Нефть для всех: могут ли россияне рассчитывать на часть дохода от добычи полезных ископаемых?

Как депутаты КПРФ планируют вывести население из-за черты бедности, и почему правительство раскритиковало эту идею? Также поговорили о том, можно ли в России использовать зарубежный опыт при распределение доходов от ресурсов страны.
Эксперты: Валерий Рашкин — депутат ГД РФ от КПРФ; Игорь Богданов — д.эк. н., профессор, зав. отделом социологии экономики Центра социальной демографии и экономической социологии Института социально-политических исследований РАН; Георгий Бовт — журналист, политолог.

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ. У микрофонов Игорь Киценко и Мария Цыганова.

Мария Цыганова: Здравствуйте. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «Нефть для всех: могут ли россияне рассчитывать на часть дохода от добычи полезных ископаемых?».

И.К.: «Группа депутатов от КПРФ внесла в Госдуму законопроект о распределении в равных долях между большинством граждан части доходов бюджета, связанных с добычей полезных ископаемых. Об этом свидетельствует документ, размещенный в базе данных нижней палаты российского парламента.

Как отмечается в проекте, за первый финансовый год после принятия закона 20 процентов доходов федерального бюджета, поступивших от добычи полезных ископаемых, должны быть распределены между определенными категориями населения. Каждый следующий год раздача денег увеличивается на два процента».

М.Ц.: По предварительным расчетам, выйдет около 10 тысяч рублей дополнительно к своему привычному, честно заработанному доходу на каждого россиянина.

И.К.: Но непонятно, раз в месяц это или раз в год. Но, тем не менее, инициатива прозвучала.

М.Ц.: И она достаточно интересная, потому что, мне кажется, человек, который проживает на территории РФ, не привык к тому, чтобы ему просто так, ни с того, ни с сего давали какие-то деньги. Как это так, такой подарок?

И.К.: Особенно от государства. Но, так или иначе, подача от одной из крупнейших недродобывающих компаний, национальное достояние, все понимаем, о чем мы говорим. Да и каждый человек в нашей стране наверняка задумывался — как же так? Вот оно, национальное достояние, мы по нему ходим. Почему мы от этого не имеем денег?

Большинство об этом задумывались. Но «Правительство дало отрицательное заключение на проект. Часть упомянутых средств расходуется на обеспечение функций государства, в том числе на охрану прав и свобод гражданина, формирование Резервного фонда и Фонда национального благосостояния». Вот где эти деньги? Там, наверное, определенные оговорки, что из этого фонда выделяются деньги на определенные социальные программы, которые не работают вообще.

М.Ц.: По факту обычные люди это никак не контролируют и видеть не могут, как это расходуется.

И.К.: Это темный лес, непонятно, что там происходит. «"Таким образом, право каждого гражданина на получение доходов от использования природных ресурсов реализуется посредством перечисленных расходов государства на обеспечение льгот и выплат, гарантируемых Конституцией России и федеральными законами», — отмечается в заключении правительства".

Мы сегодня пообщаемся с одним из авторов данного законопроекта, это Валерий Рашкин, депутат Госдумы РФ от КПРФ. Здравствуйте.

Валерий Рашкин: Здравствуйте.

И.К.: Ваша партия внесла на рассмотрение законопроект о распределении, грубо говоря, нефтерублей гражданам РФ. Правительство этот проект завернуло, дало аргументацию, якобы там социальные гарантии и так выполняются. И там есть какие-то противоречия, связанные с определенными федеральными законами. Откуда такая инициатива? Идея не нова, но почему именно сейчас к ней вернулись?

В.Р.: Во-первых, они не вернули закон, они дали отрицательное заключение, правительство. Ну у Медведева вообще все хорошо, все в шоколаде. Только у него денег нет, и надо, чтобы народ держался. Сколько может он держаться, непонятно. Мы ряд инициатив вносили, чтобы развить нашу экономику, стимулировать развитие реально сектора, рабочие места чтобы были, доходы чтобы увеличивались. Не принимают, и мы видим, что идет колоссальный кризис. Медведев говорить, что дно какое-то нашли пятый раз, от которого они отпрыгивают. Но никакого дна нет. Статистика — жесткая штука. Долги по зарплате растут, рабочие места сокращаются, безработица растет, заморожены пенсии, стипендии. Все показатели говорят — у нас кризис, и он еще углубляется.

Мы в том числе и этот вопрос выносили. Для того чтобы кризис в экономике и социальной сфере остановить и дать толчок развитию, надо обратить внимание на покупательную способность граждан. Если граждане бедные, они не будут покупать товары. Будут кормиться только крошками хлеба, чтобы не умереть. Не будет товара, не будут завалены склады — не будет работать экономика, промышленные предприятия. Это стагнация.

Поэтому все страны, которые выходили из кризиса, в первую очередь рассматривали, как, каким образом сделать так, чтобы население стало более материально обеспечено, имело средства, чтобы росла покупательная способность. В том числе. Мы не говорим, что это только этот рычаг, но в том числе. Допустим, ОАЭ, Швейцария, Норвегия — они проводили работу, связанную с перераспределением доходов от природных ресурсов — нефти, газа, угля, металлов и т. д. — населению через бюджетное перераспределение. Бюджетное, индивидуальное, персональное перераспределение этих средств. Вот этот механизм мы и внесли. Это первый аргумент.

Второй — справедливость. В нашей стране колоссальная несправедливость с точки зрения использования природных ресурсов и их богатств всему населению. У нас 1%, единицы олигархов пользуются природной рентой. Прием стараются вывести средства за рубеж, в офшоры. Там разместить активы, собственность закупить, бизнес сделать. А в России — это говорил в нескольких посланиях президент не раз, об этом говорило правительство, мы постоянно вопросы задавали — мы никаких мер не принимаем для вывода капитала, а тем более — святое! — от природных ресурсов. Вот чтобы навести справедливость, в том числе, экономика плюс справедливость — мы внесли этот законопроект.

Мы его прорабатывали давно. Не потому что какое-то время подошло, а потому что наработали материалы, посмотрели всю статистику и опыт работы мировой и подготовили этот закон. Он абсолютно позитивен со всех сторон. Увеличение покупательной способности населения — раз. Наведение справедливости при распределении богатств от природных ресурсов, а у нас 60% мировых запасов находится в России — это два. Третье — пополнение доходной части, как бы странно ни было, но вместе с этим законом мы внесли уже два закона о пополнении доходов бюджета РФ. Это закон о прогрессивной шкале подоходного налога и закон о национализации или передаче в государственные руки производства и продажи ликеро-водки и табачки. Вот эти два закона дают доходы в бюджет минимум 4−4,5 триллиона рублей. А закон о перераспределении дает возможность увеличить покупательную способность и дать толчок к выходу из этого кризиса. Мы считаем, что он абсолютно позитивен со всех сторон.

И.К.: Приводилась такая цифра — 10 тысяч рублей. Это в месяц или в год?

В.Р.: Это в год. Это первоначально. Мы предложили по годам ввести эту норму. И другие страны шли поэтапно. Не все количество граждан, только определенные категории. Какой процент из бюджета отдается первоначально, чтобы посмотреть, как будет доходная часть, как будет распределение, этот механизм. Первый год мы предложили по 10 тысяч в год. И принять эти, как минимум, три закона. Тогда можно уже идти дальше, с чего начинать. Я не сторонник того, что давайте сразу по полной, минимум 50% от доходов сразу распределять и т. д. С этого начинаем. И мы там расписали погодовое внедрение данного закона.

Стоимость первого года внедрения данного закона, мы посчитали, где-то порядка 2 триллионов рублей. А в плюсе 4,5. То есть еще и в плюсе будет бюджет РФ и бюджеты субъектов.

И.К.: 13 сентября премьер Медведев заявил, что доходы российского бюджета от налогов и сборов в первом полугодии 2017 года превысили объем нефтегазовых поступлений. Получается, что немного опоздали с этой инициативой, потому что налогов стали собирать больше, я так понимаю, мы с вами стали жить лучше, больше стали платить налогов. И 10 тысяч в год, если распределить это на 12 месяцев, — курам на смех.

В.Р.: Давайте спросим у граждан — каждую копейку смотрят и считают. Это первое. Второе — 2 триллиона рублей будет влито в оборот. Вы говорите — всего лишь 10 тысяч. А 2 триллиона рублей? У нас весь бюджет 13,5 триллионов. Когда смотришь в сумме — это пойдет на развитие. Сегодня в экономику вообще не вкладываются — ни целевых программ настоящих, не развиваются те обрабатывающие отрасли, которые дают подпитку и развитие производства, товарного производства. А здесь мы целевым порядком, но через население мы вливаем в экономику 2 триллиона рублей. Это большая цифра. Поэтому когда говорят, что понемножечку — курочка по зернышку клюет. Россия огромная, 140 с лишним миллионов граждан. Это серьезный государственный шаг с точки зрения преодоления кризисных явлений, чтобы как-то заработала экономика.

М.Ц.: С СМИ как-то очень расплывчато звучат формулировки Кабинета министров, которыми они аргументировали свою отрицательную точку зрения на эту инициативу. Поподробнее можно об этом узнать? Что именно их не устроило?

И.К.: Ссылаются на Фонд национального благосостояния, которого уже нет, и все ушло в Резервный фонд.

В.Р.: Вы совершенно правы. Правительству нечего сказать. Когда я аргументирую — плюс доходная часть бюджета, причем 4,5 триллиона, это не копейки, — молчат, проглотили. Я говорю — плюс 2 триллиона в экономику вольется через население — опять молчат. У них нет ни одного аргумента — юридического, экономического, политического, перспективного, чтобы отклонить этот закон. Они все это написали расплывчато, что и так все социальные обязательства якобы правительство выполняет. Оно не выполняет социальных обязательств. Когда я их припираю к стенке и говорю — вы пенсии заморозили, а пенсии сегодня у нас не дотягивают и до половины средней зарплаты по промышленности, хотя еще 7 лет назад клятвенно обещали, и указ президента есть о том, чтобы сравнять размер пенсии к размеру средней зарплаты по промышленности. Вы стипендии заморозили, детские пособия и все остальное тоже заморозили, тарифы вы не замораживаете на тепло, на газ, на электроэнергию, на воду — на все. А это удар по экономике. Они растут, каждый год по закону один, но и два, и три раза повышаете.

Поэтому шаги, которые делает правительство, — я вижу, что они направлены не на развитие экономики. А словами можно что угодно оправдать. Фактуры и объективных показателей, что данный закон не надо принимать, правительство не сказало. Все аморфно, расплывчато, мол и так мы хорошо живем. Указы президента по социальной сфере, по зарплате медицинским работникам, учителям, по росту зарплаты и т. д. сорвали? Сорвали. Не выполнено и на 40%. А в правительстве говорят — а у нас все хорошо. У них все хорошо. У Медведева все хорошо. А у населения денег нет. Вот он и говорит — денег нет, но вы держитесь. У членов правительства все хорошо, потому что в кризисный год — посмотрели данные по зарплатам и доходам министров, членов правительства и в субъектах у губернаторов — у всех в плюс. А у населения минимум на 15% доходы упали. У них все хорошо — у населения плохо. Экономика в кризисе, социальная сфера в загоне — а им все хорошо. Понятно, они такое заключение и дали.

М.Ц.: Если мы предположим, что закон пройдет, все будет хорошо, пройдет первый финансовый год, когда по 10 тысяч будут выплачивать человеку за этот период, что будет дальше? Как вы считаете, какой будет идеальная картина, если все пойдет наилучшим образом? Посмотрим вперед на 5 лет, на 10.

В.Р.: Имеется практика зарубежных стран, мы посмотрели — половина доходов от прибыли, от реализации природных ресурсов должны попадать населению. Это идеал, к которому человечество уже пришло на Земном шаре. Надо будет стремиться к этому. Но надо с чего-то начинать. Первый шаг — утвердить, что право на доход от природных ресурсов имеют все граждане России, а не только олигархи и личности, которые эти средства уводят в офшоры, за рубеж и в экономику не вкладывают. Это главная цель, это первое чтение закона, это концепция закона. Пойдет ли правящий класс на это, покажет пленарное заседание.

Я сторонник того, чтобы природные богатства, природная рента, природные ресурсы работали на граждан непосредственно, конкретно, лично, а не через какие-то механизмы перераспределения, которыми владеют чиновники, и они просто не допускают использование богатств природных ресурсов на пользу граждан. Они их обманывают, все разворовывают, растаскивают, в коррупционных махинациях все это тонет. Мы же видим, доклад генерального прокурора на пленарном заседании о том, что годовой бюджет РФ разворовывается в откатах, во взятках, в коррупционных схемах. А когда непосредственно на счет гражданина будет капать эта природная рента, это и есть личная, точечная и индивидуальная помощь. Воспользуется природными богатствами каждый гражданин. Что и написано в Конституции, — равное право на использование бюджетных средств, в том числе, от природных ресурсов. Это прямая норма Конституции, которую мы сегодня воплотили в закон.

И.К.: Валерий Федорович, огромное спасибо, что нашли время с нами пообщаться и дать комментарии.

В.Р.: Всего доброго, спасибо.

И.К.: Следующим нашим собеседником по данной теме будет Игорь Богданов, доктор экономических наук, профессор, заведующий отделом социологии экономики Центра социальной демографии и экономической социологии Института социально-политических исследований РАН. Здравствуйте.

Игорь Богданов: Добрый день.

И.К.: По поводу инициативы коммунистов о распределении нефтерублей среди населения — насколько это возможно?

М.Ц.: Именно в России.

И.Б.: Вы знаете, коммунисты очень любят обещать людям сказки. Мы с вами помним, что один из великих коммунистов пообещал в 2000 году всем коммунизм. Потом другие еще что-то обещают. Так как сейчас в Норвегии объявили о том, что каждый гражданин Норвегии заработал 146 тысяч долларов, это его личный вклад в добычу нефти, то и наши коммунисты решили, что им надо повторить норвежский опыт. С одной лишь разницей, что экономика страны сегодня находится не просто в тяжелом состоянии, а в критическом состоянии. И ни о каком перераспределении денег, естественно, речи быть не может в стране, где практически 40 миллионов людей относятся к категории бедных, то есть у них не хватает денег на питание. В стране, где уровень медицинских услуг находится на самом низком уровне в мире.

Поэтому это просто, я бы сказал, издевательство надо людьми — говорить о каких-то нефтяных доходах, которых в стране давно уже нет. Вы прекрасно помните о том, что весь Резервный фонд исчерпан. И когда он даже был, его тратили не на то, чтобы помочь бедным частям населения, и депутаты-коммунисты за это также голосовали, а они пошли на то, чтобы поддержать банковскую систему, когда мы знаем, что эти деньги в основном были украдены в стране и выведены за рубеж. И каждый месяц мы читаем в Google, что в этом месяце меньше украли денег, всего лишь только 10 миллиардов долларов. А вот в прошлом месяце было 14. Так что у нас есть перспективы.

На самом деле, я считаю, что ни о каких перераспределениях несуществующих денег не может идти речи. И это все равно, что в свое время, мы помним еще, старшее поколение, как нам обещали приватизационные чеки и говорили коммунисты, в том числе, что они обеспечены «Волгой», каждый человек получил «Волгу». Потом оказалось, что они именные не стали, а стали какие-то обезличенные благодаря товарищу Чубайсу. И все, люди остались нищими. Поэтому я просто могу с возмущением говорить о том, что не надо обманывать людей и не надо говорить о каких-то мифах. Нет денег в стране, и надо это понимать. Деньги ушли на более нужные вопросы. Мы провели великолепные Олимпийские игры, мы сейчас проведем Чемпионат мира по футболу, в ближайшее время фестиваль молодежи. У нас много прекрасных мероприятий так называемых, очень нужных, очень полезных, в то время, когда в Ростовской области горняки голодают, уже есть принципы людоедства. А мы в Ростове делаем дороги, строим стадион, отели и т. д. Это глобальные проблемы. У нас хватает на что тратить деньги, минуя то, чтобы распределять их среди населения.

И.К.: При каких условиях распределение нефтерублей было бы возможным, на ваш взгляд?

И.Б.: Если бы экономика в стране существовала, если бы не было критического состояния со всеми, тогда можно было бы о чем-то говорить. Но сегодня, к сожалению, при этой экономике ни о каком перераспределении средств не может быть речи.

М.Ц.: А если взять другие страны, как вы считаете, действительно ли успешен этот проект там, где он все-таки существует, где он реален?

И.Б.: В Норвегии же от успешен. Мы с вами это видим, это же не мифические слова, это реальность. И то, что норвежцы, уже подняв свою экономику, не тратили нефтедоллары, а складывали их в Резервный фонд. И теперь, собрав все эти средства, они сообщили буквально на днях о том, что у каждого норвежца такая сумма есть практически на счету. Будут ли они распределены или нет, это решение парламента и правительства Норвегии. Поживем — посмотрим.

В других странах таких мероприятий не делается. Хотя мы знаем об отчислениях в ОАЭ, в Катаре, как они решают эту проблему. Каждый гражданин Катара может поехать за рубеж, получить образование, пройти лечение и т. д. Есть выплаты в ОАЭ. Но это из другой сказки, это не Россия.

Нам сегодня нужно бороться с проблемой бедности. И потом, какое распределение на всех? У нас 2% населения держит 95% собственности государства. Давайте лучше тогда скажем — пусть они, эти 2% населения поделятся с остальной частью, 98% страны, хотя бы не миллиардами, а хоть чем-то. Но у нас этого не происходит. И мы знаем, к чему все это ведет. Мы строим опять какие-то мифические мосты, уже в мозгах людей, а не между континентами.

Давайте за реальность браться. Простой пример привожу — во всех богатых странах богатых люди платят налоги не ниже 60%. А в нашей стране миллиардер платит 13%. А если он умный миллиардер, как делают сейчас многие, — они выезжают из страны, деньги зарабатывают здесь, а налоги они не платят, они же больше полугода провели заграницей. О каких 13% может идти речь?

У нас есть откуда взять деньги. Давайте введем то, о чем кричат все ученые. Доказано много раз, что надо ввести прогрессивную шкалу налогообложения. Это неправильно, что тетя Клава, которая моет лестницу в подъезде, получает 7 тысяч рублей, и она платит налог 13%. И олигарх, который заработал в этот год всего лишь 150 миллионов долларов, тоже платит 13%. Давайте, ребята, где-то разумность проявим. Может быть, надо с него взять, как в Европе? Почему он не уходит в свою любимую Францию? Потому что там с него возьмут налог. Он там только живет, а здесь он платит налоги.

И.К.: Игорь Яковлевич, огромное спасибо, что нашли время с нами пообщаться.

И.Б.: Спасибо. До свидания.

И.К.: Готовясь к сегодняшней программе, я почитал, что та же тетя Клава, которая получает 7 тысяч за то, что моет лестницу, платит не 13%, а суммарно всех налогов она выплачивает приблизительно 45%. Разные налоги. Да, какая-то часть ей компенсируется в виде льгот, потому что тетя Клава — пенсионер, живет в Москве, имеет социальную карту москвича, там проезд и т. д. Но уезжаешь на 200 км от Москвы — город Владимир, картина совсем другая. В другую сторону — Калуга, Ивановская область, Рязань — то же самое, совсем другие цифры, меньше социальных гарантий, которыми должно государство поддерживать население.

М.Ц.: Предлагаю послушать мнение еще одного нашего эксперта, который тоже давно занимается этим вопросом. Это Георгий Бовт, журналист, политолог.

Георгий Бовт: Здравствуйте.

И.К.: Сегодня говорим о законопроекте, который депутаты КПРФ внесли в Госдуму, о распределении нефтерублей по гражданам РФ. У нас была огромная публикация на «Газета.ru» с приведением огромного количества примеров, что эти программы работают. В частности, это касается безусловного дохода. Есть предварительный расчет от коммунистов, что примерно по 10 тысяч рублей в год будет. Это сущие копейки.

Возможно ли введение подобной программы по европейским образцам у нас в России? Потому что в бюджет огромное количество денег идет от нефтегазовых компаний.

Г. Б.: Это предложение не новое, оно обсуждалось еще в 1990-е годы. Тогда его выдвигал Сергей Глазьев, например. И, кажется, тогда называлась партия «Родина» тоже. Тогда подсчитали, что при тех ценах на нефть, они примерно сейчас на таком же уровне находятся, приходилось бы примерно по 100 долларов в год на каждого жителя страны. Поэтому откуда коммунисты взяли 10 тысяч, не знаю. Красивая цифра — 10 тысяч. В принципе, их можно пропить раз в год с большим вкусом, в провинции это деньги большие. Это если говорить о доходах с нефтегазового экспорта.

Если говорить о безусловном доходе, то эта идея другая несколько. Она не касается нефтегазового экспорта. Она касается того, что людям, вне зависимости от того, работают они или нет, обеспечивают некий ежемесячный доход, чтобы они на него жили. Был эксперимент в свое время в Канаде, в 1970-е годы. Он в принципе более или менее успешно отработан был, но потом от него отказались. Финны сейчас тоже некоторое количество людей обкатывают на предмет вот этого безусловного дохода. Было предложение у одного из кандидатов на выборах Франции. Посмотрим, чем он закончится у финнов. А швейцарцы отказались от этой идеи в свое время на референдуме, как они обычно делают, поскольку сочли, что это слишком дорого обойдется казне.

Но в принципе, я думаю, что рано или поздно, когда людей заменят анероиды на работе, то все больше людей останется не у дел. И для того, чтобы поддерживать производство и потребление, все равно придут к этой идее, сначала в развитых странах, а потом в не очень развитых странах, чтобы стимулировать спрос путем раздачи денег. Так называемые «вертолетные деньги», которые либеральные американские экономисты уже ввели в оборот для поддержания спроса, стимулирования его и экономики.

Что касается нефтегазовых доходов, то есть пример Аляски. Исключая страны Персидского залива богатые, где тоже такая схема действует, но на Аляске она действует уже несколько десятилетий. Там в зависимости от этих самых доходов каждому жителю положен ежегодный бонус. Он варьируется, самый меньший в истории был 800 долларов, а самый высокий — за 2000 долларов. Но на Аляске мало населения, поэтому там это хорошие деньги, а нефти больше, чем населения.

М.Ц.: Все-таки это достаточно неплохая инициатива, если рассматривать, что человек может получить какие-то бонусы от государства. А что касается именно минусов, потому что у данной инициативы все равно много противников, — вы что видите в отрицательных моментах этой инициативы?

Г. Б.: Минус там один небольшой, но он имеется — откуда вы возьмете эти деньги? Вот и весь минус.

И.К.: А как же Фонд национального благосостояния и Резервный фонд, куда идут как раз-таки эти деньги?

Г. Б.: Их теперь слили уже, нет больше национального благосостояния, мы его проели и слили в Резервный фонд. Поэтому он остался один.

Хорошо, это вопрос тогда о том, какие в принципе отношения между гражданами и государством, куда идут налоги. Они идут на мост в Крым, на остров Русский, на войну в Сирии, поддержку Украины, юго-восточной ее части. Или они идут еще куда-то. Коммунисты хотят просто, чтобы государство в нынешнем виде взяло да и поделилось какими-то доходами. С какой стати оно будет делиться? Я не очень понимаю механизм осуществления этой идеи. Если оно пенсии не может индексировать в соответствии с инфляцией. На следующий год обещана индексация в районе 3% что ли. Если оно это не может сделать, то о каких 10 тысячах речь идет? Когда у нас 5 тысяч компенсации в этом году заплатили пенсионерам, то у нас сразу уровень благосостояния по году вырос — настолько это оказались существенные деньги в масштабах страны. Но это говорит обратное, о том, что население бедное. Поэтому 5 тысяч сыграли на статистику довольно серьезно.

Поэтому никаких 10 тысяч в бюджете нет в нынешнем виде. И поэтому это чисто воды безответственный популизм.

И.К.: То есть это просто слова на ветер, сотрясание воздуха? По вашему мнению, зачем это нужно коммунистам тогда? До президентских выборов далеко еще довольно-таки. Или это уже начало какой-то гонки?

Г. Б.: Зачем сотрясать воздуха? Затем, чтобы получить какую-то популярность. Нужно же какие-то выдавать инициативы на-гора. Тема «Матильды» занята Поклонской. Коммунистам надо найти свою тему. Поскольку они уже поняли, что Путин в ходе избирательной кампании каким-то образом будет играть на теме бедности и повышения благосостояния, то они украли у него эту идею заранее, я думаю. Хотя пользы от нее в исполнении коммунистов никакой. Одно дело, когда Путин что-то обещает, а другое дело — что эти клоуны.

М.Ц.: А есть ли благоприятные примеры, где гораздо большие суммы какие-то выплачиваются? И не ежегодно, а ежемесячно?

Г. Б.: По-моему, в Италии, в паре городов есть такой эксперимент тоже с выплатой. Но пока не подвели итоги этих экспериментов, трудно сказать, чем они закончатся. Нужно же посмотреть много факторов — как это сказывается на занятости населения, не начинают ли люди лениться, переставать ходить на работу, переставать ее искать и т. д. В Швейцарии один мог быть результат референдума, а в Италии, скажем, другой. Представьте себе, что такой референдум прошел бы у нас, как бы на нем люди проголосовали.

Хотя были опросы, чисто гипотетические, и там вроде не такое сумасшедшее число собиралось бросать работу. Многие собирались продолжать работать, несмотря ни на что. Я точно не помню цифры, но они совершенно не говорят о тотальной лености русского народа. Ну, а что вы будете делать?

И.К.: Да, я тоже с коллегами в редакции общался. Ребята говорят — да даже если 150 тысяч ежемесячно мне будет давать государство, все равно я буду ходить на работу, потому что не дома же сидеть, в конце концов.

Г. Б.: А потом, вы же знаете, что много денег не бывает.

И.К.: Конечно. Чем больше денег, тем больше возможностей, потребности возникают, хочется чего-то побольше, покомфортнее, интереснее, красивее и т. д.

Г. Б.: Закон возрастания потребностей, придуманный еще при социализме, никто не отменял.

И.К.: Откинув все реалии, все экономические, политические составляющие, которые сейчас есть у нас в стране, как вы видите образ будущего согласно этой инициативе о распределении нефтерублей среди населения? Идеальная картина как вам видится?

Г. Б.: Я не вижу, что эта идея может реализоваться в нашей стране. При нынешнем в хорошем смысле режиме они не может реализоваться, потому что нет достаточного контроля со стороны населения и давления со стороны населения за деятельностью власти. А когда власть не чувствует давления, она всегда и во всех странах садится на шею. Поэтому ничего она платить не будет, пока этого не потребуют. Когда коммунисты получат большинство в парламенте, тогда им можно будет разгуляться на эту тему. И есть еще президент, между прочим. Когда они получат и это, и то, и пятое, и десятое, тогда они могут порезвиться на эту тему.

Но есть такая страна, как Венесуэла. И там таких программ было дофига и больше, когда нефть была дорогая. И чем это кончилось, мы сейчас видим. Для Венесуэлы это кончилось экономическим крахом, абсолютно полным. Катастрофой, поскольку люди перестали работать, воровать стали большей, никакой гражданской ответственности, коррупция и т. д.

И.К.: Это можно как-то связать с менталитетом венесуэльцев?

Г. Б.: Можно, конечно. Он отличается от швейцарского. Венесуэла, кстати, единственная страна в мире из тех стран, где было разрешено владение огнестрельным оружием гражданскому населению, где преступность после этого выросла. Во всех остальных странах, в том числе, в постсоветских, постсоциалистических, типа Молдавии, Эстонии, Болгарии, она упала. Такие вот они люди.

И.К.: Подобные программы работают же в Кувейте, в ОАЭ.

Г. Б.: Потому что там маленькое население. Если бы у нас было население 10 миллионов человек в стране, то и у нас бы это работало. Приезжали бы десятки миллионов таджиков, если в пропорции к ОАЭ, там 20% населения коренного, а 80% - это гастарбайтеры из Пакистана, Филиппин, откуда они только не едут. Коренное население получает все пряники, бонусы, 20 или 30 тысяч сейчас платят за рождение ребенка. Они могут себе это позволить. Но остальные никаких льгот не имеют. Если бы у нас было столько населения, тогда бы мы, конечно, да. Нас слишком много. Чтобы эта схема заработала в нашей стране, нужно миллионов на 120 меньше.

Сумма будет больше, граница будет большая, охранять ее будет некому. Соответственно кому-то надо будет поручать охранять границу. Это тоже интересный вопрос. Можно нанять наемников, но вдруг они пропустят врага в сердце страны?

И.К.: Ну вот, а я уже было понадеялся на 10 тысяч рублей в конце года. Думал новых игрушек купить на елку. Но нет.

Г. Б.: Купите ОФЗ российского правительства, там процент 7 или 8. На них и живите.

М.Ц.: Большое вам спасибо за ваши комментарии.

Г. Б.: Пожалуйста.

И.К.: Законопроект не отвергли, просто дали отрицательное заключение. Он будет дорабатываться, перерабатываться, будут вноситься поправки.

М.Ц.: Возможно, мы в скором будущем вернемся к этой теме.

И.К.: Это была программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ. У микрофонов были Игорь Киценко и Мария Цыганова. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Культурная пятница

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments