«Честь мундира» как основание для увольнения: ростовские проводницы поплатились работой за клип

Насколько правомерно было увольнение проводниц из-за клипа «с водкой», и как система «выдавливает» работников железных дорог высшей категории.
Эксперт: Евгений Куликов — председатель Межрегионального профсоюза железнодорожников.

*Техническая расшифровка эфира.

Александра Хворостова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Александра Хворостова. Информационным поводом, который мы взяли для сегодняшней программы, стало сообщение о том, что ростовских проводниц уволили за пародию на песню. Двух ростовских проводниц Северо-Кавказской железной дороги уволили за видеопародию на клип группы «Ленинград». На протяжении всего ролика, он длится три минуты, одна из сотрудниц, одетая в форму российских железных дорог, пьет прозрачную жидкость из бутылки, якобы водки, затем ей обливается. Руководство АО ФПК сочло такое поведение на камеру неприемлемым и рекомендовало не принимать девушек на работу в другие свои подразделения. Видео с проводницами собрало в интернете огромное количество просмотров. А в официальном письме руководства АО ФПК сказано: «Письмо о недостойном поведении Коняхиной, порочащей честь и достоинство работника железнодорожного транспорта, направлено в адрес Ростовского государственного университета путей и сообщений, где в настоящее время девушка проходит обучение». Именно по этому поводу будем разговаривать с экспертами. И прежде всего поговорим с Евгением Куликовым, председателем Межрегионального профсоюза железнодорожников.

Евгений Александрович, здравствуйте.

Евгений Куликов: Добрый день.

А.Х.: Евгений Александрович, наверняка вы слышали историю двух проводниц, которых уволили за видеопародию. Как вы прокомментируете их увольнение? Насколько оно правомерно?

Е.К.: На самом деле я эту историю только сегодня услышал. Только сегодня посмотрел видеоклип и увидел некую факсограмму. Тоже непонятный документ со стороны Федеральной пассажирской компании в отношении работников. Без вступления могу сказать, что в данной ситуации увольнение, на мой взгляд, совершенно противоречит всем нормам и правилам, установленным Трудовым законодательством. Если их действительно уволили за это действие, я это даже проступком не могу назвать, они там ничего не сделали. Во-первых, неизвестно, в какое это время происходило, в личное время, либо в рабочее. Если в личное, то вообще все, что угодно, имеют право делать, если они не нарушают законодательство уголовное, административное. Трудовое вообще уже никак не ложится на эту тему. Если это происходило во время работы, тоже нет ничего особенного. Люди попили воды из бутылки. Бутылка была, возможно, водочная, ну и что. Там даже этикетки не видно. Ничего в этом страшного нет. Все люди во время работы пьют жидкости, организм без этого не может. И времени они затратили на это не большое количество. Сколько они снимали это? Но, в любом случае, увольнение работника за размещение контента, как я считаю, порочащего честь и достоинство работников ЖД транспорта, это из мира фантастики и абсурда. Тот человек, который дал указание об увольнении работников, он, по ходу, мало представляет, что Россия — это государство не одного хозяина, а это социальное государство, работающее по определенным правилам, законам. В частности Трудовой кодекс не позволяет со стороны работодателей делать таких шагов.

А.Х.: Правильно ли я понимаю, что в Трудовом кодексе не прописано какой-либо статьи о порочащей чести мундира работником?

Е.К.: Эта норма может быть в каких-то трудовых договорах, что-то записано, что не допускается то-то и то-то. Возможно такое, но Трудовой кодекс именно такой формулировки не допускает. Там есть сокращение численности или штата работников, ликвидация предприятия, прогул есть, несоответствие квалификации занимаемой должности, нахождение на рабочем месте в нетрезвом виде. Там много позиций. Растрата, хищение. Есть кое-чего, и немало. Но именно такого… Я, честно говоря, не удивляюсь, что в системе Федеральной пассажирской компании, да и вообще во всех компаниях и филиалах, работающих на железнодорожном транспорте, это, в принципе, может быть. Изначально, еще с давних времен, там не привыкли считаться с людьми. Было такое красноречивое изречение «Поезда стоять не будут. Поэтому нам все равно, о чем вы думаете». Все шло на то, чтобы крутились колеса. Каким образом, с какой помощью, это никого не волновало. Такое же отношение к людям. В последнее время оно еще усугубляется, учитывая, что есть определенные сложности с работой. Представители работодателя в данной ситуации ведут себя немного нагловато. Полагают, что каждый на своем месте — это царь и бог, может делать с работником все, что угодно. Менять графики работы сменности, не выплачивать зарплату, заставлять выполнять работу, не предусмотренную трудовым договором. Держат в страхе людей. И вот такой вот шаг. Что сделали особенного эти люди? Что они нарушили? Да, себя показали. Но в последующем может из них получатся знаменитые артисты.

А.Х.: Или, в конце концов, они просто хорошие работники. Этого же тоже никто не учел.

Е.К.: Правильно. Так не понятно, в какое время все это делалось. В свободное, либо в рабочее. В рабочее, это тогда у них получается приемка, сдача состава, экипировка. Но это же никак не влияет на безопасность. Если они полагают, что они пили там водку, так проведите мероприятия, составьте акт, засвидетельствуйте, покажите медицинские документы, за это можно увольнять.

А.Х.: В данном случае говорится, что одна из проводниц является студенткой Ростовского государственного университета путей и сообщений. Совершенно молоденькая девушка, возможно, не знающая своих прав. Если человек сталкивается с подобной ситуацией, когда его увольняют по видео, по фото в социальный сетях, якобы порочащих честь мундира, что делать? Куда обращаться?

Е.К.: Самое первое, это зайти в профсоюзную организацию, если таковая имеется. На железной дороге везде существует профсоюзные организации, другой вопрос, как она работает. Если профсоюзная организация беззубая, если позволяет увольнять работников за такие вещи, то это не профсоюз. В этом случае нужно сразу же обращаться в суд. У работника на это месяц. Если он обратится в суд через месяц с момента увольнения, то, если он даже прав, доказать свою правоту он не сможет. Нужно моментально готовить исковое заявление. Другой вопрос, с чьей помощью. Или с помощью профсоюзной организации, или придется идти в юридическую контору, там, конечно, придется платить деньги, и не малые, за подготовку искового заявления. Либо собственноручно готовить исковое заявление. Это не так сложно. А так, если у вас есть контакты в отношении конкретных людей, наш профсоюз и я готовы им помочь отстоять свое честное имя. Если вы свяжитесь, передадите информацию, мы можем подготовить исковое заявление, обратиться в суд и представлять их интересы.

А.Х.: В судебной практике как часто рассматриваются подобные случаи? Как часто суд встает на сторону именно работника?

Е.К.: Что касается подобных случаев, на самом деле их не так много. В моей практике, во всяком случае, чтобы увольняли по таким основаниям. Как правило выдумывают и ищут основания, которые можно привязать к Трудовому кодексу. Это неисполнение трудовых обязанностей, неоднократное грубое нарушение дисциплины, которая, кстати, на железной дороге практикуется. Однократное грубое нарушение, которое могло повлечь угрозу безопасности движения. Там раз, и все, можно увольнять. Честно говоря, по таким основаниям на железной дороге я пока не видел. Что касается закономерности, или как рассматривают суды. Тут вопрос сложный. Когда явные нарушения трудового законодательства, то, как правило, суды встают на сторону работников. Когда есть что-то спорное, суд старается не влезать в проблему, оценивать кто прав работник или работодатель. И по формальным признакам, особенно в системе РЖД. У нас, если брать Москву, то только один суд рассматривает все дела на железной дороге. И рассматривает один судья, она. Она давно работает с РЖД и, по моему мнению, у них сложились тесные отношения по решению трудового спора. И доказать в этом случае — это спорный момент.

Эта ситуация, где именно по этим основаниям уволен работник, то тут все очевидно и просто.

А.Х.: А в региональной практике были ли такие суды, когда судья вставал на сторону работника?

Е.К.: Да, это частая практика. В Москве тоже встают на сторону работника, но значительно реже. А в регионах в основной массе своей разделяются в процентном соотношении, условно 50 на 50. То есть достаточно часто мы выигрываем судебные процессы в регионах по месту нахождения филиала или по месту выполнения трудовых отношений. Это, например, Пермский край, Сургут, Питер.

А.Х.: Евгений Александрович, как вам кажется, в системе «Российских железных дорог» и проводников должен быть какой-нибудь кодекс чести?

Е.К.: Во-первых, проводники — это не «Российские железные дороги». Это «Федеральная пассажирская компания». Это два разных предприятия. Если раньше все было в МПС, а в 2003 году, когда прошла реформа, произошло акционирование железнодорожного транспорта. Оно состояло из нескольких этапов. Эти этапы подразумевали под собой разделение видов деятельности. В том числе появилась «Федеральная пассажирская компания», у которой есть трудовые договора и отношения с проводниками, ремонтные службы и все, что касается междугородних дальних перевозок. Кодекс-то, он есть. Но, опять-таки, «кодекс чести» — это условное название.

А.Х.: Пусть условный, но какие пункты он включает в себя? Кроме очевидных, не находиться на рабочем месте в нетрезвом виде, не опаздывать и так далее.

Е.К.: На самом деле это не совсем подпадает под понятие «кодекс чести». То, о чем вы говорите, это некий локальный акт, который выпадает из регулирования трудовых отношений. Это все этические отношения. У нас есть нормы Трудового законодательства, есть положение о дисциплине работников железнодорожного транспорта. Есть закон «О железнодорожном транспорте». И никакие другие документы в принципе не могут регламентировать взаимоотношения между работником и работодателем. Есть коллективный договор, есть отраслевое соглашение по железнодорожному транспорту. Там прописаны права как работников, так и работодателей. Тоже самое прописано в Трудовом кодексе. Поэтому любые другие локальные нормативные акты, противоречащие трудовому законодательству, недействительны и не применяются. Не может быть в принципе никакого «кодекса чести», на основании которого можно уволить работника.

А.Х.: Вы сказали, что много нарушений в трудовых отношениях между работником и работодателем. Какие наиболее частые жалобы были со стороны работников?

Е.К.: Самое частое обращение — это работа с нарушением установленного режима труда и отдыха, увеличение рабочего времени, неоплата должным образом сверхурочной работы, побуждение работников выполнять несвойственную работу. Это в основном, но на самом деле всего больше. Еще лишение премии. На железной дороге установлена повременная премия оплаты труда. Есть базовый тариф плюс надбавки за ночную работу, праздничные дни, класс квалификации, плавающая составляющая, премиальная часть. Она разная, бывают разные суммы премии. И очень часто работодатель использует свое право не выплачивать работникам премии, подводя это под всевозможные нарушения дисциплины, технологического процесса. На железной дороге очень много всевозможных инструкций, правил, которые невозможно держать в голове одновременно. И проводя периодически внеплановые проверки действий работников, работодатель может всегда найти все, что угодно. А иногда действует по такому принципу, если не нашел, то считай, что все равно нашел. Поэтому нарушения можно найти у любого, что у проводника, что у локомотивной бригады, у кого угодно. Иногда есть противоречащие друг другу инструкции. Выполняя одну, нарушаешь другую. В последнее время частые обращения работников в связи с сокращением. Идет оптимизация производственного процесса, то есть идет экономия фонда оплаты труда. И периодически издаются указания о сокращении работников. При этом не задумываются о том, что далее идет нехватка людей. А отсюда идет переработка, сверхурочки.

А.Х.: Если нарисовать самую пессимистичную картину, если будут продолжаться подобные случаи, которые рассматриваем мы. Что может ждать отрасль железной дороги?

Е.К.: Сложно ответить, к чему это в конечном итоге может привести, через какое время. Но в данной ситуации престиж работников железной дороги, особенно ведущих специальностей, упал. Если раньше, машинист — звучало гордо, то сейчас не так звучит. Отношение людей к различным профессиям железной дороги оставляет желать лучшего. Специалисты наивысшей категории, высшего класса выдавлены. Потому что условия труда и заработная плата вынудили людей искать там, где дороже стоит их труд, и где немного проще работать. Если раньше на железной дороге были определенные условия, в соответствии с которыми работники раньше выходили на пенсию, был больше отпуск, то сейчас, после введения в силу закона «О специальной оценке условий труда», изменились правила проведения замеров, изменились нормы. В результате вредность уменьшилась. На бумаге произошло улучшение условий труда работников, на самом деле ничего практически не поменялось в большей степени. Локомотивы новые появились, в них стало удобнее работать, но это не все. Думаю, следующим шагом будет отъем льготной части пенсии. В результате на железной дороге, как я говорил, становится меньше специалистов, качество страдает и может привести к серьезным последствиям. Мы и сейчас это видим. Есть аварии, просто авто въезжают в бока составам.

А.Х.: Получается, что все эти участившиеся сообщения о каких-то чрезвычайных происшествиях можно связать с низким качеством работников?

Е.К.: В какой- то степени, да, можно. Но здесь не только работники первичного звена. Здесь идет по цепочке вверх. Со вчерашнего дня стало модно говорить, что у нас губернаторский корпус помолодел значительно, тоже самое на железной дороге давно происходит. Руководители подразделений, депо достаточно молоды. До 30 лет люди возглавляют депо локомотивное. А это не просто депо, это целый цикл. Если раньше, чтобы стать начальником депо, нужно было пройти все ступени работы в этом депо, начиная от обычного слесаря и пошел вверх. Сейчас это кануло в лету. Руководителем становится тот, кто лучше и больше экономит средств, соглашается с руководителем вышестоящим. И так везде. Люди в комплексе не задумываются о последствиях. Как в этой факсограмме, я так полагаю, начальник кадровой службы ФПК дает указание уволить. И надо же было написать, за «создание и размещение контента». В какую часть Трудового кодекса он подставит эту фразу?

А.Х.: Вы говорите, что работники ставшие руководителями до 30 лет, это не совсем хорошо. Это же вливание молодой крови, интересных и новых идей, видения. В чем здесь подвох?

Е.К.: Подвох в том, чтобы вносить новые идеи и веяния, нужно четко представлять, как работает этот механизм. Нужно четко понимать, от чего крутится колесо, почему оно стучит, когда едет по рельсам. Руководитель должен знать, как дышат, как работают люди в этом вагоне. И так как они не до конца понимают всю эту механику, до 30 лет невозможно все это понять. На некоторых направлениях заставляют проводников работать 24 часа. Вот так вот ведут себя эти руководители, непонимающе. Не может человек работать 24 часа, и за это увольнять нельзя.

А.Х.: Евгений Александрович, есть ли надежда, что все встанет на правильные рельсы?

Е.К.: Если бы не было надежды, я бы не занимался профсоюзной работой. Но, к сожалению, моих сил и жизни на это может не хватить

А.Х.: Когда все это может аукнуться нам?

Е.К.: Выстрелить может в любое время. Это периодически происходит. То там бригада не досмотрела, что-то укатилось. Вместо того, чтобы заниматься своими непосредственными обязанностями, они думают, как написать правильно отчет.

А.Х.: Будем надеяться на лучшее.

Е.К.: Конечно.

А.Х.: Напомню, что с нами на связи был председатель Межрегионального профсоюза железнодорожников Евгений Куликов. Это была программа «Zoom», у микрофона Александра Хворостова. Услышимся.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments