Образ будущего

«Губернаторопад» — 2017: ждать ли досрочной смены власти в регионах?

СМИ сообщили о грядущих отставках руководителей десяти регионов. В понедельник со своей должности ушел губернатор Самарской области. Эксперты называют возможные причины «губернаторопада»: конфликты с местными элитами и недовольство общественности.
Эксперты: Александр Жиров — медиа-аналитик; Вячеслав Кондаков — редактор ИА «Амител»; Юрий Москвич — политаналитик; Дмитрий Журавлев — генеральный директор Института региональных проблем.

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофона Игорь Киценко и Александра Хворостова. Тема сегодняшней программы: «Губернаторопад» — 2017: ждать ли досрочной смены власти в регионах?". Конечно, не во всех регионах, мы будем говорить только о небольшом количестве регионов. Александра сейчас озвучит полный список.

Александра Хворостова: На «Коммерсанте» назвали статью: «Старые обязанности могут получить новых исполняющих». «По утверждению источников „Ъ“, близких к администрации президента (АП), на этой неделе может начаться серия отставок глав регионов. Общее число субъектов, которые называются в качестве кандидатов на смену власти, приближается к десяти. Попавшие в списки губернаторы и их представители утверждают, что находятся на рабочих местах и в отставку не собираются». Среди них губернаторы Ивановской области, Самарской, Нижегородской, Мурманской, Новосибирской, Омской области, Ненецкий автономный округ (НАО), Красноярский и Алтайский края, возможно, один-два субъекта на Северном Кавказе.

Так вот, ждать ли этих отставок, есть ли действительно какие-то причины, по которым можно сложить полномочия по собственному желанию или есть ли объективные причины для отставки губернатора того или иного края, мы будем спрашивать наших экспертов.

И.К.: Нашим первым собеседником будет Александр Жиров, медиа-аналитик. Александр, здравствуйте.

Александр Жиров: Добрый день.

И.К.: Анонсирован ряд отставок, «Коммерсант» ссылается на неназванные источники, близкие к администрации президента, куда попадает и губернатор Омской области Виктор Назаров. Хотелось бы от вас услышать о возможных причинах отставки Назарова.

А.Ж.: На самом деле, причин для отставки Назарова достаточно много, и это ни для кого не секрет, это постоянно озвучивается, постоянно говорится о том, что, во-первых, надо учитывать атмосферу и обстановку в Омской области. Назаров пришел в 2012 году на смену Леониду Полежаеву, который был губернатором в течение 20 лет. Он именно был тяжеловесом, которого никто не мог сдвинуть. А Назаров пришел как чиновник с человеческим лицом, скажем так, покрытым улыбкой. Я помню его первую пресс-конференцию, когда он отличился достаточно либеральными высказываниями по поводу того, что всех журналистов надо пускать в здание администрации без паспорта, убрать шлагбаумы у администрации. Он прокомментировал инаугурацию президента Путина, которая была в тот момент в 2012 году. И он сказал: «Как же так можно отгораживаться от народа и ехать по пустой Москве, это ведь народ тебя выбрал», и так далее.

Вот такие высказывания были, которые позволяли судить о его настроении. А потом стало понятно, что у Назарова нет ни собственной команды, которая могла бы работать вместе с ним, ни опыта в управлении. Он возглавлял «Межрегионгаз», то есть компанию очень небольшую, которая входила в состав «Газпрома» и работала в Омской области. У него не было опыта управления, у него не было собственной команды, потому что Полежаев за последние 10 лет своей работы очень хорошо кадровую поляну подчистил.

Назарову пришлось привлекать бывших полежаевских чиновников, которые когда-то стали близки к Полежаеву, потом менять их на новых, которые тоже не имели какого-то опыта. Потом пошла череда коррупционных скандалов, когда близкий друг и однокурсник Назарова, Юрий Гамбург, которого он взял к себе из мэрии Омска в вице-губернаторы, — и буквально через несколько месяцев его арестовали по обвинению в каких-то коррупционных делах, которые у него были, когда он еще работал в мэрии Омска. И вот Гамбург только сейчас вышел из тюрьмы, отбыв наказание.

Потом последовала истории с «Мостовиком», это компания, которая после ухода из омского бюджета денег «Газпрома», в «Мостовике» работало практически 5 тысяч человек, это строительная компания, уникальная для России, которая была создана в Омске и работала по всему миру. Она строила олимпийские объекты, строила объекты и во Владивостоке. Там тоже возникла довольно неприятная ситуация, когда компанию по разным причинам начали разбирать, когда глава компании, Олег Шишов тоже был арестован. И возникла очень странная ситуация, когда тот же Назаров не вступился за Шишова и не сказал: «Ребят, что вы делаете с компанией, на которой держится бюджет области?».

И последняя история в этом году, когда в начале Омск 2−3 раза накрывало ядовитым облаком, и Назаров говорит, что надо найти источник неприятного запаха, но никто источник этого запаха не нашел. И разные компании пытались друг на друга переваливать вину. Потом провал в выборах мэра Омска, когда 23 кандидата зарегистрировались, а из них до финала дошли 2. Конечно, все это накладывало на Назарова какой-то определенный негативный отпечаток, и понятно, что особенно на фоне Полежаева, который был глыбой, у Назарова такой образ создать не получилось. Что бы его пиарщики ни пытались сделать, у него все равно был имидж отрытого, улыбающегося, хорошего человека. И все его знакомые, высокопоставленные достаточно, так его и характеризовали — Виктор Иванович — хороший человек. Никаких других характеристик, которые бы говорили о том, что он хороший руководитель, о том, что он делает что-то, или он отличный специалист, они не приводили.

А.Х.: Сегодня с утра правительство Омской области опровергло информацию о возможной отставке главы региона. Как вам кажется, каков процент того, что отставка будет, и в какое время ждать этой отставки?

А.Ж.: Смотрите, слово «опровергло» часто бросают необдуманно. Но «опровергло» — это когда предоставило неопровержимые доказательства того, что этого не было. А здесь мы не можем предоставить каких-то доказательств, и я очень сильно сомневаюсь, что пресс-служба Омской области знает о том, какие решения принимаются в администрации президента. А заявления, которые звучат из правительства Омской области, — я не верю, что их можно назвать опровержениями, тем более что новость о том, что в очередной раз готовится отставка Назарова, мы слышим из СМИ, мы читаем в «Коммерсанте». Но администрация президента, естественно, ничего не заявляет, поэтому тут достаточно сложно говорить о том, что кто-то точно решил, что Назаров уйдет, или кто-то не решил, что Назаров не уйдет.

И есть действительно несколько человек, которых называют ему на замену, часто в омских СМИ появляется фамилия Сокол. Но его фамилия появляется с 2000-х годов, причем относительно в разных регионах. Сначала говорили, что в Красноярске его назначат, теперь вот в Омске сейчас его фамилия называется. Проблема в том, что Омская область — достаточно проблемный и тяжелый регион, тут надо понимать, что это регион с достаточно низкими зарплатами. Омская область — это регион, в котором есть достаточно существенные проблемы с сельским хозяйством. Омская область — это регион, у которого достаточно большие долги. И на фоне всего этого понимаешь, что очередь на кресло главы Омской области не выстраивается.

Я предполагаю, что все-таки есть какие-то люди, которые заинтересованы в том, чтобы возглавить Омскую область. Но я смогу назвать буквально пару фамилий и то, боюсь, что эти люди не готовы брать на себя полную ответственность. Есть, конечно, Андрей Иванович Голушко, бывший сенатор от Омской области, сейчас депутат от Омской области, депутат Госдумы. Он неоднократно заявлял о том, что все слухи, что Омск любит Назарова, они беспочвенны. И о сенаторах еще говорил — о том, что у них больше полномочий, чем у губернатора.

Возможно, будет какая-то договоренность, история заинтересованных сторон, которая будет определять, что нужен такой губернатор. Возможно, и оставят дальше Назарова, потому что, насколько я знаю регионы, там Новосибирск, Красноярск, Калининградскую область, — везде идут такие слухи, что наш регион уникальный, к нему особый интерес администрации президента и так далее. Мне кажется, что это очень смешно, потому что все-таки эти региональные накруты, тем более, касающиеся таких регионов, как Омская область, это не Красноярский край, это не самый большой регион, это не регион, имеющий экономическую привлекательность, на которую надо делать геополитическую ставку. Я не думаю, что действительно в администрации президента в Москве болит голова по поводу того, что делать с Омской областью. Вполне возможно, что Назарову дадут досидеть его срок. Я думаю, что можно шансы разделить 50 на 50.

И.К.: Если все-таки Назаров уходит в отставку, то кто для региона будет лучше? Варяг или местный?

А.Ж.: Дело в том, что я уже сказал о том, что достаточно много групп интересов в Омской области присутствует. И все имеют какой-то определенный интерес к тому, чтобы первым лицом был именно их человек. Проблема в том, что если сейчас назначить кого-то местного, то очень сложно найти человека, который бы не был связан с одной из группировок. И честно говоря, в публичном пространстве я сейчас не вижу такого человека, который мог бы взять на себя какие-то функции. Скорее всего, придет какой-то варяг или человек с омским бэкграундом определенным, но который имеет определенный опыт в управлении. И такие люди есть в политике, сейчас вот такой человек стал губернатором Севастополя. Такие люди есть, с такими людьми, возможно, будут вестись какие-то консультации или что-то еще. Но скорее всего, исходя из того опыта, который у нас был предыдущий, с назначением врио губернаторов, то есть человек был, там фамилии назывались, но никто не делал на них ставку, как тот же Решетников. То есть про него говорили, что возможен такой вариант, но у него был какой-то омский бэкграунд. Опят же, если говорить про какие-то определенные фамилии, я бы лично, как омич, который, правда, в Омске уже не живет, — я бы лично был бы очень рад, если бы губернатором стал Андрей Иванович Голушко, депутат Госдумы. Потому что я его лично знаю.

И.К.: Посмотрим. Александр, огромное спасибо, что нашли время пообщаться с нами. До свидания.

А.Ж.: До свидания.

А.Х.: У нас на связи Вячеслав Кондаков, редактор ИА «Амител». Вячеслав, здравствуйте.

Вячеслав Кондаков: Добрый день.

А.Х.: Мы обсуждаем новость о том, что грядут отставки нескольких губернаторов, и, кстати, говорят об отставке губернатора Алтайского края, Александра Карлина. Как вы думаете, а в чем причина таких разговоров?

В.К.: Честно вам скажу, я бы делил всю информацию, которая была в газете «Коммерсант», на двое, потому что разговоры в СМИ об отставке Александра Карлина появляются очень регулярно, и никогда за этими слухами ничего конкретного не стоит. И я думаю, что и сейчас ничего не стоит. К тому же, если вы внимательно читали статью, я ее внимательно изучил, — там нет фамилии Карлина. Там сказано, что губернатор Алтайского края, а потом, ниже в тексте говорят о возможных кандидатах, которые могут прийти на эту должность. Там говорится о том, что на Алтае кто-то будет. Вполне возможно, что журналисты, как всегда, спутали Республику Алтай и Алтайский край. Часто такое бывает. И, кстати, разговоры об отставке главы Республики Алтай тоже ведутся давно, поэтому все возможно.

Тут еще есть некая подоплека, все дело в том, что газета «Коммерсант» является одним из информационных спонсоров правительства Алтайского края. Буквально 15 сентября в газете «Коммерсант» вышло большое интервью с губернатором Алтайского края Александром Карлиным, в котором как раз разговаривали о развитии региона. И не секрет, что это было платное интервью. Возможно, именно этой статьей газета «Коммерсант» свои личные интересы воплощает, реализует, поэтому мы не знаем.

А если говорить серьезно, то причин увольнения и ухода с поста Карлина сейчас нет. Рейтинги, которые неоднократно появляются, показывают, что у него неплохой рейтинг. Он, конечно, чуть ниже середины, но регион достаточно сложный, со сложной экономикой, тут нет развитой промышленности, нет больших предприятий, тут в основном аграрный край. Поэтому, несмотря на то, что регион в экономически сложном положении, Карлин на хороших позициях. Его работу можно по-всякому оценивать, но она, безусловно, хорошая и интересная.

Я думаю, что слухи довольно часто можно читать в разных СМИ об отставке главы региона, но вопрос в том, кто придет к нему на смену. И вот это вопрос интересный. Я так понимаю, что у него срок до 2019 года, и я думаю, что вряд ли будут какие-то изменения до этого времени, потому что на данный момент губернатор возглавляет регион уже 11 лет. Это очень длительный срок для глав регионов. И альтернативы ему в регионе нет. Заместителей из его команды тоже нет. А из Москвы нужно делать так, чтобы эта кандидатура устраивала все политические элиты края. Я думаю, что глава региона доработает срок до конца, и к этому времени Кремлю как раз и придется решать задачи поиска оптимального варианта для Алтайского края, потому что регион сложный, и Александру Карлину, как бы к нему ни относились, ему удалось важные вопросы решить за свой срок. Я думаю, что надо относиться к этой информации не так серьезно. Возможно, какие-то губернаторы лишатся своих постов, но вряд ли речь идет об Алтайском крае.

И.К.: Получается, что каких-то объективных предпосылок к тому, чтобы поставить молодого технократа, который бы обеспечивал явку на президентских выборах в 2018 году, а потом бы обеспечивал свои выборы в 2019 году с приставкой врио, — об этом говорить на данный момент не приходится?

В.К.: Я думаю, да. Это какие-то интересы элиты, о которых мы не знаем точно. Правительство Алтайского края опровергли данную информацию, назвав ее слухами.

И.К.: Если все-таки губернатора отправят в отставку, какие возможные кандидаты? Это будет варяг или какой-то человек с неким бэкграундом по региону?

В.К.: Сложный вопрос, на который даже журналисты или политические элиты не могут найти ответа, потому что вариантов на самом деле не так много. Потому что губернатор — фигура очень серьезная для Алтайского края, он занимал высокие посты в администрации президента и человек с большим опытом руководителя. Поэтому он довольно неплохой лоббист, и в наш небольшой бюджет ему каждый год удается привлекать федеральные средства на какие-то проекты, а это очень важно для региона. И я думаю, что это главная задача у губернатора. Поэтому равноценной фигуры сейчас нет. На самом деле, я думаю, что все-таки речь о варяге. И о варяге, у которого нет опыта работы в Алтайском крае. Я думаю, что вот такой вариант будет искать Кремль, потому что я не вижу вариантов. Если из депутатов Госдумы Алтайского края, которых очень мало, там тоже фигуры пока не созрели для этого поста. А других кандидатур я сразу назвать и не могу. Я думаю, что как раз с этим и связано, что губернатор наш чувствует подушку безопасности, потому что у него нет за спиной руководителя, который мог бы прийти и что-то изменить кардинально. А если нет человека, который может кардинально изменить, то зачем менять?

И.К.: Огромное спасибо, что нашли время, пообщались с нами и дали комментарии по теме. До свидания.

В.К.: До свидания.

И.К.: Следующим нашим собеседником будет Юрий Москвич, политаналитик. Юрий Николаевич, здравствуйте.

Юрий Москвич: Добрый день.

И.К.: Сегодня говорим о возможной отставке ряда губернаторов, руководителей субъектов РФ. В том числе, упоминался и губернатор Красноярского края. Возможна ли отставка руководителя края, и каковы причины?

Ю.М.: Во-первых, публикация в «Коммерсанте» — это идеально сделанная утечка информации. Этот прием очень известен, и очень разные органы власти используют его для своих целей. И сам факт такой утечки информации с указанием точного списка областей, краев — это говорит о том, что это серьезно, и что такие отставки возможны. Но сам факт отставки без публикации информации о том, что кто-то из губернаторов, участвующих в переговорах в администрации президента, уже подписал заявление о сложении полномочий по разным причинам, как делается в таких случаях, — это говорит о том, что ближайшая неделя будет очень интересной в России. Этой утечкой администрация президента приглашает всех заинтересованных элитных групп в каждой области для переговоров. И если общественное мнение в этих переговорах сложится в пользу действующих губернаторов, то возможно продление его полномочий, и мы недавно видели такие примеры. А вот если общественное мнение разных лидеров, разных элитных групп будет не в пользу, и они начнут обсуждать возможных новых кандидатов, тогда исход предрешен. И тогда какое-то количество из этого списка уйдет на другую работу, займется очень интересной работой у себя на даче и так далее.

И.К.: Есть ли объективные причины, и стоит ли бояться Толоконскому отставки?

Ю.М.: Конечно, стоит. Раз он попал в этот список, значит, уже есть объективная причина. Я назову несколько из них.

Во-первых, Красноярский край когда-то гордился очень хорошими рейтингами и показателями в экономике, в качестве жизни, в оценке успешности того или иного губернатора. Но вот последние годы, это началось в последние годы Хлопонина, затем Кузнецов, и эту эстафету продолжил Толоконский, — рейтинги стали весьма средними. Сороковые места по качеству жизни, по признанию рейтинга губернаторов, это означает, что что-то неладное происходит с точки зрения администрации президента и, может быть, самого президента. Как так получается, что один из лидеров экономического развития имеет такие не очень хорошие показатели социального развития, и имеется нарастающее количество элитных противоречий, столкновений?

А в Красноярском крае это все чувствуется очень быстро, потому что и в советское время, и в постсоветское время Краснодарский край был баловнем судьбы. Здесь привыкли к очень большому притоку инвестиций. В советское время чуть ли не 10% бюджета СССР вкладывалось, и ГЭС строили, и заводы. В 2000-х годах приход Хлопонина привел к очень большой сумме инвестиций. Насколько я понимаю, там за несколько лет существования Красноярского экономического форума пришло чуть больше 500 миллиардов рублей в разные проекты. А в последние годы тишина. И элитные группы, надеявшиеся на то, что такой очень известный политик, как представитель президента в Сибири, сможет договориться с правительством, помочь всем экономически действующим людям получить доступ к новым инвестициям и так далее, — но, видимо, не получилось. Неудовольствие это я чувствую просто как человек, живущий среди людей. Все меньше и меньше людей обсуждают эту тему, а вы же знаете, что в российском менталитете есть очень интересные особенности, когда можно говорить о проблемах людей и власти. Первое — это смеются над властью, а второе — когда молчат о власти. Так этот этап молчания в Красноярском крае длится уже полтора года.

А.Х.: А как вам кажется, чтобы и вливания были на том же уровне, на котором привыкли жители края, чтобы порядок был, чтобы каким-то образом стабилизировать ситуацию, кто бы мог сменить губернатора Красноярского края? Есть ли у него реальные люди, которые достойны занять пост? Это варяг, это местный, это молодой политики?

Ю.Ж.: Это правильный вопрос, но ответ может быть весьма коротким и ясным. В России поэтов и писателей мало, а политиков — тем более. Это раз, это общая ситуация для страны. А вот когда шли выборы в Госдуму, то появление такого молодого и энергичного бывшего члена команды Хлопонина Сокола всеми воспринималось как его предварительная попытка установить контакт со многими группами интересов, с избирателями. И говорили, что следующим губернатором будет Сокол, но при этом разные точки зрения назывались. Нетерпеливые говорили, что скорее бы он пришел, а вторые говорили: «Толоконский все сделает. Приведет Универсиаду, дойдет до конца срока, и только тогда появится вот этот человек».

И до сих пор в некоторых элитных кругах эта фамилия звучит. Он здесь успешно работал, он вел себя очень по-новому, не как традиционный чиновник, чем приобрел довольно много друзей и почитателей. Но я прочитал эту статью в «Коммерсанте», эта фамилия называется, но удивительно, что она называется как фамилия человека из кадрового резерва президента, который может пойти на самое плохое место и вытягивать этот регион до высот. Там нет привязки, в этой связи многие люди в Красноярске начинают задумываться, что, может быть, у президента другие интересы есть.

Но у меня есть некое ощущение, что сама процедура этих переговоров для многих представителей элит полезна, они с интересом к ней относятся, потому что обычными политическими методами как-то не получается достучаться до каких-то больших изменений, ведь слишком долго придется ждать. И в этом смысле, мне кажется, что люди в администрации президента осваивают довольно интересную процедуру таких переговоров во время такого обострения ситуации в тех или иных регионах. Я недавно выступал как эксперт, как аналитик на радиостанции «Комсомольская правда», и там был звонок одной очень интересной женщины с прекрасным голосом, которая сказала: «Вы знаете, я не пойду на выборы президента, пока в Красноярском крае будет губернатором Толоконский, потому что он повышает себе зарплату, депутатам. В Красноярске постоянно экологические проблемы». Сформировался очень активный пласт населения, который хочет перемен. Но при этом есть и группа, которая вполне достойно работает с властью и говорит, что все нормально, но мне трудно определить, сколько из одной группы, а сколько из другой. Для меня очевиден факт резкой поляризации мнений относительно губернатора в Красноярском крае.

И.К.: Огромное спасибо, что нашли время с нами пообщаться и дать комментарий по заданной теме. До свидания.

Ю.М.: До свидания.

А.Х.: У нас на связи Дмитрий Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем. Дмитрий Анатольевич, здравствуйте.

Дмитрий Журавлев: Добрый день.

А.Х.: Сегодня на «Коммерсанте» опубликовали достаточно большую статью о возможной отставке сразу нескольких губернаторов нескольких областей. Действительно ли ожидать отставки сразу нескольких губернаторов? Или как?

Д.Ж.: Нет. Вы знаете, я, конечно, не могу сказать за президента и администрацию. Я бы сказал, чего бы ожидал я с точки зрения здравого смысла и некого личного политического опыта. Я не ожидал бы массовых отставок в ближайшее время, потому что единый день голосования прошел, следующее голосование будет со следующими политическими выборами. И назначать исполняющих обязанности в новые регионы, сажая их туда на полгода в роли врио, не очень разумно с административной точки зрения, с политической точки зрения, там же будут выборы, и отвечать за выборы будет тот, кто сам и избирается. Это не самая удобная ситуация с точки зрения политтехнологи. Поэтому массовых отставок я бы не ожидал.

Можно говорить о возможных отставках кого-то. Много говорили о Нижнем Новгороде, многократно уже хоронили Меркушкина в Самаре, а он все живет и над нами смеется. Вот почему меня не удивила так и не случившаяся отставка в Нижнем Новгороде? Потому что Валерий Павлинович Шанцев — живой идол губернаторского корпуса, это как его бывший шеф, господин Лужков. Это такой символ губернаторского корпуса. Если есть символическая задача объяснить губернаторскому корпусу, что ситуация меняется, то, может быть, и имело бы смысл уйти Шанцеву. Но отставка не состоялась, потому что смена поколений губернаторского корпуса должна происходить. Вопрос, должна ли она происходить в ближайшие недели. То, что она произойдет, это точно, но вопрос во времени. Завтра, послезавтра или через три дня? Или все это произойдет, грубо говоря, в феврале или в апреле после выборов? Вот вопрос какой. А то, что замена типажа, как в свое время, в конце 1990-х — начале 2000-х заменялись губернаторы-политики, это было наиболее видно в Красноярском крае, на губернаторов-хозяйственников. А сейчас губернаторы-хозяйственники понемногу заменяются на губернаторов-бизнесменов.

Смена поколений идет, и отставки те, которые были, — тогда Путин лично сказал: «У меня нет каких-то претензий к целому ряду ушедших. Они получат новые должности, они останутся частью команды. Речь идет о смене поколений». Он даже лично встречался с 6 ушедшими губернаторами и это лично сказал. Смена поколений нужна, она определена, она явно идет. Вопрос в том, что этот процесс долгий и не полностью электоральный, он не привязан именно к выборам вот тут и сейчас. А поскольку у нас еще и единые дни голосования, то, естественно, подобные отставки нужно суммировать и подводить к определенной точке. Поэтому я не думаю, что завтра с утра мы увидим огромный «губернаторопад». А то, что рано или поздно, в течение определенного времени года поменяется значительная часть губернаторов, это я абсолютно уверен.

И.К.: Вы упомянули о такой тенденции, что молодежь приходит. Насколько активно будут ставить молодежь, и куда пойдет старая команда? Куда Меркушкин пойдет? Куда пойдет Карлин из Алтайского края, который уже 11 лет руководит?

Д.Ж.: У нас есть люди, которые и дольше руководят, например, руководитель нашего угольного края Тулеев. Поэтому по времени нельзя судить. Вот если отсидел 11 лет, то уходи. Все это — вопрос именно стиля управления. Почему молодые? Потому что на 25 году другой России многие подходы, которые мне симпатичны и понятны, просто перестали работать, потому что мир изменился. А это же не только вопрос управленческих решений, это вопрос психологии. Можно приказать человеку делать по-другому, он будет делать, если он опытный и талантливый руководитель. Поэтому уход стариков — это вопрос смены подходов, потому что им трудно уже работать не так, как они уже за всю жизнь привыкли.

Поэтому молодежь, хотя это не та молодежь, к которой мы привыкли, когда говорим это слово, это же не ребят после вуза назначили. Это люди с определенным опытом. Другой вопрос, где этот опыт набирался. В общественных организациях, в бизнесе, то есть не в управлении регионов этот опыт набирался. Или вы думаете, что администрация не смогла бы найти людей в регионах, которые могли бы занять эти посты? Да сколько угодно. Я думаю, что просто задача не такая ставилась, она ставилась именно сменить подходы, вот она и осуществляется, это первое.

Второе — вот региональные элиты не очень велики по численности, а чем меньше количество людей в какой-то группе, тем более сплоченной она является, более тесно связанной. Поэтому замена стиля — это не только губернаторы, это все. А всех убрать можно только вместе, потому что группы очень тесно связаны. Их нельзя менять частями. Ничего из этого не получится. Поэтому такой стиль, что мы назначаем чужого человека, который не связан с местной элитой, который ее переформатирует просто фактом своего прихода. И тем самым мы меняем не просто человека, а всю группу.

И.К.: Что это за система такая, что в вашем понимании губернатор-бизнесмен? Что это за человек в рамках этой новой системы?

Д.Ж.: Это человек, который не привязан к советскому опыту и советским подходам к экономике и обществу. Что у него есть? У него есть подход, при котором главное — это рентабельность в широком смысле этого слова. Человек, для которого регион — это в первую очередь работающий механизм. Это было и для хозяйственника, но при этом у хозяйственника главное было — сохранение промышленности, сохранение рабочих мест в широком смысле этого слова. А что эта промышленность выпускает, это второй вопрос. Губернатор-хозяйственник четко делил общество на своих и чужих. Это не жесткое деление, понятно, что есть свои бизнесмены, есть неправильные чиновники, которых надо убирать. Вот для губернаторов второго поколения, как и первого, очень важно было разделение на своих и чужих.

Нам сейчас нужны руководители регионов, которые будут не разделять элиту, а объединять ее. Но для того, чтобы объединять, нужно быть психологически к этому готовым, не воспринимать тех же бизнесменов или людей другой политической позиции как врагов. Не потому что со всеми надо соглашаться, но различия должны быть поводом для договоренности, а не поводом борьбы. И вот эта система советского хозяйствования таких навыков не давала. Там надо было жестко всех выстроить.

А.Х.: А насколько вообще реальна постановка новых губернаторов нового формата?

Д.Ж.: Это реально, вопрос другой — кто кого отформатирует. Губернатор — местную элиту или элита — губернатора. А это в каждом конкретном регионе будет по-разному.

А.Х.: Не каждый регион готов к внедрению такой новой системы управления?

Д.Ж.: Дело не в этом, ни один регион не готов к этому, иначе ее можно было бы не внедрять, она бы сама появилась. Вопрос в том, что в одних регионах местная элита более влиятельная, более могущественная. Причем прямого боя не будет между губернатором и элитой, они все — президентские назначенцы. Президент — высшая власть. Никто не придет и не скажет: «А я тебя не признаю». Это значит высказать нелояльность первому лицу государства. Но это не упрощает, а усложняет ситуацию, потому что они-то за свои права и привилегии все равно бороться будут. Если бы в другой ситуации они бы постарались новичка не допустить, то сейчас они постараются из него сделать «английскую королеву», которая царствует, но не правит. И вот там, где слаженности и компетентности элиты на это хватит, там новых механизмов не появится. Там, где губернатору и его команде хватит компетентности и слаженности для того, чтобы не допустить превращения себя в номинального руководителя, — там новые подходы появятся, потому что новые подходы — и есть новые люди. А вот дадут ли им реально править, потому что в любом регионе уже все сложено, разделено, определено и построено, и если ты придешь с новым подходом, то тебе придется что-то ломать, а не просто кого-то переставлять, а сами формы хозяйства менять, формы политической жизни менять.

И.К.: Вы сказали, что где-то могут сделать из губернатора «британскую королеву», а где-то нет. Вот в каких регионах сделают, а в каких не получится?

Д.Ж.: Труднее всего сделать «британскую королеву», чем шире там представительство элитных групп. Строго говоря, там не один миллионер, а 50. Тем труднее в этом регионе концентрировать власть в одних руках или руках одной группы. Чем меньше размер элиты, тем легче концентрировать. Ложку воды гораздо легче выпить, чем ведро.

Второе — это уровень развитости жизни граждан. В богатых регионах давление на общество гораздо труднее проводить, чем в бедных. Люди, живущие бедно, они — паттерналисты, они ждут все от государства. И не потому что они люди плохие, а потому что своих ресурсов нет. Люди, живущие богато, они чаще всего индивидуалисты. Тут большой и средний класс, тоже ограничить будет трудно.

И третье — это личные качества, конечно. Понятно, что человек с большим опытом, с большей энергией и с более сработанной командой — как ты его ограничишь? Он просто назначит всех своих на все посты, и будете ограничивать в другом регионе. Поэтому легче сконцентрировать власть, его говорить о моем любимом Поволжье, в Марий-Эл, а труднее всего — в Самаре. Труднее в Екатеринбурге, а легче в Перми. Причем Пермь — это огромный город. Легче в Кирове, но гораздо труднее — в Нижнем Новгороде.

И.К.: Работает ли эта система, что молодое поколение губернаторов-бизнесменов, в Новгородской и Калининградской области?

Д.Ж.: В Калининградской области новый подход был обречен на победу. Это определяет наличие окружения. Ведь я сейчас не о политическом отношении соседних государств к Калининградской области. Я о межрегиональном сотрудничестве. Жители Калининграда ездят в соседние регионы Евросоюза. И это во многом определяет их собственную психологию. Тут гораздо легче быть более современным, чем в Пскове. Но эти новые подходы хорошо видны у соседей, они для них не очень новые.

И.К.: Большое спасибо, что нашли время пообщаться с нами. До свидания.

Д.Ж.: До свидания.

И.К.: На момент подготовки к данной программе у нас был записан комментарий по поводу Самарской области, но к выходу данной программы первая ласточка полетела.

А.Х.: Президент России Владимир Путин подписал указ о досрочном прекращении полномочий губернатора Самарской области Николая Меркушкина. Как отмечается в сообщении пресс-службы Кремля, Меркушкин подал в отставку по собственной инициативе. «Принять отставку губернатора Самарской области Меркушкина Н.И. по собственному желанию», — говорится в тексте указа президента РФ.

И.К.: Пост губернатора Самарской области займет временно исполняющий обязанности Дмитрий Азаров. Это бывший мэр города Самары и сенатор. Также на прошлой неделе был ряд сообщений о том, что может уйти в отставку губернатор Нижегородской области, что может уйти в отставку губернатор Владимирской области, но пока еще не подтвердилось. Из разных источников говорят, что за этого губернатора заступились. Посмотрим, как все будет.

А.Х.: Это была программа «Угол Зрения». Для вас работали Игорь Киценко и Александра Хворостова. До новых встреч.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments