Образ будущего

Акция 3111: художники Иркутска собирают деньги на мастер-классы для детей-сирот

Из 3111 детей Иркутска, оставшихся без попечения родителей, 694 оказались в детских домах. Художники мастерской «ЦоколЬ» сделали количество глиняных фигурок по числу сирот, чтобы собрать для них деньги на уроки гончарного мастерства.
Эксперт: Мария Кузнецова — социальный предприниматель, художник (г. Иркутск).

*Техническая расшифровка эфира

Мария Цыганова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. У микрофона Мария Цыганова, это программа «Вместе с планетой» на радио СОЛЬ.

Сегодня мы с вами разберем более подробно еще один проект краудфандинговой платформы Planeta.ru, называется он «Акция 3111». И в ближайшие 30 минут мы узнаем, что же значит эта цифра, и почему она важна. А нашей собеседницей сегодня будет Мария Кузнецова, социальный предприниматель, художник (г. Иркутск). Здравствуйте.

Мария Кузнецова: Здравствуйте.

М.Ц.: Давайте начнем по порядку. Что же это за цифра — 3111?

М.К.: 3111 — это цифра, которая обозначает статистику. В городе, в котором я живу, это Иркутск, 3111 детей и подростков, оставшихся без попечения родителей. Это не только дети, которые живут в детских домах, а вообще которые остаются без родителей, без опеки. И они либо уже назначаются в приемные семьи, либо живут у родственников. Но у них нет родителей. И вот эта цифра по Иркутску.

М.Ц.: А вам откуда стали известны эти данные, расскажите, пожалуйста, предысторию того, что стало основой проекта, который сейчас размещен на платформе Planeta.ru?

М.К.: Если говорить о предыстории, это будет немного затянуто. Я 2 года назад начала заниматься керамикой. Вообще я не керамист, вот вы говорили, что я художник. На самом деле я не позиционирую себя как художник. У меня несколько высших образований, я социолог, я экономист. А керамика — это мой хобби. 2 года назад я сходила на мастер-класс с гончарным кругом. Мне настолько понравилось, что я решила заниматься этим, и меня это затянуло. То есть это стало основным моим занятием. И вот полгода назад я со своими друзьями — пока я этим занималась, я познакомилась с художниками, с ремесленниками в своем городе, — и мы с друзьями открыли маленькую такую, камерную ремесленную мастерскую, занимались там керамикой. А работать с камнем, витражом — мы просто притянули в один центр нескольких мастеров, которые делают что-то очень авторское, ручное и со смыслом какие-то вещи.

И вот, работая в очередной раз с керамикой, с глиной, я подумала о том, что хорошо бы придумать какую-то необычную программу, чтобы заниматься с детьми. Я начала эту программу прописывать. Я вела несколько занятий с детишками. И я подумала — а чем же мои занятия будут отличаться от всех остальных, от обычной лепки, когда дети приходят в художественные школы, — везде одно и то же. Мне нужно было что-то давать детям. Я хотела рассказать им, чем отличается вообще глина, работа с этим материалом от всего остального. И мне было это нужно и интересно, потому что я сама — не профессиональный художник, я сама не так долго в этом и еще нахожусь в поиске. То есть я вместе с детьми постоянно открывала что-то новое.

И когда я писала эту программу, долго достаточно, изучала разные материалы, я как раз наткнулась на информацию о том, что в Иркутске вообще-то такая проблема существует, как дети, оставшиеся без попечения родителей. Я социолог, и я решила посмотреть статистику. Я увидела, что по данным на декабрь 2016 года эта цифра — 3111 детей. Из них почти 700 содержатся в детских домах. Чтобы вы понимали, в нашем городе 700 тысяч населения. И на них 700 детей, которые содержатся в детских домах.

Меня очень поразила эта цифра. Я подумала, что это нереально много. Практически в каждом районе нашего города есть детский дом, а то и не один. Есть центры социальной реабилитации, когда детей изымают из семей по каким-то причинам, и они находятся в этом месте. Пока непонятно, куда их девать. И там дети абсолютно разного возраста, от 0 до 18 лет. Ребенок находится в таком месте, где у него нет близких людей, где нет родственников. Просто кто-то решает, где он будет жить и как он будет жить, с кем.

Меня настолько это тронуло, что я решила заняться вот этой акцией.

М.Ц.: То есть это такой способ помочь этим детям, которые, по сути, живут без родителей и вообще находятся в таком подвешенном состоянии, не зная о своей дальнейшей судьбе.

М.К.: Да. Я не могу сказать, что я прочувствовала эту проблему полностью, потому что я выросла в полноценной семье, у меня есть родители, у меня 5 братьев. Меня всегда окружали заботой, у меня всегда была поддержка и защита. И всему меня научили родители. То есть я точно знала, что есть люди, которым я могу полностью доверять, которые меня защитят, и в какой бы ситуации я ни находилась, у меня всегда есть поддержка.

И я даже представить себе не могу, как человек может находиться в такой ситуации на этапе только становления личности. В эти моменты, в эти годы жизни то, что он получит от этого мира, с этим опытом он и будет жить всю оставшуюся жизнь. Если ему сейчас больно, его никто не защищает, если ему страшно, то когда он вырастет, он перенесет этот опыт на взрослую жизнь.

М.Ц.: Если я вас правильно поняла, то вы собираетесь организовывать мастер—классы специально для этих детей, так?

М.К.: Не совсем так, это более широко. Почему как раз еще называется «Акция 3111» — потому что я, испытав вот эти чувства, которые сейчас описала, я подумала: «О боже, я же могу помочь этим детям. И мои друзья тоже могут помочь. Мы сейчас соберемся, просто, наверное, люди не понимают, какая огромная проблема». И моя основная идея и задача была — это рассказать людям, что в Иркутске, в нашем маленьком городе такая огромная проблема и в таких огромных масштабах. И поэтому я придумала такую вещь.

Мы сейчас с вами говорим по телефону, я вам говорю — 3111. И мы вроде бы понимаем, что это много. Но в то же время, это и немного. Это просто цифра, она абсолютно абстрактна. Даже если мы напишем ее на листочке, это 4 знака и все. Но на самом-то деле мне нужно было как-то донести до людей, я хотела, чтобы они смогли осязать то, что очень сложно увидеть и почувствовать. Поэтому что я придумала сделать? На эту информацию я наткнулась в марте 2017 года. И я запустила пост в соцсетях о том, что — друзья, вот такая проблема существует, и я предлагаю следующее: так как у меня есть определенный ресурс, у меня есть глина, мастерская, есть печка, где я могу эту глину обжигать и делать керамику. Я хочу сделать 3111 фигурок человечков, чтобы каждая фигурка была вылеплена вручную и отличалась от всех остальных. Таким образом мы сможем минимально показать, что есть цифра 3111, и вот так она выглядит. И 3111 абсолютно разных фигурок выставить на одной большой площади, чтобы любой человек, который проходил мимо, увидел цифру, увидел, что она значит, что столько-то детей, и она выглядит вот так.

М.Ц.: Насколько я знаю, инсталляция действительно состоялась, и демонстрация ее проходила этим летом.

М.К.: Да. Эта акция была приурочена к 1 июня, это День защиты детей. И я запустила пост в соцсетях, оставалось 2 месяца, апрель и май. Надо было объединиться, чтобы слепить такое огромное количество фигурок. Я пригласила всех друзей, всех иркутян, которые увидят эту информацию и услышат, которые захотят поучаствовать в акции, приходить ко мне в мастерскую и помогать лепить фигурки. То есть участвовать в поддержке детей хотя бы таким способом — ты можешь прийти и слепить фигурку, которая будет включена в общую инсталляцию. Таким образом, мы будем точно уверены, что все фигурки разные. Потому что если лепит один человек, у него один стиль, одни привычки по лепке, все фигурки будут похожи. А так мы точно знаем, что все фигурки разные.

Люди начали приходить. Приходили много, мне начали помогать распространять информацию. СМИ очень хорошо среагировали на это. Приезжали репортеры, мы снимали видео, меня приглашали на радио, и я рассказывала об этом людям, чтобы люди приходили, помогали лепить фигурки. В дальнейшем-то планировалось эти фигурки продать или даже не продать, а в качестве подарка за пожертвование всем желающим раздарить. А потом эти пожертвования передать в детские дома. Это была первоначальная идея.

Потом, в ходе дела все трансформировалось. Я поняла, во-первых, что мы не успеваем сделать 3111 фигурок. Во-вторых, я познакомилась со многими специалистами в этой области. Для меня же это абсолютно новая тема — детские дома, сиротство. Я раньше только поверхностно разбиралась в этом. Я начала больше изучать теоретического материала. Я сразу же связалась со всеми людьми в моем городе, кто этим занимается. Уполномоченный по правам ребенка Иркутской области приезжала ко мне в мастерскую и тоже сама слепила две фигурки для нашей инсталляции. Несколько людей из администрации города приезжали. Приезжали основные лица некоммерческого сектора нашего города, благотворительные фонды, волонтерские организации тоже приходили к нам в мастерскую лепить фигурки.

И тогда я, общаясь с этими людьми, узнала, что на самом деле да, статистика не врет, 3111 детей, оставшихся без попечения родителей. Но из них в детских домах содержится около 700. И тут я поняла, что если я выставлю 3111 фигурок, это будет немного неправильно. Люди увидят и будут думать, что все эти дети содержатся в детских домах, их всех нужно поддерживать. На самом же деле большая часть детей содержатся в семьях у родственников. Их воспитывают, например, бабушки. Мы же не можем говорить о том, что у них нет поддержки, им плохо. А вот детей, которые в детских домах, нужно поддерживать.

Тогда я немного трансформировала мой художественный замысел. Я решала сделать большой подиум, и на этом подиуме было 3111 наклеечек, которые символизировали общую проблему в нашем городе детей, оставшихся без попечения родителей. Но лишь на 700 из них стояли фигурки. Это было символом того, что конкретный ребенок без поддержки, и вы можете прямо сейчас его поддержать. Вносите пожертвование, берите фигурку, наклейка освобождается. То есть вы уже внесли какой-то вклад в судьбу конкретного человека. Так трансформировалась наша идея.

1 июня мы представили эту инсталляцию на центральной площади нашего города, Верхняя набережная, памятник Александру III. Нам совсем не повезло с погодой, были очень плохие погодные условия. Было очень мало людей. Но все, кто приходил, поддерживали, всех затронула эта акция, каждый поучаствовал и внес свой вклад. В тот день мы собрали около 8 тысяч рублей. Это, естественно, лишь частично покрыло нам расходы на транспорт. Чтобы транспортировать эту огромную инсталляцию, нам пришлось заказывать машины, какие-то расходные материалы. Я, конечно, сначала расстроилась — мы хотели собрать деньги, чтобы помочь детям, а получается, мы вошли в ту когорту людей, которые просто что-то говорят, делают очень много движений, а очень мало результата.

Но потом, увидев ящики с фигурками, я поняла, что фигурки есть, работал большая проделана. У нас рабочая команда очень большая, очень много людей включились в эту акцию. И нужно как-то двигаться дальше, нужно продвигать эту идею. Поэтому я запустила проект на Planeta.ru, как раз для того чтобы собрать средства на программу, реализовывать вот эту программу о которой я говорила вначале, для детей, чтобы занимались дети ремеслом, обучались чему-то. И деньги-то мы собираем конкретно на поддержку детей из детских домов, чтобы эти дети могли бесплатно заниматься. Мы хотим купить гончарный круг, материалы для занятий. А дети будут приходить к нам, и мы будем их обучать работать с глиной, с деревом, рисовать.

По мере того, как мы распространяли эту информацию, люди поддерживают не только денежно. Сейчас сбор средств идет очень медленно. Но, например, мои друзья и знакомые, кто чем-то занимается, они мне пишут: «Маша, привет! У меня есть маленькая студия, ты же помнишь, я закончил режиссерский факультет. Я могу для детей проводить бесплатно занятия по театральному искусству. Хочешь — давай прямо сейчас с тобой разработаем мини-курс, например, по ораторскому искусству для подростков». Дети из детских домов, которым от 12 до 18 лет — им скоро поступать в университеты. Им нужно знать, что такое общение, как позиционировать себя в обществе, как, например, проводить презентации. И ко мне пришла девочка, подруга моя, говорит: «Вот, я могу, у меня есть курс, я буду делать это бесплатно. Давай найдем помещение и соберем группу детей, без проблем».

Также мы пишут ребята, которые занимаются видеомонтажем. Кто-то говорит: «У меня есть несколько стареньких камер». Но чтобы реализовать эту программу, обучить детей, как снимать, как монтировать видео и потом выкладывать это в YouTube, чтобы вести свой видеоблог, про ту же керамику, которую мы с детьми будем делать, они смогут вести свой видеоблог, смогут выкладывать это в интернет.

М.Ц.: Какие-то дополнительные творческие навыки, которые также могут и практически пригодиться в жизни.

М.К.: Конечно. Мы отталкиваемся от декоративно-прикладных вещей, например, как керамика — ты можешь взять, потрогать, почувствовать, слепить и сделать какую-то функциональную вещь. И наращиваем это до каких-то философских идей.

Вот моя подруга, которая помогает мне продвигать эту акцию, с которой мы сейчас вместе работаем с керамикой, с другими материалами, в других проектах — она разбирается в современном искусстве и она говорит: «Давай сделаем школу, в которой будут не просто декоративно-прикладные искусства, не просто ремесленников будем выпускать, а сразу на примере ремесла, на примере керамики будем рассказывать детям про современной искусство, про теорию искусства, что такое архитектура, какие художники и как это можно реализовывать и показывать в керамике». Это такие вещи, которых в принципе у нас в городе нет, такие школы, такие программы, которые за большие деньги даже не найдешь. Мы сейчас хотим делать это бесплатно для детей из детских домов, чтобы уравнивать возможности с теми детьми, которых оберегают, о которых заботятся, чтобы у них были одинаковые возможности.

М.Ц.: А этим детям вы уже доносили эту информацию? Они ждут этих мастер-классов? Или это будет больше сюрприз?

М.К.: С этим, конечно, сложно. Я не могу прийти в детский дом и сказать: «Все, детишки, сейчас мы пойдем лепить». Во-первых, в детский дом очень сложно попасть. Благотворительный фонд, с которым я сотрудничаю, самый такой деятельный, можно сказать, фонд в этой области. Это благотворительный фонд «Дети Байкала». Я нашла их в интернете, когда начала заниматься акцией, когда искала информацию. Я увидела их проекты, чем они занимаются, и у меня был отклик такой. Я понимала, что эти люди делают действительно такие вещи, которые нужны, которые полезны, а не просто говорят об этом. И мы с ними услышали друг друга. Я познакомилась с директором, она пришла ко мне в мастерскую, мы вместе лепили фигурки. Мы подружились, и они сейчас сопровождают эту акцию.

У благотворительного фонда «Дети Байкала» есть разрешения во все детские дома. Они могут приезжать туда в любое время с волонтерами, помогать детям. Они создают видеоанкеты детей. Они ведут очень классный проект «Наставник» для детей из детских домов, когда взрослый человек, например, не решается усыновить ребенка, оформить опеку, но он хочет ему помочь. И человек может заполнить анкету, рассказать о том, чем бы он мог помочь ребенку, что бы он мог дать ребенку. У него появляется возможность общаться с ребенком, которому он действительно может быть полезен. Раз в неделю, например, забирать его из детского дома и водить к себе на работу, рассказывать о том, как вообще выглядит жизнь за пределами детского дома, чтобы ребенок, когда вырастет, был к этому готов. Мне настолько понравилась эта программа, что я сама сейчас заполнила анкету, я сама прохожу обучение наставника. Я очень хочу участвовать в их проекте.

И вот этот благотворительный фонд — у них есть разрешения, есть возможности, уже есть связи, знакомства во всех детских домах, они знают, как эти процедуры происходят. Поэтому, во-первых, они очень помогали нам писать программу. Мы смотрели, чтобы это все соответствовало всем правилам, всем требованиям, чтобы ничего не нарушить. В первую очередь же речь идет о пользе для детей. Поэтому мы не можем прийти в детский дом и сказать всем детям, что сейчас вот такая программа делается, и мы обязательно все будем участвовать. Потому что я, конечно же, не могу давать детям надежду, я не могу говорить о том, что вот прямо завтра — через две недели заканчивается сбор средств на Planeta.ru, и если вдруг мы не успеем, то программа опять отложится, а дети уже будут ждать.

В курсе, конечно, те дети, к которым мы приезжали с мастер-классами во время подготовки к акции. Мы приезжали в детские дома, в социальные центры реабилитации, привозили гончарные круги, занимались с детьми. И они очень хотели, они говорили: «А вы приедете еще?». Мы забирали их несколько раз к себе в мастерскую на экскурсию. Им, конечно, мы сказали, что да, мы будем заниматься с вами дальше. Они очень ждут. Есть дети, которым очень понравилось, и они хотят заниматься дальше, они хотят развивать свои способности.

М.Ц.: Давайте перейдем непосредственно к самой программе. Я знаю, вы особенную программу разработали, которую хотите предложить в будущем детям-сиротам, и называется она «Лестница мастера». В чем ее особенность, что это за лестница, откуда такое название появилось?

М.К.: Программу «Лестница мастера» мы придумали с моим другом, с моим партнером по мастерской, которую мы вместе открыли. Суть в том, что человек, не имея никаких навыков работы с материалом, может вырасти от новичка до мастера и стать мастером в каком-то определенном деле. Если мы будем разбирать на примере керамики, то мы берем ребенка, который совсем не умеет работать с глиной, первый раз с ней сталкивается. «Лестница мастера» подразумевает 4 этапа. Ребенок, не умеющий работать с материалом, попадает на первую ступень, которая называется «Новичок». На этой ступени он находится в полном незнании. У него есть мастер, который рассказывает ему технические навыки. Он ставит руки ему за гончарным кругом, показывает, какие есть этапы работы с гончарным кругом, какой материал, почему вот такой, как нужно работать с ним, чтобы получился вот такой эффект. То есть это чисто технические навыки. Это азы, фундамент, те вещи, без которых невозможно говорить о каком-то художественном видении и создании каких-то предметов искусства.

Вторая ступень — это «Искатель». Здесь уже ребенок имеет какие-то технические навыки. И он начинает выбирать свой любимый стиль. Если мы говорим, например, про ручную лепку, то там ест, как минимум, 4 вида лепки. Один вид для одного лучше, другой — для другого. И ребенок начинает искать то, что ближе ему. Он пробует вот так слепить, по такой технике слепить. Это путь проб и ошибок. Он попробовал, обжог, у него что-то взорвалось, что-то треснуло, развалилось, не получилось. А вот здесь у него произошел эксперимент, и получился такой эффект, которого он вообще не ожидал. Вот это вторая ступенька.

Когда ребенок переходит на следующую ступень, это уже ступень «Любитель». Здесь можно говорить о том, что мы взрастили практически мастера. Это человек, который разбирается уже хорошо в технических моментах, у него есть любимых техники. Он уже знает, что по этой технике он работать не будет, потому что это долго и вообще, ему пальцами неприятно, не набил руку он на это. А вот это у него очень хорошо получается. У него появились уже любимые способы, методы.

М.Ц.: И он их продолжает совершенствовать.

М.К.: И когда он добивается уже совершенства, оттачивает свой стиль, здесь он уже точно нашел то, что подходит именно ему. И все его изделия начинают отличаться от множества других. Тогда он становится мастером и переходит на верхнюю ступень. Беря в руки несколько кружек, мы точно можем сказать, что вот эту кружку сделал вот этот ребенок, а эту — вот этот ребенок. Хотя они будут выполнять одно и то же техническое задание.

И когда дети доходят до ступени мастера, мы им говорим о том, что мы начинаем продвигать их, мы стараемся реализовывать изделия. Во-первых, в партнерской нашей сети есть магазинчики в городе, которые готовы реализовывать изделия детей. Есть наш собственный магазинчик. И мы хотим добиться самоокупаемости этого проекта. Мы же говорим не просто о благотворительности, а о социальном предпринимательстве. Нам нужен сейчас стартовый капитал, чтобы купить оборудование, материалы. Дети, став мастерами, могут продавать свои изделия и покупать дальше материалы необходимые и все, что нужно для работы.

М.Ц.: Давайте в завершение пробежимся коротко по основным моментам. Какая сумма заявлена, сколько необходимо собрать, сколько уже собрано и какие подарки вы предлагаете тем, кто готов помочь?

М.К.: Заявлена сумма 160 тысяч рублей. Но я сейчас уже понимаю, что немножко можно было сократить, конечно, сумму. Если мы вдруг соберем эту сумму, это будет прекрасно. Но мы уже начинаем думать о том, что если мы соберем 50%, что мы будем с этим делать, что, в первую очередь, нам нужно купить. И сейчас я точно могу сказать, что если мы соберем 50% от заявленной суммы, это как раз тот порог, который Planeta.ru уже считает успешным, и можно будет эти деньги использовать, — этого будет достаточно, чтобы запустить программу. Мы купим гончарный круг, какой-то стартовый материал и уже начнем с небольшой группой детей заниматься.

Сейчас собрано у нас около 28 тысяч. Это меньше 25%. Сейчас мы очень активно над этим работаем, нам срочно нужно набрать 25%, чтобы можно было договориться чуть продлить срок, чтобы мы могли добиться порога 50% хотя бы.

По вознаграждениям — мы предлагаем, во-первых, конечно, фигурки, которые были слеплены для 1 июня. У нас их осталось очень много, около 600 штук. Люди могут за 150 рублей получить вознаграждение — фигурку. Она слеплена либо мной, либо моими друзьями, либо неравнодушными жителями моего города, которые хотели поучаствовать в этой акции и внести свой вклад в решение этой проблемы.

Вы можете получить авторскую фигурку. Это тоже керамическая фигурка человечка, которые лепили ученики художественных школ. Они более детально проработаны, они с художественным замыслом уже, расписаны глазурью.

И есть такие вещи, которые делают мастера, мои друзья, я. Это керамика, какие-то чайные наборы, работы из нефрита и других поделочных камней. Это подарки наших партнеров. Например, сибирский мед, который мы красивенько упаковывали в авторские горшочки, баночки с авторскими крышками с топленым стеклом. Это такие уникальные ручные авторские вещи, которые вы можете получить в подарок за поддержку нашего проекта.

М.Ц.: Мария, огромное спасибо, что рассказали о своем проекте, поделились проблемой, которая существует. Я думаю, обязательно найдутся неравнодушные люди, которые захотят помочь проекту, и вы обязательно сможете набрать полную сумму.

М.К.: Большое вам спасибо. Я тоже очень надеюсь, что наш проект завершится успешно.

М.Ц.: У микрофона была Мария Цыганова, это была программа «Вместе с планетой» на радио СОЛЬ. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments