Первая в России Международная битва роботов: Сочи примет лучших робототехников

Когда можно будет увидеть на рингах страны схватку человекоподобных машин? Мы узнали, сколько стоит собрать боевого робота, и как изобретения участников соревнований уже сегодня применяются на практике. Эксперты: Олег Кивокурцев — идеолог Международной битвы роботов в Сочи, сооснователь компании Promobot; Дмитрий Мелькин — капитан команды «Solarbot» (победители битвы роботов 2016).

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Валентина Ивакина. В ближайшие полчаса мы с вами будем обсуждать битву роботов, которая в октябре состоится в Сочи, причем речь идет о том, что это будет первая в России Международная битва роботов. И первый спикер, с которым мы поговорим в рамках этой программы, — это Олег Кивокурцев, идеолог Международной битвы роботов в Сочи, сооснователь компании Promobot. Здравствуйте.

Олег Кивокурцев: Здравствуйте.

В.И.: Сейчас те ресурсы, которые рассказывают о грядущем мероприятии, мне кажется, делают акцент на том, что это будет первая Международная битва роботов, которая пройдет в России, что ранее якобы мероприятий подобного масштаба в нашей стране не было.

О.К.: Отчасти это действительно так. Потому что сколько сейчас проводятся битвы, а они проводятся в России с 2015 года, — именно масштабных битв роботов, куда приезжали из нескольких стран, со всех континентов, еще не состоялось. До текущего дня были российско-британские соревнования, соревнования стран СНГ. А в Сочи приедут команды из Бразилии, из Колумбии, из Великобритании, с Ближнего Востока, из Ирана, возможно, команда из Сирии приедет. Также команды из Азии, из Индии. Весь мир охватить удалось только лишь в 2017 году, в рамках Всемирного форума молодежи и студентов.

В.И.: Само мероприятие будет длиться несколько дней, с 17 по 21 октября. Уже понятно, что масштаб участников большой. Что будет происходить на протяжении нескольких дней?

О.К.: Само мероприятие будет проходить, как я уже сказал, в рамках Всемирного форума молодежи и студентов. И очно за ним наблюдать получится, к сожалению, только лишь у посетителей форума. Но для остальных зрителей будет доступна прямая трансляция, это даже отчасти лучше, потому что лучший ракурс, лучшие кадры будут доступны в прямом эфире. Битва будет состоять из двух основных частей. Первая — это отборочный тур, где 24 робота сразятся в поединке 1 на 1, из разных стран. А вторая часть — это полуфинал и финал, где сначала лучшие 12 роботов сразятся друг с другом, а затем уже в финале и полуфинале встретятся роботы 1 на 1.

Мы в этом году, помимо всего остального, еще переработали регламент участия. И стандартизировали его в соответствии с международными правилами, поскольку до этого он был больше рассчитан на российских робототехников, а сейчас мы его сделали под расчет международный. Что именно будет нового? Во-первых, раньше на российских битвах было запрещено использование металлической брони. Поскольку битва роботов подразумевает под собой разрушение роботов. Роботы должны биться и должны уничтожаться.

В.И.: То есть все детали наружу, и прикрывать их ничем нельзя?

О.К.: Можно было прикрывать пластиком и можно было защищать электронику, электронные «мозги» робота. Но не более. Сейчас же международные роботы достигли того уровня, что их орудие настолько сильно, что оно способно пробить металл. И с этого года разрешается использовать броню толщиной 5 мм. Помимо этого, мощные орудия требуют большего веса, поскольку они сами по себе весят больше, и для их сопутствующего оборудования тоже нужно больше веса, мы увеличили регламент с 75 допустимых килограмм до 110 килограмм. То есть сейчас проходят роботы тяжелые, это называется тяжеловесные бои. Помимо этого, нововведением стал допуск и использование высокого напряжения, потому что оружие, которое приводится в движение мощным двигателем, требует больше, чем 12, 24 вольта, сейчас допускается 48 вольт. Это, естественно, крайне опасно для окружающей среды. Специально для этого нашей командой собран специальный ринг, защищенный. Его будет по периметру охранять прозрачный куб. В качестве основного защищающего элемента будет использоваться стекло из поликарбоната толщиной 10 мм. А поликарбонат, на секундочку, — это стекло, которым закрывают автомобили, бронированное стекло. Оно способно защитить от прямого выстрела из автомата Калашникова. Наши роботы, надеюсь, не такие сильные, как автомат Калашникова, хотя здесь можно поспорить. Но мы очень беспокоимся о безопасности, поэтому принимаем все меры, чтобы было безопасно.

В.И.: Олег, я заинтригована вашим описанием, судя по нему, роботы будут и бронированными, и крупнее, и сильнее, чем прежде можно было видеть в России. То есть можно ожидать прямо мегасхваток, мегабитв? Видела в анонсах, что большая часть роботов просто не уедет из Сочи и превратится в груду металла.

О.К.: Да, именно так. Битва роботов специально на это и рассчитана. У нас будет система play-off. С ринга после битвы робот будет либо выезжать, либо выноситься, потому что таковы правила, как у настоящих гладиаторов в Древнем Риме, только сейчас гладиаторы роботизированные.

В.И.: То есть погибшего робота будут на носилочках уносить те, кто по нему скорбит.

О.К.: Да, именно так.

В.И.: А по какому принципу отбирали участников, которые приедут в Сочи и будут свои страны представлять? Потому что список внушительный.

О.К.: В первую очередь, робот должен соответствовать регламенту. Он должен попадать в габариты, не быть шире, чем 130 см в ширину, не длиннее, чем 130 см в длину, не выше, чем 70 см. Вес должен быть не более 110 кг, напряжение оборудования, приводящего оружие в движение, не выше 48 вольт. Это основные параметры. Также не допускается использование орудий с жидкостью, потому что это часть читов, так сказать. Нельзя заливать чужую электронику, нельзя использовать глушители сигналов. Но самое главное — это непосредственно качество роботов. Например, команда из Индии является чемпионом Азии. Есть такая лига в Китае, называется FMB. И приедет команда, называется Blanka Botz, они чемпионы этой лиги и всю Азию своим роботом они победили. Из Британии приедет команда, это один из фаворитов старейшего робототехнического шоу «Robowars». Они представят своего робота, который будет всех побеждать. Есть молодые лиги, так же, как в России проводится всего 3 года, третий раз, есть такие же молодые лиги из Бразилии, одна из команд-фаворитов своей лиги приедет, из Колумбии. То есть будут биться только лучшие из лучших.

В.И.: Видела разные анонсы, разные фотографии выкладывают ресурсы. Где-то такие стандартные роботы, похожие, допустим, на автомобиль, немного модифицированный. А некоторые ресурсы приводят фотографии человекоподобных роботов, которые друг с другом борются. Так что это все-таки будет?

О.К.: Большинство роботов представляют собой опорную конструкцию, находящуюся на 2 или 4 колесах. Если на 2, то еще вспомогательный подруливающий ролик. Редко используются ходящие виды передвижения, в основном это колесный привод. Также большинство роботов являются приближенными к плоскости, чтобы была выше устойчивость от переворачивания, потому что очень много роботов в качестве орудия используют именно переворачивалку, так называемый флиппер. Помимо этого, они оснащены 4 типами оружия. Первый — это, как я уже сказал, флиппер, подкидыватель. Когда робот подлетает на высоту 2−3 метра над рингом, он падает и выходит из строя. Второй тип — это горизонтальный спиннер или, как его называют в России, матанга. Это горизонтальная балка длиной метр или полтора, в зависимости от робота, которую приводит в движение мощный двигатель, у нас минимальная мощность в этом году 6 кВт. Это мощнее, чем у бензопилы. И такую вертикальную балку весом 20 кг вращает мощный двигатель, и она сносит все на своем пути, ничего не оставляет. Видов этих горизонтальных спиннеров может быть несколько, в зависимости от идеи разработчиков. Третий вид оружия — это вертикальный спиннер, когда орудие вертится не по горизонтальной оси, а по вертикальной. Оно либо подкидывает, либо, наоборот, прибивает к полу. Тоже очень зрелищный вид оружия, тоже разносящий все на своем пути. И четвертый тип оружия, самый популярный, — это молот. У робота на его платформе расположен молоток, кирка или что-то еще. И он сверху мощным пневматическим ударом наносит удар по крыше робота, тем самым выводит из строя его внутренности.

В.И.: Тем участникам, которые Россию будут представлять, стоит надеяться на победу вообще в этом Международном соревновании?

О.К.: Да, конечно, стоит. Совсем недавно российская команда на азиатских битвах заняла 3 место. А, на секундочку, в международном регламенте разрешена броня, и наши команды без брони дошли до призового места. А сейчас, когда все будут в равных условиях, то я думаю, что иностранцам придется несладко. Плюс еще домашние стены помогают, Сочи в рамках Всемирного форума молодежи и студентов — это то место, где сборная России одержала победу в Олимпиаде. И самое главное, все команды будут под надзором Сбербанка России, потому что он является одним из организаторов битвы роботов. И это тоже, безусловно, поддержка от крупнейшего российского банка, я думаю, она поможет нашим командам.

В.И.: Я имею в виду, может быть, техническое оснащение, разработки наши позволяют надеяться на победу?

О.К.: Конечно. Между прочим, российские разработчики считаются одними из самых высококвалифицированных. Если зайти в Google или на завод Mercedes, можно встретить очень много лиц российского происхождения, работающих там. Все российские команды мы знаем уже несколько лет и можем с уверенностью сказать, что их идеи уже достигли международного уровня в плане боевых роботов, а возможно, даже и превзошли. Мы это и проверим на битве.

В.И.: Каковы перспективы? Как можно использовать те наработки, которые применяются в таких боевых роботах в рамках соревнований, дальше, в обычной жизни?

О.К.: В первую очередь, битвы роботов показывают обществу, что на сегодняшний день робототехника — это то, что существует уже сегодня, и каждый может ей заняться. Во-вторых, в рамках битвы роботов используются и разрабатываются различные типы приводов, которые можно использовать в будущем и в промышленной робототехнике, и в сервисной робототехнике. Разрабатываются различные типы контролеров. Это устройства, которые управляют двигателями, приводными механизмами. В любой промышленной отрасли, будь это металлургия или легкая промышленность, — везде, во всех устройствах применяются контроллеры. Битва роботов — это один из тех факторов, которые способствуют развитию индустрии электроники. В третьих, это непосредственно материалы и материаловедение, потому что роботы должны быть прочными и при этом легкими. Как найти этот баланс между прочностью и легкостью — ребята ищут и находят, различные используют типы покрытий. Какие-то уже используются широко, а какие-то — еще нет. Это прекрасный шанс испытать в агрессивной среде. И в целом, для инновационного российского климата это очень полезное мероприятие. Если говорить конкретно про цифры, то за 2015−2016 год битва роботов сгенерировала, как минимум, 5 новых инновационных компаний из тех участников, кто принимал участие в битве роботов. Одни занимаются сельскохозяйственной робототехникой, другие занимаются разработкой устройств для глухонемых и слабовидящих. Третьи с помощью своих разработок в битве роботов для «Росатома» технологию освоили и внедрили. Таких примеров, я думаю, будет еще больше, потому что интерес все больше к битве роботов, а участников и заявок приходит тоже больше.

В.И.: Всегда волновал вопрос, что же дальше с этими разработками происходит и с теми людьми, которые в подобного рода мероприятиях участие принимают. То есть вам известно, как минимум, о 5 командах, которые дальше себя воплотили в практику?

О.К.: Как минимум, 5 команд нашли себя в индустрии предпринимательства и стартапов. А очень много специалистов уже работают в каких-либо компаниях. И они, благодаря тому, что освоили в рамках битвы роботов, для своих организаций принесли огромную пользу, потому что раскрыли свой инженерный потенциал, креатив и улучшили благосостояние компании, где они трудятся, это тоже очень важный фактор. Эта тенденция 100%-ная, 100% участников обязательно приобретают новые навыки. И помимо этого, самое главное, что они доказывают обществу, что на сегодняшний день робототехника — вот она, это уже часть существующего мира. Необходимо в этом направлении расти и развиваться. Это уже доступно абсолютно для каждого, и каждый может себя попробовать. Вот оно и показывается на следующий год, когда мы получаем еще большее количество заявок, и эта тенденция растет.

В.И.: А какие планы на будущее, если брать битву роботов? Я с замиранием сердца каждый раз жду, что человекоподобные роботы будут выходить на ринг и бороться. Возможно, что когда-то перестанут выпускать на ринг радиоуправляемых роботов, что они сами как-то смогут принимать решения. Когда это может свершиться? Можем ли мы дождаться этого в России в ближайшем будущем?

О.К.: Основная причина, почему роботы до сих пор не дерутся самостоятельно, а управляются человеком, — это дороговизна компонентов. Датчики, которые позволят роботу самостоятельно находить цель и поражать ее, стоят в районе 500 тысяч рублей сейчас на одну единицу техники. И стоит понимать, что по окончанию битвы эти датчики можно будет выбросить. Главным фактором того, что роботы будут более антропоморфными, то есть человекоподобными, и будут более самостоятельными, является удешевление элементной базы. Ежегодно элементная база удешевляется, разрабатываются новые решения, и мы приближаемся к этому. Я делаю ставку, что через 10 лет в битвах роботов уже будут принимать участие полностью автономные роботы. Движители, а это в данном случае колеса, будут заменены на что-то более интересное с точки зрения мехатроники, например, на ноги, на руки, а может быть, на щупальца, а может быть, на паукообразные ноги, может быть, у роботов будет их 6. Все зависит от эффективности их кинематической схемы. В России уже с 2015 года существует лига. Она развивается и растет. И уже в этом году, между прочим, на Всемирном форуме молодежи и студентов в Сочи битва роботов представлена. Это значит, что первые лица нашего государства понимают всю важность и интерес данного направления. Я думаю, что это направление будет дальше развиваться. Мы со своей стороны будем этому всячески способствовать.

В.И.: Правильно я понимаю, что основной акцент делается на увлечение молодежи? Те, кто приедет на соревнования, — это тоже люди довольно молодые.

О.К.: В основном, участники — это либо мейкеры, либо студенческие коллективы, либо коллективы младший научных сотрудников различных НИИ и конструкторских бюро. То есть в основном этим занимаются молодые коллективы. Но, так или иначе, мы не делаем ограничений по возрасту. Самому младшему участнику нашей битвы 12 лет, а самому старшему — 55. Я думаю, если более активно привлекать внимание, то мы можем еще более опытных и старших товарищей заставить обратить взор на наше направление и ждать от них самых интересных роботов.

В.И.: Заинтриговали! Олег, большое спасибо, что нашли время побеседовать с нами.

Еще один спикер, с которым мы побеседуем в рамках эфира, — это Дмитрий Мелькин, капитан команды «Solarbot» (победители Битвы Роботов 2016). Здравствуйте.

Дмитрий Мелькин: Здравствуйте.

В.И.: Объясните, пожалуйста, нашим радиослушателям, что это такое — победа в битве роботов, и как тяжело она дается? Допустим, с какими воспоминаниями вы ушли с прошлого года? Что врезалось вам в память?

Д.М.: Победа в таких соревнованиях — это не только инженерный уровень знаний, но еще и возможность собрать что-то очень прочно, надежно, чтобы это не развалилось в бою и даже во время тренировок. Запомнился, наверное, дружеский коллектив, команды, которые друг другу помогали. Мы все уже одна большая семья, поскольку только начали зарождать это движение. Очень было сложно в моральном плане, потому что были гораздо сильнее противники, такие, как «Weber» и «Energy» команды. Но у них пошли какие-то неполадки, а наш робот в итоге оказался самым надежным и крепким.

В.И.: А на практике как это выглядит? Правильно я понимаю, когда люди, такие, как я, слышат фразу «битва роботов», то сразу встают перед глазами какие-то фантастические фильмы и прочее, а по факту это немного другое, и акцент делается не на том, как робот выглядит, а на его функционал? Или как это происходит?

Д.М.: Да, многие зрители и комментаторы нас ругают, что это не совсем роботы, роботы должны ездить сами, а не управляться людьми. Я считаю, что это роботы, они могут наносить урон, они должны сдерживать удары. Неважно, как они двигаются. Просто нам на данный момент более всего доступны колеса, кому-то доступны гусеницы. Оружие там достаточно мощное, потому что есть такие спиннеры, быстро вращающиеся балки. Они весят по 30 кг, само оружие вращается со скоростью 5 тысяч оборотов в минуту. И оно просто кусок робота выгрызает.

В.И.: Если брать ту технику, с которой вы выступали на соревнованиях в прошлом году, то в чем заключалась подготовка, на что были сделаны акценты и сколько времени и сил на все это ушло?

Д.М.: Робот, которого мы собирали, — это робот-флиппер. У него оружие — такой пневмоопрокидыватель. В пневмоцилиндр мы подаем газ под давлением резко. И мы можем поднять до двух тонн. Другие команды могут поднять своим роботом 6 тонн, например. Поэтому 100-килограммовые роботы улетают просто на 2, на 3 метра. Акцент был в нашей команде — собрать робота, который сможет очень быстро ездить. Мы были самые быстрые, наверное, из всех роботов пока в России.

В.И.: Насколько быстрые?

Д.М.: Я думаю, 30−35 километров в час он у нас может ездить спокойно. При этом мы можем сдвинуть даже любого робота. Мы не совсем собрали сильную пневмосистему, но собрали ее надежно. У одной команды крышка сломалась, у другой крепление крышки отвалилось. Наш робот до победного дошел целеньким. Начали мы его собирать в мае. Обкатывали-обкатывали, в ноябре только выступили с ним.

В.И.: То есть полгода собирали?

Д.М.: Примерно да, потому что мы его переделывали полностью 4 раза.

В.И.: Говорите, были определенные преимущества у вашего робота в некоторых направлениях. А если в целом говорить, на кого вы ориентируетесь, когда собираете своего робота, которого будете на мероприятиях представлять?

Д.М.: Мы собираем то, что считаем более зрелищным и более красочным. Мы считаем, что отправить робота в полет и видеть, как он приземляется и разваливается, для нас более красочно. Поэтому мы собираем такой тип роботов. Даже нового сейчас мы робота собираем, мы нашли себе очень классного спонсора, и при их поддержке, даже на их оборудовании мы собираем гораздо более мощного робота, который будет способен поднимать 12 тонн.

В.И.: Если говорить про грядущее мероприятие, настроены опять на победу? Чем планируете удивлять и поражать публику в этот раз?

Д.М.: Наверное, победой еще одной удивим.

В.И.: А если говорить про того робота, которого готовите в этот раз? Говорите, более тяжелые грузы он сможет поднимать. Какие еще особенности будут?

Д.М.: Мы сделали себе броню. Если раньше по регламенту нельзя было делать, только если из слабых металлов, до 1,5 мм, то сейчас мы делали 5 мм брони по кругу робота. Само оружие — примерно 10 мм металла, чтобы лоб в лоб можно было встретиться с противником, и у нас ничего не отрывало. Аккумуляторы мы поставили хорошие.

В.И.: Правильно я понимаю, что над созданием робота работает целая команда? В вашем случае что это за люди, как их набирали? Правильно я понимаю, что для большинства, из тех, кто входит в эту команду, робототехника — это не специализация, а скорее хобби?

Д.М.: Так получилось, что мы с ребятами заканчивали МГТУ им. Баумана, факультет робототехники. Поэтому для нас это прямо рядышком. Причем ребята — это мои бывшие однокурсники. Каждый из нас выполняет свою долю. Я больше по сварке, работаю с металлом. Борис у нас работает с чертежами, расчетами на прочность. И еще у нас есть Павел, это его брат. Он работает с программированием, управлением различным, дополнительными фишечками электронными. То есть у каждого в команде своя деятельность, каждый отвечает за свое направление, но в целом получается полноценная команда.

В.И.: Как думаете, реально, что битвы роботов когда-нибудь будут выглядеть так, как это в фильмах показывают, когда один робот с другим вступают в схватку, это прям эпик?

Д.М.: Я думаю, что да, уже скоро технологии достигнут этого. По секрету скажу, что и мы сами немножко начали работать в этом направлении. Но пока нужны большие вливания. Например, нам повезло, что сейчас в рамках Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Сочи у нас есть спонсоры Сбербанка, которые помогли нам доставить команды, привезти все это, организовать. Нам, отдельным энтузиастам по 3−5 человек, достаточно сложно будет что-то создать мощное, крепкое. Пока все это дорого.

В.И.: Дорого — это сколько? Даже если самого примитивного робота брать, которого уже можно на подобных соревнованиях выставлять.

Д.М.: Наверное, от 120 тысяч рублей можно собрать какого-то робота из запчастей, которые можно найти на рынке. Это не на заказ сделанные. Я не учитывают корпус металла, какие-то основные моторы, аккумуляторы, пульты — это можно купить, не изготавливать на заказ, что очень удешевляет робота. Например, наш робот сейчас обошелся нам при поддержке нашего спонсора в 250 тысяч рублей. Но мы почти 2/3 робота заказывали на заводах. Это прям реальное производство по чертежам. Таких деталей в мире нет, они сделаны только под нашего робота.

В.И.: То есть нечто абсолютно уникальное?

Д.М.: Да. Мы используем, по сути, только колеса от картинга и аккумуляторы. Все остальное — собственного производства.

В.И.: А вот практическое применение у всего этого есть? Полгода сидели в мастерской, собирали этого робота, потом приехали на соревнования. А дальше что, какой выхлоп из этого всего может быть конечный?

Д.М.: Если рассматривать это как спорт, я надеюсь, что это и будет спортом в следующие годы, то мы, конечно, хотели бы выступить в Англии. Мы в Китае были в этом году. Мы хотели бы съездить в Америку. Как команда. Как инженеры, это, конечно же, скажем, рост самообразования, потому что мы узнаем что-то новое и используем это. Причем узнаем не просто так, поверхностно, как в институте знания дают, а мы это досконально изучаем, применяем на практике. А дальше мы можем свои знания использовать в других проектах. Это очень развивает мозг.

В.И.: А где — в других проектах?

Д.М.: Например, то, что мы сейчас делаем, управление и ходовые для роботов можно использовать в спасательной технике как платформы для каких-то роботов, которые будут вытаскивать из-под завалов или еще что-то. Гидросистемы, которые мы собираем, также можно использовать в спасательной или строительной технике, чтобы облегчить труд человека. Даже, может быть, в шахтах можно использовать. Также управление — можно будет добавить компьютерное зрение, и этот робот сможет устранять какие-то катастрофы для человека. То есть в принципе применить дальше наши наработки можно.

В.И.: А вы уже пробовали со своими наработками куда-то пойти, чтобы они на практике работали?

Д.М.: Пока наши наработки мы используем для себя. Мы собираем электросамокаты, катаемся в свое удовольствие, отдыхаем.

В.И.: То есть о каких-то более серьезных работах пока речи не идет?

Д.М.: Я думаю, что если кого-то заинтересуют более серьезные наработки, они могут обратиться непосредственно к командам и уже с ними заключить какие-то соглашения, чтобы им изготовили, например, какие-то опытные образцы. В принципе, я думаю, что-то, что мы показываем свои возможности, это привлечет каких-то инвесторов или спонсоров или вообще заинтересованных людей.

В.И.: Дмитрий, большое спасибо, что нашли время с нами побеседовать.

Это была программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона была Валентина Ивакина.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments