Новости Омска: предвыборные интриги, ситуация с АЧС и карликовый спиннер от местного «Левши»

Новости региона словами местных журналистов. Эксперт: Станислав Жоглик — главный редактор сетевого издания «Новый Омск».

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «РегиOn-line», у микрофона Валентина Ивакина. Сегодня мы будем говорить о новостях Омска. В рамках этой программы мы связываемся с журналистами из разных регионов страны, и они рассказывают о самых последних новостях, которые успели произойти в их родном городе, в их родном регионе. Почему именно журналисты? Потому что по роду своей деятельности они общаются с разными источниками информации и могут рассказать, как воспринимают происходящее разные структуры и представители различных сообществ, что думают по этому поводу власти, что думают по этому поводу обычные граждане. Сегодня мы будем беседовать со Станиславом Жогликом, главным редактором сетевого издания «Новый Омск».

Станислав, здравствуйте.

Станислав Жоглик: Здравствуйте, Валентина.

В.И.: Несколько тем у нас сегодня вынесено на обсуждение. Вкратце пробегусь. Обсудим сообщение о том, что Омск возможно станет новой столицей России. Поговорим немного про грядущие выборы. Затронем тему Африканской чумы свиней. Эти новости об АЧС будоражат Омск уже не первый день. И поговорим немного про дороги. Ну, а закончим новостью про омского «Левшу», который попал в книгу рекордов Гиннеса, книгу рекордов России за то, что изобрел самый маленький спиннер.

Станислав, давайте начнем с новости о том, что Омск возможно станет новой столицей России. На прошлой неделе на многих ресурсах муссировалась эта новость. Связана она была с высказыванием действительного государственного советника РФ третьего класса Юрия Крупнова. Он предложил провести «размосквичивание» страны. От него прозвучала фраза: «Надо переносить столицу России за Урал». Как в Омске эту новость восприняли? И как дошло до того, что сейчас звучат фразы, что Омск — возможная столица России.

С.Ж.: Действительно, у Крупнова есть ряд предложений в рамках которых звучит Омск, правда не в первом варианте, а только в третьем. Крупнов предлагает в первую очередь создать совершенно новую столицу. Не на базе какого-то города, а просто в чистом поле. По примеру Астаны в Казахстане. Как второй вариант он рассматривает именно Амурскую область. У него в приоритетах как можно дальше уйти за Урал. И только в третью очередь, если все варианты совсем никак, то Омск, который находится ближе к центру. Как в Омске воспринимают? Очень хорошо воспринимают все подобные сообщения. Это уже не первая попытка поговорить на эту тему. В свое время Эдуард Лимонов заявил о том, что Омск нужно сделать столицей. И другие деятели периодически подкармливают Омское информационное пространство подобными заявлениями. Насколько к этому серьезно относиться нужно, это вопрос другой. Это нужно общаться с экспертами. В Омске сложилась такая ситуация… У нас точно есть какой-то комплекс у омичей. Мы никак не можем разобраться, какой это комплекс. То ли комплекс Наполеона, то ли комплекс неполноценности. В 1918 году Омск был столицей «белой» России, здесь действовал Колчак. С тех пор мы помним, что были когда-то на высоте, а сейчас Омск воспринимает себя как недолюбленного сына. С одной стороны — миллионник, но с другой стороны по каноническим показателям мы уступаем многим другим городам миллионникам. И по этому поводу очень сильно переживаем и страдаем из-за этого. И, конечно же, виним мы в этом столицу Москву. И поскольку у нас есть еще конкретная история, когда у нас была крупная компания «СибНефть», которая базировалась в Омске и обеспечивала треть налоговых поступлений. В 2007 году она перешла в родной город президента, в Санкт-Петербург. Перерегистрировалась, и эти налоги перешли туда. Соответственно, есть такое ощущение несправедливости в рамках всего города. Поэтому любой разговор по поводу того, чтобы какое-то внимание проявить к Омску со стороны центра, перевезти сюда столицу или провести здесь какое-то масштабное мероприятие, всегда думающая часть омичей воспринимает на ура.

В.И.: Если разговаривать с представителями омской элиты, просто с населением, какие мнения звучат? Сможет Омск стать столицей, потянет ли?

С.Ж.: С точки зрения развития инфраструктуры и услуг, регион, конечно, не готов. Как сделать столицу? Перевезти все ключевые главки институтов сюда, парламент, правительство РФ и прочие. Конечно, в Омске на сегодняшний день нет того уровня сервиса и качества, к которому привыкла наша московская элита. С одной стороны, это необходимо будет быстро все воспроизводить, создавать, и это пойдет на пользу развитию города и его экономике. С другой стороны, для обычных рядовых омичей никакого толку от этого нет. Цены резко вырастут, а доходы вряд ли. Поэтому это такая романтическая история. Нам очень приятно внимание, когда нас рассматривают в таком контексте. Но если смотреть на это практически, город не готов, чтобы принять на себя такую роль. И я согласен с Крупновым, что если и переносить столицу за Урал, а это делать необходимо, на мой взгляд, то, конечно, лучше ее делать в чистом поле. Пример Астаны, он очень прекрасен. На днях прошла выставка «Экспо» в Астане, и у многих омичей, поскольку географически недалеко ехать, совершенно потрясающее впечатление от этого города, как он развился. Он не был скован действующей инфраструктурой. Чтобы нам здесь построить столицу, нужно снести полгорода и заново отстроить.

В.И.: При этом от того же самого Крупнова в интервью местным изданиям «Деловой Омск» прозвучала такая фраза, что как минимум уникальностью Омска является наличие одной из лучших градостроительных команд. Как минимум в России. Он имел в виду ИТП «Град». То есть есть какой-то потенциал, чтобы половину города снести и построить заново.

С.Ж.: ИТП «Град» действительно действует в Омске, вызывает резонанс пока на уровне своих идей. Омск немного архитектурный город. Думающая часть элиты любит порассуждать именно об архитектурных вещах. Городская среда — это вообще топовая тема в общественных дискуссиях. Поэтому появился ИТП «Град», и он предлагает интересные идеи. Но пока все на уровне идей. Первый проект мы сможем посмотреть в ближайшее время и сможем оценить, насколько мощный потенциал у этой группы. Это все-таки общественная группа, властью она немного поддерживается, но пока сложно говорить, способны ли они такие глобальные, масштабные вещи делать. И готовы ли к этому омичи. Кстати, миллион омичей со своими сложившимися устоями, и им предлагают, давайте сейчас мы тут все снесем, перестроим. А чем они-то будут заниматься в это время.

В.И.: Помогать строить, видимо.

С.Ж.: Да, строить. В рамках фантазии можно.

В.И.: Если не мечтать, то и прогресса не будет, как говорят некоторые.

Предлагаю к следующей новости перейти. Станислав, скоро в Омске состоятся выборы. Есть какие-то предвыборные интриги?

С.Ж.: Я думаю, это общая ситуация для России в целом. Основная проблема в том, что очень тяжело раскачать хайп, как говорится. Проблема всех партий сегодняшних заключается в том, что у людей колоссально низкий интерес к выборам вообще. То есть люди не ассоциируют улучшение своей жизни с деятельностью тех или иных представительных органов. Это в подавляющей массе. И поэтому в городе в последнее время наблюдается довольно-таки низкая явка. Разные организации пытаются переломить ситуацию. Пытаются увлечь граждан как-то поучаствовать в выборах, принять решение и показать, что в том числе и выборы зависят от них. Одна из таких хайповых историй — это приглашение 10 числа, в день выборов, когда закроются избирательные участки, в восемь они закроются, и в девять начнется концерт на самой крупной площадке в Омске рэпера L’One. Честно говоря, не знал о его существовании до концерта. Но выяснилось, что у определенной аудитории он весьма популярен. В чем интрига. Приглашения на лучшие места будут получать на избирательных участках. Таким образом пытаются молодежь мотивировать на эту историю. И, конечно же, есть несколько лагерей. Одни говорят, что это безобразие, и вообще нельзя таким образом привлекать молодежь. Другие говорят, а что здесь такого. На самом деле, сходил на выборы, и почему нельзя использовать какие-то легальные, законные вещи для того, чтобы гражданскую активность как-то искусственно развивать. Я на стороне вторых. И то, что мне не нужен L’One, чтобы проголосовать. В принципе, я вижу, что такая аморфность и нежелание участвовать в политических процессах, она присуща современной молодежи. И ее как-то нужно немного взбадривать.

В.И.: То есть будут взбадривать именно молодежь.

С.Ж.: Бабушки и так ходят на выборы. А вот молодежь, все статистики показывают, что та активная часть населения, которая должна нести прогрессивные идеи и развивать город в его многообразии, они как раз для себя выборы не рассматривают как некий инструмент изменения жизни к лучшему.

В.И.: В целом по выборам ваш прогноз, как все пройдет? В плане кандидатов, в плане самой обстановки.

С.Ж.: Тут сложно делать прогнозы. Омск довольно-таки город стабильный в этом смысле. Здесь исторически сильны две организации. Это «Единая Россия» и КПРФ. И они борются за доминацию. И в последние годы коммунисты умудрялись в Омске набирать больше голосов по партийным спискам. Как я понимаю, задача у единороссов в этот раз переломить ситуацию и по партийным спискам обойти. А по одномандатным округам единороссы традиционно сильнее, забирают практически все мандаты и формируют ключевую фракцию.

В.И.: То есть небольшая интрига присутствует.

С.Ж.: Да, интрига присутствует в плане удастся ли единороссам переломить ситуацию.

В.И.: Давайте тогда плавно к следующей теме перейдем. Станислав, Омск довольно-таки протестный город. Буквально несколько дней назад многие федеральные ресурсы сообщали о том, что омские фермеры вышли с митингами, и звучали заявления, что в АЧС виноваты мясокомбинаты. И звучали предположения, что власти как-то нагнетают ситуацию искусственно. Ранее сообщалось о том, что 14 тысяч свиней было уничтожено в связи с заболеванием. Многие фермеры сейчас из-за этого разорены и просто не знают, что делать дальше. Там прям поток новостей связанных с АЧС. Что на данный момент известно?

С.Ж.: Да, действительно, проходил ряд митингов, но я бы не стал сильно преувеличивать их значение. Они были небольшие, по 50 человек. В Омске политические митинги собирают больше людей. Конечно, там много эмоций. Я читал и разговаривал с фермерами на эту тему. Есть ощущение неуслышаности и несправедливости в процессах, которые сопровождают борьбу с АЧС. Но в целом, я, как человек, который занимается еще и деловой повесткой, все-таки не вижу действий каких-то крупных игроков, мясокомбинатов или власти, какой-то специальной подрывной работы, о которой в запале, в эмоциях говорят фермеры. Если проанализировать эту ситуацию, я бы не сказал, что она имеет место быть. Имеет место быть трагедия, банальная трагедия. И почему она так сильно бьет по фермерам, все-таки серьезное расслоение между городом и областью. Город Омск — это столица деревень. Это миллионник вокруг которого по всей области нет более-менее крупных населенных пунктов. Крупнейшие города не превышают 40 тысяч населения. Соответственно сильно разнится уровень жизни в городе и уровень возможностей, инфраструктуры и услуг. В районах, в селе именно, фермерская работа связана с животноводством, со свиньями, обеспечивает хоть какую-то возможность жить и развиваться. И понятно, когда твой единственный капитал, свиней убивают, чтобы они не разносили заразу, у фермера отнимают единственное средство для существования. И, конечно же, это рождает самые негативные эмоции. Другое дело, как действует власть. Власть, насколько я понимаю, старается что-то делать. Старается этот процесс вести более-менее цивилизованно. Но, возможно, не хватает неких коммуникационных площадок, чтобы донести до всех фермеров, что постараются им компенсировать все в той мере, в которой нужно. Понятно, что этого невозможно достичь. Я слышал цены, которыми будут компенсировать, но фермеры говорят, что этого все равно недостаточно, они теряют больше.

В.И.: То есть восстановиться на эти деньги будет сложно?

С.Ж.: Да, довольно сложно. Это, действительно, такая локальная трагедия. Власть тоже действует в рамках своих полномочий и может выделить вот столько, и ее нужно пережить. Не стоит здесь искать каких-то заговоров власти против фермеров, которая хочет уничтожить на корню людей.

В.И.: Про заговор власти. Сегодня на местных ресурсах появились сообщения о том, что сразу после вспышки АЧС началось строительство новых свинокомплексов. Например, в Ачаирском поселке. Один из митингующих фермеров об этом сообщал, и его это смутило. Только что уничтожили две тысячи поросят, которые жили у местных фермеров, как сразу какой-то бизнесмен туда пришел и начал свое строительство.

С.Ж.: Это эмоции. Если быть чуть знакомым с производственными циклами строительства свинофермы, это невозможно сделать оперативно. Случилась АЧС, и сразу бизнесмен открывает свиноферму. Это выбор площадки, согласование со всеми местными организациями. Понятно, что этот процесс был давно запущен. У нас есть крупнейшая компания «Омский бекон», один из лидеров рынка мясопереработки. Они тоже строят крупный завод, и планы об этом длятся годами. Никак не могут решить все проблемы, связанные с площадкой, с подведением коммуникаций. То есть это точно та история, на которой невозможно заработать мгновенно. Понятно, что конъюнктурно какие-то предприятия выиграют от того, что конкуренция снизится, и то, что фермеры перестанут конкуренцию составлять. Но видеть в этом какую-то зависимость, логику, мне кажется, не очень профессионально. Это очень сложный процесс, и понятно, что завод закладывался давно, и просто так совпало.

В.И.: Также новость сегодняшнего дня. Из-за АЧС Казахстан ввел запрет на кошачий корм из Омской области и на многие пищевые добавки. Это может быть ударом для региона?

С.Ж.: Я думаю, что все понимают, насколько это серьезная трагедия и пытаются исключить любую возможность проникновения АЧС на территорию Казахстана. Чтобы не было таких же проблем. Власть четко понимает, она не сможет всех удовлетворить, и зачем им нужна буза от местных фермеров. Совершенно нормальные превентивные действия со стороны соседнего государства.

В.И.: Давайте о чем-нибудь позитивном поговорим. Местные ресурсы сообщают о том, что первого сентября омские школьники пойдут в свои классы по новым дорогам. Была произведена масштабная работа по ремонту дорог, и до первого сентября осталось одну дорогу сдать.

С.Ж.: Довольно удивительно говорить в Омске о хороших дорогах. О том, что дороги в Омске — это хороший повод. Но это действительно так. На прямой линии Путина он начинал с вопроса о дорогах в Омске. Омск стал символом самого жуткого бездорожья.

В.И.: Что изменилось за это время? Потому что прогремели тогда на всю страну.

С.Ж.: Дыр на дорогах была масса, и омские СМИ соревновались, кто больше дырку найдет и поставит в новости. Были рейтинги ям, им давали имена. Была жуткая вакханалия вокруг этих дорог, было жуткое раздражение у жителей, автомобилистов. Она была настолько мощной, негативной, что до сих пор некоторые люди не перестроились. Сейчас, когда построили новые дороги не только в центре, но и на окраинах, сейчас можно говорить, что в Омске одни из лучших дорог в Сибири на данный момент. А инерция негатива, она настолько сильна, что даже некоторые политики могут сказать, у вас разваленные дороги. Потом, ой, уже не такие разваленные. А новость про школьников, имеется в виду, что сейчас действует программа, которую партия продвигает, про доступную среду. Эта программа касается строительства дорог во дворах, в придворовых и внутридворовых участках. Ее можно связывать с выборами, еще с чем-то, но она ведется, и дороги во дворах стали лучше. Поэтому проблема дорог для Омска начинает сниматься, и люди начинают забывать, что когда-то они считали ямы.

В.И.: Почему ситуация изменилась? Потому что до Путина информация дошла, и на местах все зашевелились?

С.Ж.: Несколько факторов. Первый — это то, что Омск отпраздновал трехсотлетие города. Это был масштабный проект, к которому долго готовились, лет десять. И, как ни странно, ко дню города нашли ресурсы федеральные и местные. И дорожный фонд показал рекорд — почти семь миллиардов рублей на дорожное строительство. Понятно, что большая часть ушла в область, в районы. Но и город получил достаточно большую сумму. Дороги построили.

В.И.: От вас прозвучала фраза, что Омские дороги одни из лучших в Сибири. Это звучит удивительно.

С.Ж.: Да. Я много езжу по Сибири и смотрю. Везде процесс ведется в старом режиме, нет такой мобилизации. У нас случилась мобилизация именно в дорожном… Когда почувствовали, что основной раздражитель в городе — дороги, то взяли и качественно изменили. Чисто визуально могу сказать, что в Омске хорошие дороги, и они лучше, чем у наших соседей.

В.И.: Будем разбивать стереотипы.

Ну и к еще одной позитивной новости. Многие ресурсы сообщают о том, что микроминиатюрист Анатолий Коненко попал в книгу рекордов России. Создал крошечный спиннер. Личность в Омске известная? Или первый раз вы о нем слышите?

С.Ж.: Коненко — это наша легенда. Мы все им очень гордимся. Его всячески продвигают и показывают как омского «Левшу» представителям других регионов. Он еще 1990-е годы занялся микроминиатюрой, единственный в Сибири. И с тех пор у него очень хорошо пошла карьера в этом направлении. Создал ряд интересных образцов. Попал в книгу рекордов Гиннеса. В 2000 году создал книжку размером 0.9 миллиметров на 0.9 миллиметров. И это оказался рекорд. А через несколько лет побил свой рекорд. Он грамотно работает в плане пиара. Приехала в 2011 году группа «Scorpions», и он сделал для них самую маленькую бас гитару. Какие-то события на Кавказе происходили, он сделал маленький Коран, который подарил одному из глав кавказских республик. К Олимпийским играм — копию олимпийского факела. Он очень хорошо реагирует на общественно-политическую повестку и подстраивается. Сейчас спиннеры стали трендом. В Омске много где они продаются. В ритейлерских сетях, где продаются самые необходимые товары. Он молодец в этом смысле, отреагировал, тренд уловил и сделал спиннер.

В.И.: В этот раз у него объяснение такое, что у него есть шестилетняя внучка. И внучка попросила, и он создал. Но непонятно, что с ним делать. Многие СМИ шутят, что создан спиннер для комара, кто его крутить будет. Размер восемь миллиметров, вес — одна третья грамма.

С.Ж.: Да. Думаю, что легенда про внучку на какую-то часть правдива. Наверное, именно от нее он услышал это слово. И решил создать такой маленький символ.

В.И.: Теперь в Омске нужно создать что-нибудь самое большое.

С.Ж.: Гигантомания у нас не процветает. Закрываемся миниатюрами.

В.И.: Хоть одну поделку видели своими глазами?

С.Ж.: Да, конечно. Поскольку я бывал участником каких-то выездных мероприятий, и Коненко всегда там присутствовал, и всегда его выставки или части экспозиций возили. В Омске есть музей, где есть постоянная выставка Коненко. У него масса экспонатов, и немногие попадают в СМИ. Не обо всех пишут, только о тех, которые соответствуют информационной конъюнктуре.

В.И.: Станислав, спасибо что нашли время пообщаться с нами.

С.Ж.: Вам спасибо.

В.И.: Для радиослушателей напоминаю, что на связи со студией был Станислав Жоглик, главный редактор сетевого издания «Новый Омск». Это программа «РегиOn-line» на радио СОЛЬ, у микрофона Валентина Ивакина. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments