Президент в юбке: каковы шансы, что Россию возглавит женщина

Есть ли в России достойные кандидаты на пост президента среди женщин, и как изменится страна под руководством представительницы слабого пола? Эксперты: Надежда Шведова — д. полит. н., руководитель центра социально политических исследований Института США и Канады РАН; Анна Ривина — к.юр.н., руководитель проекта «Насилию.нет»; Елена Панфилова — заведующая лаборатории антикоррупционной политики ВШЭ; Александр Рывкин — заслуженный учитель РФ, к. ист. н., директор Центра образования № 1811 «Измайлово».

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофонов Игорь Киценко и Мария Цыганова.

Мария Цыганова: Здравствуйте.

И.К.: Тема сегодняшнего эфира: «Президент в юбке: каковы шансы, что Россию возглавит женщина». Здесь я вспоминаю крылатую фразу из старого фильма: «Вот стою я перед вами, простая русская баба, попами пуганая, врагами стреляная» и т. д. Все, наверное, помнят эту фразу.

Наш первый собеседник — Анна Ривина, кандидат юридических наук, руководитель проекта «Насилию.нет». Анна, здравствуйте.

Анна Ривина: Здравствуйте.

И.К.: Мы ссылаемся на публикацию издания «Ведомости», они ссылаются на неназванные источники, якобы в Кремле рассматривается кандидат-женщина, чтобы разбавить такую информационную повестку, сделать какую-то конкуренцию на предстоящих выборах президента 2018 года. Есть ли необходимость в женщине-кандидате, женщине-президенте РФ?

А.Р.: В вашем вопросе есть уже два момента, которые дают понять, что ответ правильный отсутствует. Почему? Во-первых, мы понимаем, что женщина, как и мужчина, как и сказал пресс-секретарь президента, по Конституции равны. То есть вообще не должно быть речи о том, какой пол у кандидата, который наберет наибольшее количество поддержки населения. И во вторую очередь, надо понимать, что такие разговоры начинаются не с того, что в Кремле решили, что это будет правильное или неправильное решение. Если мы говорим про то, что у нас есть реальные выборы, которые сегодня, к сожалению, в нашей стране отсутствуют, то речь не о том, что это чей-то план — сделать так или иначе. Речь о том, что есть кандидаты, которые считают возможным себя представить и дать возможность людям проголосовать. Если идти дальше и перешагнуть через то, что, конечно же, и женщины, и мужчины могут быть президентами, если перешагнуть через то, что у нас нет сегодня достаточных механизмов, чтобы были дебаты, чтобы была действительно воля избирателей, — нужно понимать, что самые одиозные женщины, которые сегодня у нас в политике, придерживаются тех взглядов, которые совершенно не преследуют интересы женщин. Если мы будем говорить, например, про закон о декриминализации домашнего насилия, там инициатива как раз была госпожи Мизулиной. И честно говоря, я готова проголосовать за любого мужчину, чтобы не увидеть госпожу Мизулину в роли президента нашей страны, даже несмотря на то, что она женщина. Поэтому здесь два взгляда. Если мы говорим про какую-то феминистскую повестку, и нам нужно обязательно, чтобы это была женщина, мы должны не забывать о том, что эта женщина действительно должна отвечать всем нашим взглядам, симпатиям. В первую очередь, это должен быть тот кандидат в президенты, невзирая на пол, который будет нравиться. А если это будет какая-то искусственная мера именно для того, чтобы просто поставить женщину, и в принципе, скорее всего, такая тактика и просматривается, поскольку еще ничего не сделано, не заявлены кандидаты, кто же это будет, но, тем не менее, новость о том, что есть такой сценарий, уже пошла по всем СМИ, уже есть обсуждение, уже туда записали и Ксению Собчак, и кого-то другого. То есть хотят привлечь внимание таким образом, хотят отвлечь внимание от другого. Хотят зрелища — оно, видимо, и напрашивается. То есть речь не про интересы женщин, не про интересы граждан. Речь про зрелище.

И.К.: Я понял. Но если рассуждать в таком контексте, что действительно у нас может президентом стать женщина, на ваш взгляд, есть ли какие-то яркие претенденты на данный пост? Кого бы вы могли отметить на политической арене, отметая весь этот сценарий, который, на ваш взгляд, на данный момент развивается вокруг этой темы?

А.Р.: А вот в этом и сложность, что все громкие персонажи сегодня себя уже так дискредитировали. Мы можем говорить и про депутата Поклонскую, к которой можно относиться, по-моему, тоже только с одной стороны, если быть адекватным человеком. То же самое можно говорить и про Яровую. Все женщины, которые сегодня постоянно присутствуют в медийном пространстве, присутствуют там, только потому что они делают все очень-очень странно, экстравагантно, чтобы привлекать к себе внимание. И на этом фоне, безусловно, теряется большое количество женщин, которые изо дня в день качественно и ответственно делают свою работу. Я не могу сказать, что я очень пристально слежу за тем, что делает каждая женщина в каком-то там ведомстве. Тем не менее, мне сейчас в голову из тех, кто уже занимает какой-то государственный пост, никто не приходит.

И.К.: Если убрать в сторону госслужащих, год назад господин Ходорковский опубликовал список претендентов на пост президента России, куда вошли кандидаты именно женщины. Это дочь Бориса Ельцина Татьяна Юмашева, это на тот момент вице-президент «Трнасперенси Интернешнл» Елена Панфилова, также рассматривалась юрист, бывший судья Конституционного суда Тамара Морщакова. Также там были Елена Рыковцева и Ольга Бешлей. Если не рассматривать госслужащих, а вот таких людей, которые занимаются общественной работой, — мне от вас хочется услышать какую-нибудь фамилию, за кого, может быть, вы проголосовали бы.

А.Р.: Я могу сказать однозначно, даже до того, как вы упомянули, я хотела сказать — я с таким уважением, с такой нежностью отношусь к Елене Анатольевне Панфиловой, что я бы, наверное, первая побежала бы за нее голосовать. Это человек, который изо дня в день доказывает высочайший класс как специалист. Она ежедневно демонстрирует, что она действительно добрый, честный человек. Поэтому мне кажется, если бы она была президентом нашей страны, у нас бы не то чтобы проблемы исчезли, но уж точно мы бы совершенно по-другому их решали и обсуждали.

И.К.: За Елену Анатольевну проголосовали бы?

А.Р.: Безусловно.

И.К.: Хорошо. Мне хочется порассуждать, пофантазировать. Допустим, Елена Анатольевна выдвигает свою кандидатуру на выборы президента 2018 года. Какую программу вы бы от нее ждали? Что бы вы хотели услышать от этого человека? Не обещания, а конкретные действия, которые бы женщина, кандидат в президенты — что бы вы хотели услышать, за какую программу проголосовали бы?

А.Р.: Я не буду изобретать велосипед и думать про какие-то сложные вопросы. Нужно понимать, что у нас, к сожалению, сейчас не работает вся система целиком. Ее нужно перезапускать, и для этого нужны очевидные вещи. Это, в первую очередь, независимый суд и, конечно, независимые СМИ. Если мы предположим, что у нас почему-то, совершенно случайно уже честные выборы упали с неба, как подарок, то нужно делать упор на то, чтобы разбираться с тем, чтобы суд защищал и чтобы СМИ могли позволить себе рассказывать, что происходит. Если мы не пройдем два этих этапа, у нас не получится ничего другого, все остальное будет либо неправдой, либо только на бумаге.

М.Ц.: А как вы считаете, насколько разумно обсуждать в качестве кандидатур определенных людей, которые своего желания оказаться на посту президента не выражали? Может ли такое обсуждение их подтолкнуть к этому шагу?

А.Р.: Я думаю, не секрет, что избирательная гонка — это процесс, который очень выматывает. Он требует много сил, не только физических, но и материальных. И когда человек, например, не верит в то, что у нас есть избирательный процесс, он просто на это не пойдет, потому что не видит смысла тратить свои силы, свои ресурсы на то, что не приведет к какому-то разумному завершению, как бы он ни старался. Если человек понимает, что от него ничего не зависит, то он может это делать из-за того, что он хочет, например, в это поверить, хочет убедиться, что, возможно, заблуждался, или надеется на какую-то такую поддержку со стороны граждан, что не получится проигнорировать его. Тем не менее, мне кажется, что если человек не верит в то, что система работает, — почему я говорю про Елену Анатольевну — потому что она изо дня в день, невзирая на происходящее в стране, все равно показывает высочайший класс работы и не ждет того, что это произойдет где-то, а каждый день делает то, что может.

И.К.: Гендерное равноправие должно соблюдаться. По рекомендации Совета Европы, женщин в политике должно быть около 30%, это минимум. У нас, по некоторым данным, 10% всего лишь женщин, которые работают в политике. Каким образом можно переломить ситуацию? Что нужно делать женщинам? Некоторые источники указывают на то, что сами женщины не хотят идти в политику, не хотят принимать участие в судьбе своей страны. Что стало бы для них стимулом?

А.Р.: Нужно понимать, что это все очень комплексно, и это все, конечно, работа не на год и не на десятилетие. Это все начинается с детства. Когда ребенок, грубо говоря, приходит в детский магазин, и девочке предлагают розовую маечку и сказки про принца, а мальчику говорят: «Ты можешь быть и солдатом, и космонавтом, и спортсменом, у тебя нет ограничений в полете фантазии, куда тебе хочется». А потом получается так, что наше общество, в первую очередь, воспринимает женщину и ее успешность, ее пригодность именно через построение личной жизни. Как бы они ни училась, ни старалась, ни защищала бы диссертации, ни возглавляла бы какие-то структуры, многие скажут, если у нее нет мужчины: «Ой, бедная-несчастная», если у нее нет детей: «Какая-то не такая». Нужно понимать, что нам вот от этого надо отойти, что женщины сами должны полюбить себя в том плане, чтобы им была интересна их жизнь, и они не ориентировались на оценку со стороны общества, правильно или неправильно она живет. Как только женщины и мужчины будут жить в свое удовольствие, получать удовольствие от своей жизни, не ориентируясь на эти четко прописанные гендерные стандарты, тогда мы можем уже идти как-то вперед. Потому что сейчас, я думаю, вы тоже слышали, — всегда, когда речь идет про какую-то сильную женщину, которая добилась больших успехов, то ее сразу автоматически переставляют в мужскую компанию, вынимают ее из среднестатистического женского обихода. Что, конечно же, неправильно. Задача такова, чтобы родители, рожая своих любимых детей, не давили этими гендерными стереотипами, чтобы это не усугублялось в школе, чтобы родители не говорили про то, что «ой, какая разница, где учиться, главное, поскорее бы замуж вышла», чтобы перестали приставать к своим детям со словами «где внуки?». Это все нужно изживать. Я верю, что у нас это получится, потому что многие девушки сейчас уже просто не позволят своим родителям так с собой разговаривать. Все-таки среди молодежи повестка очень изменилась. Я много рассказываю, раскрываю какие-то гендерные, феминистские темы в университетах, и я вижу, как они слушают, как они по-другому понимают, о чем речь. И мне с ними зачастую намного интереснее проводить время, нежели идти в аудиторию, где люди уже со своими устойчивыми взглядами, которые только будут говорить, что это все глупости и неправильно.

И.К.: Получается, это даже некий образ будущего — отсутствие гендерных стереотипов, давления со стороны родителей, навязывания своей позиции и полная свобода выбора. Хочет женщина идти в политику — она пошла в политику, и ее там спокойно приняли.

А.Р.: Самое поразительное, что это все очень просто. Это звучит даже просто, на практике это просто. Нужно просто перестать указывать другим людям, что вы от них хотите. Нужно, чтобы человек сам искал то, что ему нравится. Как бы просто это ни звучало, оказывается, что делать это многим людям очень сложно. Очень многим людям, даже незнакомым, даже коллегам, которых вы видели последний раз 5 лет назад, почему-то очень трудно не спрашивать у девушки, вышла ли она замуж. Хотя это не их дело, им в принципе все равно. Но это все равно такой маркер по сей день.

И.К.: Анна, огромное спасибо, что нашли время с нами пообщаться, дать комментарии.

А.Р.: Спасибо вам. До свидания.

И.К.: Следующим нашим собеседником на данную тему будет Надежда Шведова, доктор политических наук, руководитель центра социально-политических исследований Института США и Канады РАН. Здравствуйте.

Надежда Шведова: Здравствуйте.

И.К.: «Ведомости» опубликовали новость о том, что Кремль планирует кандидата в президенты именно женщину. Приводят даже примеры, кто бы мог выступить в такой роли, — Яровая, Поклонская, Матвиенко, Мария Захарова, Мизулина и т. д. Ксению Собчак к этому же списку отправляли. Некоторые эксперты говорят о том, что это какой-то вброс, отвлечение внимания либо вбрасывают информацию, чтобы посмотреть, как отреагирует общество на данное предложение. Если это все не рассматривать, в принципе возможен ли такой вариант, что в России президентом может стать женщина? И кто бы это мог быть, было бы интересно услышать?

Н.Ш.: Спасибо за вопросы. Я слышала, эта информация прошла. Если мы ставим вопрос гипотетически, то почему бы и нет? Разве Россия не знает совершенно замечательных женщин, правительниц? Не буду вспоминать Екатерину Великую, не буду вспоминать Дашкову, которая создала и Академию наук и прочее. Давным-давно уже нужно было бы задуматься российскому демократическому обществу о том, что женщины недостаточно представлены у нас на уровне принятия решений, я имею в виду в органах исполнительной власти, в законодательном органе, который пишет законы для жизнедеятельности. Речь не идет о том, женщины или мужчины. Речь идет о том, чтобы это было профессионально. Но если мы говорим о такой тенденции, которая складывается в цивилизованных странах, правда, у нас теперь совсем не любят такое выражение, то, безусловно, должны участвовать в управлении государством, так же, как, извините, в семье, где счастье тогда, когда любовь да совет, то есть присутствует и мужское, и женское начало. Я не считаю, что все женщины умнее, чем все мужчины. Речь идет о том, что опыт разный, о том, что женщины такие же равноправные налогоплательщицы, как и мужчины. Поэтому кошельком должны распоряжаться не только мужчины, которые не проходили акт рождения, и поэтому легко и просто деньги тратят на войну в то время, когда деньги на лечение собираются по углам, что стыдно, мне кажется, в богатой стране, когда детки гибнут, старики нуждаются, решают проблему, то ли им кусок хлеба купить, то ли дорогостоящие лекарства. Я хочу сказать, наличие двух больших опытов, мужского и женского, там, где решаются проблемы, начиная от верха и кончая низом, если вы посмотрите на все семейства, то кто в этих семействах, так или иначе, и премьер-министр, и президент? Это, как правило, женщина, которая на себе тянет 2, 3, 4 смены. Так почему же она не может это делать на уровне множества семей?

На самом деле, общество, и наше конкретно, выпускает очень много талантов, если хотите, более эффективного подхода к жизни, если женщина, так или иначе, отторгнута от власти. Совсем недавно я очень огорчилась, увидев эту рекламу, в которой мужчина говорит: «Я буду сам принимать решения теперь». И добавляет прекрасный наш режиссер и актер, вспоминая фразу из культового фильма «Москва слезам не верит»: «На том основании, что он мужчина». Сказать, что это дикость, — это ничего не сказать. Это говорит о том, что такой сексизм на самом высоком уровне распространяется. Не каждый мужчина умнее каждой женщины. И наоборот. Так нельзя.

Поэтому женщина, конечно, может быть президентом. Я думаю, что замечательным президентом. Другое дело, что те, кого вы перечислили, — это не самые лучшие кандидаты. Конечно же, должен быть за плечами и опыт, и просто признание и узнаваемость. А если узнаваемость, скорее всего, с отрицательной коннотацией, то, наверное, речь не может идти о том, что в 2018 году они будут достойными соперницами для Путина с таким колоссальным и опытом, и с таким бэкграундом. Хотя, конечно, и устал уже человек, и нужно, чтобы что-то изменялось, чтобы свежая кровь была. Но этих женщин, которых вы перечислили, если и знают, то знают не всегда с позитивной стороны.

Но то, что, по крайней мере, это попытка, это заставит общество задуматься, пусть даже не совсем логичным образом с точки зрения развития политического процесса, конкретной исторической ситуации, — это, наверное, неплохо, потому что, я считаю, и так мы отстали. Меркель — потрясающий пример, я уже не буду вспоминать Тэтчер, блестящую Хилари Клинтон, которая продемонстрировала совершенно замечательные способности. Она не выиграла выборы, но это еще не вечер, поживем — увидим, следующие выборы будут. И потом, наука показывает, что те страны, где, по меньшей мере, до 40% в высших законодательных органах страны женщины, эта страна в своей политике ориентирована больше на социальные проблемы. Это и понятно, потому что женщина, мать думает о том, чтобы прокормить, больше, чем о том, чтобы купить пушку. Потому что если мы покупаем пушку, мы должны задуматься о том, что защищать-то. Защищать рано ушедшую жизнь? В силу разных причин — то ли по болезни, то ли по несчастному случаю, то ли по недосмотру, то ли потому что сгорели старики в доме престарелых, где не ремонтировали тысячу лет эти комнаты. А жизнь так коротка! Мне кажется, что обоюдный опыт, мужской и женский, во взаимоуважаемой атмосфере, на фоне крепкой профессиональной подготовки — это только на пользу.

М.Ц.: С правами женщин мы более или менее разобрались. А если говорить о стереотипах? Большинство все равно воспринимают женщину как существо мягкое. Может ли она справиться с задачами хорошего, надежного и решительного управленца так, как это сделал бы мужчина, как вы считаете?

Н.Ш.: Я считаю, что более чем справится. Вы посмотрите вокруг собственного опыта. Неужели в самом деле вы считаете, что принимать решения какие-то быстрые, решительные, смелые — это только прерогатива мужчин? Та же самая Тэтчер — разве она не продемонстрировала решительность? Ведь это черта характера и это опыт. Это не определяется полом. И разве вы не знаете много мужчин-тряпок? Разве их не меньше, чем женщин? Мне кажется, это относится к характеру. А, скажем, мягкая и решительная мудрость гораздо полезнее на политическом уровне, где нужно сочетать многие интересы. А в стране, в обществе всегда существует очень много разных страт и разнобегущих интересов. И вот их сочетать… Как в семье — кто миротворец? Так или иначе, мать. Опыт жизни ее заставил это делать. Но это не значит, что худший дипломат мужчина на уровне семьи и дома. Я только что вам сказала — это ужасный стереотип, который поддерживается, — «На том основании, что я мужчина, я буду принимать решения». Да кто сказал, что ты умнее? Разве не женщины первые, еще в бытность доисторическую, прежде всего, не мамонтом кормили, который раз в полугодие, а тем, что женщины собирали злаки, ягоды, и таким образом человечество выбралось из пещеры. А потом появились железные орудия, которые позволили устрашать, мускульная сила. Правда, есть и слабенькие мальчики. Посмотрите, сколько сейчас толстых, разъевшихся мужчин. Кажется, что они все на 9 месяце беременности. Они не занимаются зарядкой и прочим. И женщин, конечно, очень много.

Я хочу сказать, что самое главное различие — что женщина в своей утробе вынашивает ребенка, рожает. А бутылочку поднести, покормить — и мальчик это может сделать, став отцом. Это все связано с чертами характера. А черты характера — решительность и в определенном смысле агрессивность — нужны и женщинам, и мужчинам, потому что жизнь сложна, потому что она сталкивается с различными обстоятельствами. Я не говорю уже о том, что перестройка была вытащена на плечах женщин, которые тащили сумки, продавали, выживали, семью кормили. А муж в это время, потерявший работу, не всегда проявлял очень высокие предприимчивые и прочие черты. Опять-таки, это не значит, что мужчина должен быть кормильцем. Не может быть единственным кормильцем мужчина в нашей ситуации. Если он не относится к первой десятки миллиардеров, которые увеличивают в настоящее время свое состояние.

И.К.: Ввиду того, что вы сказали, у меня сложилось такое впечатление, что, по большому-то счету, нашей страной управляют женщины.

Н.Ш.: Вы знаете, вызов заключается в том, что все равно таким образом закрепляется этот стереотип, что женщина — шея, она очень талантливо и опытно вращает этой головой. Но это неправильно, потому что, так или иначе, это унижает и мужчину, и женщину. Должен быть, повторяю, паритет и взаимоуважение. Должны слышать и слушать друг друга. Плохо, если одна женщина управляет. Разве мало самодурок? Посмотрите историю, литературу нашу, да и вокруг, даже не бытовом уровне. Очень много, мягко говоря, не очень умных женщин, так же, как очень много не очень умных мужчин.

Моя мысль заключается в следующем: если общество не диктует, что ты хранительница очага, а ты — добытчик, это значит, что общество не накладывает вериги на мужчин и женщин. Это значит, что мужчина в частнособственнической экономике теряет место, и тогда он будет расценен в семье как лузер, которые не может принести деньги в семью, если он не лодырь, конечно, если он не лежит на диване и не смотрит футбол, при этом попивая пиво и требуя, чтобы она ему подала. Я не беру этот случай. Нельзя в этом случае смотреть на этот мужчину, что единственное его достоинство — это то, что он принес 2 рубля или 3 рубля. И в экономике это невозможно без таких спадов и подъемов, это раз. А во-вторых, если посмотреть на тенденцию, то преимущественная масса семейств не может нормально жить только на одну зарплату. Я не говорю о богатых, их так мало, до 1%. И это, кстати, тенденция во всем мире. В общем-то, нужна зарплата. Я даже не беру такие вещи, как-то, что эта женщина — личность, как и мужчина. Я не считаю, что мужчина и его отцовство должно сводиться к пробирке. Отец точно так же любит своих детей и хочет, чтобы его судьба, его личность отразилась в детках. Разве вы никогда не видели замечательных отцов, которые не являются гостевыми отцами? Не тот отец, который помогает маме по дому, а тот отец, который на паритетных началах воспитывает своих детей, он счастлив, наблюдая то, как они растут, как их личность зреет. И это очень хорошо, это делает человека счастливым, который живет такую короткую жизнь на свете.

Поэтому я против того, чтобы правили только женщины, это тоже будет однобокий подход. Я за паритет.

И.К.: Надежда Александровна, огромное вам спасибо, что нашли время пообщаться с нами и дать комментарии на заданную тему.

Н.Ш.: Пожалуйста. Всего доброго.

И.К.: Мы продолжаем. Был озвучен определенный список женщин-кандидатов, которых рассматривают, что они могут составить конкуренцию Владимиру Путину на предстоящий выборах президента и всем остальным претендентам, которые заявят свои кандидатуры на выборах в 2018 году. Одна из претенденток уже высказалась, когда ее включили в этот список. Это Ксения Собчак. Она оставила такой комментарий в своем аккаунте в Instagram: «"Как определить, что такое „вброс“, и отделить „намеренный слив“ с целью дискредитации от реальной информации?» — этот вопрос мне часто задают на мастер-классах по журналистике. Там много признаков я называю, но один из важнейших запомните: серьезные издания всегда обязаны взять комментарии или получить отказ от них от лица, о котором они пишут из неких таинственных «источников». Ни РБК, ни «Ведомости» не посчитали нужным получить хоть какой-то комментарий от меня, так что из деловой прессы я их мысленно вычеркиваю".

М.Ц.: Действительно, хотелось бы узнать мнение самих людей, которых причисляют к возможным кандидатам. Может, они вообще никогда не рассматривали этот вариант.

И.К.: Здесь есть, на мой взгляд, какая-то тенденция. В прошлом году был опубликован список Ходорковского, тех, кого Михаил Ходорковский внес в список кандидатов, кого он готов поддержать на президентской гонке в 2018 году. И сейчас появляется, ровно через год.

М.Ц.: История повторяется определенным образом. Что тогда некоторые не знали даже о том, что их причислили к этому списку, и сейчас происходит то же самое, что мы и наблюдаем.

И.К.: Но сейчас такой гендерный, женский уклон. Перечислен список именно претенденток, которых якобы рассматривают в Кремле.

Сейчас мы поговорим со следующим нашим собеседником, которая как раз-таки и попала тогда в список Ходорковского. Следующий наш собеседник — Елена Панфилова, заведующая лабораторией антикоррупционной политики ВШЭ. Здравствуйте.

Елена Панфилова: Здравствуйте.

И.К.: Прозвучали новости о том, что рассматриваются женщины-кандидаты в президенты. Ровно год назад вы попали в список Ходорковского, куда вас внесли как кандидата в президенты, точнее, как человека, которого бы Михаил Ходорковский мог бы поддержать, если бы вы выдвинули свою кандидатуру на президентскую гонку 2018 года. Как вы относитесь к самой идее, насколько она реальна в России, как женщина-президент РФ? Какие условия для этого должны быть, чтобы у нас появилась женщина-президент?

Е.П.: Я вообще считаю, что президент, равно как и премьер-министр, министр, преподаватель, ведущий на радиостанции — это внегендерно. Совершенно неважно, мужчина или женщина, если у человека есть качества, которые необходимы в данный момент стране. Искать искусственным путем, мне кажется, крайней непродуктивно, а где-то даже и немного унизительно для женщины. Знаете, как — а еще мы заведем попугайчика. Я считаю, если женщина с соответствующими квалификациями, с соответствующей репутацией, с соответствующим положением в обществе появится, то она естественным путем станет кандидатом в президенты. А вот эти все политтехнологические истории — давайте посмотрим, как устроено во всех странах мира, ах, у них есть женщины-кандидаты и женщины-президенты, давайте себе тоже заведем — мне кажется это крайне искусственной историей и крайне далекой от вопроса про равноправие, про качество и про то, в какую сторону вообще страна должна развиваться.

И.К.: Если я правильно понимаю, на данный момент у нас просто нет таких условий, чтобы женщина могла сделать заявку на президентскую гонку, и ее бы начали всерьез рассматривать? У нас и общество не готово, и нет таких условий?

Е.П.: У нас есть совершенно фантастические женщины, которые, на мой взгляд, могли бы быть президентом чего угодно, хоть страны, хоть мира. Но они предпочитают реализовывать себя — кто-то в культуре, кто-то в образовании, кто-то в благотворительности, кто-то в других местах. В политике, именно из широкого поля политики обычно выбирают в кандидаты в президенты таких женщин, которые бы и знали, и четко продемонстрировали несгибаемую линию и нарастили бы вот эти мышцы квалификации и репутации, — пока их маловато. Где-то на уровне городов есть, на уровне муниципалитетов есть, я их знаю, наши слушатели знают их, встречали и слышали. Но так, чтобы они вышли на федеральный уровень, — давайте признаемся себе в очевидном — ну нет их. И нет их в силу того, что действительно нет культуры продвижения женщин по этой стезе, кроме как номенклатурно-назначенческой. Очень трудно пробиваются женщины именно не квотно, а само по себе, независимым образом, в любые эти депутатские истории. Все, что мы видим, — это всегда чуть-чуть по назначению, чуть-чуть полупродвижение. А так, чтобы сама собой, застолбив свою профессиональную карьеру самостоятельно и вырастив на ней все, что необходимо для настоящего политика, — это крайне затруднительно. Соответственно, это не вопрос того, что выбрать не из кого. Это вопрос того, что культура не созрела, и вот эти попытки отчасти искусственным образом эту культуру докрутить — вряд ли они будут продуктивными.

М.Ц.: Если закрыть глаза на сегодняшнюю обстановку, на то, как сегодня все устроено и происходит в России, если создать идеальную картину, как это должно быть? Как вы видите, кто занимает пост президента — мужчина, женщина? И как проходят выборы на этот пост?

Е.П.: В идеальном мире — все ровно то же самое, та же страна, те же люди, но вычеркиваем жирным маркером словосочетание «административный ресурс», подыгрывание правящим элитам. Все, и люди выбирают на равных и из равных — при понятном и прозрачном законодательстве о выборах, при понятном прозрачном значении избирательных комиссий, при равенстве доступа всех кандидатов ко всем возможностям агитации, и так далее, и так далее. Но я бы сказала, что в принципе я бы не ставила сейчас так вопрос — если закрыть глаза на то, как у нас сейчас. Совершенно нельзя закрывать глаза на то, как сейчас. И, может быть, как раз парадокс и ирония ситуации в том, что вытащить нас из того, как оно у нас сейчас, наверное, могла бы как раз женщина. Если бы она такая у нас была. Женщина, которой свойственно не только политическое мышление, не только профессиональные навыки, не только уважение большинства избирателей, но еще такие вещи, как эмпатия, сочувствие, сопереживание, способность отстраниться, посмотреть на ситуацию со стороны. То, чего так порой мужчинам-политикам не хватает, которые зачастую осуществляют свои функции в режиме «Realpolitik» — все средства хороши, надо добиться цели и результата. А нам как раз вот этой осознанной человечности, осознанной гражданственности в политиках и не хватает.

И.К.: Вы сказали, эти женщины есть, но они реализуются в других направлениях, в других сферах. Очень жаль, что они не хотят активно себя попробовать именно на политической площадке.

Е.П.: Очень жаль. Но я вот смотрю на списки кандидатов во всевозможные местные выборы, которые у нас 10 сентября пройдут. Очень много молодых женщин идет, и я думаю, что это вопрос времени. Молодых в данном случае не по возрасту, а молодых политиков, в первую очередь. Хотя и по возрасту многие молодые. Это вопрос времени. И я думаю, что когда-нибудь, лет через 5−7-10 вот эта дискуссия будет не про гипотетическое, не в сослагательном наклонении, а вполне с именами, с фамилиями и т. д.

И.К.: Елена Анатольевна, огромное спасибо, что пообщались с нами и дали комментарии.

Е.П.: Пожалуйста. Всего доброго.

И.К.: Мы продолжаем. Следующий наш собеседник — Александр Рывкин, заслуженный учитель РФ, кандидат исторических наук, директор Центра образования № 1811 «Измайлово». Здравствуйте.

Александр Рывкин: Здравствуйте.

И.К.: Мы сегодня говорим на такую тему, как женщина-президент России.

М.Ц.: Разбираемся, насколько это возможно, может быть, есть какие-то предпосылки. И, конечно, хотелось бы узнать, как это складывалось исторически.

И.К.: Да. Все знают, что у нас были императрицы, что происходила ожесточенная кровавая борьба за престол Российский империи. Можно ли провести какие-то исторические параллели? Но, конечно, без крови. Какие предпосылки были на тот момент? И какие есть сейчас?

А.Р.: Я не политолог, поэтому попытаться все это дело натянуть на сегодняшнюю ситуацию крайне сложно. Я просто хотел бы прокомментировать следующую вещь. На самом деле, как бы мы ни говорили о том, какие императрицы были, что они дали России, насколько это было благоприятно или неблагоприятно — в целом я бы хотел отнестись к другому — кто этих императриц ставил на престол? Это были мужчины, которые боролись, которые пытались уйти в тень и за спиной у женщин получить свою долю власти. Это было всегда так. Елизавету вообще поставили на престол, безусловно, мужчины. Да и гвардия, семеновцы ставили и Екатерину II на престол. Мужчины, пропетровски настроенные после смерти, провозгласили Екатерину I.

Вопрос в другом. Президент-женщина, конечно, может быть. Такой большой страной наши императрицы, конечно же, пользуясь поддержкой тех или иных политических элит того времени, управляли по-разному. У кого-то получалось лучше, у кого-то хуже. Я не буду сейчас сравнивать это. Но вот что касается сегодняшней ситуации, мы вынуждены посмотреть на весь мир. В мире у нас есть первые руководители государств женщины? Конечно, есть. Я уже не являюсь историком, который пытается что-то исследовать. Я скажу, что реально, как мужчина, я готов был бы провозгласить женщину на престол. И желательно быть близким к ней. Ведь у нас как складывается ситуация — кто бы ни был у власти, принято в нашей традиции искать подходы к власти, чтобы каким-то образом укусить от власти или получить от власти какие-то прерогативы льготные.

Мне кажется, женщина по своему внутреннему миру, так, как ее устроил Бог, она рождает стабильность, любовь, снисходительность. В этом смысле всякое управление женщиной я приветствую внутренне. Внешне — тут уже надо выходить как политологу и смотреть, можно или нельзя. Потому что сдержать мужскую вспышку гнева по отношению к чему-либо — тут лучше женщина, потому что мужчина начнет пыхтеть и может натворить глупостей много всяких. Обычно дерутся не женщины, а мужчины, выясняют отношения друг с другом. Поэтому женщина, которая поставлена в управление, неважно, в государственное или в какое-то другое, в любом случае, женщина — человек, который может со значительно большим эффектом разрешать ту или иную ситуацию там, где возникают серьезные конфликты и споры.

И.К.: Все мы смотрим новости, читаем публикации различных изданий. Там, так или иначе, мелькают статьи, интервью именно с женщинами, большими общественными деятелями или политическими деятелями.

А.Р.: Если сейчас рассматривать с этой точки зрения женщин, то я не вижу в нашей стране женщин, которые могли бы быть лидером какой-то политической элиты. Были времена, когда возникали такие женщины. А все остальные — либо они пригреты властью, вот есть замечательная, находящаяся у власти председатель Совета Федерации. Она у власти, наверное, уже третий десяток лет. А может быть, и больше. В этом смысле она, конечно, уже этой властью прикормлена. Я в эту женщину уже не могу поверить, мне нужно что-нибудь помоложе. И желательно, чтобы она не варила уже суп в какой-то власти.

И.К.: А как же политический опыт?

А.Р.: Я слышал одну очень интересную и умную женщину — Прохорова. Интересная женщина, да. Но мягкая — она сама не может организовать ни партию, ничего. Я так понимаю, многие были бы готовы воспользоваться ее и управленческим опытом тоже. В любом случае, сегодня я не вижу кандидата. Да я и мужчин, извините, реально особенно не вижу в президенты. Это несмотря на то, что, скажем, нынешний президент меня чем-то не устраивает. Может такое быть? Может, конечно. Но в реальности — кого? Все, что находится сегодня в политической элите, мужчины — это просто сборище, я боюсь сказать нехорошее слово. Нужно воспитывать политическую элиту. Ее создавать необходимо, формировать. Причем формировать не под существующие партии, которые уже легитимны. К сожалению, их всего 4 партии, которые сидят в Думе. Все. Это очень мало.

И.К.: Мы с предыдущими спикерами рассуждали на эту тему — об образе президента. Все нам говорили, что неважно, кто это будет, мужчина или женщина. Главное, набор определенных качеств. Но, тем не менее, все равно мы спрашиваем о том, какими качествами президент-женщина должна обладать, помимо тех, которые вы уже упомянули, что она должна быть средних лет, молодая, решительная, не обласканная действующей властью, мало крутившаяся в этих политических тусовках, чтобы не было к ней предвзятого отношения. Какие еще качества должны быть у кандидата в президенты, именно у молодой женщины?

А.Р.: Я сказал, что одно из самых главных качеств женщины — это сдержанность и отсутствие рефлекса дать сдачи.

И.К.: Спасибо большое, что нашли время с нами пообщаться и дать комментарии.

А.Р.: Не за что. Всего доброго.

М.Ц.: Если подводить итоги, то стоит отметить, что большинство не видит каких-то плохих последствий, если женщина придет к власти, станет президентом России. Конечно, есть мнение, что во многом стереотипы играют роль — девочку с самого начала начинают приучать к розовой комнате, к куклам, бантикам и игрушечным сковородкам.

И.К.: Тем не менее, есть в нашей стране молодые женщины, есть черты лидерства, харизма, характер. Это женщины, которые вполне могли бы стать кандидатами в президенты. Но они реализуют себя в других сферах. И возникает вопрос — нет политических амбиций, нет боли за Россию что ли? Это я, конечно, шучу. Ну, посмотрим. Время покажет.

Это была программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ. У микрофонов Мария Цыганова, Игорь Киценко. До новых встреч в эфире.

М.Ц.: До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments