Нескромные фотографии: имеет ли право воспитатель детсада на «личную жизнь» в интернете

Должны ли руководители детсадов контролировать аккаунты своих работников в соцсетях? Также поговорили о том, какие фотографии воспитателей можно считать нормой.
Эксперты: Татьяна Курраева — руководитель филиала детского сада «My Komarik»; Ирина Волынец — председатель центрального совета всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет».

*Техническая расшифровка эфира

Мария Цыганова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. У микрофона Мария Цыганова, это программа «Zoom» на радио СОЛЬ. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «Нескромные фотографии: имеет ли право воспитатель детсада на „личную жизнь“ в интернете».

Накануне СМИ рассказали историю воспитательницы детского сада из Екатеринбурга. Скандал разразился из-за ее страницы в одной из соцсетей, где девушка выкладывала личные фотографии, которые родителям дошколят вверенной ей группы показались излишне откровенными. Воспитательницу попросили удалить аккаунт. Но вскоре выступающие против такого поведения девушка нашли другую ее страницу, где обнаружили те же самые фотографии, которые их по какой-то причине не устраивали. В итоге девушка уволилась с работы.

Сегодня мы поговорим, насколько в принципе актуальна подобная проблема в других детских садах других городов. Немного позднее мы узнаем мнение родителей по этому поводу. А сейчас на связи Татьяна Курраева, руководитель филиала детского сада «My Komarik». Здравствуйте.

Татьяна Курраева: Здравствуйте.

М.Ц.: Ваше личное мнение — имеет ли воспитатель детского сада право по своему личному усмотрению выкладывать в соцсети фотографии или нужно как-то более ответственно к этому подходить, проводить более тщательный отбор тех фотографий, которые он собирается опубликовать?

Т.К.: Мое мнение, что каждый человек должен быть ответственен, и наша профессия, конечно, накладывает тоже определенный отпечаток ответственности. Наши родители — также пользователи соцсетей. Мы должны соблюдать гармонию в том, что мы транслируем миру через соцсети, и в том, что мы собой представляем. Это должна быть какая-то единая картинка. Соответственно, через соцсети должна быть трансляция образа педагога. Поэтому выкладывать, безусловно, можно, но подходить к этому с умом и понимать, какой резонанс и отклик это в итоге вызовет. Мне кажется, это осознанная взрослая позиция взрослого человека.

М.Ц.: То есть когда человек приходит устраиваться на работу в детский сад, он должен осознавать, что это определенный отпечаток на его жизни все равно оставит, и он должен будет как-то соответствовать этому образу?

Т.К.: Мое мнение — да, именно так. Даже если вы выходите с работы, вы все равно не перестаете быть педагогом. Потому что педагог — это все-таки призвание, как и врач, впрочем. Это все-таки интеллигенция. Мне кажется, мы все будем жить в лучшем мире, если все мы будем соответствовать тем социальным ролям, которые мы выбрали для себя когда-то.

М.Ц.: Принимая на работу новых воспитателей, вы каким-либо образом проводите с ними беседы или как-то в дальнейшем контролируете ли вы их деятельность, в том числе, в соцсетях?

Т.К.: Вы знаете, вообще найти качественных сотрудников, которые бы искренне любили свое дело и хотели бы от всей души заниматься работой с детками, — это достаточно проблематично. Мы успешно с этим справляемся благодаря многоступенчатой системе отбора кадров. Безусловно, когда мы все-таки находим тех самых, мы проводим и тренинги, и беседы, потому что и дресс-код определенный у нас принят. Мы формируем представление у детей, как должна выглядеть женщина, педагог. Поэтому это важно. И когда человек идет на работу, приходит к нам, и когда размещает свои фотографии в социальных сетях. Я не могу сказать, что мы контролируем, у нас, к сожалению, нет дополнительного ресурса, чтобы отслеживать это. С другой стороны, тоже ответственно и внимательно смотрим сами, на уровне пользователя. Если замечаем, что есть что отметить и поправить, обязательно выскажем в конструктивной форме.

М.Ц.: Понятие об откровенных фотографиях достаточно растяжимое. Кто-то считает, что откровенные фотографии — это глубокое декольте, а кто-то — когда человек выступает практически в обнаженном виде. Здесь грань уловить достаточно тяжело. Вы как считаете, что еще находится за рамками возможного, а что — за гранью недопустимого?

Т.К.: Я совершенно согласна — сколько людей, столько и мнений. Нет четкого правила, что вот это прилично, а вот это — точно нет. За исключением каких-то ситуаций, когда очевидно — обнаженная фотография, правильно вы сказали. Я думаю, большое значение имеет окружение, антураж и прочее. Если мы видим на фотографиях человека в нетрезвом состоянии, наверное, это не очень приемлемо. При этом у него глубокое декольте, короткая юбка. Тут нужно смотреть и оценивать уже конкретный контент, понимать, о чем конкретно идет речь. Сложно сказать дистанционно, не видя вообще предмета. Желательно просто помнить, что ты — педагог, и это ответственная позиция. И мне кажется, что позиция взрослого осознанного человека должна ему подсказывать, что приемлемо, а что — нет.

М.Ц.: Вы упомянули контекст фотографии, то есть не только внешний вид человека на этом снимке, но также, например, что человек находится в состоянии алкогольного опьянения, это видно. Какие еще могут сюда войти аспекты? Если человек нетрезв, если он неподобающим образом одет. Что еще?

Т.К.: Какие-то жестокие фотографии, если на них запечатлено жестокое обращение с животными или еще с кем-то. В принципе не стоит этим заниматься, а афишировать это — тем более. Также законом не разрешено, и мы проводим дополнительные беседы, чтобы деток нашего детского сада никто не снимал и не выкладывал у себя. Даже если это группа того воспитателя, с кем ведем беседу. Да, это рабочие моменты. Но это дети определенных людей. Если она не давали своего разрешения на съемку, то размещать фотографии этих детей мы не имеем право без этого разрешения.

М.Ц.: А вообще насколько сейчас актуальна такая тема? Вам поступали когда-нибудь подобного рода жалобы от родителей, что ваш воспитатель опубликовал какую-то фотографию, которая не нравится?

Т.К.: Слава богу, нет, не было ни разу. У нас три садика, я руководитель одного из них. В нашем саду таких ситуаций не было никогда. В других садах, если бы что-то такое было, мне бы точно было известно об этом. Никогда, к счастью, не было такого.

М.Ц.: Если бы такое произошло, как нужно себя повести в этом случае? Нужно ли проводить беседу или нужно сразу увольнять человека? Что нужно сделать, чтобы всем было хорошо?

Т.К.: Моя позиция в этом вопросе такова — я и занимаю должность администратора детского сада именно для того чтобы осуществлять превентивные меры, то есть предупреждать такие вещи. В связи с этим я считаю, что нужно было бы сработать на опережение, как вы правильно сказали, мониторить, хотя бы на уровне пользователя. Наверное, звоночки какие-то были и раньше, если там что-то действительно непозволительное. А если уже случилось, то, безусловно, беседовать. У нас нет законных оснований человека взять и уволить. Нужно провести беседу, понять, с чем связано это. Скорее всего, недостаток самосознания какого-то, неосознанность какая-то. Если есть возможность донести это до человека и быть услышанным, то тогда оснований для увольнения нет. Но не все люди слышат, к сожалению, замечаний, даже конструктивных. И если после бесед, может быть, консультаций с психологом не помогает, то тогда, к сожалению, нужно поднимать вопрос о несоответствии занимаемой должности человека.

М.Ц.: Давайте попробуем разобрать с вами обратную ситуацию. Когда такая жалоба появляется, поступает, родители говорят о том, что вот, ваш воспитатель опубликовал непозволительную фотографию. При этом вы открываете его аккаунт и видите, что в принципе-то ничего такого и нет, за что можно было бы наказать человека или даже проводить с ним беседу. Как в этом случае нужно себя повести? Все-таки заставить воспитателя удалить эти фотографии или попытаться родителю объяснить, что здесь нет ничего такого? Здесь, правда, еще возникает вопрос, как дальше поведет себя родитель. Как бы конфликт не раздулся в больших масштабах.

Т.К.: Хороший вопрос, спасибо за него. Вы тут еще одну очень важную вещь затронули. Наша работа всегда связана не только с воспитателями и не только с детьми или с какими-то хозяйственными вопросами, но также и с родителями. Это важные многосторонние отношения. Обычно я стараюсь действовать так, чтобы не один человек принимал решение. Значит, нужна какая-то комиссия, которая будет принимать решение. Нужна какая-то линейка, по которой мы будем отмерять, что дозволительно, что не дозволительно. В комиссию обычно должны входить максимально независимые друг от друга люди. Это должны быть и педагоги, и психолог, и кто-то из родителей, потому что родители должны быть активными участниками образовательного процесса. Но не тот, кто жалуется, а пара родителей, которые независимы. И проведя некое собрание на эту тему, какую-то проблематику мы вскрыли, обсудили, проголосовали и приняли решение. И на основании уже этого планировать дальнейшие действия.

В любом случае, какая-то позиция должна быть озвучена, если высказана какая-то претензия или замечание. И в зависимости от того, где и каким образом эта претензия была озвучена, таким же образом и отвечать обратно. То есть не я одна должна принимать решение, чтобы не было какого-то монополизма на мнение.

М.Ц.: То есть нужно максимально объективно попробовать подойти к этому вопросу. Если я правильно вас поняла, то если родитель неправ, у воспитателя не нашли ничего дурного на его странице в соцсети…

Т.К.: Если такая независимая комиссия приняла решение, что ничего страшного в этом не было, безусловно, нужно встать на защиту воспитателя.

М.Ц.: А если были за воспитателем замечены какие-то нарушения, но дети воспитателя любят, и он один из лучших по каким-то своим внутренним показателям, что в таком случае делать? Ну он не хочет удалять эти фотографии, но при этом он замечательный сотрудник, и без него будет плохо.

Т.К.: Очень каверзный вопрос. Согласна с вами, что противоречивая ситуация. Я считаю, что это просто повод для каких-то тренингов или, может быть, отправить на повышение квалификации. Просто у человека недостаточно сформирована внутренняя педагогическая позиция. Там явно есть какое-то несоответствие. Нужно понять, прежде всего, через разговор, что человек транслирует обществу и что он собой представляет. Если есть здесь расщепление, нужно понять, в чем проблема. Когда мы ее устраним, тогда и получим полную гармонию везде.

М.Ц.: Если вернемся к случаю в Екатеринбурге, когда эту воспитательницу попросили удалить аккаунт, — а как вы считаете, обязательная ли это мера? Ведь существует много способов, например, закрыть свою страницу, чтобы просмотр фотографии был доступен только друзьям. Может быть, можно этим ограничиться?

Т.К.: Я, к сожалению, не видела самих фотографий, с одной стороны. С другой стороны, меры действительно могут быть разные. Возможно, те сотрудники, которые попросили удалить аккаунт, просто не владели полной информацией, как можно закрыть фотографии, ограничить просмотр.

М.Ц.: Только не сотрудники, а именно родители попросили удалить.

Т.К.: Возможно, даже и родители. С другой стороны, работа с родителями — это все-таки работа с большим количеством людей. Эти люди часто противоречивы, и настроения их часто бывают изменчивы. Нужно работать со всеми, чтобы достичь взаимопонимания. Нет у меня готового решения какого-то.

М.Ц.: Видимо, из-за отсутствия подобных ситуаций, слава богу.

Т.К.: Да, по всей видимости, так. Я сопереживаю, сочувствую, я понимаю, что ситуация наболевшая, тревожная. И с одной, и с другой стороны. Я и как родитель, прекрасно могу понять суть проблемы, и как администратор, и как воспитатель. Я могу со всех сторон понять. Другой момент — я считаю, что тут проблема чуть-чуть глубже. Недостаточно просто удалить и все. Потом под каким-то другим никнеймом человек может сделать еще один аккаунт и точно так же размещать все это. И опять же, запретами, какими-то жесткими мерами редко когда можно добиться хорошего результата, долгосрочного. Скорее будет протестная реакция в ответ. Стресс у человека. Лучше всегда стараться договариваться максимально мягко, чтобы достигать какого-то консенсуса двустороннего.

М.Ц.: То есть демократичный подход должен быть.

Т.К.: Да, но при этом не забывая все-таки о том, что работа педагога накладывает определенный отпечаток.

М.Ц.: Как вы уже говорили, воспитатель должен быть воспитателем даже за пределами детского сада.

Т.К.: Совершенно точно. Это все-таки представитель интеллигенции. Работая с детками, нам нужно представлять самую лучшую версию себя всегда. Если ты закрыл дверь и пошел, из окна тебя видят дети, а ты тут же начинаешь неподобающим образом себя вести, то это нечестно по отношению к детям. А дети всегда считывают любую неискренность.

М.Ц.: Огромное спасибо, Татьяна, что нашли время побеседовать с нами.

Т.К.: Спасибо вам тоже.

М.Ц.: Следующим участником нашей программы будет Ирина Волынец, председатель центрального совета всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет». Здравствуйте.

Ирина Волынец: Здравствуйте.

М.Ц.: Как вы считаете как мама, как представитель «Национального родительского комитета», действительно имеет ли воспитатель право на то, чтобы по своему усмотрению выкладывать в социальные сети фотографии?

И.В.: Вообще, конечно, фотографии фотографиям рознь. У нас на сегодняшний день нет регламента, который обязывал бы воспитателей, учителей, преподавателей вузов выкладывать либо не выкладывать какие-либо фото. Нигде не перечислено, что можно выкладывать, а что нельзя.

Одно дело — фотография в полностью обнаженном виде или в каком-то супероткрытом купальнике-бикини, а другое дело — когда родители усматривают что-то предосудительное в полупрозрачной, непрозрачной блузке на воспитателе или учителе. Очень много вопросов возникает, где вот эта грань, за которую можно выйти и за которую нельзя. Помимо того, что воспитатель является воспитателем, он может быть еще и молодой женщиной, которая хочет создать семью, надеется встретить своего будущего мужа. Она не может выкладывать свои фотографии только в очень закрытой одежде.

Я ни в коей мере не оправдываю какое-то нелицеприятное поведение. Но в то же время хочется, чтобы наши молодые женщины соглашались все-таки идти работать воспитателями и учителями, не опасаясь, что кто-то за ними придирчиво следит. И в случае, если нет какой-то необходимости, может быть, все-таки их не третировать?

Допустим, оскорбился папа или мама. Какое это имеет отношение к ребенку? Мы подразумеваем, что воспитанник детского сада еще самостоятельно в интернете не лазит. Если родители думают, что воспитатель, которая выкладывала свои фотографии в полупрозрачной блузке, является каким-то аморальным человеком, то мне кажется, что в этом есть явный перекос. Конечно, если фотографии не соответствуют законодательству РФ, то нужно наказывать строго, по закону и заставлять удалять эти фотографии. Сети, кстати, сами очень часто блокируют таких пользователей, которые размещают фотографии, противоречащие закону. Но если где-то более глубокий, на чей-то взгляд, вырез или более прозрачная, чем хотелось бы, блузка — наверное, все-таки это не основание для такой травли, как, например, в этом случае — в Екатеринбурге воспитатель должна была уволиться.

Вы, может быть, хотите, чтобы пришли какие-то дряхлые старухи, чопорные, в свитерах, в юбках до пят и воспитывали ваших детей? Все-таки желательно, чтобы детьми занимались энергичные женщины, молодые женщины, которые полны сил, энтузиазма, которые хотят заниматься маленькими детьми. Это очень тяжелая работа. И мне кажется, нужно искать какие-то общие точки соприкосновения, какие-то грани и взаимодействовать. И если на взгляд родителей, воспитатель выглядит слишком фривольно на фото в социальных сетях, то почему бы просто с этим человеком не поговорить, чтобы выявить какие-то возможные отклонения в нравственности этого человека, если можно так выразиться. В случае, если родители убедятся, что это безнравственный человек, то уже ставить этот вопрос широко, с привлечением руководства данного детского сада, а не устраивать такой вот суд Линча, не травить. Заведующие детских садов — это тоже люди, которым не нужны скандалы, проблемы. Так же, как директора школ, они в большинстве случаев предпочитают, чтобы сотрудник, сотрудница, которая стала героиней такой скандальной истории, уволилась из детского учреждения и больше не создавала поводов для вот таких разговоров.

М.Ц.: И здесь нужно отметить, что в данной ситуации девушка уволилась по собственному желанию, но от нее потребовали именно удалить полностью аккаунт с ее фотографиями.

И.В.: Но мы же не знаем, как это было на самом деле. Очень часто, когда выкидывают человека с работы, заставляют его написать «по собственному желанию», чтобы не увольнять по статье. Когда работодатель хочет, он всегда может найти огромное количество поводов, чтобы уволить человека очень некрасиво, с каким-то «волчьим билетом». Особенно если речь идет о педагогических работниках. Это достаточно узкий круг, где все друг друга знают. И какую рекомендацию бы она получила в случае, если бы было в трудовой книжке указание на конкретную статью, которая применяется в случае аморального поведения? И потом можно годами судиться, доказывать, что ты не вел себя аморально, но пятно останется, а человеку еще жить и работать. И он, возможно, действительно любит детей, хотел связать свою судьбу с ними, когда поступал учиться в педагогический вуз.

Здесь о чувствах той стороны тоже нужно подумать, о том, что у нас молодые женщины, девушки в принципе без комплексов. Это продукт влияния тех смыслов, которые сегодня главенствуют в нашей стране. Мы, как и весь остальной цивилизованный мир, приложили огромные усилия, чтобы воспитать поколение без комплексов. Мы говорим с ними о сексе…

М.Ц.: А теперь, получается, сами же и давим это поколение.

И.В.: Конечно. Нашими героями сегодня становятся, например, жители «Дома-2», которые вообще ничего не стесняются и готовы заниматься любовью на глазах у миллионов телезрителей. При этом им платят деньги за то, что они все это делают. О чем мы можем вообще говорить? Какие мы можем предъявлять претензии к конкретным личностям, которые являются в общем-то заложниками этой системы, жертвами того смыслополагания, которое есть сегодня. Они являются отражением такого перекоса в нашем обществе, который есть.

Если мы понимаем, что понятие о нравственности у всех разное, тогда нужно четко прописывать какие-то регламенты, инструкции, обязанности. Когда работник подписывает договор, он должен подписать, что он обязуется не выкладывать в социальных сетях свои фотографии с длиной юбки, например, выше скольких-то пальцев от колен, прозрачность блузки — не более 70%. Давайте тогда пойдем по этому пути, для того чтобы у нас каждый работник педагогического фронта знал, на что он идет, какие последствия он может иметь для себя в случае нарушения этих регламентов.

М.Ц.: Вы как мама сталкивались с такими ситуациями? Все равно сейчас дети взрослеют рано, об этом говорят все. Очень многие родители сами им дают компьютер, чтобы заняться какими-то своими делами, отвлечься, посмотреть телевизор. Тем временем ребенок проводит время за компьютером, добавляясь в друзья к своим воспитателям, например. Насколько это распространенная вещь?

И.В.: Когда нечем заняться ребенку либо его родителям, всегда можно найти огромное количество поводов, чтобы придраться к своим близким, к воспитателям, к учителям, к школе. Мне кажется, что когда дети находятся вместе с родителями, то родители должны позаботиться о досуге детей. Сейчас очень много возможностей детского развития — спорт, музыкальная школа, какие-то кружки. И тогда уже будет не до вот этого шпионажа за личными страницами своих наставников. Потому что наши учителя — это тоже живые люди, и они тоже могут ошибаться. Но, наверное, они имеют право на эту ошибку. А не сразу увольнение с позором.

М.Ц.: Все-таки, если ребенок сидит в соцсетях, вот такая политика в семье, у него есть в друзьях его воспитательница, которая выкладывает фотографии свои в интернет, общается со своими друзьями. Понятно, что она выкладывает эти фотографии не для своих воспитанников. И нет в этих фотографиях каких-то обнаженных снимков, но какие-то, о которых мы говорим, нечто среднее — декольте, открытая спина. Действительно ли может травмировать психику ребенка такой снимок?

И.В.: Я не думаю, что декольте воспитателя детского сада может травмировать психику воспитанника. Более того, ни я, ни мои знакомые никогда не обращались с подобными проблемами. Я все-таки за человечность, за открытость, за позитивные коммуникации. Не могу представить, чтобы полупрозрачная блузка учителя моего ребенка или воспитателя как-то оскорбила бы меня или моих близких.

М.Ц.: То есть, если подытожить, воспитатель — тоже человек, он имеет право на личную жизнь и на те фотографии, которые ему по вкусу.

И.В.: Да. Воспитатель тоже имеет право на частную жизнь. Конечно, когда эта частная жизнь отражается в медийном пространстве, например, в соцсетях, все это должно соответствовать каким-то общепринятым правилам. Но пока у нас нет каких-то регламентов, которые утверждены государством, мы не можем предъявлять претензии нашим наставникам — учителям и воспитателям детских садов.

М.Ц.: Большое спасибо, Ирина Владимировна, что нашли время с нами побеседовать.

И.В.: Вам тоже успехов и удачи во всех делах.

М.Ц.: У микрофона была Мария Цыганова, это была программа «Zoom» на радио СОЛЬ. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments