-таки это он был. Не знаю, докажут, не докажут. Но если человек действительно нарушил, то у него не будет возмущения, и ему проще заплатить штраф. Если же это подделка, и кто-то издевается, здесь, я предполагаю, что в 99 процентах случаев человек возмутится и напишет, может в электронном виде, не знаю, как это сделают, если меня услышат. Человек оспорит этот факт, и точно также будет полностью восстановлена справедливость. Дело прекратят, и должностное лицо, которое рассматривает, оно принимает решение. Есть ли там подозрительные признаки подделки, есть ли какие-то координаты лица, которое заявило, может это анонимное обращение. То есть можно какие-то реальные действия по обычному административному делу проводить. Если этого не сделать, то первая волна будет, граждане пришлют кучу всего. Вторая волна — этих граждан пригласят всех для написания заявлений, дачи объяснений и прочее. Понятно, что 99 процентов из них просто не дойдет, ну или 90. Но у всех ста процентов очень быстро отпадет желание привлекать к ответственности.

Я могу как пример привести, я сам попробовал этот механизм. Когда в Петербурге была презентация зоны платной парковки, я приехал, это было год или два назад. Первое, что обнаружил: спросонья приезжаю, куча СМИ, стоит на тротуаре машина с системой контроля, которая катается и фиксирует нарушения. Она стоит на тротуаре, ее презентуют вице-губернатору. Меня, конечно, что-то возмутило. Я сфотографировал и отправил в ГИБДД заявление, что за безобразие, вот нарушитель, привлеките его к ответственности. Здесь могу сказать, что мне, условно говоря, пришлось некий административнй ресурс использовать для того, чтобы выловить, кто это был, и его в последние дни двухмесячного срока привлекли к ответственности. До этого включали дурака, не знаем, что за организация, кто был за рулем. Хотя у них есть и путевой лист, и известно, кто непосредственно был за рулем. И по сути получается, что в Петербурге это единственный штраф за зону платной парковки. Они планировали штрафы собирать с граждан, в итоге единственный штраф, который был собран, это с них за нарушение, за парковку на тротуаре. Сработало. Но. Первый фактор — я понимал, как фотографировать. Я фотографировал так, чтобы было видно нарушение, и видно было номер автомобиля. Второе, когда я писал это обращение, четко указал дату и место, адрес, время и прочие факты. Я знаю административное законодательство, написал так, чтобы у инспектора не было шансов не рассмотреть это дело. В-третьих, я написал все свои данные полностью. А у нас многие граждане не захотят это делать. Все данные указал, прописку, все, что только можно. И то, и в этом случае они пытались уйти. Очень важный факт. Здесь административная ответственность почему наступила? Потому что мы понимаем, кто сидел за рулем. Потому что был путевой лист и юридическое лицо. Здесь совпали все факты, и тогда только привлекли к ответственности.

Иначе, если не изменить законодательство так, как я говорил, то это будет работа на мусорную корзину. Люди будут фотографировать, будут распечатываться эти материалы в ГАИ, будут пытаться людей вызывать. Будут выкидывать в помойку, зря будут работать люди, зря будут гражданские активисты, назовем их так, тратить свое время. Потому что, предположим, в этой ситуации, когда я сфотографировал, был еще какой факт. Там было огромное количество журналистов. Были репортажи в СМИ. Эта машина на всех телеканалах промелькнула, около нее давали интервью. И вариант о том, что я как-то фотошопом занимался, конечно, этого не было. Если что, кинул бы клич среди журналистов. Думаю, что сто свидетелей бы быстренько нашел, может быть 90 из них запретили бы давать такие показания против органов госвласти. Человек 10 точно бы было.

В случае, если мы говорим, что человек едет, видит, что кто-то нарушает, снимает это на видеорегистратор или на телефон, то тут получается фактически один на один. Один говорит гражданин, я видел, второй гражданин говорит, вы что, с ума сошли, меня и не было в том месте, это, наверное, какой-то двойник ехал. Кто-то приклеил мои номера на чужой автомобиль. Поэтому наскоком это не побороть. Нужно серьезно менять законодательство.

И.К.: То есть изначально будет куча проблем с введением данного приложения и с его использованием.

А.Х.: Любой из слушателей может может поэкспериментировать. Есть сайт ГИБДД, на нем можно отправить обращение, попробуйте отправить. Кстати, много есть сайтов, которые дублируют эту функцию. Отправь через нас заявление, обращение. А практически отправляют туда же. Любой слушатель может поставить эксперимент. Увидите нарушителя, сфотографируйте, попробуйте прислать. И увидите, что если и будет реакция, то это вас пригласят для дачи каких-то объяснительных и для написания реального заявления. Надо физически, ногами идти в ГАИ. Чтобы поэкспериментировать, сложности нет. Вышли вечером во двор, нашли неправильно припаркованную на тротуаре машину. Газон — это ведение местных властей, тротуар — это как раз ГИБДД, сфотографировали и попробуйте. Попробуйте увидеть, насколько процедура несовершенна. Если кто-то считает, что я сейчас выдумываю, пожалуйста, эксперимент можно поставить прямо сегодня вечером.

И.К.: Надо попробовать, кстати. Александр, спасибо, что нашли время дать комментарий

А.Х.: Спасибо большое, что не забываете. До новых встреч в эфире.

И.К.: Напомню, что на связи со студией был Александр Холодов, член координационного совета Межрегиональной общественной организации автомобилистов «Свобода выбора».

И так, мы продолжаем. Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Игорь Киценко. Напомню, что сегодня мы говорим о приложении «Народный инспектор», которое планируется разработать в 2018 году и, наверное, в этом же году запустить его. Оно позволит гражданам фиксировать нарушения ПДД и отправлять их сотрудникам ГИБДД. Для этого нужно зарегистрироваться на портале госуслуг, скачать это приложение и отправлять.

Справедливости ради, о чем вот говорил Александр Холодов, что у нас на данный момент по административному кодексу нужно, если вы отправите фото, видеофиксацию нарушения ПДД, то нужно прийти лично, вас опросят, вызовут, составят определенные акты и потом только займутся этим делом. Что предлагается? Предлагается убрать эту процедуру составления определенного рода протоколов. Сейчас наказать водителей-нарушителей с помощью видеозаписи сложно, объясняют в МВД. Сотрудникам ГИБДД необходимо опросить очевидца, приславшего запись, установить нарушителя, вызвать его для дачи показаний и найти свидетелей нарушения. Об этом говорится в пояснительной записке к законопроекту. На это отводится два месяца. Если в течение двух месяцев либо заявитель не приходит, либо не находят нарушителя, то все. Это дело могут спустить на тормозах. Опять же пример, о котором говорил Александр, с неправильной парковкой автомобиля, который должен был фиксировать неправильную парковку в Санкт-Петербурге. Посмотрим, как это все будет происходить. Комиссия по законопроектам, кажется так она называется, государственной думы, если я не ошибаюсь, одобрила поправки, чтобы убрать именно для «Народного инспектора» эту длительную процедуру.

Следующим моим собеседником по данной теме будет Сергей Асланян, журналист, независимый автоэксперт.

Сергей, здравствуйте.

Сергей Асланян: Здравствуйте.

И.К.: Сергей, есть предложение, оно одобрено — приложение «Народный инспектор». Как оцениваете? Зайдет или не зайдет данная программа?

С.А.: Скорее всего она получит какое-то дальнейшее развитие. И большое количество людей охотно примут участие в этом. Потому что у нас есть два очень серьезных аспекта в обществе. Первое, это наше безудержное экономическое процветание, благодаря которому мы сильно не доедаем. Второе, это наш уровень развития морали. Когда оскотинивание общества идет настолько семимильными шагами, что уже перестает быть постыдным. И подобное приложение, которое первый раз на пробу появилось в Москве под названием, по-моему, если мне не изменяет память, «Подонок Москвы» оно называлось. Или были версии, что оно называется «Помощник Москвы». Но суть от этого не меняется. И ГАИ, предлагая подобные вещи, пытаются преступить закон, потому что выносить вердикт о виновности или нет имеет право только инспектор. Это человек с полномочиями, это человек исполнительной власти. И только он знает правила дорожного движения, административный кодекс, в состоянии определить, есть ли правонарушение в действиях гражданина или нет. И в соответствии с этим вынести какое-то решение. А когда у нас по команде фас набрасываются все негодяи, все мерзавцы, дошедшие до ручки на своих маленьких зарплатах, чудовищной зависти и с презрением ко всем окружающим, мы получим ту картину, которая была сформулирована в свое время Довлатовым: «Сталин, конечно, палач, но кто написал эти миллионы доносов?» Доносы писать — это у нас любимое занятие. Сводить личные счеты — это у нас абсолютно не проблема. Даже не нужны никакие аргументы, только дайте. И тут подонку говорят, знаешь, а ведь с нынешних пор ты очень хороший, активный гражданин. И в 1937 году тоже самое было. Людям объяснять, что вы помогаете государству, вы берете на себя очень серьезную функцию. НКВД не может проследить за каждым, а вы можете. Поэтому стучите, доносите. И самое главное, за

то ничего не будет. Правда, в 1937 году была разработана система наград, и людей поощряли. Кого-то повышали в звании. И был широко развернут такой вариант комиссионных магазинов, где продавались вещи, конфискованные из квартир жертв и репрессированных. В литературе в том числе встречается очень много упоминаний о том, как пошла, например, домохозяйка в гости к соседке. Увидела у нее ковер на стене, написала донос, семью расстреляли. Вещи в комиссионке она купила уцененные.

И сейчас мы пытаемся спустить этот же механизм для того, чтобы люди доносили, для того, чтобы люди свою подлость тешили. И, конечно же, никакой за этим нормы права не содержится. И не будет здесь никакой справедливости. И не будут здесь ни в коем случае попытки навести порядок. Потому что у большинства обывателей, да у тех же водителей, те не всегда знают права, а обыватели и подавно. В YouTube много таких ситуаций выложено, когда я, честная домохозяйка, еду на своем колхозном драндулете, а мимо меня обгоняет почему-то более удачливый, более молодой, на более хорошей машине, я все это сняла на видео, отправила в ГАИ. А в ГАИ почему меня не поощрили, а его не расстреляли? Вот я же хорошая, а он же плохой. Да никакого правонарушения здесь не было. И вообще, что ты здесь мешала всем, это не доблесть, то, что ты донесла на водителя — это не подвиг. Это твоя аморальность тешится. И когда по регионам такой же аналог Москвы, «Подонок Москвы», «Друг ГАИшника», «Друг палача» или «Начинающий НКВДшник» запускали в качестве приложений, давая возможность людям сводить счеты, кляузничать, они потом обращались, а где же результат? Смотрите, сколько я вам людей заложил, вы же сколько могли крови попить. Сколько моих личных недругов и знакомых. И ГАИ отвечало, понимаете, из ста процентов ваших обращений, только по двум процентам реальные правонарушения. Девяносто восемь — это сведение личных счетов. Это просто ваше обычное бытовое скотство. Когда вы не можете написать в суп, у вас не хватает смелости взять и спустить колеса. Потому что даже ночью вы боитесь, а вдруг вы на камеру попадете. Вдруг кто-то на тебя настучит. А здесь безопасно. Ты снял, не понимая, что. Но тебе не нравится. Но почему у него хорошая машина, а у меня плохая. Почему у него жена молодая, а у меня старая, почему у него зарплата есть, а у меня нет. Почему я водку пью, а он только шампанское и по праздникам. Он же плохой. Поэтому я найду повод сказать, как неправильно он припарковался, как он плохо водит, где он превысил скорость на одну миллисекунды, где вообще ясно будет, что он хуже меня. Накажите его, потому что мне страшно, мне боязно, я его не люблю, он мне противен. Потому что он лучше меня, удачливее меня. Но вы же для того и государство, разберитесь.

И запуская подобный механизм, мы, конечно же, не подразумеваем никакой безопасности. Безопасность на дорогах не на основе стукачества и подлости строится.

Когда в Швеции озаботились вопросом безопасности, когда Швеция поняла, что нация вымирает, потому что у них в год гибнет чудовищное количество шведов, недопустимое. Просто представьте себе на минуточку, 800 человек в год погибает. Швеция содрогнулась от ужаса, понимая, что восемьсот человек в год они теряют. Это 1979 год. И тогда была запущена целевая программа нулевой смертности. И для этого было принято решение, мы не будем дрессировать водителей, мы будем создавать систему, при которой исключено пересечение потоков и нарушение правил дорожного движения. В основном первая проблема это то, что пешеход попадает под колеса. Поэтому мы, естественно, исключаем этот фактор, мы строим автобаны, подземные переходы, надземные, мы выводим автомобили из жилых зон. Но мы не даем попасть человеку под колеса чисто физически. Мы перестраиваем дороги, устраняем самую главную неприятность — встречку, когда лоб в лоб машины прилетают друг другу. Мы исключаем этот второй фактор. И дальше уже методами пропаганды пытаемся сдержать рост правонарушений. А потом делаем акцент на технику, когда развитие компьютеров приведет к тому, что автомобиль, «car to car», будет общаться сам, позволяя предугадать маневр, позволяя взять безопасную дистанцию и вообще, будет в курсе намерений других водителей вокруг. Что и было возложено на местного производителя и законодателя, чтобы он продиктовал в качестве требования ко всем автомобилям, поступающим на внутренний рынок Швеции. Что и будет в ближайшее время реализовано. Они на эту программу определили для себя несколько десятилетий.

У нас указ. А давайте у нас все будут подонки, все будут друг друга закладывать и стучать. И это. И это все? А где наша федеральная целевая программа по безопасности? Где у нас инженерные разработки? Где у нас строительство дорог?

У нас как не было дорог, так и нет. У нас вся страна одна полоса туда, одна полоса обратно. Без света. Максимум, что там может быть — это жесткая разметка. Когда обгонять нельзя на протяжении шестисот километров, семисот километров. И тут мы тебя покараем, мы тебя накажем во что бы то ни стало, потому что ты себя плохо ведешь. И у нас потоки не отделены, и с утра до ночи мы по телевизору смотрим: здесь автобус с детьми, здесь кто-то улетел под откос, потому что был этот откос. А потом смотрим на какой-нибудь недоразвитый Египет, который мы презираем, потому что он никто. И видим, что у них нет встречки вообще. И у них все дороги почему-то именно автострады. И почему-то из города в город, если кто-то едет на автобусе, в том числе на туристическом, он видит, что до встречки 30 метров. Дистанция между полосами, причем две-три полосы туда и обратно. Между ними не газон в 30 метров, а ловчая яма. И если кто-то вдруг летит на встречку вам в лоб, он в принципе не имеет физической возможности, проскочив нижнюю точку перегиба, выскочить вверх, чтобы попасть вам в лобовую. Это исключено на уровне инженерного решения. В том же самом Египте каждые 25−30 километров, располагаются подстанции скорой помощи с вертолетом и с двумя реанимобилями, у каждого из которых плечо по 25 километров в одну и другую сторону. То есть, если происходит ДТП, машина мчится уже, вертолет на подходе. Эвакуация моментальная, через 15 минут тело в госпитале. Это в Египте. У нас есть хотя бы одна какая-нибудь стратегия развития транспорта в стране, где указаны подобные параметры? Что-нибудь по поводу дорог, что-нибудь по поводу скорой помощи, что-нибудь по поводу помощи людям на дороге? Нет.

У нас некоторое количество лет тому назад была попытка прописать стратегию, где посчитали, на какой дистанции туалеты должны быть на дорогах страны. А про скорую помощь и разведение потоков, чтобы не было лобовых, ни слова по сию пору. Хотя у нас уже 2017 год на дворе. Поэтому у нас полиция готова поощрять подлецов. Подлецы за это охотно возьмутся. К безопасности это не имеет отношения вообще никакого. И государство не желает, не хочет, не может и не будет предпринимать какие-то ни было шаги для того, чтобы мы перестали погибать на дорогах. Потому что чем больше людей погибло, тем меньше заботы у государства. У нас слишком много лишних, со времен еще советской власти было определено и западными аналитиками, и нашими сквозь зубы подтверждено то, что две трети населения в этой стране лишние. Лишние тогда были, потому что их не могли прокормить, лишние сейчас, потому что они сейчас не обеспечивают тот небольшой пласт заработка, в первую очередь нефтяного и газового сектора, который нашей стране нужен. Зачем нам юристы, врачи, учителя, если нам нужны инженеры-газовики, мастера буровых установок и сторожа с охранниками. Зачем нам все остальные, все эти лишние люди? Поэтому если у нас на дорогах погибает неизвестно сколько людей, мы не знаем, сколько, у нас статистики нет. Все сделано таким образом, что статистики нет, и чтобы мы никогда не поняли точное количество погибших в ДТП. Официально где-то там 25−23, плюс-минус. И то, эти данные прописаны в задачнике под названием «Федеральная целевая программа по борьбе с безопасностью» в качестве итогов на каждый год. И задача ГАИ- подтасовать статистику, чтобы уложиться в параметры федеральной программы.

Программа, кстати, очень дорогая, она стоит несколько миллиардов, она провалена полностью. За провал этой программы ГАИшники получили ордена, медали, повышения в должностях. И когда впервые эта программа была явлена миру и начала работать, то там было определено, методами убеждения и агитации убедить население соблюдать правила дорожного движения. Благая цель. Люди постоянно должны находиться в информационном поле, когда им постоянно говорится, лучше соблюдать правила, чем не соблюдать. Вообще, вести себя нужно прилично, и вообще, будьте, ребята, хорошими. Для этого есть специальные инструменты пропаганды. И по всей стране, во всех ГАИ есть замполиты, которые занимаются пропагандой. Что было сделано МВД, когда они получили финансирование на эту федеральную целевую программу? Они создали, внимание! — дирекцию по управлению федеральной целевой программой. Вместо того, чтобы раздать деньги в регионы на те требования, которые были предписаны программой, они создали штаб с генералами, в котором сидят чиновники и кормятся на шикарных зарплатах. Все! Больше они не сделали ничего. В то же самое время мы листаем учебник истории, находим рубеж 1960−70 годов, страна Испания. В тот момент ей правил кровавый палач испанского народа генералиссимус Франко. Мы его ненавидели до 1972 года, пока не умер. И у нас тогда не было дипломатических отношений с Испанией. Поэтому мы не знаем, что там происходит. И те немногие наши разведчики, которые прорывались в эту страну под видом каких-то там коммерческих атташе, увидев, как правит этот фашист, становились убежденными антифашистами. Потому что генералиссимусу Франко в конце 1960 годов легла на стол докладная записка, о том, что уровень аварийности в Испании находится на африканском уровне, что испанская нация скоро вымрет в ДТП. И тогда этот кровавый палач и фашист, ну что с фашиста взять, изведал совершенно фашистский указ, а именно «Я требую, требую соблюдения правил дорожного движения». А поскольку он был фашист и генералиссимус, он, гад такой, он начал с себя. И он показал всей нации, и Мадриду в частности, что он едет в одной-единственной машине без прикрытия танков, пулеметов, автоматчиков, всего-навсего с одним мотоциклистом впереди, на скорости 60 километров в час и останавливается на красный сигнал светофора, и пропускает бабушку. И после того, как генералиссимус показал пример, ни один другой меньше по званию не посмел ехать 65 километров в час. И что мы с вами видим на сегодняшний день. Испания — это страна, в которой темперамент, национальная самобытность. А водители у них как все в Европе. Нормально они едут. Никакой темперамент, никакая самобытность, никакие культурные традиции великого испанского народа не мешают им ездить по правилам дорожного движения как обычным европейцам. Потому что у них в истории был такой фашист, как Франко, который построил дороги и заставил всю нацию уважать правила дорожного движения, показав пример, начав с себя.

У нас подобное что-то есть? Где-нибудь посмотреть, да нет этого у нас и не будет.

И.К.: Недавний пример в Москве, на выделенке. Когда прапорщик летел.

С.А.: Да, и будет лететь, и будут топтать. Опричники с собачьими головами поперек холопов всегда ездили и будут ездить. Не важно, на лошади, на танке, на вертолете, на тачанке или на автомобиле АМР. И правила дорожного движения, мы тут отсылаем друг друга в древний Рим. Своим все, а остальным закон. Этот принцип Бенито Муссолини четко применял внутри своей партийной иерархии. Поэтому итальянский народ жил по закону, а они — как хотели. И у нас будет тоже самое.

И.К.: Сергей, спасибо вам, что нашли время пообщаться, дать комментарий.

С.А.: Пожалуйста.

И.К.: Напомню, что на связи со студией был журналист, независимый автоэксперт, Сергей Асланян.

Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Игорь Киценко. Мнения экспертов вы услышали. Очень интересные сравнения, аналогии и любопытные примеры. Посмотрим, как все это будет реализовано. Заработает или не заработает приложение «Народный инспектор». Кто-то за, кто-то категорически против, кто-то с определенными поправками. Время покажет. До новых встреч в эфире. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments