#PomniBeslan: что изменилось за 13 лет после теракта в бесланской школе

«Обиднее всего — 13 лет слушать ложь». Авторы независимого расследования уверены — виновные в трагических последствиях удержания заложников в школе Беслана до сих пор не наказаны. Также мы узнали, что изменит для пострадавших решение ЕСПЧ.
Эксперты: Марина Литвинович — редактор сайта «Правда Беслана»; Элла Кесаева — сопредседатель общественного комитета «Голос Беслана».

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Zoom». У микрофона Валентина Ивакина. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «#PomniBeslan: что изменилось за 13 лет после теракта в бесланской школе». В рамках этого эфира мы будем вспоминать трагические события, которые развернулись в бесланской школе в 2004 году. Попробуем разобраться, что изменилось за 13 лет. Побеседуем с теми людьми, которые последние годы проводили расследования и пытаются как-то отстоять свою точку зрения на тему того, что же именно происходило в учебном учреждении с 1 по 3 сентября. Напомню, более 1000 человек были взяты в заложники террористами, и это в итоге все закончилось трагедией. Сотни погибших, пострадавших, кто-то остался на всю жизнь инвалидом. Сейчас можно сказать, что в Беслане откроют международный центр-музей противодействия терроризму. И этот музей будет посвящен памяти жертв бесланской трагедии и памяти жертв террористических актов в других российских городах и других странах мира. И если говорить про российские школы, не только про школы Беслана, то во многих учебных учреждениях сегодня проходят памятные мероприятия и так называемые уроки мужества под названием «Живая память». Детям напоминают о том, что происходило в Беслане, и вспоминают, как вести себя в случае той или иной потенциально опасной для жизни ситуации. Во многих городах страны пройдут памятные мероприятия, в том числе, в Москве пройдут памятные акции в день солидарности по борьбе с терроризмом. Вот СМИ сообщают, что только в столице России пройдет около 200 различных мероприятий, которые приурочены к этому дню.

В рамках этой программы мы побеседуем с Мариной Литвинович, редактором сайта «Правда Беслана». Марина, здравствуйте.

Марина Литвинович: Добрый день.

В.И.: Уже много лет прошло с тех событий, которые разворачивались в Беслане в 2004 году. С тех пор, по вашему личному субъективному мнению, что-то изменилось, каких-то позитивных изменений удалось добиться? Например, в расследовании, которое проводили?

М.Л.: Основное событие, которое нас обрадовало, это было решение Европейского суда по правам человека, которое состоялось полгода назад. И это решение важно, потому что оно признало значительную часть тех выводов, к которым пришло наше независимое расследование, и эти выводы противоречат официальной версии, которую продвигают официальные власти.

В.И.: Но тоже ведь не признают власти, что решение судом было принято, что оно справедливо, пытаются сейчас его оспорить. И СМИ говорят о том, что «Матери Беслана» попросили ЕСПЧ не пересматривать взыскание с РФ 3 миллионов рублей и говорят, что это нечестно — так властям России себя так вести.

М.Л.: Тут вопрос денег вообще не слишком важный. Он важный для потерпевших, особенно для тех, кто остался инвалидами, потому что деньги им просто критично нужны для восстановления здоровья и поддержания жизни. А для нас важна сама канва совершившегося преступления и тех фактов, которые там происходили. Это более важно, потому что мы боремся все эти годы за то, чтобы власть признала те обстоятельства, которые мы выяснили в течение этого расследования. И самое важное наше требование, чтобы было признано, что спортивный зал с заложниками 3 сентября был взорван не террористами, а выстрелы были сделаны сотрудниками специальных подразделений России. Собственно, тут самый важный вопрос, кто отдал преступный приказ на стрельбу по собственным гражданам, по детям, по взрослым, по заложникам, которые находились в этом спортивном зале. Это основной вопрос, но есть масса других, потому что было бесконечное вранье, было бесконечное отрицание фактов, начиная от того, что власти очень долго настаивали, что заложников 354, хотя их было 1100. И это вранье распространялось все дни теракта. На федеральном уровне его распространял Дмитрий Песков, который сейчас занимает должность пресс-секретаря президента Путина. Важный момент о переговорах, которые не велись с террористами, хотя всех убеждали, что они велись. А на самом деле переговоры не велись, официально не признавалось, что у террористов были какие-то требования, хотя требования были прекрасно известны с первого дня, поскольку эти материалы содержатся прямо в уголовном деле и имеют официальный характер. На самом деле, очень много тут пунктов, по которым мы требуем признания правды, но самый главный — это то, что в результате этих преступных действий, в результате выстрелов по спортивному залу, которые были осуществлены сотрудниками РФ, и в результате пожара возникшего погибла основная часть заложников. Если разбираться, почему погибли люди, то значительная часть из них погибла в результате этих действий.

В.И.: Давайте напомним, что происходило с 1 по 3 сентября, если излагать ту версию, которая выстроилась после расследования, проведенного вами и вашими коллегами?

М.Л.: Основные вещи я уже назвала. Захват произошел утром 1 сентября, заложников террористы загнали в спортивный зал школы, там находилось 1100 человек, большинство детей. И были очень тяжелые условия для заложников, потому что на улице было 30 градусов тепла. В спортивном зале было очень жарко, воды для питья не было много. В первый день еще давали пить, а потом уже нет. И важный момент, что в первый день была передана террористами записка с требованиями для переговоров, но все эти требования были проигнорированы. И основные события произошли на третьи сутки. По переговорам, тут важно, что очень многие люди пытались помочь в переговорах. Анна Политковская хотела принять участие, но была отравлена по пути в Беслан в самолете и не смогла принять участие в этих переговорах. Аслан Масхадов на тот момент тоже выражал согласие прибыть в Беслан для участия в переговорах, это тоже должно было случиться. Но поскольку наши власти, весьма вероятно, не собирались идти на переговоры, было принято решение о том, чтобы имитировать взрыв спортивного зала. Было известно, что боевики стоят на кнопках и держат ногу на взрывателе. И было принято решение, чтобы сделать 3 выстрела из гранатомета по спортивному залу, полному детей и взрослых, и таким образом дать начало штурму, потому что все время говорили, что штурма не будет, но в результате вышло вот так. Были произведены выстрелы, они были произведены с соседней пятиэтажки возле школы. Весьма вероятно, что их совершили сотрудники каких-то специальных подразделений ФСБ. Было сделано 3 выстрела, в результате чего загорелась крыша спортивного зала, и в результате этого пожара 110 человек сгорели заживо, а среди них большинство детей. Множество людей были ранены. После того, как спортивный зал загорелся, боевики стали выводить заложников в другие помещения школы. Это было понятное решение, потому что спортивный зал горел. И большинство заложников перешло в столовую, но в результате чьего-то решения, по всей видимости, господина Тихонова из ФСБ, по столовой начали стрелять из тяжелого вооружения. В результате применения тяжелого вооружения, которое было признано ЕСПЧ тоже, погибло значительное число заложников, поэтому штурм, который был спровоцирован таким образом, закончился гибелью значительного числа заложников. Если разбираться, в результате чьих действий они погибли, получается, что 90% заложников погибли в результате применения оружия со стороны российских спецслужб.

В.И.: Вы довольно громкие заявления делаете, и правильно я понимаю, что это многим не нравится, то, что вы озвучиваете по поводу того, что, возможно, происходило в Беслане? Вот за 13 лет наверняка и угрозы поступали. Что происходило за это время и как обстоят дела сейчас? Что те же самые власти говорят? Если удается лично встретиться и поговорить.

М.Л.: Когда наше расследование было на самом серьезном этапе, это 2006 год, там были нападения, на меня напали в Москве, избили, но не до смерти. Было сотрясения мозга, ушибы и так далее. Напали также на Елену Милашину, которая участвовала тоже в этом расследовании. Угрозы были постоянные, и когда мы приезжали в Беслан, тоже были постоянные угрозы и проблемы. Но мы довели расследование до конца, все материалы опубликованы, в том числе, на сайте «Правда Беслана». Выпущены книги, расследования, материалы все есть, но тут уже время. Мы ждем то время, когда это все будет признано, хотя уже 2 года назад в «Комсомольской правде» было опубликовано интервью одного из спецназовцев, который признавал, что выстрелили по школе. Это были выстрелы своих же, кто-то из спецназа выстрелил по школе. Тут важное нужно уточнение сделать, потому что есть кто-то, кто выстрелил, это 3 человека, по меньшей мере, кто непосредственно стрелял и командиры, которые отдавали приказы. А есть сотрудники спецназа, которые совершенно не в курсе были этой ситуации, они были брошены в бой довольно неожиданно и проявили мужество, там многие погибли. Насколько я знаю, там было потеряно самое большое количество сотрудников спецслужб именно в силу того, что они действовали в ситуации с большой неопределенностью. Там было много всяких проблемных моментов, например, важно, что пожар очень долго в школе не тушили, поэтому люди и сгорели. Если бы раньше стали тушить пожар, то, может быть, кого-то и удалось бы вытащить. Но да, кто-то тоже не отдавал приказ на подъезд машин, у машин не было воды, хотя, как мы знаем, это происходит до сих пор. Я тут недавно читала, что машины, которые приехали тушить погорельцев в Ростове-на-Дону, они приехали без воды. Эта ситуация мне очень напомнила бесланскую, когда тоже были машины без воды. Это русское разгильдяйство и нежелание нести ответственность, и все боятся принимать на себя какие-то решения и ответственность.

В.И.: Если говорить про реакцию властей и участников тех событий со стороны правоохранительных органов и ФСБ, правильно я понимаю, что некоторые из тех, кто до этого молчал и придерживался официальной точки зрения, сейчас начинают озвучивать другую информацию?

М.Л.: Нет, такого нет. Понимаете, люди, которые в курсе всего этого, это все-таки сотрудники ФСБ в большей степени. Но спецназовцы иногда что-то говорят, но они неформально это делают, просто они тоже в шоке после этой ситуации, потому что у них огромное число своих ребят погибло. Но они же не будут признавать, что их подставили, они же люди военные, они не могут такие вещи говорить. Но фактически это так и произошло. Тут всех подставили и сожгли своих детей, расстреляли женщин и детей, а еще и подставили спецназ. Картина в целом чудовищная. И все это сопровождается враньем, это 13 лет вранья. Это не первая история с враньем, но это так раздражает, потому что все это отвратительно слышать. Но ничего. Мы на самом деле люди оптимистичные, и люди в Беслане надеются, что правда будет признана, для них это действительно важно, потому что их это вранье бесило больше всего. Потому что когда им за глаза врали, что заложников 364, а не 1100, что боевики взорвали зал и так далее. Тут люди просто хотят, чтобы была признана правда, потому что когда по поводу гибели вашего ребенка 13 лет идет вранье, это просто в 1000 раз чудовищнее и обидней.

В.И.: По истечении 13 лет, правильно я понимаю, что шансы, что будет признана другая версия, а не та, которая озвучивалась официально, шансы, что что-то другое прозвучит, стремятся к нулю?

М.Л.: Нет, это неправда. Если посмотреть историю России последнего столетия, то обычно правда о каких-то преступлениях власти признается в период с 20 до 40 лет после события. Поэтому вот 13 прошло, 20 уже скоро, 7 лет подождем, может, будет признано. Обычно это все признается в такой период примерно.

В.И.: А установить личности возможных виновных, кто отдавал приказ, кто начал стрелять по школе?

М.Л.: Для этого надо просто допросить людей, которые участвовали в штабе, это Проничев, Андреев, Анисимов. Часть людей была допрошена на суде, когда суд шел над единственным выжившим террористом, и там давали показания многие из тех людей, которые в штабе принимали участие. Мы очень многое узнали из показаний, это все задокументировано, записано, все есть на нашем сайте. Просто люди должны быть допрошены, и тот, кто принимал это решение, будет найден, если он к тому времени будет жив.

В.И.: Какой у вас дальнейший план действий, если вести речь про события в Беслане?

М.Л.: Что касается судебной перспективы, то ЕСПЧ — последняя инстанция, если не считать Божьего суда, конечно. Поэтому судебной перспективы нет. Теперь это работа с памятью, работа с восстановлением справедливости и работа на то, чтобы не был забыт этот теракт, чтобы люди, которые были виноваты, они должны понести ответственность. И наша задача — не дать забыть, доносить об этом информацию, чтобы об этом знали, особенно молодые. И знали, что наше государство ведет себя вот так. Это многие должны были понять и после «Норд-Оста», когда просто заложников не спасли именно из-за халатности и многих других проблем. Это и в Беслане, когда власти приняли решение стрелять по своим. Люди должны понимать все про ту власть, при которой они живут в нашей чудесной стране. Это поможет им адекватней оценивать себя, страну, власть и так далее.

В.И.: Спасибо большое, что нашли время побеседовать с нами. До свидания.

М.Л.: До свидания.

В.И.: Еще один спикер, с которым мы побеседуем в рамках этого эфира, это Элла Кесаева, сопредседатель общественного комитета «Голос Беслана». Элла, доброго времени суток.

Элла Кесаева: Добрый день.

В.И.: Сегодня очередная годовщина событий, которые разворачивались в Беслане в 2004 году. Изменились ли настроения в Беслане за это время, если говорить про эмоциональное состояние людей, которые были в это вовлечены или могли как-то быть к этому сопричастны?

Э.К.: Вы знаете, мы только что из школы, мы там были. И мы заметили, что все те люди, которые пострадали, они остались в том времени. Вот эти страдания, их горе не оставило, потому что несправедливость, которая произошла уже после теракта, что ни одного суда справедливого в России не было. Сотни потерпевших вынуждены были стать заявителями ЕСПЧ в поисках справедливости. Это удручает, потому что эти потерпевшие осознали и понимают, в какое время живут и какую страну оставляют своим детям, потому что люди уже и в возрасте, пожилые, они прекрасно поняли, кто есть кто. И что из себя представляет нынешняя власть, они тоже поняли. Это власть, которая не изменилась с 2004 года, к сожалению. И нет никакой возможности призвать ее к ответственности. Вот осознание этого очень удручает потерпевших. Тем более, в прошлом году активисты «Голоса Беслана» провели акцию, в этом году акция была резонансная, все были в футболка с надписью «Путин палач Беслана». В этом году все правоохранительные службы стояли в школе с готовностью наброситься. Мы видели, что эти люди готовы наброситься на женщин и совершить насилие, как и в прошлом году. Мы понимаем это, мы видим это, это такое поколение. И их служба их никак не оправдывает, их желание выслужиться.

В.И.: А если говорить про решение ЕСПЧ, сейчас члены организации «Матери Беслана» обратились в ЕСПЧ с просьбой не рассматривать решение о взыскании с РФ более 3 миллионов евро по делу о теракте в школе Беслана. А как думаете, если все-таки будет принято решение выплатить эти 3 миллиона, это как-то исправит ситуацию?

Э.К.: Мы не сомневаемся, что решение ЕСПЧ, которые было вынесено 13 апреля 2017 года, конечно, оно обжаловано правительством России, потому что решение настолько основательное и серьезное. Статья 2 была полностью нарушена, это и подготовка, и штурм, и расследование, и суды — все это было нарушено со стороны правительства. И потерпевшие оказались правы, когда обвиняли. Я думаю, что это решение сейчас в стадии обжалования, но это решение вступит в силу, мы не сомневаемся, это справедливость, она необходима. Я думаю, что оно рано или поздно вступит в законную силу. И мы были правы, это морально поддерживало нас все эти годы, что мы шли в Страсбург, и наконец-то решение было вынесено. И мы подождем немного, когда решение вступит в законную силу, это нас очень сильно поддерживает. Наказания, конечно, не последует, потому что власть не сменилась, но сам факт того, что ЕСПЧ признал правду о теракте, это нас сильно поддерживает, и ради этого многие и живы до сих пор.

В.И.: Смотрите, вы говорите, что эмоционально для некоторых трагедия, которая произошла в 2004 году, она как будто произошла сегодня или вчера. И решение ЕСПЧ, даже если оно вступит в силу, оно для многих ничего не изменит. Что должно произойти, чтобы эти люди начали жить новым днем?

Э.К.: Изменит. Они, объективно оценивая ситуацию, в которой они живут, нашли все-таки справедливость в этом мире, они нашли ее через решение ЕСПЧ. И это решение меняет их жизнь, они, опираясь на это решение, будут жить дальше, воспитывать детей, надо же жить дальше, глядя в будущее. Я не представляю, какое бы было их состояние, если бы не решение ЕСПЧ. Поэтому сейчас этим решением они будут дальше жить в надежде, что рано или поздно власть, политики и военные, которые несли ответственность за Беслан, понесут наказание. Пример беслановских потерпевших должно быть примером для других людей, против которых власть совершает противоправные действия. Это должно быть очень хорошим примером, что мы не сложили, не забыли, не простили. Прощать этого нельзя, и дело не в том, что, как в Библии писали, надо подставить другую щеку. Дело в том, что если мы не сделаем все, что можем, то какую мы страну оставляем? У нас и так возможностей очень мало. Наши все возможности закрутили, как только могли, но, тем не менее, в прошлом году мы сделали акцию. Мы прошли через очень много больших препятствий, но в ЕСПЧ очень много потерпевших подали заявления. Скорее всего, власть думала, что и не подадут, и не смогут, но все вышло. Не все делается так, как они хотят. На кого мы должны надеяться? На власть? Так же, как когда и школу захватили? Мы же тогда на власть надеялись.

В.И.: Спасибо большое, что нашли время побеседовать с нами. До свидания.

Э.К.: И вам спасибо.

В.И.: Это была программа «Zoom». У микрофона работала Валентина Ивакина. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments