Митинг запретили, а недовольство осталось: противники Томинского ГОКа рассказали о «закручивании гаек»

В Челябинске активисты продолжают бороться за отмену строительства Томинского горно-обогатительного комбината. Вот только последний митинг не состоялся, а организаторы были задержаны полицией по разным причинам.
Эксперт: Василий Московец — активист движения против строительства Томинского ГОКа.

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «ZOOM» на радио СОЛЬ, у микрофона Валентина Ивакина.

Сегодня мы поговорим про строительство Томинского ГОКа, это объект, который должен появиться в Челябинской области. И вроде как работы уже стартовали. Понятно, что когда речь идет про строительство такого крупного предприятия, как Томинской горно-обогатительный комбинат, велики протестные настроения в обществе. В минувшие выходные, 17 числа, активисты, которые выступают против строительства ГОКа, намеревались провести крупный митинг. Говорят, один из крупнейших в последнее время. И не получилось, не удалось. Власти не согласовали, в итоге многие активисты были задержаны. О том, что именно произошло, мы побеседуем с одним из активистов движения против строительства Томинского ГОКа, узнаем у него из первых уст, поговорим, на какой стадии все находится, узнаем, какие претензии есть у местных жителей к этому объекту. Озвучу пару слов с сайта Томинского горно-обогатительного комплекса. Говорят, что это будет один из самых масштабных, современных и высокотехнологичных объектов в медной отрасли, который будет реализован в России. Инвестиции в проект превысят 65 млрд рублей. Предполагается, что Томинский ГОК будет производить по 28 млн тонн медно-порфировой руды в год, из которой будет производиться более 500 000 тонн медного концентрата. Это тысяча рабочих мест и прочее, прочее, прочее. Почему же местные жители негодуют? Сегодня и узнаем. На связи с нами активист движения против строительства Томинского ГОКа Василий Московец.

Василий, здравствуйте.

Василий Московец: Добрый день.

В.И.: Вот смотрите, такой вопрос: СМИ анонсировали, что 17 сентября должен был состояться чуть ли не самый крупный митинг за все время протестов против строительства Томинского ГОКа, но что-то пошло не так. А теперь уже некоторые ресурсы пишут, что целенаправленно прессовали организаторов митинга. Что же происходило? И состоялось ли мероприятие хоть в какой-то форме?

В.М.: Действительно, было подано уведомление на митинг 17 сентября 2017 года, 4 организатора были, в том числе и я. Митинг обещал быть многочисленным, очень удачным, очень представительным. У нас как раз сейчас на этих выходных стоит бабье лето. К сожалению, после того, как мы подали заявку в администрацию на шесть тысяч человек на Алое поле, это специально приспособленное место для проведения публичных мероприятий в Челябинске, нам администрация отказала в согласовании по одной единственной причине, якобы эта площадка не вмещает шесть тысяч человек. И предложила нам провести наш митинг в пятницу в десять часов утра в сквере имени Колющенко, тоже центр города, но в приличном отдалении. Естественно, что с таким неприемлемым предложением мы согласиться не могли. Но, тем не менее, мы сразу же предложили администрации в письменном виде уменьшить количество участников митинга до двух с половиной тысяч человек. Администрация на это нам сказала, что это у вас не согласительная процедура, а новое уведомление. А раз оно не содержит все обязательные реквизиты уведомления, то мы отказываем вам повторно. Мы обратились в суд. Судья Советского районного суда Захарова отказала нам в удовлетворении нашего иска, поэтому митинг оказался несогласованным. Мы сразу же, как организаторы, сообщили об этом людям, об этом же сообщали и по радио, и по телевидению, и на сайте администрации было соответствующее информационное сообщение. Ну и сотрудники полиции приняли свои обычные, точнее, необычные меры — все четыре организатора были выведены из строя. Меня и Сергея Белогорохова пригласили в девять часов утра в один из районных центров нашей области, в Сосновский район для допросов в качестве свидетелей. Бориса Золотаревского, возвращавшегося из Екатеринбурга, остановили на въезде в Челябинск, доставили в суд и оштрафовали на 25 тысяч рублей по его акции, которая проходила 15 августа. Вот такая ситуация.

По другим событиям: люди собрались в приличном количестве для такого мероприятия, но митинг, естественно, был сорван. По сути дела, это была прогулка или встреча. Полиция очень бдительно следила, чтобы не было никакой символики движения. Никакой звукоусиливающей аппаратуры не было, да и выступить-то толком никто не мог.

Представьте себе картинку. Алое поле — это сквер. Огорожена площадка была металлическими ограждениями, везде стояли сотрудники полиции, автозаки, собаки. Такой антураж сам по себе отпугивает людей. Смельчакам, которые хотели в этот загон зайти, им вручали сразу же никем не подписанные, но предупреждения о том, что они совершают ужасное правонарушение, и там где-то еще было написано, что до семи лет лишения свободы за это грозит. И, тем не менее, в таких условиях собралось около сотни человек. Приходили, уходили, таким вот образом, судя по фотографиям. Я, естественно, не попал туда. К счастью, никаких задержанных у нас нет, никаких провокаций не произошло, никаких беспорядков никогда у нас не происходило. Все окончилось благополучно, все пришли домой.

В.И.: Возникает вопрос, почему не согласились на альтернативную площадку, которую вам предлагали власти? Тоже недалеко от центра…

В.М.: Еще раз повторюсь, вот одно дело — в воскресенье митинг, а другое — в пятницу, в десять часов утра. У нас большинство людей работают, учатся.

В.И.: Именно из-за времени. Если предложили бы в выходной день, вопросов бы не возникло?

В.М.: Если бы предложили бы в субботу или в воскресенье, это было бы нормальное предложение. Но здесь задача не была согласовать, чтобы всем было удобно. Здесь была конкретная задача — сорвать. Заведомо неприемлемое предложение. У нас три организатора работают, один организатор — студент. Мы не можем в пятницу в десять часов. Тем более митинг-то для людей проводится, а большинство работают на пятидневке.

В.И.: Василий, а такой еще вопрос: какие еще были признаки того, что делается все, чтобы целенаправленно сорвать мероприятие?

В.М.: Во-первых, это самый главный признак. Кроме того, весь остальной полицейский антураж: каждому из организаторов предостережение. Мне точно известно, что еще примерно 30 людям вручили такое же предостережение о недопустимости экстремистских действий, как мне вручали. Всю субботу все прокуратуры районные работали у нас без перерыва на обед и на сон, как говорится, вручали людям предостережения. Мы в шутку называем эту акцию «Приедь в прокуратуру — получи предостережение». Видимо, существует какой-то список активных участников движения «Стоп ГОК», по которому людей доставляли в прокуратуру при разных обстоятельствах. Кто-то вышел за хлебом, к нему подошли мужчины, сказали пройти с ними в прокуратуру, кто-то от родителей узнал, что его вызывают, кого-то с улицы в пятницу доставляли в отделы полиции, брали объяснения, вручали предостережение. То, что все 4 организатора были выведены из строя, это точно.

В.И.: А вот ранее? Это же далеко не первый митинг на вашей истории. Протесты идут уже давно. Ранее с подобным сталкивались?

В.М.: В такой жесткой форме ни разу не сталкивались. У нас никогда не было несогласованных мероприятий. Так или иначе, если мы обращались на центральную площадь, на площадь Революции, нам говорили идти на Алое поле — ну хорошо. Или мы обращались на Алое поле, нам говорили идти в сквер Колющенко — ну хорошо. Всегда в целом договаривались. Но и факты отказов были. В 2015 году мы хотели провести автопробег, нам отказали в согласовании. Ну отказали и отказали, дальше пошли. В сентябре этого года нам отказали в участии в вернисаже. На мой взгляд, это такая хорошая форма была бы, если бы она как следует организовывалась — общественно-политический вернисаж. Все политические партии, все желающие общественные объединения в людном месте представляют свою деятельность, свои достижения челябинцам. Так вот, мы подали заявку, мне даже не ответили на нее.

В.И.: Можно сделать такой вывод, что действия властей и правоохранительных органов стали в последнее время немного жестче по отношению к тем, кто активную позицию проявляет. Василий, а с чем это можно связать, это изменение отношения?

В.М.: Губернатор Дубровский 23 августа сделал такое заявление, что он выступает сторонником строительства Томинского ГОКа, что больше нет вопросов, что это отличный проект. Предложил из Челябинска сделать Карабаш скоро, самую грязную точку планеты. И, естественно, раз политическое руководство области приняло такое решение, что Томинскому ГОКу быть, значит, «Стоп ГОК» не нужен. Вот отсюда и пошли такие действия.

В.И.: Летом была череда событий. В июле 2017 года, если опираться на информацию, опубликованную на сайте самого Томинского горно-обогатительного комбината, на международной промышленной выставке министр промышленности и торговли России Денис Мантуров и председатель Совета директоров Русской медной компании Игорь Алтушкин дали старт разработке Томинского месторождения меди. И после этого, как раз месяцем позже, высказался и губернатор Челябинской области. Правильно ли я понимаю, что до этого пару лет губернатор воздерживался от того, чтобы принять чью-либо позицию?

В.М.: Не совсем так, он не воздерживался, он, губернатор Дубровский, появился в 2014 году. И тогда его риторика была совершенно другая. Да, крупные проекты есть, но есть и взволнованные, обеспокоенные люди, давайте разбираться. И он в декабре 2014 года на какой-то конференции предложил установить волю народа. У нас демократическое правовое государство, как народ считает. Это абсолютно нормальная позиция. Только мы предлагали референдум, а он предложил не проводить референдум, а провести социологическое исследование. Заказали его ВЦИОМ. Авторитетная организация, ни от кого не зависит, от местных игроков, так скажем. Мы это восприняли абсолютно нормально. И потом он следующее сказал, что есть независимые челябинские специалисты, они могут быть субъективны, так как они челябинцы. Есть РМК и их специалисты, но они, естественно, напишут все, что нужно РМК. А давайте проведем независимый аудит этого проекта. Нормальная постановка вопроса.

И вот наступили результаты. 73 процента челябинцев категорически против реализации этого проекта, 68 процентов жителей Коркинского района против реализации этого проекта и 63 процента жителей Сосновского района против реализации этого проекта. О чем еще говорить. Все, надо сказать, у нас люди против, до свидания. Однако этого не произошло. Дальше, с аудитом еще интереснее. Предполагалось, что это будет независимый аудит, независимых специалистов. Министерство экологии Челябинской области, которое возглавляет бывший сотрудник РМК, провело конкурс, в ходе которого выиграл право проводить экологический аудит Уральский государственный горный университет. Мы сначала обрадовались. Горный университет, большие специалисты. Заходим на сайт, смотрим, что золотой спонсор университета РМК.

То есть мы за счет бюджета Челябинской области оплатили. У них и РМК, и область спонсоры. В итоге мы получили сомнительное заключение, которое частично подтвердило наши опасения, но при этом не поставило запрет, что этот проект реализовывать нельзя. Тем не менее, наши опасения подтвердились в части гидрометаллургии и в части хвостохранилища. Так и это в настоящий момент игнорируется. И в итоге мы подходим к тому, что случилось с Дубровским. Сначала он сказал, разберемся, какая воля людей. Разобрались и пошли дальше. Проигнорировали тот факт, что 73 процента против, и провели экологический аудит. Аудит сказал, что такие аспекты есть очень опасные, РМК и Дубровский сказали, что да, рекомендации нужно учесть. А в итоге на публичных слушаниях седьмого апреля, что эти рекомендации университета не полностью выполнены. В проектной документации их, по крайней мере, не видно.

В.И.: В августе ресурсы приводили высказывание губернатора и звучали такие слова: «Национальная буря вокруг томинского ГОКа не соответствует масштабу самого проекта». Возможно, это из контекста вырванная фраза. И был еще такой комментарий, суть которого в следующем. Компания несколько раз переносила сроки запуска проекта, прислушивалась к мнению местных активистов, к независимым экологам. Якобы вносили правки в технические решения и прочее. Все сделали, но это не изменило мнение людей, которые говорят, никогда мы с этим не согласимся. То есть, якобы, наоборот, компания идет на встречу, а люди все не согласны.

В.М.: Нет. Во-первых, это неправда. Компания никак не идет на встречу. Мы сформировали целый пул экспертов высочайшего уровня, которые прямо говорят, что этот проект недопустим ни в каком виде. Компания декларирует, что она идет на встречу, что она собирается выполнить рекомендации Уральского горного университета, спонсором которого является. И они сказали, что будут, например, отказываться от аквахранилища. Однако они же оплатили разработку генерального плана Томинского сельского поселения. И в этом плане мы увидели, что хранилище есть, с теми же самыми параметрами. Они полностью игнорируют законодательство. Как они могут услышать людей, если ЧОП РМК не пускает людей на публичные слушания.

Всем, кто интересуется этой темой, советую открыть рекомендации совета при президенте по правам человека и развития гражданского общества. Они были опубликованы буквально на днях. И там дана оценка всей этой ситуации. Там написано, что ЧОП РМК «Безопасность» не пускает людей на публичные слушания. Мы приезжаем, нас не пускают молодчики в черном обмундировании. При этом полиция бездействует. Арбитражным судом области вынесено решение о том, чтобы обязать Томинский ГОК предоставить челябинской общественности проектную документацию строительства ГОКа. Это решение вынесено 28 декабря 2015 года. Ни одной бумажки до сегодняшнего момента не представлено. Приставы бездействуют. Как можно сказать, что «Русская медная компания» идет на встречу.

В.И.: Василий, давайте поясним радиослушателям, тем кто не вкурсе, что такое Томинский ГОК. Кто не в курсе вашего протестного движения.

В.М.: Вся история началась в 2012—2013 годах. Движение существовало с седьмого декабря 2012 года. Что такое Томинский горно-обогатительный комбинат? Это предприятие первого класса опасности. Это не какое-то промышленное супер современное производство. Это две ямы глубиной 540 и 430 метров. Это обогатительная фабрика, где медь отделяют от пустой породы и отправляют на медеплавильный комбинат. Итогом деятельности этого комбината, по сути дела, являются отходы. Между собой мы ее называем не горно-обогатительным комбинатом, а фабрикой по изготовлению отходов. У нас чрезвычайно бедное месторождение. Даже в официальной литературе, в документах называется «самое большое месторождение беднейших медно порфировых руд». То есть из одной тонны породы добывается три килограмма медного концентрата. Все остальное идет в отходы. При этом все это занимает территорию в самом экологически чистом месте пригорода Челябинска. Важно понять, почему люди возмутились. Казалось бы, ГОКов много. Потому что в Челябинске складывается экологическая катастрофа. У нас день за днем неблагоприятные метеоусловия, постоянный смог, много людей аллергиков, увеличилось число онкологических заболеваний. Одно дело, ГОК поставить в Забайкалье, где ближайший населенный пункт в восьмиста километрах. Может он там никому вреда не причинит, а у нас его строить просто нельзя. И люди это понимают. Поэтому сформировалось народное движение из представителей города Челябинска и юго-западного пригорода. Это часть Сосновского, Коркинского районов, Копейска. Люди используют все законные методы, чтобы остановить этот безумный коррупционный проект. Живых обращений к президенту, подписей передано более 163 тысяч. А что такое 163 тысячи подписей — это 10 процентов челябинской агломерации. Если челябинскую агломерацию взять, нас миллион шестьсот примерно. Я эти подписи сам отвозил в администрацию президента первого декабря 2015 года. Нам ответил младший помощник старшего дворника какой-то возмутительной отпиской. Тем не менее, строительство не начиналось.

Вы правы в том, что оно началось в июле-августе 2017 года. К сожалению, это так.

В.И.: То есть работы идут?

В.М.: Работы идут. Подготавливается устройство карьера, вырубается защитный лес. Этот лесной массив на месте промплощадки предполагаемого ГОКа, он относится по закону к защитному лесу Челябинска. Такой статус был установлен еще 1957 году. Однако прежнее руководство области, администрация губернатора Юревича, который находится в международном розыске, они перевели лес из статуса защитного в разряд эксплуатационного. А его можно вырубать спокойно.

В.И.: Василий, с митингом, который был намечен на 17 сентября не задалось. Дальше какие цели, какие планы?

В.М.: Еще раз напомню, что пятого сентября вышли совершенно замечательные рекомендации Совета по правам человека, там написано, правительству Российской Федерации, губернатору Челябинской области обеспечить учет мнения граждан по вопросу строительства Томинского ГОКа. Губернатору Челябинской области включить представителя движения «Стоп ГОК» в рабочую группу. Федеральной службе судебных приставов провести проверку бездействия челябинских приставов. МВД провести проверку законности привлечения частного охранного предприятия к обеспечению общественного порядка на публичных слушаниях. То есть всем ведомствам были даны конкретные рекомендации. Ситуацию я вижу так, что нам всеми силами нужно настаивать на выполнении этих рекомендаций.

В.И.: Как вы можете добиваться выполнения этих требований?

В.М.: Не добиваться, а настаивать на выполнении требований. Хотели на митинге выдвинуть представителя, о чем говорилось, включить представителя движения в рабочую группу. Можно в середине октября спросить каждое ведомство, как были выполнены эти рекомендации.

В.И.: И последний вопрос. Каковы шансы на победу? Можно в процентном соотношение.

В.М.: 99 на 1.

В.И.: 99 то, что победите?

В.М.: Победим. Потому что никто не сможет проигнорировать волю народа. Когда подавляющее большинство против.

К сожалению, пока мы с вами разговариваем, рубка леса идет. Жалко, но не смертельно. Высадим новый. Но предприятие не построят. Слишком большой общественный резонанс. Слишком оно опасно. Челябинск находится на грани экологической катастрофы.

Ситуация очень плохая, и мы изо всех сил пытаемся обратить на нее внимание. Челябинск называют опорным краем державы, а у нас катастрофа. Как только сотрудники администрации вникнут в ситуацию, они на этом проекте поставят крест. И нет никакого смысла.

В.И.: Сейчас в сети можно найти комментарии, что Владимир Путин ближе к Новому году негативно высказался по поводу строительства ГОКа в канун выборов, и тем самым завоюет голоса жителей Челябинской области.

В.М.: Это было бы очень здорово. Я тогда первым пойду за него голосовать, если он будет выдвигаться. По одной простой причине. Потому что в противном случае… Как сейчас получилось. Сейчас федеральное руководство не высказывается по этому поводу. Я не говорю о министрах, а о председателе правительства, о Путине. Он же тоже был на этом «Иннопроме» и не горел желанием нажать на эту кнопку, дать старт. Он проинформирован, какая ситуация.

А другой кандидат в президенты, Алексей Навальный, кандидат в кандидаты, скажем так. Он знает эту ситуацию, что челябинцы возмущены, и их мнение проигнорировано.

В.И.: Он даже хотел к вам на митинг приехать.

В.М.: Он не хотел, он приезжал. И очень конкретно выступил. Сказал, что мне все равно, за меня будете голосовать, не за меня, мне здесь не жить. Вы голосуйте за тех, кто против ГОКа. Люди эту формулу услышали, усвоили. И между собой ее всегда обсуждаем. Если Путин скажет, что поддерживает жителей Челябинска, то я буду предпринимать меры не только запретить ГОК, но и дальше предпринимать срочные меры для того, чтобы мы могли здесь жить. Тогда он соберет все голоса. Если он промолчит или скажет, что на Челябенске он ставит крест, то, соответственно, будет совершенно другой результат на выборах.

То, что администрация срывает митинг… Мы объясняли в суде, какая ситуация, что произойдет от того, если случится митинг. Их уже было 11, почему бы не провести еще один. Не согласовывайте, хорошо. Но недовольство осталось, оно не высказано, оно никуда не делось. И к чему это приведет на выборах?

В.И.: Не будем озвучивать прогнозов. До чего договорились. До выборов договорились.

Василий, спасибо, что нашли время пообщаться с нами, рассказать о ситуации, которая складывается вокруг Томинского ГОКа в Челябинской области.

В.М.: Спасибо вам за внимание к нашей проблеме.

В.И.: Для радиослушателей напомню, что на связи с нами был активист движения против строительства Томинского ГОКа Василий Московец. Это была программа «ZOOM» на радио СОЛЬ, у микрофона Валентина Ивакина. Прощаюсь с вами. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Культурная пятница

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments