Выборы-2017: предвыборные скандалы, прогнозы о «вялой» явке и молодежь, которая стремится в депутаты

По мнению экспертов, выборы 10 сентября пройдут с малой явкой, как бы ни пытались привлечь молодежь на участки. Да и скандалов, которые могли бы создать ажиотаж, стало меньше. Эксперты: Виталий Ковин — член совета движения «Голос»; Михаил Серенко — политический обозреватель ИА «Блокнот-Волгоград»; Аркадий Любарев — эксперт Комитета гражданских инициатив; Артем Александров — депутат Тамбовской городской Думы; Александр Жиров — журналист, директор компании «ISutki Communications».

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофона Игорь Киценко. Сегодня будем говорить о предстоящих выборах, которые состоятся буквально на этих выходных, 10 сентября в разных регионах. Везде по-разному происходит подготовка, везде по-разному агитируют. И сегодня мы будем разговаривать о скандалах, если таковые есть, наиболее ярких моментах, сравнивать их с предыдущими годами, как они влияют на явку в регионах на предстоящие выборы или не влияют. Также поговорим немного об агитационных материалах, как это влияет, как агиткампании изменились или не изменились. И, конечно же, поговорим о том, что огромное количество молодежи идет сейчас на выборы. Возраст муниципального депутата стал гораздо моложе, по мнению некоторых изданий. Но обо всем по порядку.

Первый мой собеседник — Аркадий Любарев, эксперт Комитета гражданских инициатив. Здравствуйте.

Аркадий Любарев: Добрый день.

И.К.: Буквально недавно был опубликован материал на портале издания «Коммерсант», вы являетесь одним из авторов этого исследования, на основе которого «Коммерсант» написал свой материал. И связано это все с выборами, с вялотекущей предвыборной кампанией, по вашему мнению и мнению ваших коллег. Не могли бы более подробно рассказать о причинах, почему предвыборная кампания идет вяло?

А.Л.: Причин несколько, и они накладываются друг на друга. С одной стороны, это пониженная конкуренция на выборах. Особенно это касается выборов глав регионов, а у нас в этом году именно выборы глав регионов из наиболее важных кампаний доминируют, 16 кампаний. Второй момент связан с финансовыми проблемами у кандидатов и у партий. Сейчас кризис, плюс их не очень удачные выступления на выборах в Госдуму, интерес к ним со стороны спонсоров снижается. И третий, наверное, момент — это сезон. Доклад действительно в конце августа писался, поэтому речь шла об агитации в летние месяцы. В летние месяцы агитация действительно понижена, потому что значительной части избирателей нет на месте, некого агитировать. Конечно, в последние дни кампаний, уже в сентябре агитация должна была интенсифицироваться. Но в любом случае, общая оценка агитационной кампании за весь период именно такая, что она достаточно вялая по сравнению с предыдущими годами.

И.К.: Приводится пример Курской области — «А „вялость“ кампании в Курской области эксперты, напротив, связывают с реакцией на прошлогодние скандалы». Какую роль играют скандалы именно в предвыборной гонке? Привлекают ли они внимание электората к предстоящим выборам или, наоборот, отворачивают? Нужны ли вообще эти скандалы? Происходит ли, на ваш взгляд, какое-то интересное брожение в плане именно скандалов агитационных программ по регионам?

А.Л.: Скандалы могут по-разному влиять на избирателей. Это зависит от того, какой скандал, да и от настроя избирателей тоже. Поэтому это не всегда даже можно заранее предсказать. Самые сильные скандалы на наших выборах связаны с недопуском тех или иных кандидатов или списков или со снятием их. Когда мы писали о Курской области, мы имели в виду, когда «Патриотов России», список Руцкого не допустили до выборов. Еще в Курской области скандал привел к смене руководства, во всяком случае, секретаря. Поэтому, конечно, таких скандалов, которые бы имели федеральный резонанс, на которые пришлось бы реагировать ЦИК, в регионах сейчас боятся.

С другой стороны, такие скандалы чаще всего снижают активность избирателей. Потому что если партия, за которую избиратель хотел голосовать, не допущена до выборов, то значительная часть избирателей этой партии не приходит. Скандалы, когда идут обвинения кандидатов в адрес друг друга, могут как раз повысить интерес к выборам. То есть на каких-то избирателей они действуют отталкивающе, кого-то, наоборот, они привлекают. Видят, что идет борьба, начинают этим интересоваться.

Есть ощущение, в Москве, например, это четкое ощущение, в других регионах может быть по-разному, но тоже и во многих регионах, что власть сознательно сделала ставку на низкую явку, потому что при низкой явке основная доля избирателей — это послушные, управляемые, конформистски настроенные. Чтобы критически и оппозиционно настроенный избиратель не шел, они снижают информацию о выборах, стараются избегать скандалов, в том числе, с той точки зрения, чтобы не привлекать внимание критически настроенных людей. Так что и этот фактор тоже играет свою роль.

И.К.: В нынешней предвыборной кампании, что связано именно с главами субъектов, скандалов действительно не особо много либо их пытаются быстренько замять. Но все равно какие-то резонансные новости проскакивали, даже если взять город Екатеринбург и все, что связано с выборами главы Свердловской области. У Евгения Ройзмана не получилось пройти муниципальный фильтр, и он тогда призывал бойкотировать выборы-2017. Помимо таких ярких моментов, можете еще по регионам что-то отметить? И как это может отразиться на явке 11 сентября?

А.Л.: Скажем, недопуск сильных кандидатов имел место еще в Бурятии и Севастополе. Кстати, в Рязанской области тоже, но там, по-моему, Героя России не допустили, хотя не знаю, насколько он там популярен. Эти скандалы да, но они были где-то 2 месяца назад, прошли, и, может быть, о них не помнят. Других сейчас я и не припомню. Например, в Карелии 3 кандидата сразу снялись в самом начале сентября. Но это кандидаты не самые известные, не самые популярные, и это не очень сильно отразилось на всем.

И.К.: Также в докладе идет речь об агитационном процессе, о способах агитации. Как сильно все изменилось, стало мягче или, наоборот, жестче? В какое русло агитация стала больше идти от различных политических сил вообще в целом по стране?

А.Л.: В этой кампании меньше таких жестких ситуаций с нарушениями, что тоже связано с ослаблением конкуренции. В принципе, мы замечаем, это процесс постепенный — увеличение роли интернета в агитации. Это потихонечку идет в последние годы, и в этой кампании тоже это заметно.

И.К.: Получается, более мягкий стал агитационный посыл по сравнению с предыдущими годами?

А.Л.: В принципе, да. Особенно если учитывать, что какие-то межпартийные договоренности происходят, то это тоже приводит к тому, что становится мягче критика, больше агитации не в сторону критики, а каких-то неполитических методов.

И.К.: Насколько хорошо это может отразиться на явке 10 сентября?

А.Л.: К сожалению, явка, скорее всего, будет невысокой, хотя это будет в разных регионах по-разному. Есть регионы с традиционно высокой явкой, это и Кавказ, и Белгородская область, и регионы с низкой явкой. Вполне возможно, что явка будет довольно низкая, тем более у нас в крупных городах явка обычно ниже, чем в сельской местности. Если говорить об Омске, Владивостоке, то, скорее всего, будет достаточно низкой явка, в Томской области и т. д. В Свердловской области, понятно, скорее всего, будет достаточно низкая явка, в Екатеринбурге, что, в принципе, власть вполне устраивает, потому что в Екатеринбурге у Куйвашева самая слабая поддержка. Поэтому если будет низкая явка, то как раз это ему будет на руку.

И.К.: Если откинуть в сторону нынешнюю политическую ситуацию в стране, все агитационные программы, которые были, по вашему мнению, в идеальном мире как должны происходить выборы? Без различных условий и без какого-то анализа той ситуации, которая действует на данный момент.

А.Л.: Я не знаю, есть ли где-то идеальные выборы. Но с моей точки зрения, конечно, это должны быть состязания политических программ. Избиратель должен понимать, что именно собирается делать та или иная партия, тот или иной кандидат, придя к власти, и оценивать, насколько его эта программа устраивает.

И.К.: Аркадий Ефимович, большое спасибо, что нашли время пообщаться со мной и ответить на мои вопросы.

А.Л.: Пожалуйста. До свидания.

И.К.: Мы продолжаем говорить о выборах. Омичей, например, зазывают на выборы плакатами со счастливыми пенсионерами-иностранцами. А в Пензе коммунисты обещали 20 тысяч рублей за видеофиксацию нарушений на выборах, тоже своего рода завлекаловка.

Следующим моим собеседником по данной теме будет Виталий Ковин, член совета движения «Голос». Здравствуйте.

Виталий Ковин: Здравствуйте.

И.К.: В вашем регионе чем завлекают на выборы представители партий, которые идут избираться?

В.К.: У нас проходят выборы губернатора Пермского края. И так получилось, что, в общем-то, результат уже предрешен этих выборов, конкуренции какой-то серьезной не состоялось, не случилось. Очевидно, что будет победа действующего врио губернатора Максима Решетникова. Естественно, в такой ситуации главная проблема — проблема явки избирателей на выборы. Тем более что Пермский край высокой явкой никогда не отличался. В прошлом году у нас одновременно было 3 избирательных кампании — думская, депутаты Заксобрания и депутаты города Перми. И тем не менее, явка у нас в Перми была 35% всего. Притом что тогда была кампания очень живая, было очень много агитации от кандидатов от политических партий. Но, тем не менее, избиратели фактически не пришли на выборы. В этот раз все намного скромнее. Агитации от кандидатов минимум, за исключением, опять же, врио губернатора. Поэтому, конечно, есть серьезные опасения по поводу того, сколько людей придет проголосовать.

И.К.: А чем завлекают на выборы?

В.К.: Во-первых, с самого начала развернулась достаточно широкая информационная кампания со стороны избирательной комиссии Пермского края. Большое количество информационных материалов, баннеры, плакаты, листовки. Для людей, продвинутых в гаджетах, было создано специальное мобильное приложение «Мои выборы», которое каждый человек мог установить себе и познакомиться со всеми процедурами, со списком кандидатов, узнать телефон избирательного участка и т. д. Очень много вот такой социальной рекламы и на телевидении, и на радио.

Помимо этого, мы понимаем, что самая не ходящая на выборы аудитория — это молодежь. Были предложены разного рода стимулирующие проекты. В нескольких регионах, в том числе и у нас есть такой проект «Голосовач», то есть приди на выборы, сделай селфи, в специальной рамочке сфотографируйся, выложи это в социальную сеть и будешь участвовать в розыгрыше всяких призов, в том числе в розыгрыше iPhone и других подарков. Планируется, насколько я знаю, это уже по городу активно обсуждается и в социальных сетях, раздача флаеров для людей от 18 до 35 лет, чтобы потом эти флаеры можно было обменять на билеты в кино.

И.К.: Вы сказали о приложении, которое создано для молодежи. Вы это приложение устанавливали себе, юзали его?

В.К.: Нет, у меня, к сожалению, такой смартфон, который не позволил это сделать. Но мои друзья и коллеги да, это сделали, посмотрели. Минимум информации для избирателей в этом приложении есть — какой избирательный участок, когда и в какое время нужно совершить те или иные процедуры, например, написать заявление на голосование по месту пребывания, как написать заявление для голосования на дому кому-то из своих родственников.

И.К.: Общая справочная информация, получается.

В.К.: Да. Какие кандидаты, где твой избирательный участок, календарь выборов. Вот такого рода информативный материал.

И.К.: Хорошо. Вы говорили про конкурс с селфи, про флаеры, которые можно менять на билеты. Я так понимаю, что денежные средства на всю эту рекламную кампанию перед выборами, чтобы сделать их более привлекательными, чтобы повысить явку, идут из областного бюджета?

В.К.: Вот это главная загадка.

И.К.: То есть непонятно, за чьи деньги будут покупаться смартфоны, и кто будет оплачивать раздачу вот этих билетов?

В.К.: Да. Это все организуют какие-то частные компании. Откуда у них средства, не знаю. Спонсорские или еще каким-то образом. Понятно, что та информационная кампания, которая исходит от избирательной комиссии, — это за бюджетные средства. А все эти дополнительные завлекаловки за чьи средства и деньги — это неизвестно. Тем более что они не являются формально участниками выборов. Поэтому они вообще-то не должны нигде за них отчитываться, получается. И помимо этого, понятно, что в день голосования, как это обычно бывает, устраиваются всякие концерты, праздники, ярмарки, фестивали. У нас приезжает Газманов, DJ Smash будет выступать. И чтобы попасть на их концерты, тоже нужно отметиться на избирательном участке.

И.К.: Это как в Омске, у них тоже молодежь завлекают там, приезжает рэпер L’One. И чтобы попасть в сектор фан-зоны, нужно будет сходить на избирательный участок, проголосовать, получить билет и потом уже идти на концерт. Не знаю, правда, чем руководствовалась администрация в Омске — наверняка же не вся молодежь в Омске любит рэпера L’One и направление это в музыке.

В.К.: Да. И весь этот антураж под таким еще лозунгом у нас проходит — «Остаемся в городе». То есть главная проблема сейчас, что люди, особенно если хорошая погода, пожелают уехать на свои дачи или не вернуться с них. И создание такой движухи в городе в день голосования, вот это «Остаемся в городе» и куча всяких разных мероприятий, чтобы люди не уехали.

Есть, конечно, и перегибы по этому поводу, и их достаточно много. В социальных сетях люди жалуются по поводу того, что в школах назначают какие-то диагностические тестирования, родительские собрания, детские концерты с тем, видимо, замыслом, что если ребенок придет на это тестирование, то с ним придут и его родители.

И.К.: Это намечается в день голосования?

В.К.: Да. И какие-то психологические тестирования, проверки здоровья, вот такое.

И.К.: Интересный ход. Во всей этой завлекаловке, привлечении внимания к выборам, чтобы повысить явку у вас в регионе, есть ощущение того, что какой-то перекос в пользу какого-то кандидата есть? Или ощущение нейтральности существует?

В.К.: Формально вроде как не придерешься. Ни с каким кандидатом это не связано. Но, по сути, все, безусловно, понимают то, что я вам сказал в самом начале, — что результат предрешен. Кандидаты действующего врио главы края настолько слабы и ни на что не претендуют, что, в общем-то, большая часть людей, которые придут, которые останутся в городе, все равно предпочтут его, а не других кандидатов. Хотя есть у нас, прежде всего, в социальных сетях несколько попыток развернуть такие кампании, как в свое время Навальный разворачивал, — голосуй за любого, кроме действующего главы, приди на избирательный участок и проголосуй за самого слабого, приди и испорти все бюллетени. Условно говоря, такой протестный электорат, чтобы не остался дома, не бойкотировал выборы, а пришел и тоже что-то сделал. Такие посылы тоже есть. Но это в основном в Facebook обсуждают.

И.К.: По вашим ощущениям, вся эта завлекательная кампания на выборы имеет смысл у вас в Перми? Или нет?

В.К.: Смотря для чего, для кого. Она, конечно, имеет смысл для действующей власти. У них все-таки в голове сидит, что чем выше явка, тем якобы выше легитимность избранного губернатора будет. Вот это сидит, поэтому нужно показать вот эту явку. Потом, я так понимаю, что отрабатывается часть технологий под президентские выборы. Это тоже интересно понять — вот эта массированная информационная кампания и вот эти всякие развлекаловки, завлекаловки — сколько они реально могут зацепить людей, чтобы они пришли на выборы.

И.К.: А есть какие-то данные, кстати, предположительные данные, аналитика, сколько процентов населения, которое может голосовать, завлекут вот эти мульки все?

В.К.: Каких-то социологических или других данных нет.

И.К.: А ваши предположения? Приблизительные цифры?

В.К.: Учитывая, что выборы глав исполнительной власти всегда людей привлекали больше, чем выборы депутатов, мне кажется, что априори собиралось прийти все-таки больше, чем 35%, как было в прошлом году. Тем более, у нас выборов губернатора не было 17 лет. Люди понимают, что сейчас они выбирают, в отличие от прошлого года, реальную власть, человека, у кого в руках власть. И хочется к этому иметь некое отношение. Поэтому мне кажется, что это должно дать определенный прирост. Плюс прирост в несколько процентов, конечно, даст информационная кампания. Плюс вот эти мульки тоже могут дать прирост 2−3%. Но есть проблема в том, что кампания-то неконкурентная. В прошлом году значительную часть избирателей, которые голосовали, привели кандидаты из партий. Пришли люди голосовать за коммунистов, пришли люди за ЛДПР и т. д. Сейчас, когда видно, что кандидаты от этих партий не способны победить, люди в принципе понимают, в чем разница, например, пропорциональной системы и мажоритарной системы. Для «яблочников», когда они набрали у нас в городе больше 5% и получили 1 мандат, это была победа, и они ради этого шли. А сейчас кандидату от «Яблока» эти 5−7%, которые голосовали за них в городе, — они придут? Не факт. Соответственно, нужно эти 5% вычесть. Где-то прибавится за счет этих мулек, а где-то убавится. Поэтому я предполагаю, что в итоге, скорее всего, останется примерно та же самая цифра, 35−37%. Мне так кажется.

И.К.: Ну, посмотрим. Может быть, ваша организация «Голос» сделает какой-то анализ выборов и разделит, в процентовке сделает, сколько избирателей привлек тот или иной рычаг завлечения народонаселения на выборы.

В.К.: Мы попробуем, да.

И.К.: Виталий, огромное спасибо, что нашли время со мной пообщаться и ответить на мои вопросы, дать комментарии.

В.К.: До свидания.

И.К.: Мы продолжаем. Чем еще завлекают на выборы? На портале издания «Известия» выходил материал: «Избирателей завлекают на выборы смартфонами, автомобилями и рэперами». «По данным Центризбиркома, 10 сентября в России пройдет более 6000 выборов, в том числе будут избраны 16 губернаторов, шесть региональных парламентов и 11 городских собраний региональных столиц. Близкий к Кремлю Экспертный институт социальных исследований в недавнем докладе подчеркивал, что законность выборов важнее явки. Однако, как выяснили „Ведомости“, во многих регионах все же проходят акции, направленные на мобилизацию избирателей».

Следующим моим собеседником будет Михаил Серенко, политический обозреватель ИА «Блокнот-Волгоград». Здравствуйте.

Михаил Серенко: Здравствуйте.

И.К.: Мы говорим о том, чем завлекают на выборы разного уровня в разных регионах нашей страны. Есть такая информация, что у вас в Волгограде и области при поддержке Заксобрания запущен проект «Голосуем всей семьей». Нужно сфотографироваться на избирательном участке с бюллетенем, с членами семьи и разместить фото в соцсетях с определенным хештэгом. Победители получат дипломы и подарки. Немножко это смешно все, особенно дипломы. А чем еще завлекают на выборы именно у вас, в Волгоградской области? Что обещают тем, кто придет на избирательный участок?

М.С.: В основном традиционный подход — будет развернута торговля на избирательных участках. Здесь нужно сразу отметить, что у нас практически все муниципальные выборы пройдут в сельских районах. В самом областном центре будет задействован всего 1 район, где пройдут довыборы депутатов в областную Думу. Ожидается крайне низкая явка по городу. При высоком уровне мечтаний это будет 20%, но в целом, даже с включенным административным ресурсом, люди думают, что будет 15−18%.

Продвигает каждый по-своему. Где-то даже в социальных сетях звучала информация, что кому-то даже кружку пива готовы дать за фотографию с бюллетенем.

И.К.: Да, про пиво и в других регионах говорили — пришел, проголосовал, литр пива получил.

М.С.: Но в целом власти не нацелены на организацию высокой явки, никто никого не ломает, понимают, что в нашем южном регионе середина сентября — это время окончания дачного сезона, по большому счету, людям как-то не до того. Хотя для сельских районов, где будет происходить основная часть выборов, — там традиционно явка высокая. Люди, несмотря ни на какие обстоятельства, по старой своей привычке, выработанной десятилетиями, активно идут голосовать. Их ничем завлекать не надо, сельский житель все равно придет и проголосует в большинстве своем.

И.К.: Получается, в этом плане у вас в регионе со стороны администрации некая пассивность, устраивают только на избирательных участках какую-то торговлю. А концерты какие-то, как планируется в других регионах? В Пермь вот приедет Газманов, в Омск приедет рэпер, будет у них выступать. У вас что-то подобное будет?

М.С.: В сельских районах, безусловно, будут концерты местной самодеятельности. В Волгограде в воскресенье, в день выборов отмечается День города, и в рамках этого праздника вечером будет концерт группы «УмаТурман», не более того. Все тихо-спокойно, власть никаких экстраординарных мер по наполнению избирательных участков не предпринимает. И, на мой взгляд, это правильно. Кому действительно хочется проголосовать, должен идти голосовать. А пытаться людей привлечь какими-то цирковыми способами — это неправильно.

И.К.: Были еще сообщения, что запустили приложение для смартфонов для выборов. Там можно познакомиться, и если человек понравился, его контакты, его данные можно получить только после того, как ты сходишь на выборы. Или, по крайней мере, после того, как дойдешь до избирательного участка. Пользуется ли кто-то таким приложением у вас в Волгограде или нет?

М.С.: Впервые об этом слышу. Волгоград в этом смысле — город уникальный, потому что, по общепризнанному мнению, Волгоград — местожительство самых красивых девушек в России. У нас действительно очень красивые девчата. Познакомиться с красивой девушкой у нас и без всякого приложения можно. Я понимаю, что в соседних регионах — не буду их называть, чтобы не обидеть — правда, с красивыми девчонками просто проблема. У нас идешь по улицам города, и каждая вторая — фотомодель.

И.К.: Почему же тогда не использует Избирком для привлечения внимания? Тем более, сделан целый инструмент. Познакомиться с красивой девушкой, жительницей Волгограда можно на избирательном участке. Придумали бы как-то, что номер ее телефона ты можешь получить только после того, как проголосуешь и опустишь бюллетень в урну. И молодежи больше бы пошло на избирательные участки, наверное.

М.С.: У нас в регионе традиционно молодежь голосует очень плохо. Крайне плохо. И я не думаю, что это специфика нашего региона, вероятно, во всех регионах это происходит точно так же, за исключением столичных городов. Средний возраст голосующих, я думаю, явно не меньше 40 лет.

Во-первых, молодежь не интересуется политикой как таковой. Скажем, есть такие объединения, как молодежные парламенты, они существуют при региональных Заксобраниях. И буквально на днях мне попалась информация по нашему Заксобранию, там 38−40 депутатов молодых, большая часть из них даже на заседания не ходит, ни разу не была. Тех, кто посещает заседания, — единицы. Молодежь в политическом плане сейчас достаточно пассивна. Чтобы молодежь заинтересовалась политикой, нужен экшен. Вот в свое время, весной, одному российскому оппозиционеру это удалось, когда по всей стране, в том числе в Волгограде, огромное количество молодых людей вышло на улицы. Чтобы они пошли совершать какие-либо действия, нужно одно непременное условие — это должно быть модно. Если это действие совершать не модно, молодежь на это действие не подпишется. Пока что ходить и голосовать на выборы — не модно в молодежной среде. Как только станет это модным, престижным, понятным, наверное, молодежь пойдет. Но пока, к сожалению, власти такой цели перед собой не ставят. Почему? Объясню — молодежь непонятно как проголосует. Трудно заставить 20-летнего юношу или девушку голосовать вот именно за этого [кандидата] и ни за какого другого. А на людей старшего поколения воздействовать таким образом уже проще.

И.К.: Да, особенно если это работники бюджетной сферы.

М.С.: Да. Проведите опрос, исследование — молодые люди не смотрят телевизор вовсе, всю информацию они черпают из интернета. А какая информация в интернете? Мы понимаем, какого она градуса и какого акцента. Поэтому власти, наоборот, выгодно, чтобы молодежь держалась подальше от избирательных участков.

И.К.: Это любопытно. Михаил, огромное спасибо, что нашли время пообщаться со мной.

М.С.: Спасибо.

И.К.: Мы продолжаем. Следующим моим экспертом по данной теме будет Александр Жиров, журналист, директор компании «ISutki Communications». Здравствуйте.

Александр Жиров: Добрый день.

И.К.: С вами хотелось бы поговорить на такую тему, как молодость некоторых кандидатов на пост главы региона. В других регионах отмечается большой уровень молодых кандидатов в муниципальные депутаты. По вашему мнению, с чем это связано? Многие эксперты говорят о том, что у нас довольно-таки политически пассивная молодежь и что эти выборы вялотекущие. С чем связан поход молодежи на руководящие должности в политику?

А.Ж.: Я как раз в последнее время занимаюсь как журналист этим вопросом, тем, что даже не протест, а именно политика помолодела, что в политику приходят достаточно молодые люди, вне зависимости от того, что называется, по какую сторону баррикад они находятся, условных баррикад, потому что какой-то активной деятельности все равно нет. И я вижу, что протест и политика в целом помолодела не только в России. Буквально сейчас мы изучаем то, что происходит в Польше, те протесты, те митинги, которые там были. Они возглавляются людьми, которые в достаточном возрасте находятся. Но при этом люди, которые выходят на митинги, которые вносят какие-то лозунги, чего-то требуют и т. д. — это достаточно молодые люди. Это студенты, это молодые преподаватели, например, вузовские. То же самое мы видим, например, в США. Те митинги, которые там сейчас были, — это достаточно молодые люди, которые тоже выходят каких-то вещей требовать. Поэтому я не думаю, что Россия здесь чем-то отличается. Это такой мировой тренд, который направлен на то, что люди старшего поколения, условно говоря, уже чем-то обладают, каким-то определенным опытом, а вот люди молодые — им это интересно, они начинают каким-то образом пытаться влиять на происходящее. Для них это не единственная попытка добиться чего-то. Им это просто интересно. Для них это вид деятельности, который действительно им интересен.

И.К.: Получается некий диссонанс. Сколько этих молодых людей, которым это интересно — заниматься политикой, государственным устройством, пытаться что-то изменить, и в то же время эксперты многие говорят, что у нас молодежь политически неактивная, им это неинтересно. Им больше интересно в сети, блоги, больше хайпа, больше лайков и т. д.

А.Ж.: Это достаточно спорное утверждение, что молодежи нужны лайки, хайп и все прочее. Давайте оставим такое мифическое мнение, эти мифические характеристики администрации президента, пусть они там по-прежнему думают, что молодежи нужен хайп, лайки и т. д.

И все-таки надо обозначить вот еще какой момент — то, о чем я, отвечая на ваш первый вопрос, проговорил, может быть, не совсем четко, — молодежи это интересно не потому что это политика, а потому что это некий вид активности. Условно говоря, эти люди в своем городе занимались какой-то урбанистикой, например, — проектировали дворы, лавочки, парки и т. д. В какой-то момент они упираются в то, что — а почему бы не выйти за пределы своего двора и не начать что-то делать более масштабно. Это первый момент. Второй момент — действительно, для них это не развлечение, это именно вид активности. У них, предположим, есть определенная работа, где они частично заняты, частично свободны и могут заниматься какими-то другими делами. Поэтому, например, они идут в муниципальные депутаты. Если мы говорим о каких-то региональных историях, не совсем правильно говорить о том, что молодежная политика государства — это такая провальная штука. Мы достаточно негативно обычно отзываемся о молодежной политике государства, говорим о том, что вот, это «Молодая гвардия», это «Наши», что-то там еще. А ведь на самом деле это, к сожалению, одни из немногих доступных молодежи, но, тем не менее, социальные лифты. И поэтому если мы посмотрим на тех же самых кандидатов в муниципальные депутаты, например, в регионах, мы увидим, что эти самые молодые люди, молодые депутаты, молодые кандидаты, о которых мы говорим, — это не оппозиционные кандидаты, как правило, а это, например, ставленники той же «Единой России». В свое время, когда-то, несколько лет назад они воспитывались этой «Молодой гвардией». И сейчас на них смотрят и говорят: «Ну, давайте мы этого мальчика пустим по такому-то округу». Не обязательно на него делается большая ставка в плане победы какой-то. Но мальчик или девочка активные, могут ногами ходить, общаться с людьми и обладают определенным ресурсом, понимают, как действуют социальные сети.

И.К.: И в то же время набирают определенный политический опыт.

А.Ж.: Да. И неважно, насколько этот опыт иллюзорный, неважно, насколько он будет действительно работать, неважно, насколько они смогут его применить в дальнейшем. Важно, что сейчас их используют как ресурсы. Если получится, все будет замечательно и хорошо, они будут работать, в дальнейшем набирая определенные свои очки. И есть примеры, они, к сожалению, единичные, но тем не менее. Я периодически вспоминаю моего хорошего знакомого Алексея Сокина из Омска, который там сейчас вице-спикер Горсовета, сейчас выдвигается на очередные выборы. Это человек, который своими ногами обходил весь округ. Его там знают все бабушки, все учителя и т. д. Это человек, который в 31 год стал сенатором от Омской области. И потом, посидев там определенный период, в Сенате, он вернулся в Омскую область, избрался там депутатом и сейчас он вице-спикер Горсовета в Омске. И достаточно авторитетный человек.

И.К.: Мы сейчас говорим об определенных программах и о молодежи, которая вышла из этих программ. Это «Наши», «Молодая гвардия» и т. д. Получается, они сейчас подросли немного, идут в политику. Но можно ли говорить о том, что выборы и политика в широком смысле слова стала модной, популярной?

А.Ж.: Наверное, да, но я бы не стал на 100% это утверждать, потому что здесь все на самом деле зависит от региона, от конкретных людей, потому что если люди, которые в свои 25−27−30 лет уже готовы к какой-то политической деятельности, они уже сложились и т. д. Может, есть какие-то общественники, которые понимают, что статус депутата им даст возможность решать какие-то общественные вопросы более серьезно. Кому-то, может быть, это просто интересно. Но, конечно, нельзя говорить о том, что политика вдруг вошла в моду. В некоторых регионах благодаря некоторым лидерам, например, если мы говорим о Москве и вот этой ситуации с Гудковым, когда он ведет на выборы достаточно большую когорту молодых кандидатов. В других регионах тоже есть подобные примеры, когда часть людей, молодых общественников — им тоже говорят о том, что — ребята, давайте вы уже будете переходить на другой уровень, давайте вы будете решать какие-то вопросы более серьезные. Поэтому все так. Нельзя говорить о том, что политика вдруг стала повсеместно модной. Но в некоторых регионах или некоторых округах действительно есть примеры, когда мы видим молодого кандидата, который действительно активен, который своими ногами обошел всех этих бабушек, который знаком с учителями, которые на этом округе работают в школах, и т. д. И у которого действительно есть определенные перспективы для того, чтобы он избрался и стал депутатом.

И.К.: Александр, огромное спасибо, что нашли время пообщаться.

А.Ж.: Вам спасибо.

И.К.: Следующий мой собеседник по данной теме — это Артем Александров, депутат Тамбовской городской Думы. Здравствуйте.

Артем Александров: Здравствуйте.

И.К.: Сегодня говорим о предстоящих выборах, которые состоятся в эти выходные. Где-то будут выбирать глав регионов, где-то — депутатов муниципалитетов. И некоторые ресурсы публикуют такую информацию, что очень большое количество молодых депутатов идет, до 35 лет. У меня вопрос к вам как к молодому политику, молодому депутату — с чем это связано, как вы думаете? Почему молодежь проявляет такой интерес, все раньше и раньше идут, есть даже граждане 19 лет, идут на выборы? И что они могут предложить?

А.А.: Я думаю, это надо трактовать не просто как всплеск активности молодежи, а, прежде всего, как-то, что российская молодежь постепенно созревает к сознательному участию в политической жизни своей страны, города, района или области. Я могу отметить, что в качестве кандидатов, и это наблюдается, в том числе, в Тамбовской области, правда, не на этих выборах, у нас практически выборов как таковых не будет, только в нескольких муниципальных образованиях, а вот по прошлым избирательным кампаниям молодежь желает принимать участие. И не только идут от партии власти, но также и от оппозиционных политических сил, различных политических движений, самовыдвиженцами. Эта динамика наблюдается за последнее время. Участие как в системной работе в органах власти, то есть выдвигаются как кандидаты, так и участие в протестных мероприятиях, когда они выходят на улицы, высказывают свою политическую точку зрения по тем или иным вопросам. Этот процесс наблюдается в течение последних нескольких лет.

И.К.: А что может молодежь, допустим, молодые кандидаты проходят, становятся депутатами, — что они могут предложить? У некоторых нет вообще никакого политического опыта.

А.А.: Здесь надо рассматривать, на каком уровне данные кандидаты идут во власть. Если мы рассматриваем на уровне субъектов РФ, допустим, в качестве депутатов в Заксобрание, то действительно, здесь нужен определенный опыт, статус и не только образование. Потому что можно получить отличное образование, но быть слабым практиком. В то же время, если мы рассматриваем органы местного самоуправления, то там немного специфика другая. Здесь и необходим этот молодой задор, молодая гражданская активность. Я вам скажу как депутат, меня избрали жители Тамбова по одномандатному округу — конечно, первое время было непросто. Но я всегда увлекался политикой, интересовался. И за короткий промежуток времени влился в эту работу. Я, конечно, не хвалю себя, но вот именно по активности молодые депутаты, в том числе и у нас в городской Думе, кому еще 35 лет нет, они наиболее активны, наиболее заинтересованы, выдвигают свои идеи, предложения. Конечно же, может быть, опыта недостаточно некоего жизненного. Но здесь мы говорим именно — представительный орган власти. В исполнительном органе власти, естественно, нужен огромный опыт, тут ты отвечаешь конкретно за то или иное направление. А в представительном, в принципе, можно себя попробовать. Это очень хорошая школа для молодых политиков, которые хотят что-то изменить в своем городе или в стране в целом.

И.К.: Получается, молодым кандидатам пробу пера нужно делать именно на муниципальных выборах, а потом уже строить карьеру, идти на региональные выборы.

А.А.: Да. Я советую по своей практике — это могут быть выборы даже в сельские советы небольшие, потому что там в принципе пройти на выборах достаточно просто, если проконтролировать, чтобы не было нарушений на участках. Нужно, грубо говоря, заручиться поддержкой не меньше 1000 человек, чтобы тебя избрали, в зависимости от явки избирателей. Здесь можно пройтись, лично познакомиться. И вот именно молодая активность в этом очень хорошо поможет. Кроме того, восприятие населения. Население достаточно хорошо воспринимает молодые лица, молодые идеи. Поэтому здесь, я думаю, такой всплеск политической активности будет и дальше усиливаться в следующих электоральных циклах.

И.К.: Хорошо. Абстрагируемся от политической обстановки в стране. Образ будущего молодого политика — каким вы видите кандидата в депутаты любого уровня?

А.А.: Здесь сказать сложно, потому что любой кандидат должен быть чем-то индивидуален, чем-то отличаться. Во-первых, естественно, у всех кандидатов должен быть высокий уровень образования, желательно определенный опыт работы. Может быть, опыт работы был получен в студенческие годы. И главное, чтобы молодой человек и любой политик был заинтересован, во-первых, в развитии того или иного населенного пункта, во-вторых, чтобы он искренне верил в то, что он говорит, и чтобы слова не расходились с делами. Если эти критерии будут соблюдены как в ходе агитационной кампании, так и в ходе избрания, то тогда он будет достойным представителем своего города, населенного пункта. Вот так унифицировать, я думаю, будет неправильно, потому что каждый политик, каждый кандидат чем-то индивидуален, уникален должен быть. А просто вот так под одну гребенку — у него должны быть крепкая семья, он должен быть выходцем из такой-то среды — я думаю, это неправильно. Главное, чтобы он был заинтересован, и главное, чтобы ему была интересна эта работа — не с точки зрения на себя, в личных корыстных интересах, а именно на развитие общества. И если эти критерии будут соблюдаться, то в дальнейшем мы увидим и изменения в целом в политической обстановке в нашей стране.

И.К.: Большое спасибо, Артем, что нашли время со мной пообщаться.

А.А.: Вам спасибо.

И.К.: «В целом в 2017 году выросло число выдвиженцев. Их в два раза больше, чем в 2008 году, и в 1,7 раза больше, чем в 2012. Доля молодых кандидатов сейчас составляет почти 37%. Для сравнения в 2008 году число молодых выдвиженцев составляло 25% от общего числа участников муниципальных выборов, в 2012 году — 32%.

По подсчетам РБК, самое большое число кандидатов на муниципальных выборах составили менеджеры компаний — 16,87%. На втором месте находятся безработные (11,63%), на третьем — чиновники (10,55%). На предыдущих выборах большинство составляли бюджетники, работающие в сфере науки, образования и медицины. В 2008 году их число составляло 26,8%, в 2012 — 21,9%".

Это была программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофона был Игорь Киценко. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
АПИ

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments