За слова ответят: депутатов Ярославской области предложили наказывать за невыполненные обещания

Можно ли заставить депутатов выполнять свои обещания, и кто рискует лишиться мандата в случае принятия новой инициативы?
Эксперты: Михаил Контуев — журналист портала «76.ru»; Станислав Волков — руководитель аппарата Ярославского регионального отделения Ассоциации юристов России; Дмитрий Журавлев — гендиректор института региональных проблем; Илья Гращенков — политолог, генеральный директор Центра развития региональной политики.

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофонов Игорь Киценко и Мария Цыганова.

Мария Цыганова: Здравствуйте. Сегодня мы поговорим о том, что «в Ярославской областной думе в декабре рассмотрят закон „О наказах избирателей“. Инициатором выступил лично председатель облдумы Михаил Боровицкий». Он будет решать, каким образом будут наказывать депутатов, которые не будут исполнять свои обещания. Пока еще четкой структуры нет, непонятно, каким образом все это будет происходить. Но такая инициатива прозвучала, и распространяется она довольно быстро, довольно широко обсуждается. Есть и противники этого законопроекта, которые утверждают, что нельзя будет реализовать такой законопроект. Он будет регулировать только деятельность непосредственно депутатов, а когда человек только еще избирается на эту должность и что-то обещает, он таковым еще не является, к нему нельзя будет придраться. И много будет других лазеек, по которым можно будет избежать наказания. Структура не ясна вообще на данный момент.

И.К.: С другой стороны, мне абсолютно непонятно, почему, если человек избирается в депутаты, он что-то обещает — как это связано? Не был он депутатом, стал депутатом — человек-то не поменялся, лицо-то одно и то же, почему нельзя будет его привлечь к ответу по этому закону?

М.Ц.: Здесь, наверное, будет идти речь именно в формулировке этого законопроекта, как это там пропишут, как объяснят. Если действительно будет упоминаться конкретно, что депутаты должны наказываться, может быть и будет такая возможность.

И.К.: Мне кажется, это связано именно с наказами избирателей. Те избиратели, которые выбрали данного депутата, дают ему свои наказы, и он их должен исполнять. В формулировке, наверное, будет прописано, какие наказы должны быть, чтобы они были вполне реальными, а не то, что — чтобы у города Ярославля был бюджет в 100 триллионов рублей ежегодно, и депутат должен кровь из носа, но выполнить этот наказ бабы Нюры из третьего подъезда по улице Ленина дома 75. Понятно, что такого не будет. Наверняка будут прописаны, какие это наказы, реальность этих наказов. А что касается именно избранников, тех, кто только баллотируется в областную думу, то я думаю, что там тоже будет какая-то формулировка к ним пристегнута, чтобы они выполняли свои предвыборные обещания, чтобы не было таких вот абстрактных — «Верну город людям», «Заставим власть работать», «Добьемся достойных пенсий» и т. д.

М.Ц.: Да, здесь может быть сложность, на мой взгляд, когда вот такие абстрактные обещания звучат, — как их контролировать, что можно считать неисполнением такого обещания, а что — исполнением. Мне кажется, тема актуальна не только для Ярославля.

И.К.: Но если законопроект рассмотрят, примут, если он станет действующим законом, то все последующие народные избранники, кандидаты в депутаты будут четче формулировать свою предвыборную агитационную программу, и обещания будут четче сформулированы.

М.Ц.: Если действительно законопроект будет реализован, то опыт распространится и на другие регионы.

И.К.: Может быть, а может и нет.

М.Ц.: Мне кажется, они здесь будут позиционировать это в таком случае, если все пройдет идеально, как свое достижение. Это обязательно дойдет до Москвы. И просто в обязательном порядке тогда распространят этот законопроект на другие регионы. Ну, это мое мнение.

И.К.: Уважаемые радиослушатели, наш собеседник — Михаил Контуев, журналист портала «76.ru». Михаил, здравствуйте.

Михаил Контуев: Добрый день.

И.К.: На вашем портале за вашим авторством вышел материал по поводу того, что в Ярославле планируют принять законопроект, чтобы наказывать народных избранников — пока непонятно, как наказывать — за невыполненные наказы перед избирателями и за невыполненные предвыборные обещания. И этот законопроект предложил не кто иной, как первое лицо областного парламента, господин Боровицкий. Понятно, что высказались некоторые по поводу того, как это все будет происходить, что невозможно будет наказать. Опять же, из материала — комментарий юриста у вас был опубликован. Тем не менее, это первый такой заход с подобным законопроектом или ранее звучали инициативы и от кого?

М.К.: Как в комментарии говорит господин юрист, Станислав — он вроде бы слышал о том, что подобные инициативы были. Но я за последние пару созывов областной думы, чтобы такая инициатива доходила до рассмотрения, ни разу не сталкивался. Только, возможно, тихонько где-то на комитетах обсуждали. Но чтобы до широкого такого обсуждения в массах — подобных законов никогда не было.

И.К.: Пока непонятно, каким образом будут наказывать избранников.

М.Ц.: Но, может, обсуждают это? Какие-то предложения звучали?

М.К.: Насколько я понимаю, речь идет о том, чтобы потихонечку депутатов стращать, как говорится, своей внутренней вертикалью в областной думе, — ты смотри у меня, перестал наказы выполнять, до лишения мандата так можешь дойти. Вообще-то в кулуарах говорят о том, что инициатива председателя облдумы Михаила Боровицкого такая искренняя. Я сначала думал, с чего вдруг решили об этом заговорить. Ведь столько лет нам чего-то обещали, никогда не выполняли за исключением редких случаев, и то маленьких. Я подумал — наверное, что-то они там решили намухоморить, под этим соусом что-то замышляют. Походил я по так называемым кулуарам этой самой областной думы, к одному подхожу, ко второму, говорю — вот слушай, ты депутат, с Боровицким общаешься, скажи честно, не для печати, — что затеял Боровицкий? И все говорят — слушай, Михаил, ты не поверишь, у человека светлая идея, устал от того, что все постоянно врут, а потом свои обещания не выполняют. Правда это или нет, но такие мнения в облдуме, в закулисье.

И.К.: То есть это искренний посыл?

М.Ц.: Люди задумались наконец-то все-таки об этом?

М.К.: Да. Но при этом удивляет — областная дума у нас — один законодательный орган в областном центре, в Ярославле. Городской думы у нас нет, у нас есть такой орган власти, как муниципалитет. И облдума будет рассматривать этот законопроект в декабре только для своих же. Получается, сейчас мы хотим как-то узаконить тех, кто нам обещает три короба и не выполняет, тех, кто идет в облдуму. Но такие же вруны остаются, которые будут баллотироваться в другие органы власти — в муниципалитет, губернатор тот же самый. Почему-то их этот закон обходит. Мне кажется, это немного странно. Мы сидим в облдуме, о своих подумали, а про кандидатов во все остальные органы власти региона взяли и подзабыли.

И.К.: Зимой же будут рассматривать. Наверняка какие-то поправки еще до первого чтения внесут.

М.Ц.: Или хотя бы внесут такой тестовый сначала проект.

И.К.: Обкатают на облдуме его, а потом уже на всех остальных.

М.Ц.: А потом распространить при положительном опыте. Может быть, так?

М.К.: Возможно. Но до его откатки, еще я знаю, что глава комитета по законодательству Алексей Калганов, они с председателем облдумы Михаилом Боровицким тесненько общаются, ходит Калганов к Боровицкому в кабинет частенько. И они как раз по поводу этого законопроекта сидят, вплотную общаются, хотят доработать. Тот же самый Калганов на вопрос, а как вы будете наказывать тех, кто наобещал и не хочет выполнять, говорит, что мы с Михаилом Васильевичем будем сидеть и плотно думать, рисовать что-то на бумажках, придумывать, советоваться. То есть вроде бы как мужчины серьезно занялись разработкой этого законопроекта.

И.К.: Хорошо. Как депутаты областной думы, как политическая тусовка Ярославля вообще оценивает данную инициативу, насколько она реальна в принципе? Пройдет данный законопроект, станет он законом или его завернут?

М.К.: Авторитет у председателя облдумы у нас довольно большой. Я так подозреваю, такое же происходит и в других регионах, и в Госдуме. И с учетом того, что у нас большинство мандатов находится у единороссов, которые послушные, которые направо и налево все время говорят слово «консолидация» — дорогие депутаты, давайте консолидируемся и примем правильное решение. Михаил Боровицкий скажет: «Ребят, я считаю, решение правильное» — я уверен, что ребята консолидируются и дружно нажмут нужные кнопки.

М.Ц.: Вы оцениваете как журналист события региона — насколько в Ярославле будет актуален такой законопроект? Действительно ли много таких обещаний? Может быть, какие-то самые яркие вспомните, поделитесь с нами?

М.К.: Обещаний много в Ярославле, в Москве, в Махачкале, в Уганде. Их везде всегда было много. Просто я не знаю, как относиться к этому. Вот один кандидат с плакатов обещает: «Верну город людям». Ну, выбрали его. Подхожу я к нему, говорю: «Товарищ, ты вернул город людям?». Он мне в ответ скажет: «Твой город?». Я скажу: «Мой». Вернул? Да хрен его знает. Как ту вообще разобраться с такими обещаниями? Мне кажется, что все равно закон будет сомнительный. Будут они этим законом рубить неугодных, пытаться лишать их мандатов, а сама основа той же самой областной думы будет сидеть, потирать руки. Ну, неужели кто-то своих будет трогать какими-то там региональным законами?

И.К.: Получается, это создание еще одного определенного рычага, чтобы как-то представителей парламентских партий в облдуме в Ярославле тормознуть, отстранить, если такие меры наказания будут? То есть как инструмент наказания именно определенных людей, определенных парламентариев?

М.К.: Я считаю, что именно для этого все и делается. Потому как относиться серьезно к этому проекту закона лично я даже не могу.

И.К.: А почему именно сейчас? Неужели сейчас, как выражаются, «системная оппозиция» настолько стала давить в Ярославской облдуме?

М.К.: Ребят, честно — у меня нет ответа на этот вопрос. Но мне кажется, это как в мультиках бывает — о! идея! И лампочка загорается.

И.К.: А потом думают, к чему пристегнуть эту идею и как ею воспользоваться в своих целях.

М.К.: Думаю, да.

И.К.: Михаил, огромное спасибо, что нашли время с нами пообщаться, дать комментарий, высказать свою позицию по данному законопроекту.

М.К.: Всем хорошего дня.

М.Ц.: Мы говорим о ярославском законопроекте «О наказах избирателей». С одной стороны, инициатива действительно хорошая.

И.К.: Но какая-то непонятная.

М.Ц.: Да. Есть, по крайней мере, противники, которые считают, что будет очень сложно реализовать эту инициативу, воплотить ее в жизнь.

И.К.: Инициативу-то, может, и можно будет реализовать. Противники говорят о том, что маловероятно, что этот закон вообще будет работать.

М.Ц.: Да. У нас на связи Станислав Волков, руководитель аппарата Ярославского регионального отделения Ассоциации юристов России. Здравствуйте.

Станислав Волков: Здравствуйте.

И.К.: Вы высказались по поводу инициативы спикера облдумы, господина Боровицкого о том, что этот закон, который мог бы заставлять депутатов исполнять их обещания, маловероятно, что будет работать. Почему?

С.В.: Просто нужен серьезный законодательный механизм для того, чтобы это все дело провести, во-первых. Во-вторых, дискуссия по поводу того, возможна или невозможна процедура отзыва, ведется достаточно давно, с 1990-х годов. Разные были точки зрения, законы даже были приняты о порядке отзыва депутатов. Наказ — это что такое? Это пожелания избирателей для депутата, приказы избирателей, то есть что-то, обязательное к исполнению для депутата. Но может ли он, во-первых, это исполнить, потому что наказы могут быть разные. Они должны быть исполнимыми, в его компетенции, чтобы он мог как-то повлиять на решение этого вопроса, как минимум. Начинать-то надо с этого. А мы уже сразу переходим к ответственности — давайте сразу обзывать человека, который не выполнил.

И.К.: Это же всегда самое интересное. Они мало когда сами с себя складывают полномочия. Я даже и не припомню такого случая, чтобы какой-нибудь депутат сказал: «Я не выполнил, ребят, ваши наказы, я снимаю с себя полномочия, вот мой мандат».

М.Ц.: Получается, надо начинать раньше, с фильтрации этих наказов.

С.В.: Да, с определения, что такое наказ, в какой он форме должен быть выражен, что не просто так — а вы помните, я тогда вам на встрече во дворе говорил? Это должен быть какой-то документ, оформленный письменно. Когда я был, например, депутатом, много было разных предложений, иногда они не совсем относились к компетенции. Единственное, что мог сделать я — это переправить в орган, который отвечает за этот вопрос.

И.К.: И проследить за выполнением данной просьбы.

С.В.: Да, проследить, будет дан ответ или не будет. Депутаты сами деньги не раздают, например. Они только могут предложить включить. То есть это должен быть такой детально проработанный механизм, что поступил наказ от 25 избирателей — хотим, чтобы у нас во дворе был установлен детский городок. Это замечательная инициатива. Что делает депутат? Он же не идет и не покупает этот детский городок и не устанавливает. Он это предложение вносит в соответствующий департамент городского хозяйства, возможно, и говорит: «Прошу рассмотреть вопрос о включении в программу по благоустройству установку этого детского городка». Вроде он все сделал, а городок не появился. Вот он выполнил наказ или надо дальше проверять депутата, насколько он сильно отстаивал на заседании того же самого муниципалитета вопросы включения этого объекта, как он голосовал по этому вопросу, не пропустил ли он заседание, когда это все было вынесено на голосование. Начать надо с этого — определить, за что депутата будут наказывать путем отзыва.

И.К.: Я понял. Я думаю, что вот эту процедуру отзыва и формулировку, что должно входить в понятие «наказы», чтобы они были реализуемы, каким образом их будут реализовывать депутаты…

С.В.: Да, чтобы можно было требовать, что не просто говорить — а вот он не работает, я его не вижу и все, не работает, значит.

И.К.: Я думаю, что прописать это можно, это не составляет большого труда.

С.В.: Не совсем так. Юриспруденция любит четкость. А закон все-таки в юридической области находится, а не в области бытового восприятия. Там все формулировки и понятия должны быть отточены, должны быть выверены временем и понятны. Когда будет применение, чтобы не допускалось такого, что там относится к этому. Например, транспортное средство. Что мы понимаем под транспортным средством? Не только машины, но еще самоходные машины, мотоциклы, это тоже транспортные средства. А для кого-то в его понимании это только автомобиль, например. Так же и здесь — если не раскроется это понятие о наказах, детально не пропишется… Можно, конечно, и сузить. Но я бы вообще предложил не углубляться в эту область. Были, кстати, мнения, что выбор депутата избирателями — это безмотивное какое-то дело, дело каждого, но оно ничем не мотивируется. Нет такого, что «я выбираю тебя только при условии, что ты это, это и это», отдает голос при этих условиях, а при невыполнении он свой голос забирает. А когда таких голосов было 2 тысячи, и потом при отзыве тоже 2 тысячи голосов — все совпало, и депутата отзывают, например.

И.К.: Станислав, большое спасибо, что нашли время с нами пообщаться и дать комментарии.

М.Ц.: На связи со студией Дмитрий Журавлев, гендиректор института региональных проблем. Здравствуйте.

Дмитрий Журавлев: Здравствуйте.

М.Ц.: Сегодня рассматриваем очень интересный законопроект — в Ярославской областной думе предложили наказывать депутатов, которые не будут исполнять свои обещания. Каким образом это будут делать, пока не решили, но такое предложение есть. Как вы считаете, нужно ли что-то такое предпринять?

Д.Ж.: В принципе, это очень разумно. Если депутат что-то обещал, он должен это выполнить. Если он это не выполнил, наверное, если есть механизм наказания, я не очень его понимаю — в чем должно быть наказание? Рублем наказывать? Или отстранять от депутатства? Но он избран людьми, его отстранить тоже нельзя. И второе — как регистрировать обещания? Что считать обещанием?

И.К.: Предвыборная листовка. «Верну город народу», например, было написано на листовке. Обещали? Обещали.

Д.Ж.: Да, но только то, что напечатано? Или то, что, например, сказано, и если сказано, то как это фиксировать? Или обещанием считать любое обращение к нему? Тогда от него бабушка Маша может попросить такого, что не выполнит никто и никогда. Если найдется механизм четкого определения того, что является обещанием, то такой закон может заработать. Это, наверное, будет неплохо. К сожалению, любовь обещать без последствий среди политиков во всем мире, это не российская особенность, она свойственна. И если это без последствий удастся ликвидировать, то это значительно повысит эффективность политической системы.

И.К.: В вашем опыте были ли какие-то подобные прецеденты?

Д.Ж.: Нет.

И.К.: То есть это первый такой случай?

Д.Ж.: Я думаю, что это даже не вопрос российских регионов. Я о таком не слышал и на международном уровне.

И.К.: То есть это даже международный прецедент в Ярославле?

Д.Ж.: По-моему, да. Насколько я могу судить, то, что я слышал, видел, читал и т. д., — это международный прецедент. Понимаете, безответственность политической системы очень полезна для самой системы. Она вредна для людей, и поэтому сама идея наказания за безответственность для политиков очень тяжелая. Я удивлюсь, если все проголосуют за такой закон.

И.К.: Его предложил председатель областной думы, господин Боровицкий.

Д.Ж.: Да, это уже признак, что, скорее всего, его примут, потому что, когда предлагает первое лицо парламента, наверное, какие-то основания у него есть для этого предложения. Но в принципе в политической истории я не слышал о том, чтобы подобное предложение прошло.

И.К.: Немного пофантазируем, откинув все реалии на данный момент, представим, что такой законопроект утвержден, стал действующим законом. На ваш взгляд, как это должно быть реализовано в прекрасном будущем? Как можно наказывать народных избранников за невыполненные наказы избирателей и предвыборные обещания, лозунги светлые?

Д.Ж.: Я не очень понимаю, какой механизм наказания, пока, потому что отстранить его от его собственной деятельности нельзя, потому что он избран людьми. И таким образом, идя навстречу какому-то конкретному наказу, мы ущемляем права всех остальных, кто за него голосовал. Так что я вот вижу только одно наказание, точнее, два. За разовое нарушение штрафовать. А если нарушений очень много, отзывать мандат. Других я просто теоретически себе представить не могу вариантов. Чем еще можно наказать? Не пускать на заседания? Для половины депутатов это будет скорее премия, а не наказание. У нас в местных парламентах они никогда все не приходят. Не хочу никого обидеть, не буду называть, но и такое бывает. Поэтому я вижу только два механизма наказания.

М.Ц.: Если смотреть на политическую структуру в регионах в целом, как вы считаете, для кого еще был бы полезен подобный законопроект?

Д.Ж.: Да для любых избираемых людей — губернаторов, там, где избираются еще главы районов, они не везде у нас избираются, это было бы полезно. Если твои обещания являются средством для того, чтобы ты получил свою должность, то должен быть механизм, который за невыполнение обещаний лишает тебя этой должности.

М.Ц.: А как вы считаете, реально ли вообще реализовать подобную систему? Можно ли это как-то внедрить в жизнь?

Д.Ж.: Это будет очень трудно. Голосованием депутатов мы очень сильно осложняем жизнь депутатам. Таких Дон Кихотов, которые за это будут голосовать, — в этом конкретном случае за это выступил глава парламента, и поскольку авторитет главы парламента всегда очень высок, наверное, это пройдет. Но я не уверен, что это пройдет во всех остальных областных парламентах. А тем более, то, что мы только что говорили, ту же самую норму распространить, например, на глав регионов. Это будет очень тяжело, и вряд ли все захотят навесить на себя такое ярмо, как ответственность за каждое обещание. Вот смотрите, человек действительно искренне обещает что-то сделать, он новый кандидат, например, в губернаторы. А потом он побеждает, и выясняется, что это сделать в принципе невозможно. Его надо наказывать? Вроде надо, обещал же. С другой стороны, у него могло просто не хватить компетентности для понимания того, что это невозможно сделать здесь и сейчас в силу финансовых ограничений, физических ограничений. У нас некоторые политики такого наобещают, я вам напоминаю, мы ноги в Индийском океане предлагали мыть. За это обещание как, будем наказывать или нет?

И.К.: Вообще стоило бы, конечно. Обидно за Индийский океан. Хотел еще уточнить — ввиду того, о чем вы сказали, что есть много «но», и непонятен механизм наказания, стоит ли ждать вообще тенденции в регионах, то есть можно ли сказать, что Ярославль в этом плане станет ньюсмейкером, и, глядя на него, другие крупные муниципалитеты или регионы подхватят эту идею и захотят у себя?

Д.Ж.: Во-первых, нужно увидеть, как это будет работать. Если это будет работать эффективно, то могут подхватить какие-то регионы. А второй вариант — может Москва порекомендовать регионам подхватить.

И.К.: Что было бы лучше?

Д.Ж.: Второе реалистичнее, я бы сказал. Не знаю, лучше ли это, но точно реалистичнее. Потому что, с точки зрения системы в целом, такое наказание полезно. С точки зрения жизни и покоя отдельного политика, оно, конечно, опасно. Поэтому ожидать от отдельного политика, что он с радостью увеличит собственные проблемы… Дон Кихоты, конечно, бывают, но их обычно не так много.

М.Ц.: Дмитрий Анатольевич, огромное вам спасибо, что нашли время пообщаться с нами, поделиться своим мнением.

Д.Ж.: Спасибо вам.

М.Ц.: Мы продолжаем. И следующим нашим собеседником будет Илья Гращенков, политолог, директор «Центра развития региональной политики», исполнительный директор «Фонда изучения электоральной политики». Здравствуйте.

Илья Гращенков: Здравствуйте.

И.К.: Говорим о том, что будет рассматриваться закон в городе Ярославле о том, чтобы наказывать за невыполненные обещания народных депутатов. По вашему мнению, насколько реальна данная инициатива, пройдет или не пройдет, и что будет дальше?

И.Г.: Я думаю, что тогда нужно наказывать, в первую очередь, не только за обещания самих депутатов, надо наказывать за данные обещания, например, главу региона. Потому что все-таки глава региона — исполнительная власть. Насколько мне известно, любой депутат как представитель законодательной власти в принципе не всегда и способен выполнить какие-то свои обещания объективно, потому что максимум, что может сделать депутат, — это обратиться куда-то с депутатским запросом. А уж депутатский запрос депутата регионального парламента — это, сами понимаете, совершенно невесомый документ. Или участвовать в принятии какого-нибудь закона, который обычно принимается целиком парламентом, разрабатывается крупными фракциями. А фракции у нас какие обычно — «Единая Россия», в которой обычно губернатор является лидером этой группы. То есть, грубо говоря, не очень понятно, кого и за что наказывать. Юридически, наверное, должна быть какая-то коллективная ответственность власти как таковой. Потому что обычно все-таки и парламент, и губернатор, и какие-то муниципальные отделения формируются примерно одной и той же командой, во главе которой как раз губернатор. Собственно, губернатор — это единственный человек, который как раз в состоянии что-то воплотить из того, что обещал. Например, если это касается каких-то конкретных вещей — выделение земли, строительство того или иного объекта, какие-то социальные гарантии и т. д. Логика такая — когда глава региона что-то не может сделать, давайте будем за это наказывать несчастного депутата, который, избираясь, в порыве завоевать хоть какую-то любовь граждан, обещает им какие-то популистские шаги, что он пенсию поднимет и т. д.

И еще, кстати, хороший вопрос, как вычленить, где обещание, а где указание на какое-то конкретное действие. Например, депутат говорит: «Мы как партия КПРФ будем бороться за увеличение пенсий пенсионерам». Прекрасно. Он говорит за всю партию, что, начиная с товарища Зюганова и кончая последним муниципальным депутатом деревни Ивановка, коммунисты выступают за повышение пенсий. Они выступают, молодцы. Но пенсии у нас повышает правительство во главе с Дмитрием Медведевым, партия «Единая Россия». Они свое обещание выполняют, борются как борются. То, что пенсии не повысят, вина, конечно, не депутата КПРФ. Поэтому вопрос, как они его собираются штрафовать в таком случае.

Не знаю, на мой взгляд, это тоже какой-то популистский закон. Как подсказали последние соцопросы, у нас депутатов не любят больше всего, считают их дармоедами, почти 50% России считают, что Госдума — это какой-то лишний орган, ненужный. По-моему, просто решили немного отыграться на депутатах, понимая, что, если исполнительная власть Ярославской области довольно слаба, а уж власть города Ярославля и вовсе не шибко любима горожанами, то вполне возможно как-то этот негатив перенести на эту нелюбимую всеми касту депутатов, что вот, смотрите, они вам обещали, а ничего не сделали.

И.К.: Звучат разные версии по поводу этого закона. Наши коллеги, которые опубликовали этот материал в Ярославле на портале «76.ru», говорят о том, что есть такое предположение, что данный закон, если его все-таки рассмотрят и примут, будет действовать как некий инструмент приструнения своих оппозиционеров. Пропишут, например, лишение мандата за невыполнение каких-то обещаний. И он будет работать, как работает, по большому счету, любой другой закон в России, — избирательно. Например, есть какой-то выскочка-депутат от оппозиционной партии, — ну и давайте лишим его мандата. Как лишим? А есть же закон. Или, может быть, по-другому как-то будет применяться? Есть версия такая.

И.Г.: Я думаю, что всегда в некотором роде системе интересно получить некий новый рычаг давления, новый инструмент для репрессий. Но в данном случае я, честно говоря, не уверен, что оно того требует. Потому что снять депутата — не такая уж сложная задача, начиная от процедуры отзыва его избирателей и кончая каким-то внутренним давлением. Не секрет, наверное, что по пальцам можно пересчитать каких-то депутатов, которых не на чем давить. У всех есть либо какой-то бизнес в регионе, либо какой-то на них есть компромат, который никто не хочет получить против себя, тем самым обрушив свою карьеру. Поэтому иметь дополнительный инструмент в качестве закона… Я говорю, он очень сложный. Что такое обещание? Что считать исполнением и неисполнением? Я думаю, скорее, это такая попытка борьбы с популизмом, потому что власть оказалась в очень сложном положении. Долгие годы Дмитрий Медведев говорил о том, что «Единая Россия» — это партия реальных дел, и в связи с этим она не может идти на выборы под безответственными лозунгами. Поэтому, если коммунисты обещают повысить пенсии и уменьшить ЖКХ, «Справедливая Россия» обещает провести какие-нибудь расследования и всех посадить, то «Единая Россия» обычно говорит, что будет тяжело, будет бедненько, но мы постараемся сделать вот этот минимум, построить вот такое количество школ, вот такое количество социального жилья, и вот она, наша программа, не шибко популистская, но более или менее реальная. И если на момент какого-то 2012 года это более или менее работало, потому что количество детских садов, школ и т. д. было адекватно запросам, то сейчас, в связи с большим снижением бюджетных поступлений, мы видим все эти открытия водоколонок в Томске, только ленивый не обсудил, что губернатор открывает такой мелкий объект, как водоколонка, или глава района открывает мусорный бак, что тоже смешно. Поэтому партия реальных дел сейчас оказалась в сложной ситуации, что реальных дел нет практически.

И.К.: Это вполне себе реальное дело — взять и открыть мусорный бак. Физически выполненное действие.

И.Г.: Да. Но при этом они понимают, что в будущих сезонах бороться с популистами станет сложнее, потому что популисты будут бить ровно на обратное — смотрите, они, кроме как бак открыть, ничего не могут, а мы вам обещаем, что когда придем к власти, мы все поменяем, и баков будет не один, а сто. Естественно, «Единая Россия» тогда как раз на это с жалостью давила, что вот, посмотрите, мы себе не можем такого позволить, а они могут, нечестно, хотим себя обезопасить от этого популизма. Такой закон — это вот как раз такая мера. А как же нам еще победить оппозицию? Давайте запретим им давать безответственные обещания, пригрозив тем, что потом мы вас лишим мандатов, если вы все эти золотые горы, которые обещаете, не выполните.

Мне еще интересен сам факт фиксации этих обещаний. Был такой портал, туда записывали сами пользователи какие-то обещания и пытались проследить, насколько их выполняют или не выполняют. И насколько я помню, там динамика была не особо утешительная, потому что, начиная с уровня президента и премьера, выяснилось, что многие обещания, к сожалению, так и не были выполнены. Например, такие громкие программы, как национальный проект, например, и вовсе куда-то канули в лету, хотя годами большие деньги на это тратились, и можно было проследить, выполнены или не выполнены такие крупные обещания, как, например национальный проект «Жилье». К сожалению, выяснилось, что национальный проект «Жилье» куда-то пропал, вместо него появился проект «Реновация». Что, мы теперь будем следить за тем, как национальные депутаты выполняют свои обещания, например, касаемо реновации, что они отстоят право каждого жителя Москвы получить ту квартиру, которую он хочет? Де-факто мы понимаем, что как Собянин решит, так оно и будет. Поэтому где муниципальный депутат, где принятие решений, кто будет отслеживать его обещания, это большой вопрос.

М.Ц.: Если предположить, что после слушаний этого законопроекта в декабре каким-то чудом его все-таки примут, и он будет успешно реализован, возможно ли такое, что потом, основываясь на этом опыте, из Москвы пойдет просто в приказном порядке по регионам рекомендация, чтобы тоже внедряли в регионах? Согласятся ли там или не дадут прохода такому законопроекту?

И.Г.: Вполне возможно, что да, такой опыт может оказаться заразительными. Насколько это будет рекомендовано, конечно, тяжело представить. Но вполне возможно, почему нет? Я еще раз говорю, что все это в интересах власти, которая, с одной стороны, не может позволить себе такого популистского поведения, а с другой стороны, хочет пройти сквозь выборные сезоны без потерь для себя. Как мы видели, практически все кампании этого года проходят такую ситуацию выборов без выборов. Везде зачищены поля, везде проведены договорные матчи, единственные серьезные кандидаты убраны, в той же Ярославской области кандидат от «Справедливой России» заранее был выведен с выборов, чтобы случайно, видимо, не победить. Поэтому, наверное, почему бы и нет? Если он как-то будет успешно применен.

Вообще попытки осложнить выборные кампании для оппозиции — это какой-то тренд, наверное, последних лет. Понимаем, что неминуемо даже наша оппозиция, слабая, договорная, ручная, прикормленная, все равно она год от года будет представлять чисто техническую угрозу кандидатам от партии власти. У нас, кстати, в следующем году выборы президента. Я думаю, и президент начнет, наверное, с каких-то обещаний, которые, еще большой вопрос, будут реализованы или нет. Поэтому, наверное, после президентской кампании к этой теме могут и вернуться, все равно ротация того же губернаторского корпуса продолжится, и вот эти молодые технократы, которые сейчас везде идут во власть, — как мы видим, какие-то первые кадровые резервы уже исчерпаны, сейчас в ход идут те люди, которые в принципе никогда в жизни не планировали себя ни как публичные политики, ни как сильные медийные личности. Поэтому для их выборов подобные законы, наверное, были бы интересны.

Мы сейчас говорим про оппозицию какую-то понятную, системную. А вот возьмите, например, Навального. Допусти людей Навального до выборов с их жесткой риторикой, как в Москве в 2013 году, возьмут и практически победят вот эту унылую повестку власти. Поэтому, если в перспективе рассматривать, власть, которая уже при власти, которая должна объяснить населению, почему они должны оставить право править за собой, не показывая каких-то выдающихся результатов, но при этом ведя какую-то понятную риторику охранительную — смотрите, что нам удалось добиться в сложной ситуации. И вот эти безответственные популисты такого чавесовского типа, которые призывают если не к революции, то, по крайней мере, к коренному изменению на каком-то местном уровне — всех посадить, всех предать справедливому суду, фабрики рабочим, землю крестьянам и т. д. Поэтому да, исходя из этой логики, можно пофантазировать, что и на федеральном уровне какой-то подобный закон вполне может быть актуальным.

И.К.: Абстрагируясь от нынешней политической обстановки, вообще от всего, по вашему мнению, как должен работать тогда депутат, и как его можно было бы наказать за невыполнение его обещаний, даже конкретных, может быть, обещаний или за невыполнение им наказов от избирателей?

М.Ц.: Как вы видите эту идеальную картинку, если не учитывать тех реалий, которые у нас сегодня существуют?

И.Г.: Эффективное взаимодействие депутата с населением это, прежде всего, залог его переизбираемости и возможность отзыва этого депутата. Но для этого, в принципе, парламент должен играть какую-то решающую роль в жизни региона. Если появятся рычаги влияния со стороны депутата, например, на ту же исполнительную власть, и появится понятная взаимосвязь населения с депутатом уже после его избрания. Условно говоря, ты пришел с какой-то конкретной просьбой — не частной, а общей. Ну, например, какая-то большая группа людей, пенсионеров, страдает от какой-нибудь нормы. И депутат, обращаясь к тому же губернатору-правительству, в состоянии отстоять, улучшить жизнь этой конкретной группы. В случае если депутат их игнорирует, не принимает и очевидно не делает решающих шагов в сторону этих запросов, эта группа может собраться и его отозвать. Тогда, конечно, это рабочая схема.

Другой вопрос, что сейчас у нас в принципе нет никакой связки между избирателями и депутатами, особенно на федеральном уровне. Они избрались в регионе, уехали в Москву, и до следующих выборов их никто не видел. Как раз здесь-то много обещаний, которые годами не выполняются, и, тем не менее, приходится слушать от людей, что хочется же верить, надежда должна быть. Поэтому все равно мы каждый раз избираем этого несчастного депутата, которого нам рекламирует та же исполнительная власть в надежде на то, что вдруг там все-таки хоть что-нибудь произойдет. Поэтому пока этих механизмов отзыва нет, еще не заработали. Ну и во-вторых, сейчас у депутатов в принципе не очень понятные полномочия. Кроме того, чтобы поучаствовать в разработке каких-то общих законов… Депутат сейчас — это некая бумагокопирка, которая фактически проштамповывает какие-то решения власти. Если говорить о тех, кто выделяется из этой массы по аналогии, например, с депутатами конца 1990-х — начала 2000-х, — это были яркие медийные личности. И даже не обладая никакими дополнительными возможностями, они чисто медийно могли решить тот или иной вопрос, просто выступив по телевидению.

Но у нас сейчас тренд на снижение влияния отдельных личностей, на технологичность, заданную в свое время Володиным, который всю Госдуму превратил в некий компактный инструмент с единым центром принятия решений. Скорее всего, сейчас ту же модель пытаются и губернаторы копировать, превратив Заксобрания в какие-то понятные инструменты принятия решений собственного изобретения. Тут можно сколько угодно, конечно, выступать за возвращение каких-то полномочий депутатов и отдельных глав муниципалитетов, то есть хоть как-то разбавить вот эту вертикаль власти, дать особое мнение, даже если оно не будет подкреплено возможностями законодательного исполнения. Хотя бы высказаться, грубо говоря. Тогда, конечно, избиратели хоть как-то бы заинтересовались, кто хоть эти депутаты.

Вообще, если честно, мы с вами говорим, а ведь сколько у нас явка при выборах даже в Заксобрание? Если ни с чем не совмещены выборы, с губернаторскими, с президентским, то 20−25%. Из них 15% - бюджетники и 5% каких-то людей, которым больше делать нечего, кроме как идти на выборы. О чем мы говорим тогда, какой интерес может быть, когда до 80% просто игнорируют эти выборы, не знают своих депутатов? Какой там популизм, какие законы против обещаний, которые не выполнят? В принципе все говорит о том, что система находится в той стадии, когда люди не то, что не интересуются обещаниями, — они просто не интересуются ни властью, ни выборами, не связывают никак эти два механизма с собственной жизнью. Тут, наверное, стоит все-таки подумать вообще о том, куда движется система региональная, управление и вообще как если не политизировать, то хотя бы придать какую-то новую жизнь вот этим региональным парламентам. Мне кажется, еще чуть-чуть — и они превратятся в какие-то такие органы, совершенно оторванные от реальной жизни.

М.Ц.: Илья Александрович, большое вам спасибо за ваше мнение, за ваши комментарии.

И.Г.: Вам спасибо. До свидания.

М.Ц.: Будем следить за ходом событий. Если появится что-то интересное, мы также вам расскажем. Это была программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофонов были Игорь Киценко и Мария Цыганова. До новых встреч в эфире.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments