Всероссийский митинг дольщиков и дальнобойщиков: акции протеста пройдут в 57 регионах страны

16 сентября дольщики и пайщики выйдут на улицы городов с митингами и одиночными пикетами. Сколько человек в стране «платят ипотеку за воздух»? Также узнали, кто и как препятствует проведению акций протеста.
Эксперты: Александр Головко — руководитель всероссийского движения «Бездомный дольщик»; Вадим Емельянов — обманутый пайщик (г. Норильск); Светлана Гарбузова — обманутый дольщик (г. Волгоград); Владимир Воробьев — обманутый дольщик (г. Омск).

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофона Валентина Ивакина. В рамках сегодняшней программы мы обсудим всероссийский митинг, который прокатится по России 16 сентября. Это массовое мероприятие, которое анонсировали обманутые дольщики. Анонсировали проведение 16 сентября. Встречалась информация о том, что к этому митингу присоединятся дольщики из 55 регионов России. Сегодня уже новые данные поступают, что якобы 57 регионов примут в этом участие. А некоторые ресурсы говорят о том, что дольщики объединятся с дальнобойщиками, и будет такой массовый протест.

Информация распространяется в социальных сетях. Говорят, что эпицентром и главным организатором выступает Санкт-Петербург, потом Москва, список городов-участников огромный. В частности, сообщается, что в Петербурге мероприятие пройдет на Троицкой площади днем в субботу.

Многие ресурсы напоминают, что это не первая всероссийская акция протеста дольщиков. В десятках городов нечто подобное прошло 25 июля. До сих пор неизвестно общее количество человек, которые приняли в этих акциях протеста участие.

Немного статистических данных, затем перейдем к беседе с нашими спикерами. Сегодня с нами на связи будет Александр Головко, руководитель всероссийского движения «Бездомный дольщик». Попробуем выйти на связь с дольщиками из регионов, которые намерены 16 сентября выйти на улицы своих городов. Пока же зачитаю данные, которые были опубликованы на портале Realty.newsru.com: «Согласно данным Минстроя, число обманутых дольщиков в России сегодня в общей сложности составляет примерно 76 тысяч человек, оплативших квартиры в 785 проблемных объектах. Эти люди внесены в соответствующие федеральные и региональные реестры. По неофициальным же данным, обманутых дольщиков в России значительно больше — около 150 тысяч человек.

Между тем летом в России был принят закон о создании компенсационного фонда дольщиков. Документ установил единую ставку взноса застройщиков в фонд на уровне 1,2% от цены каждого договора участия в долевом строительстве. Эти средства планируется направлять на достройку объектов в случае банкротства застройщика».

Предлагаю перейти к обсуждению грядущего мероприятия, которое 16 сентября прокатится по России. Первый спикер, с которым мы побеседуем в рамках этой программы — это Александр Головко, руководитель всероссийского движения «Бездомный дольщик». Здравствуйте.

Александр Головко: Добрый день.

В.И.: Расскажите про акцию, которая должна состояться 16 сентября, про этот всероссийский митинг — что это будет такое? Пока просто поражают масштабы, что 57 регионов уже откликнулись и готовы как-то себя проявить, подключиться.

А.Г.: Нас поражают даже не масштабы, а то, что все это мы делаем без какого-либо государственного финансирования, на энтузиазме людей, притом, что мы взаимодействуем с несколькими политическими партиями по программе помощи «Бездомный дольщик», когда мы в разных регионах России предоставляем помещения на базе штаб-квартир ЛДПР, КПРФ отделений, «Справедливой России», партии «Яблоко» и еще не подходе несколько менее крупных партий. Нас поражает то, что все это мы делаем сами, из собственного кармана, на энтузиазме людей, не участвуем в предвыборных кампаниях, не поддерживаем никаких кандидатов на выборах и делаем это все с единственной целью — реализовать свое право на жилье, на свои оплаченные квадратные метры и сделать так, чтобы остановить обман дольщиков и пайщиков, то есть людей, которые элементарно купили квартиры в новостройках.

Всероссийский митинг «Бездомный дольщик» мы придумали на 16 сентября с логичной и естественной целью — как продолжение предыдущего всероссийского митинга и с тем, чтобы люди, которые были в отпусках, на дачах и не в своих городах, имели возможность вернуться и заявить о проблеме. Мы назначили на субботу, при этом в различных регионах идет история о том, что митинги не согласовывают официально. Поэтому среди городов, которые были заявлены, многие будут вынуждены выйти на одиночные пикеты. Там, где не будет митингов, люди будут все равно выходить с акциями протеста, но акция протеста будет в форме одиночных пикетов, которые не нужно согласовывать. Некоторые люди, например, в Сыктывкаре выйдут на день раньше, вечером 15 числа, в пятницу. У них будет мероприятие с 17 до 19 часов, официально согласованное. Есть люди, которые выйдут на день позже, 17 числа, потому что не смогли пробиться на субботу, вынуждены были подавать заявки на воскресенье. Мы всех поддерживаем одинаково.

В.И.: А есть какой-то предварительный список, в каком количество городов одобрили проведение митингов, а кто выйдет с одиночными пикетами? И чего больше?

А.Г.: В большинстве городов сопротивление властей заключается в том, что людей пытаются не согласовать переносом на окраину. То есть вместо нормальной площадки в центре города, которая оказывается занятой под разные культмассовые мероприятия крайне патриотического содержания, людям предлагают собираться на пустырях, за городом, вдоль автотрасс и т. д. И поэтому основная идея даже не в том, чтобы провести именно митинг, а идея в том, чтобы пресса, которая туда приглашена, могла попасть на этот митинг, и обычные люди, общественность, прохожие, которые просто гуляют по городу, кто едет на метро, автобусе, трамвае, троллейбусе, могли увидеть, что такое событие вообще происходит. В частности, в Санкт-Петербурге, чтобы оказаться в центре города, мы вынуждены были подать заявку на 21 место в центре Санкт-Петербурга. Не одну за одной, а 21 место.

В.И.: И в итоге одну локацию вам одобрили из этого списка?

А.Г.: Да. При этом нам предлагали Южно-Приморский парк, как это обычно в Санкт-Петербурге происходит, и Удельный парк, это метро «Удельная», очень далеко за кустами, там 290 метров от крайнего бордюрного камня, 370 метров от входа. В общем, если бы вы были просто человек, который хочет приехать к нам, вы могли бы заблудиться, не дойдя до места.

Заявок было даже больше, чем 21, их было около 30. А реально мы застолбили 21 место в центре Санкт-Петербурга, чтобы в итоге получить Троицкую площадь около Троицкого моста. Это самый центр Питера. Туда соберутся не только обманутые дольщики и пайщики, но труда приедут члены правительства Санкт-Петербурга, члены правительства Ленинградской области, если ничего не отменится. Будет два вице-губернатора — вице-губернатор Санкт-Петербурга по строительству Албин Игорь Николаевич и вице-губернатор Ленинградской области Москвин Михаил Иванович. Пока договоренность существует. Они готовы выступить и отвечать на вопросы людей.

В.И.: А есть такие города, где приняли заявку от дольщиков, и не было никаких препон?

А.Г.: Реально таких городов, к сожалению, нет. Повторюсь, что везде, где подают заявки, и по опыту этого митинга, и предыдущих, везде идет полный отказ. По 54 ФЗ отказать людям в проведении митинга невозможно, администрация должна предоставлять альтернативное место. При этом, как вы знаете, в Уфе администрация умудрилась не предоставить альтернативное место, а все 5 мест, которые были предназначены для проведения митинга, отказать. Это возможно обжаловать с помощью наших юристов. Но реальное событие, которое уже произойдет 16 сентября, — люди будут вынуждены стоять на одиночных пикетах по всему городу.

Мы будем привлекать внимание региональных и федеральных СМИ тем, что ролики и прямые трансляции в интернете, фотографии, короткие видео в места событий будем передавать в федеральные СМИ.

Во многих регионах, например, в Краснодаре администрация прямо говорит дольщикам и пайщикам, что — ребята, просьба не бузить, не выходить, иначе будут проблемы. Существуют проблемы и у дальнобойщиков, которые принимают участие в наших митингах. Это «Объединение перевозчиков России». Мы их поддерживаем, потому что ребята могут остаться без работы по закону. У нас тоже забрали деньги, и по закону их не вернуть. У дальнобойщиков проблемы возникают профессионального характера. В частности, когда они выдвигаются к месту митинга, их может до 5 раз останавливать сотрудник ДПС с проверкой документов, аптечки и пристегнуты ли вы в салоне. То есть человек физически не может добраться до места митинга, если только не берет такси и не приезжает как пассажир.

В.И.: Да, такое уточнение — в этот раз дольщики объединяются с дальнобойщиками. А как это фактически будет проявляться, кроме того, что дальнобойщики, видимо, на своем рабочем транспорте будут до места добираться?

А.Г.: Нет, не на рабочем. Большегрузные машины в центрах большинства городов запрещены, поэтому приедут они, конечно, на легковушках. Но сейчас происходит автопробег, который идет из Москвы во Владивосток. И «Объединение перевозчиков России» едет с нашими флагами и символикой, то есть не только со своей, но и с нашей, о том, что всероссийский митинг 16 сентября, принимайте участие. Часть дольщиков и пайщиков из регионов, по которым проходит пробег, могут присоединяться к автоколонне, сопровождать ее на определенном протяжении и выкладывать фото и видео на наших каналах в YouTube.

В.И.: То есть в режиме онлайн можно все это отсмотреть.

А.Г.: Да. У нас существует около 85 сообществ в Instagram, Facebook, «ВКонтакте», «Одноклассниках», Twitter, короче, везде. Кроме этого, существует три официальных канала на YouTube — «Обманутая Россия», «Украденные дома» и «Спасем наш дом». На всех этих каналах выкладываются наши видео, фото, и чем дальше, тем это будет больше.

У нас существует всероссийская программа помощи «Бездомный дольщик». Эта программа подразумевает, что практически в любом городе России, 85 регионов дольщики и пайщики могут обратиться к нам по телефону +7 921 962 22 19. И люди, которые обращаются к нам, на безвозмездной основе получают от нас возможность собираться в своем городе, мы выделяем помещение, обычно это происходит по выходным, в субботу или воскресенье, где люди каждую неделю или раз в две недели могут собираться своим ЖК, особенно это актуально для ЖСК, то есть для людей, у которых не договор долевого участия, а договор пайщика. У них нет реестров, им крайне трудно найти друг друга. Здесь они могут собираться не на улице под дождем, не около стройки, не в кафе, а в нормальном помещении, обычно в центре города. Мы можем предоставить юристов, организационную помощь. Люди заполняют документы в прокуратуру, в органы строительного надзора, заполняют документы для судов. Вся эта помощь называется «Всероссийская программа помощи „Бездомный дольщик“».

В.И.: То есть полное сопровождение, от, А до Я. 25 июля уже в десятке городов прошли пикеты, шествия, акции протеста…

А.Г.: 24 региона было.

В.И.: Теперь куда больший охват. А есть ли уже какой-то результат от того, что дольщики стали объединяться, сейчас еще и дальнобойщики присоединились? Как-то это способствует решению проблемы?

А.Г.: Отвечу очень аккуратно. Изначально история с дольщиками и пайщиками была инициирована партией КПРФ, фракцией КПРФ в Госдуме, спасибо им за это. 25 апреля 2017 года они провели некий съезд дольщиков и пайщиков, на котором сделали как бы общественное объединение при партии КПРФ. В июле этого года все обратили внимание, что было активное внимание к дольщикам и пайщикам в связи с изменением 214 ФЗ и принятием поправок. Многие депутаты используют эту тематику в своих предвыборных программах. Я как руководитель движения «Бездомный дольщик» заявляю, что все это является фальшью, постановочными действиями и обманом населения с целью снизить протестную активность. Никакие поправки в 214 ФЗ, как и никакие предвыборные обещания партий и отдельных кандидатов не приводят ни к каким реальным действиям по защите интересов дольщика и никаким образом не влияют на судьбу пайщика. Ни один дом не построен и не будет построен в связи со всей этой псевдоактивностью.

Наши действия по выведению людей на всероссийские митинги являются акцией протеста, где мы говорим, что только работа по каждому конкретному ЖК приводит к конкретным результатам. Дорожные карты, которые были анонсированы, что в августе каждый глава региона обязан представить дорожную карту, то есть план действий по всем проблемным объектам в своем регионе, является постановкой и мишурной деятельностью.

В.И.: То есть фактического решения нет? Дорожные карты были предоставлены или как?

А.Г.: Это полный фуфел. Перед отпусками чиновники нарисовали некую дорожную карту, то есть план действий по объекту, который они до этого не отслеживали в течение 2, 3, 4 лет, а теперь они неожиданно для себя получили задание очень оперативно подготовить, каким образом достроить дом. Никакие дома в соответствии с этими планами достроены не будут. Все действия, которые осуществляют органы власти, не приводят ни к каким реальным результатам.

Единственный способ решить проблему пайщиков и дольщиков конкретного ЖК — это реально объединяться в движение, реально собираться группой несостоявшихся жителей по этому дому, реально нанимать юриста, собирать документы по своему дому, проводить вопросы, которые относятся к строительным вещам, смотреть, что по факту построено, получать договора на присоединение, стребовать дубликаты документов, собирать материалы для суда и т. д. Только реальные действия по каждому конкретному дому могут привести к результату. Никакой чиновник в ситуации, когда он выходит на капустное поле, где стоит какой-то недостроенный остов здания, а деньги уже украдены, уведены, не может достроить это здание щелчком пальцев. Никакой монополист не может подключить объект к сетям бесплатно. Все это требует денег. Реального способа разрешения этих проблем, к сожалению, не придумано.

Мы работаем с Минстроем РФ, с министром Менем и с его заместителем Стасишиным по реальной работе, по каждому ЖК, по плану по достройке домов. И только в случае, когда государство подключается живыми деньгами, финансированием, выделением земельных участков и другими конкретными действиями, возможно обсуждать достройку домов. Но обман бывает и там. Существуют объекты, на которых у людей украли деньги по несколько раз, включая государственное финансирование на достройку домов. Проблема стоит остро.

В.И.: Я просто пытаюсь понять, на то тогда нацелены эти акции протеста. Привлечь внимание властей, чиновников, жителей страны? Если вы говорите о том, что чиновники какие-то действия предпринимают, а на самом деле это ничего не дает.

А.Г.: Вы все правильно поняли. Акции протеста нацелены на то, чтобы привлечь внимание СМИ, общественности, чиновников и органов надзора к проблеме. Каждый ЖК, который выходит на митинг, говорит о том, что у него есть конкретная проблема, и она требует конкретного решения. У большинства дольщиков и пайщиков, которые обмануты в сфере долевого строительства, есть конкретные планы, каким образом достроить свой дом. Большинство людей разбираются в проблеме своего дома лучше, чем чиновник, который получил это поручение неожиданно для себя, и у него есть срок — в течение двух недель разработать какую-то документацию. С этими людьми реально не разговаривают.

3 июля 2017 года в Госдуме были публичные слушания, когда дольщиков и пайщиков со всей страны пригласили на эти слушания. Мы утверждаем, что даже и эти слушания были постановочным спектаклем. Люди задавали вопросы по заранее подготовленным спискам. Задавать вопросы, которые не были в списке, было нельзя. И в зал пустили только тех людей, которые были специально допущены от, понятно, партии «Единая Россия». Люди, которые приехали в Москву по спискам от других партий со всех регионов, остались в тот день на улице под дождем. В Москве был штор и ураганное предупреждение. Лил проливной дождь. Людей, которые пришли со своими картонками на Охотный ряд к 10 подъезду Госдумы с синим козырьком-навесом, охрана специально выгоняла из-под длинного козырька, чтобы картонки посекло дождем. Вся эта деятельность являлась театральной постановкой.

В.И.: То есть главная цель — привлечь внимание общественности?

А.Г.: Привлечь внимание общественности и заставить власть исправлять их работу. Никакое новое законодательство, внесение изменений в него, ужесточение не работает, если не исполняется то законодательство, которое существует. В большинстве случаев уголовные дела не доходят до судов, а когда доходят, разваливаются в судах. В большинстве случаев в органах строительного надзора работают люди, которые не имеют профильного строительного образования, являются людьми со странным высшим образованием или в лучшем случае юристами. В большинстве органов надзора никогда не выявляются факты, которые подтверждают очевидное — отсутствие на строительной площадке сетей, каркаса дома либо дома как такового. Люди годами пишут губернатору, вице-губернатору, полпреду в своем регионе, обращаются в органы прокуратуры, в полицию. Но им каждый раз приходят отписки.

В.И.: Правильно понимаю, что началось-то все с Санкт-Петербурга?

А.Г.: Конечно. Мы с женой купили как обычные люди трехкомнатную квартиру. Купили по ДДУ, даже не ЖСК, не договора предварительного финансирования, не соинвестирование, не предварительный договор купли-продажи — обычный ДДУ по 214 ФЗ. В 2014 году мы заключили такой ДДУ на трехкомнатную квартиру с моей женой Головко Ириной Михайловной в ЖК «Ленинградская перспектива», метро «Девяткино», административно Ленинградская область, край Санкт-Петербурга и Ленобласти, группа компаний «ЛенСпецСтрой». Компания являлась просто отделом продаж. Они собрали с нас деньги и около 2 лет просто не приступали к строительству. В дальнейшем эта компания выводила на объект подрядчиков, которые дешевле денег, пыталась с этими подрядчиками не расплачиваться деньгами, а расплачиваться квартирами в не построенном доме. И каждый раз, поработав немного времени, 2−3 недели до КС, это строительные формы, КС-2, КС-3, одно объемы, другое цена, люди предъявляли им КС к оплате, те переводили разговор, «давайте расплатимся квартирами», строители просто бросали объект и уходили. Объект простаивал 3, 4, 5 месяцев до того времени, когда приходили следующие идиоты. Таким образом компании удалось на отдельных секциях возвести до 4 этажей, на отдельных секциях возвести до 8 этажа.

Само производство работ ниже среднего, нарушения многочисленные, на объекте до сих пор отсутствует законченная коробка дома, отсутствуют наружные инженерные сети, которые до сих пор не оплачены, потому и не подведены.

В.И.: Но вы ждете не так долго при этом, всего 3 года.

А.Г.: У меня срок сдачи по договору, первая очередь — 3 квартал 2016 года. Крайний срок передачи ключей — 3 квартал 2017, то есть 30 сентября. Мы так себе предполагали при приобретении квартиры, что нам действительно весной, которая уже прошла, передадут квартиру, и мы потихонечку будем делать ремонт, и к лету я уже должен был въехать. Сейчас у меня отсутствует коробка дома, инженерные сети. И при этом отсутствуют какие-либо нарекания со стороны органов надзора. У нас не выявлено нецелевого расходования средств по объекту, хотя на проект уже потрачено 80% средств от проекта. Но при этом отсутствуют сети и коробка дома. И у меня отсутствуют какие-либо нарушения с точки зрения мошенничества со средствами дольщиков.

В.И.: Описали ситуацию, в которой вы оказались. Это вас сподвигло какие-то действия предпринимать, и теперь даже способствуете объединению дольщиков по России. Если говорить о грядущем всероссийском митинге 16 сентября, вопрос такой — сколько людей может выйти на улицы? И сколько человек по стране уже вовлечено в этот процесс? Можете сосчитать?

А.Г.: В каждом регионе обманутых дольщиков и пайщиков существенно больше, чем их указывает официальная статистика. Потому что в каждом регионе количество проблемных объектов пытаются занижать. Существует положение, в соответствии с которым должно пройти 9 месяцев с момента, как у вас истек срок по договору, если мы говорим о ДДУ, для того, чтобы вы пошли в суд, и вас признали обманутым дольщиком. Если мы говорим про пайщиков, то есть членов ЖСК, сроков не существует вовсе. Считается, что они вступили в строительный кооператив, и даже если он будет 15, 20 или 30 лет строить дом, то это из собственные проблемы. Они сами должны доплачивать до цены, чтобы достроили дом, и нет никакого срока, в который возникла бы ответственность перед ними с точки зрения того, что они заключили договор, но не получили квартиру.

Во всех регионах России, где мы уже присутствуем, на сегодня это 85 регионов страны, в которых мы можем предоставлять людям помещение, имеем своих представителей, помогаем людям реально помощью, в 57 регионах люди готовы выйти на митинг. Многие пугаются, многие уже опустили руки. В некоторых регионах власть настолько отбила у людей желание выходить на какие-либо митинги, что они даже не верят в их результативность. Люди имеют на руках решения судов, имеют исполнительные листы к пустым расчетным счетам, имеют исполнительные листы к застройщику, который уже обанкрочен, а само юрлицо ликвидировано. Все эти люди 16 сентября будут нас поддерживать тем, что из дома будут лайкать в соцсетях, смотреть по телевизору, но они не пойдут.

Многие заканчивают жизнь самоубийством. Люди в возрасте не доживают до положенного срока дожития. Люди просто уходят из жизни, потому что переживают, что их обманули, и они остались на улицах, со съемными квартирами и с ипотекой, которую платят за воздух. Вопрос социальный стоит крайне остро.

На сегодня на наших митингах в каждом регионе есть ограничения по количеству участников, когда ты заявляешь любое место в заявку на проведение официального мероприятия «митинг», ты обязан указывать количество. Власть старается сдвигать наши митинги с мест, где помещается больше народу, на маленькие неудобные места. Поэтому количество тех, кто придет, будет еще меньше. Но мы понимаем, что люди, которые обмануты в каждом регионе, люди, которые являются не посчитанными официальной статистикой, на сегодня составляют до полумиллиона человек. Только в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, то есть Северо-Западный федеральный округ, мы знаем порядка 15 тысяч обманутых дольщиков и пайщиков.

В.И.: А откуда эти цифры? У меня есть цифры Минстроя — 76 тысяч человек, при этом неофициальная статистика говорит о том, что в России порядка 150 тысяч обманутых дольщиков.

А.Г.: И это неправда. Около полумиллиона. Санкт-Петербург и Ленобласть — по Питеру официально 1400 человек, по Ленобласти официально называют то ли 300 человек, то ли 840. Реальных 15 тысяч человек только Санкт-Петербург и Ленобласть. То, что знаем мы, настоящих живых семей. А в каждой семье бывает еще несколько человек — муж, жена, дети, родители. Это люди, которые живут на улице, снимают квартиры, платят ипотеку за воздух. И у некоторых у них даже нулевой цикл, то есть у них просто стоит огромная воронка, в которой заколочены сваи и вода.

В Калининграде многие люди, которые знают такой комплекс, как «Ганза-4», могут посмотреть выложенные в группах фотографии — там у них коза пасется на стройке. У них 40 см грунта нанесло на уровень 2 этажа, выросли бурьяны, и коза ходит, кушает бурьян, она привыкла, что это ее выпас.

В.И.: Зато, наверное, пресса может заинтересоваться местная, и к этому объекту привлекут внимание.

А.Г.: Они действительно привлекают к себе внимание, но повторюсь, что нет на сегодня на территории России ни одного органа государственной власти, ни регионального, ни федерального, где какой-то чиновник реально приходит в 9:01 на работу, садится и думает, как, уважаемые дольщики и пайщики, достроить ваш дом. Есть разовые поручения, которые поручает Минстрой в администрации соответствующего региона, и люди их делают по формальному признаку. Поручили сделать план действий, дорожную карту — человек его сделал, отнес на подпись губернатору, губернатор не подписал, подписал его зам. Ценность этого документа, мы считаем, ниже бумаги, на которой он напечатан.

Большинство чиновников, которые общаются с нами, удивляются, потому что мы разговариваем с ними профессионально. Я являюсь директором строительной компании. Я понимаю, каким образом происходит строительство домов, каким образом происходит подключение. У нас грамотные юристы. По нашему конкретному дому ЖК «Ленинградская перспектива», группа компаний «ЛенСпецСтрой» — у нас есть уже готовый план, каким образом достроить объект. И он согласован с правительством Ленинградской области. Все, что мы требуем, — это исполнять этот план и сделать так, чтобы волей, политически исполнять те обещания и те решения, которые принимаются. На сегодня все, что делает власть, — это пытается мелкими действиями и плавными движениями сглаживать протестную активность. Они радуются, когда запрещают митинг, гордятся, когда они обманывают население, и гордятся, когда в интервью уважаемые дольщики и пайщики фотографируются на их фоне с улыбкой, что вот, нам пообещал что-то соответствующий чиновник. Большинство людей даже не понимают полномочия органов государственной власти. Люди не понимают, что комитет по строительству не контролирует строительство домов. Комитет по строительству занимается строительством дорог, детских садиков, объектов социальной инфраструктуры.

В.И.: Да, такие сложности, что не все даже знают, куда обращения писать.

А.Г.: Люди не понимают, что человек, который является главой района, не может пообещать достроить дом, потому что у него нет ровно никаких полномочий на достройку этого дома либо на прекращение его строительства. Чиновники разного уровня и депутаты действительно в предвыборной кампании используют эти обещания для своих мелких целей. Мы призываем не верить обманщикам, не верить предвыборным обещаниям, не верить трепу и действовать делами.

В.И.: В Питере сколько человек ожидается на митинге 16 сентября? Вы говорите, что есть искусственные ограничения, сколько человек может выйти в том или ином городе. В целом по России кто сможет выйти на улицы — 10 человек в каждом городе, 20, 100? Какие цифры?

А.Г.: У нас конкретно в Санкт-Петербурге на Троицкой площади может собраться до 200 человек. Это люди, которые участвуют непосредственно в митинге. Все остальные, кто не участвует в митинге, а являются зрителями, могут собираться в любом количестве. В нашем движении, там, где мы действительно контролируем ситуацию, митинги организуются с участием не только полиции, но выставляется ЧОП, люди приходят по спискам, люди приходят с плакатами, мы заранее знаем, кто будет выступать. Все остальные, кто приходит, тоже пострадавшие дольщики и участники долевого строительства, они должны прийти с пониманием, что они могут быть зрителями, то есть им не дадут выступить, но они могут стоять и нас поддерживать.

В 57 регионах выйдет разное количество. Где-то 15, 20, 30 человек, где-то реально собираются выйти до 500. Массовых выходов больше 1000 человек не планируется нигде.

В.И.: А 500 где запланировано, например?

А.Г.: 500 человек изначально было запланировано в Екатеринбурге, в Новосибирске, мы подавали по Петербургу, но нам зарубили. То есть нам сказали, что если вы хотите выйти, 500 человек, то вы должны выйти на юго-западе города, это самый край, Ленинский проспект, 64, корпус 1. Мы предпочли остаться в центре. 500 человек было заявлено в Москве, в Москве и Московской области пройдет на 4 площадках. В Питере пройдет на трех. Троицкая площадь — это основная площадка, кроме этого, еще с утра площадь Ленина заявлена коммунистами и вечером будут одиночные акции на Невском проспекте. В Москве и Московской области будет 4 площадки, везде заявлялось максимальное количество, даже до 2 тысяч подавали — все заявки зарублены. То есть по всей стране администрация радуется, гордится, что изматывает население подачей заявок на официальное согласование. Это цель государства — снижать протестную активность.

В.И.: А какие планы на будущее? 16 сентября пройдет всероссийский митинг — дальше что?

А.Г.: Мы предполагаем, что следующий митинг мы будем проводить в октябре. Наши митинги — это не просто место, куда люди выходят, чтобы выпустить пар, работа сопровождается реальными действиями по каждому ЖК, реальной помощью в каждом городе и в каждом регионе. Людям предоставляются юристы, доступ к СМИ, причем к федеральным СМИ, потому что региональные часто подконтрольны местной администрации. Людям предоставляется возможность бороться за свои права юридически, оказываются консультации по строительной технологии, строительной себестоимости, оказывается многочисленная и многогранная помощь. Все люди, которые выходят на митинги «Бездомный дольщик», — это не просто люди, которые выходя пошуметь доброму царю. Это люди, которые требуют, чтобы те планы, те просьбы, те заявления, которые они подавали, были рассмотрены по существу, а не по формальному признаку. Чтобы власть имела политическую волю исполнять свои обещания, исполнять данные им законом полномочия, хотя они всегда говорят, что все крайне ограничено, и полномочия не позволяют помочь, и сделать так, чтобы реальные планы по достройке домов вели к новоселью.

В.И.: Александр, большое спасибо, что нашли время побеседовать с нами.

А.Г.: Благодарю вас.

В.И.: Следующий спикер, с которым мы побеседуем, — Вадим Емельянов, обманутый пайщик (г. Норильск). Здравствуйте.

Вадим Емельянов: Добрый день.

В.И.: 16 сентября пройдет всероссийский митинг обманутых дольщиков. Правильно я понимаю, что в Норильске вы будете чуть ли не единственным человеком, который в этот день выйдет на улицы города и будет как-то свой протест проявлять? То есть выйдете с одиночным пикетом.

В.Е.: На сегодняшний день я один.

В.И.: Какой у вас план действий на 16 сентября?

В.Е.: План действий будет зависеть от погоды. Напишу плакат и буду шествовать по улицам города, привлекая внимание общественности к этой всем уже надоевшей проблеме.

В.И.: Текст уже придумали, что на плакате напишете?

В.Е.: Текст еще конкретно не придумал. Какую-нибудь зажигательную речевку о том, что деньги люди заплатили, жилья получить не могут, остались без крыши над головой многие.

В.И.: Можете рассказать, в какой ситуации вы оказались, почему вы попали в список обманутых пайщиков, что у вас за история?

В.Е.: Был организован жилищно-строительный кооператив, которому администрацией города Сочи было выдано разрешение в 2015 году…

В.И.: Живя в Норильске, вы попробовали купить квартиру в Сочи?

В.Е.: Да, верно. Спустя 8 месяцев строительства, когда уже собралось очень много людей, когда набрали очень много денег, вложили, построили практически половину дома, разрешение администрацией доблестного города-героя Сочи было отозвано. Мы обращались во многие инстанции — в министерство строительства, в администрацию президента, к губернатору Краснодарского края, получили по шаблону отписки, в которых нам рассказывали, что должен делать застройщик, действуя по 214 ФЗ, который к нам как к жилищно-строительному кооперативу в принципе не подходит. И сказали, что при вашем желании просто идите и бейте, кидайте камнями в застройщика.

В.И.: Жестокое предложение.

В.Е.: Да. Застройщик пока с нами судится. Я понимаю, что у людей тоже свои деньги вложены, достаточно немалые. Застройщик тоже, в отличие от многих, вместе с нами находится в таком же положении, старается каким-то образом бороться.

В.И.: Каковы перспективы, как вы думаете? Одиночные пикеты, на которые вы готовы пойти, что-то могут решить?

В.Е.: Я не пророк и ничего сказать не могу. Дело в том, что в принципе политическим партиям и руководству нашей необъятной родины следует обратить внимание на эту проблему. Были раньше армии обманутых вкладчиков, которые, по слухам, вроде как исчезли или сократились. Зато теперь, как грибы, растут обманутые дольщики и пайщики. Будем надеяться, что эта проблема каким-то образом будет в обозримом будущем решена.

В.И.: А по вашему объекту есть какие-то положительные перспективы?

В.Е.: Ничего не могу сказать. Здесь все завязано во многих судебных разбирательствах. Я не специалисты, не юрист, поэтому о перспективах, что тут может быть… Что это несправедливо — вот это я точно знаю. Справедливость должна когда-то восторжествовать. Сами понимаете, взять разрешительную документацию и выдать, потом, через некоторое время, когда люди принесли деньги, взять и все это забрать и сказать, что сейчас пригоним трактор, все разломаем. Нехорошо, некрасиво, нечестно. Я думаю, тут многие со мной согласятся.

В.И.: Для вас что оказалось самым сложным пока в этой борьбе, в этой ситуации, пока вы пытаетесь свои права отстоять?

В.Е.: Самое сложное то, что ни на одно обращение мы не получаем внятного ответа. Нас очень много, 140 с лишним человек. Мы получаем отписки не по существу, а по шаблону. Мы не получаем ответов на наши вопросы. Мы получаем отписку, которая в принципе к нашей ситуации отношения не имеет, ни в одну дверь достучаться невозможно. В какую инстанцию ни обращаемся, приходит ответ, который, когда его читаешь, даже если ты не юрист, даже если ты очень мало разбираешься во всех этих терминах, но сразу становится понятно, что тот человек, который отвечал, не вникал в проблему, не изучал документы, даже не представляет сущности этого вопроса, на который он отвечает.

В.И.: Желаю вам удачи в субботу, 16 сентября, чтобы гладко прошли одиночные пикеты с вашим участием. Спасибо вам!

В.Е.: Спасибо. Всего доброго.

В.И.: Мы продолжаем. С нами на связи Светлана Гарбузова, обманутый дольщик (г. Волгоград). Здравствуйте.

Светлана Гарбузова: Здравствуйте.

В.И.: В Волгограде, насколько я понимаю, тоже 16 сентября будут проходить акции протеста. Что вам известно по поводу намеченных мероприятий, планируете ли вы их посетить и почему?

С.Г.: Да, у нас в Волгограде 16 сентября планируется митинг на стройплощадке в 11 часов. Все оповещены, все дают свое согласие, что придут и поддержат всероссийскую акцию. У нас очень сложный жилой комплекс. Называется ЖК «Парк «Европейский», состоит из многих домов, 15 домов у нас сейчас недостроенных. Самая сложная ситуация у нас по Волгограду с нашим комплексом. Я вложилась в 2014 году в эту стройку. В 2016 должна была уже въехать. Но в прошлом году мы заметили, что стройка наша остановилась, начали бить во все колокола.

В данный момент у нас 15 домов недостроенных стоят на этом комплексе. Люди вложили материнские капиталы, жилье продавалось по программе «Жилье для российской семьи», была аккредитация крупными банками нашего комплекса. В результате на данный момент на застройщика заведено уголовное дело. Посадят, не посадят, мы не знаем. Но нам от этого легче не станет, дома строиться не начнут. Сейчас у нас стройка стоит мертвым грузом.

Обращались и в местные власти, все прошли сверху донизу, и в Москве были, на приеме у Путина были, в приемной президента, на приеме у Меня были, наши дольщики ездили, инициативная группа. Одни обещания, обещания, обещания.

В.И.: При этом 15 домов — это ведь огромное количество людей.

С.Г.: Это 1400 человек только дольщиков, у каждого есть семьи соответственно. Вы представляете, какая это масса людей обманутых?

В.И.: И каковы перспективы? Если говорите, что и до Москвы доезжали.

С.Г.: Сейчас Москва потребовала дорожные карты. Наша администрация эти дорожные карты предоставила в Москву. Включили туда все эти 15 домов. Им сделали возврат этих дорожных карт, потому что туда не надо включать тех, кто в реестр обманутых дольщиков не вошел. Сейчас по новому закону, это 214 закон, по которому вступают в реестр обманутых дольщиков, — мы туда никак не попадаем. Соответственно, мы и не обманутые даже, хотя стройка стоит. У нас там уже и пожары случались, стройка брошена, не охраняется. Но в реестр не ставят нас, соответственно, нас даже нет в дорожных картах. Власти обещают нам на местах, но…

В.И.: А перспективы все-таки есть?

С.Г.: Целый год мы слушаем одни обещания. Но у нас очень сложная ситуация. У нас дома все проданы, квартиры проданы, деньги украдены, и застройщику нет интереса наш комплекс забирать. Нет прибыли. Для любого бизнесмена это главное.

В.И.: 25 июля уже проходила всероссийская акция, тогда Волгоград это затронуло?

С.Г.: Да, мы принимали участие тоже. Наших там было порядка 5 жилых комплексов. Были мы с плакатами. Власти нас игнорируют, на митинги наши не приходят. То ли им нечего сказать, потому что трудно решить нашу ситуацию. Вот завтра — не знаем.

В.И.: То есть какого-то решения проблемы, даже минимального, после прошедшего митинга не последовало, правильно понимаю?

С.Г.: Ничего, одни обещания — подождите немножко, подождите чуть-чуть, застройщик найден, с застройщиком переговоры, потом с банками переговоры, потому что наша стройка находится в залоговой стоимости у Сбербанка, больше миллиона залоговой стоимости. Переговоры с банками вели, банки тоже отказываются обсуждать эту тему. Люди ходят, платят ипотеку за воздух. Выходов я не вижу. У меня уже надежды нет.

В.И.: То есть надежда пропала, но на митинг пойдете?

С.Г.: На митинги хожу, да.

В.И.: Если предыдущий митинг не дал результата, говорите, что обещания, которые звучат, все равно пустые, реакции как таковой нет, — зачем тогда в принципе на митинг идти?

С.Г.: Шумим, чтобы о нас не забывали, чтобы нас видели. Все равно идет какой-то резонанс, о нас начали говорить хотя бы. Чтобы власти нас не забывали, чтобы помнили, что мы существуем. Мы не собираемся сидеть дома и молчать. Поэтому мы будем продолжать ходить на митинги, будем писать письма, все, что в голову придет, сделаем. Стараемся принимать участие везде.

В.И.: А что-то было такое, что могло предвещать беду, когда вы решили стать дольщиком в этом жилом комплексе?

С.Г.: Когда я вкладывалась, меня успокоило то, что договор регистрируется в госреестре. На меня это повлияло хорошо. Потом была программа для российской семьи, это тоже был гарант. Все были уверены, нас 1500 человек вложились, все давали гарантию нам. Регистрация в госреестре, все подписано, все заверено. Я была уверена как-то. Другие дольщики тоже говорят об этом же. Потом аккредитация Сбербанком шла. ВТБ тоже аккредитовал дольщиков. Самые крупные банки у нас, они тоже гарантом были.

Первая очередь у них была выстроена, 4 дома, уже люди заселились. И поэтому мы покупали с надеждой. Пусть была бы задержка, мы так подразумевали, на полгода. А когда подошло время сдачи, нам прислали о переносе сроков сразу на год. И тут уже мы поднялись, конечно.

В.И.: Будем надеяться, что все разрешится благополучно, дом достроят, все въедут.

С.Г.: Надеемся, да.

В.И.: Светлана, спасибо большое, что нашли время с нами побеседовать.

Еще один наш спикер — Владимир Воробьев, обманутый дольщик (г. Омск). Здравствуйте.

Владимир Воробьев: Здравствуйте.

В.И.: Можете рассказать, какая ситуация возникла в вашей семье? Почему ваша семья тоже решила примкнуть к этому протестному движению, которое пройдет по России 16 сентября?

В.В.: Дело в том, что в 2007 году наша семья решила приобрести квартиру на начальном этапе строительства через строительную фирму «ОмскСтрой-2001». На тот момент стройка была на нулевом этапе, вложили мы 1,5 миллиона рублей, надеялись в скором времени получить двухкомнатную квартиру. Но спустя год поняли, что стройка стоит, и работы не ведутся. Как оказалось позднее, у компании не было средств для достройка как нашего дома, так и нескольких других. В 2013 году фирма «ОмскСтрой-2001» оказалась банкротом. На директора Бирга завели уголовное дело за хищение денежных средств. Уголовное дело длилось в течение многих лет и в 2012 году было передано в суд. Накануне вынесения приговора в 2015 году директор строительной компании «ОмскСтрой-2001» был убит.

В.И.: То есть еще и криминальная такая история. Теперь, наверное, вообще концов не найдешь.

В.В.: Да. Но это еще не все. В 2017 году федеральный судья, который вел дело Бирга, был найден повешенным в парке городе Омска. На сегодняшний день деньги так и не найдены, и спросить за растрату их не с кого.

Для того, чтобы мы смогли дождаться квартир, нам был передан участок, где должен был быть построен наш дом, и создан ЖСК. После создания ЖСК, как мы его назвали, «Рубин-2», власти Омска нам обещали оказать всяческую помощь в достройке дома. Проводились встречи в обманутыми дольщиками. Была создана рабочая группа при Минстрое Омской области. На сегодня дом так и не достроен. Он как находился на нулевом этапе, так и остается. Там находятся только сваи.

На протяжении многих лет мы постоянно платим за аренду этого земельного участка. В месяц у нас выходит 19 тысяч рублей. И за все года в казну мы заплатили уже свыше 1 миллиона. С 2014 года губернатором Омской области утверждались дорожные карты по проблемным домам в Омске, цель которых была ввести наш дом в эксплуатацию. Однако за весь этот период ни одна из этих дорожных карт так и не была реализована. В этом году утверждена новая дорожная карта, согласно которой наш дом должны ввести в эксплуатацию в 2019 году. Но будет ли она реализована или останется только на бумаге, как и остальные, это вопрос большой.

Также стоит отметить, что прокуратурой Омской области неоднократно выносились предложения губернатору Омской области о выделении денежных средств из областного бюджета для достройки проблемных домов. Так как это единственная возможность достроить проблемные дома в городе, которые находятся практически на нулевом этапе. Но губернатор, естественно, все эти предложения отклонял, и вот в таком плачевном состоянии сейчас мы находимся, не знаем уже, с кого спрашивать, где наши деньги и кто окажет нам помощь в достройке нашего дома.

В.И.: Очень долго еще это все тянется. А на митинг пойдете 16 сентября?

В.В.: Обязательно пойдем. К сожалению, только папа мой так и не дождался этой квартиры. В июне он скончался в больнице. Сейчас мама борется, я помогаю. Обязательно пойдем на митинг и обязательно будет требовать и настаивать на том, чтобы наш дом достроили.

В.И.: Как думаете, насколько велик шанс, что к 2019 году дом все-таки построят?

В.В.: Если будет выполняться все таким же образом и по той же программе, то шансов практически нет. Нужно, конечно, расшевелить нашу власть, обозначить проблему нашу, показать, что, как в нашем случае, «ОмскСтрой-2001» строил вообще без разрешения, земля была выделена под строительство, но разрешения у компании не было. Но кто-то ведь эту землю отдал под строительство, кто-то должен за это отвечать. Будем требовать.

В.И.: Желаю вам удачи. Спасибо, что нашли время с нами пообщаться.

В.В.: Большое спасибо.

В.И.: Дольщики периодически становятся поводом для публикаций в местных СМИ. Допустим, в Перми СМИ пишут о том, что дольщики объявили голодовку. Просто они не знают, что им делать. Это такой финальный шаг, чтобы привлечь к себе внимание. Не так давно в Санкт-Петербурге дольщики сняли клип на песню Виктора Цоя «Мы ждем перемен», таким образом рассказали о той ситуации, в которой они оказались.

Будем следить за развитием событий. Это была программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофона была Валентина Ивакина. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments