Образ будущего

На что жалуетесь: правозащитники проверят доступность здравоохранения

Помогла ли реформа здравоохранения избавиться от очередей в поликлиниках и решить проблему нехватки врачей? Пациентам медучреждений предлагают ответить на вопросы о доступности бесплатной медпомощи. Эксперт: Николай Кретов — координатор кампании Московской Хельсинкской группы по мониторингу доступности здравоохранения.

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Zoom» на радио СОЛЬ. У микрофона Игорь Киценко. Сегодня мы будем говорить о доступности поликлиник. Московская Хельсинкская группа запускает новую программу, и она будет касаться мониторинга доступности системы здравоохранения. И моим собеседником на данную тему будет Николай Кретов, координатор кампании Московской Хельсинкской группы по мониторингу доступности здравоохранения.

Николай, здравствуйте.

Николай Кретов: Здравствуйте.

И.К.: Вы неоднократно запускали подобные кампании. Мы с вами общались по поводу другой кампании, которую вы делали, это «Суд глазами граждан». Мониторинг доступности зданий, где вершится правосудие. Сейчас запускается новая. Расскажите подробнее о ней. Как это будет происходить, что будете делать, в какие сроки?

Н.К.: Прежде всего нужно сказать, что это совершенно новый опыт для МХГ, насколько я знаю. До этого мы в основном старались мониторить ситуацию в сферах, связанных так или иначе либо с полицией, либо с судебной властью. Более острые и более сложные темы. И сейчас замахнулись на здравоохранение, конкретно на поликлиники, потому что эта тема чаще нас касается, чем полиция и суды. И при этом она не такая сложная для доступа и мониторинга. Тут меньше нужно готовить людей, меньше страха. Не так много людей было в суде или в отделах полиции. А в случае с поликлиниками подготовка не такая сложная, и никакого страха перед больницей, по крайней мере, чтобы просто туда зайти, нет. Единственная сложность, которая возникает, это некоторые предубеждения о том, что у нас в поликлиниках хорошо или плохо. Поскольку каждый бывал в одной или в нескольких, у человека есть представление о том, как там обстоят дела. И если просто послушать разговоры, то постоянно можно услышать истории, байки про здравоохранение, про гигантские очереди, про то, что не выписывают лекарство. Сам недавно в Facebook написал пост о том, как мне не повезло с моей поликлиникой, что там со мной происходило. То, что мы пытаемся сделать. Мы просто хотим понять, что на самом деле происходит. В Москве стали очень часто хвалить поликлиники. В каких-то регионах, в каких-то городах их костерят по прежнему, как это было всегда. Анкета для мониторинга у нас получилась очень простая и понятная. Думаю, многие будут жаловаться, почему вы это не включили, почему вы что-то не добавили, почему слишком короткая. Но она сделана для того, чтобы человек, который пришел в поликлинику, пока сидит в очереди и ждет прием к врачу, мог ее заполнить без каких-то хлопот. Понимая абсолютно все, что там написано. В ней нет никаких сложных слов, никаких заумных фраз, и она буквально на две странички.

И.К.: Я открыл анкету, посмотрел, как мне показалось, она не на две страницы, больше. Хотя, если не смотреть на места, которые оставлены для комментариев… А так, это четыре страницы. И действительно, очень простые вопросы, не представляют никаких сложностей.

Н.К.: Действительно. Я не совсем точно сказал. У нас есть основная анкета, про поликлинику. Какие там очереди, понятно ли расписание, сколько окон регистратуры, имеются ли поручни и так далее. И отдельно у нас есть три дополнительные анкетки на пол страницы. Это так называемые анкеты контрольных закупок. Они становятся контрольными только в том случае, если вы отменили запись. Что они из себя представляют: вы либо по телефону, либо в регистратуре или через интернет записываетесь к какому-то специалисту. В том случае, если вы действительно хотите к нему пойти, то это даже не контрольная закупка, а реальная запись. Просто вы потом заполняете анкету, с какого раза вам удалось дозвониться, были ли с вами вежливы, что у вас требовали для записи. Если вы просто хотите помочь нашей кампании и сделаете это именно для заполнения анкеты, то мы потом всех просим отписаться. Снять запись, чтобы поликлиники не перегружать. Наша цель не навредить, а именно посмотреть, что с ними происходит. И потом, как это обычно мы делаем, предоставить данные и журналистам, и гражданскому обществу, и системе здравоохранения, чтобы вместе повлиять на ситуацию. Если эта ситуация того потребует. Может мы выясним, что все прекрасно, а все эти страшные истории единичные, а на поликлиники мы наговариваем. Я, честно говоря, в этом сомневаюсь, но по результатам мониторинга сделаем выводы.

И.К.: Николай, данная анкета касается государственных медицинских учреждений и никак не относится к частным поликлиникам?

Н.К.: Да, именно так.

И.К.: По поводу анкеты. Когда человек заполнит анкету, его последующие действия? Еще и в электронном виде можно заполнить, и в письменном. Как будет построена система учета и сбор данных из регионов? Как это будет производиться?

Н.К.: У нас действительно есть анкета в формате .doc и в формате Google form. Вообще не важно, как вы заполняете анкету. Вы можете сразу заполнять в электронном виде или распечатать и отмечать все когда находитесь в поликлинике. И потом это уже перенести в Google форму. Это идеальный вариант. Потому что таким образом мы данные получаем мгновенно, максимально точно, и это проще всего. Но если у человека возникают какие-то трудности с заполнением Google формы, можно сфотографировать анкету или отсканировать и отправить любым удобным способом в Московскую Хельсинскую группу. Или сразу мне. Во всех анонсах я указан как координатор, и везде указан мой Facebook и моя почта. Если ее просто прислать в Московскую Хельсинскую группу, я сам вобью эти данные в итоговую таблицу.

И.К.: Николай, когда стартует кампания? Или уже сейчас можно проводить мониторинг?

Н.К.: Кампания началась на этой неделе. Я знаю, что некоторые люди уже посетили поликлиники. Но это были разовые посещения. Так что можно приступать и заниматься мониторингом. В самом начале вы спрашивали про сроки. Тут дело в том, что для нас, как я говорил, это пилотная кампания. И это такая проба сил в этой сфере. Потому что мы, по крайней мере я, большим опытом не обладаю. И пока мы не ограничивали время, и не можем сказать точно, когда она закончится. Думаю, что до конца сентября она продлится. Мы обязательно объявим о сроках окончания. И на сайте МХГ, и на других ресурсах, на которых можем такую информацию публиковать.

И.К.: Опять вернемся к анкете. При составлении вопросов как-то консультировались с представителями здравоохранения? С врачами, например.

Н.К.: Если честно, то изначально мы обращались к опыту пермских контролеров. Там есть замечательный справочник гражданского контроля, который подготовила Пермская гражданская палата. И там большущая анкета. Изначально мы опирались на нее. После консультировались с экспертами в области здравоохранения, они напрямую сейчас отношения к системе здравоохранения не имеют, но анкету корректировали. Они нам очень помогли в связи с тем, что изначально мы смотрели на некоторые вещи, которые важны не гражданам, а сотрудникам здравоохранения, сотрудникам медучреждений. Один из самых ценных комментариев был о том, что, конечно, сотрудники будут вам благодарны, но непонятно, зачем это людям. И тогда мы анкету с одной стороны сильно сократили, сделали немножко другой уклон именно на то, какие проблемы чаще всего люди называют, когда они посещают поликлиники, чтобы проверить, какая ситуация именно с этими вещами обстоит. И поэтому у нас там вопросы про регистратуру, про очереди, про возможность записаться. Очень бытовые, очень понятные [вопросы], действительно, часто которые звучат в разговорах.

И.К.: Николай, проводилось ли какое-либо ранжирование медицинских учреждений? Понятно, что в городах федерального значения, таких как Москва, Санкт-Петербург, на поликлиники, на здравоохранение выделяется огромное количество денег, гораздо больше, чем это происходит в регионах. И не будет ли какого-то, скажем так, перекоса и определенного негатива после заполнения анкет, если большой вал заполненных анкет пойдет, например, из региона. Либо будет развиваться положительная картина, если большой вал пойдет из столичных поликлиник, которым, как я уже сказал, просто больше денег выделяется на их работу, на их деятельность. И здесь возникает тогда вопрос непредвзятости данного исследования.

Н.К.: Мы будем стараться эти вещи отследить. В принципе, это несложно. У нас есть обязательные графы «город», «название поликлиники, адрес». Это как раз-таки представляет интерес, потому что почти все мои коллеги в московской группе живут в Москве. Я слышал некоторые разговоры про московские поликлиники. И понимаю, что мой город находится в 25 километрах от МКАД, и ситуация кардинально отличается. Если эту ситуацию удастся как раз зафиксировать и описать в результате наблюдения и анализа анкет, это, я считаю, будет хорошим итогом, потому что это будет хорошим показателем. Фактически граждане должны получать некий общий стандарт, что в Московской области, что во Владимирской, что в Москве. И об этом тоже будет важно поговорить, важно указать.

И.К.: То есть можно будет проследить, будет сделана какая-то подборка по регионам? Или какой-то топ будет составлен, например топ самых плохих поликлиник, или, например, топ самых хороших поликлиник. Самые хорошие поликлиники, например, в Сургуте, самые плохие поликлиники, например, в городе Мухин, чтобы никого не обидеть. Если есть, конечно, такой город, я прошу прощения, может у вас там хорошие поликлиники, в городе Мухин, уважаемые радиослушатели. Будет ли сделан такой вот рейтинг?

Н.К.: Тут все прежде всего зависит от данных. Если наши данные, условно, будут прежде всего из Москвы и Московской области, просто потому что нам, как группе, их чуть проще охватить, потому что мы сами здесь базируемся, то тогда будет сложно сделать такие сравнения, потому что у нас не будет хватать данных. Если у нас будут реальные данные хотя бы с трех-четырех регионов, причем не разовые, а действительно заполненные анкеты системные, которые мы сможем посмотреть, проанализировать, сравнить друг с другом, то конечно. Это интересно, и мы обязательно это сделаем. И, конечно, опубликуем сами данные и их обзор.

И.К.: И будет тогда объективная картина. И можно будет сравнивать, где лучше, где хуже.

Н.К.: Мы надеемся, что объективная.

И.К.: Как вы привлекаете граждан, чтобы они приняли активное участие? Что для этого делается?

Н.К.: Для этого мы изначально распространяем информацию по доступным нам каналам. Через партнеров, знакомых, через журналистов, с кем удается пообщаться, и кто этой темой заинтересовался. У нас нет гигантских ресурсов для пиара и продвижения данной кампании. Тем более, как я говорил, она пилотная, и мы сами не можем быть уверены, что она получится идеальной. Но мне кажется, что сейчас все готово для того, чтобы сделать неплохой мониторинг, и дело за людьми, которые будут заполнять анкеты.

И.К.: Я сейчас как обыкновенный гражданин, абстрагируясь от всего говорю. Уважаемые радиослушатели, обязательно принимайте участие в этом анкетировании, тем более что это не сложно. И, как я понял, можно опросить своих друзей, знакомых, родственников, которые накануне посетили поликлинику или планируют ее посетить, после этого можно заполнить анкету и отправить вам.

Н.К.: Да, именно так. Можно распечатать бабушке, когда она пойдет в поликлинику, заполнит, а вы потом забьете это в Google форму и тем самым тоже очень поможете нашей компании.

И.К.: Еще вопрос именно по продвижению кампании. Не пытались договориться с поликлиниками, чтобы сделать выкладку распечатанных анкет, чтобы посетители брали анкету и самостоятельно заполняли.

Н.К.: Мы думали над таким взаимодействием. Во-первых, оно достаточно долгое. И при этом нужно будет согласовывать все пункты анкеты, много деталей. Это тяжело. И это, наверное, для повторного мониторинга, который можно будет запускать после первого. То есть когда мы поймем, какие вопросы получились удачными, какие нет. Условно говоря, чтобы мы не с пустыми руками, не просто с идеей приходили к Минздраву, а могли аргументировать и отстаивать необходимость именно той анкеты, которую мы предложим. Думаю, что это предстоит нам сделать. Но пока что мы это не согласовывали.

И.К.: Результаты мониторинга будут отправлены в департаменты здравоохранения регионов?

Н.К.: Да, конечно. Мы планируем сделать короткую справку с описанием ситуации. Описать положительные стороны и стороны, которые необходимо улучшить, и отправить. В том случае, если мы наберем необходимое количество данных от конкретного региона. Это одна их главных задач.

И.К.: Я так понимаю, что по всем предыдущим кампаниям, которые проводились, действовали по точно такой же схеме. Когда появились результаты, их отправляли в регионы. Был ли какой-то ответ? Была ли какая-то динамика? Проводились повторные мониторинги?

Н.К.: Алгоритм именно такой. Лично у меня это вторая кампания. И первая — это о которой вы упоминали, «Суд глазами граждан». Из-за того, что было много регионов, не во все выслали данные. Мы ее еще не завершили, она у нас в окончательной стадии обработки данных. Итоговый отчет также еще не закончен, потому что не отовсюду получили окончательные данные. Большой был размах, было более 20 регионов и поэтому мы немного забуксовали, тем более было лето. Но алгоритм, который вы описали именно такой, все кампании строятся именно таким образом. И как я говорил, в предыдущем эфире о кампании по судам, в некоторых регионах происходили изменения. В Рязанской, Курганской областях во время самой кампании, когда не было еще результатов, сотрудники судов начинали вести себя по другому. Начинали надевать бейджи, вежливо общаться. То есть у нас есть не только надежда, но и реальные, пусть не такие большие, победы. Которые позволяют нам надеяться на изменения как в области судов, так и в области поликлиник, но уже по результатам этой кампании.

И.К.: Было бы здорово, приходит человек, видят что у него в руках анкета, что он сейчас начнет вносить в нее данные. И нет, например, пандуса, и тут раз! Он выходит из поликлиники с заполненной анкетой, была заполнена графа «нет пандуса», а пандус появился. Зачеркивает, пишет «исправленному верить, пандус есть».

Н.К.: Это да. Но это будет чуть позже видимо.

И.К.: Николай, если абстрагироваться вообще от всего. От политической, экономической обстановки, от бюджетных моментов, сколько выделяется денег на систему здравоохранения. Каким вам в утопическом, идеальном мире представляется эта сфера, здравоохранения, доступность поликлиник.

Н.К.: Мне кажется, тут главное, чтобы не было вранья. Если у нас здравоохранение бесплатное, то оно должно быть действительно бесплатным. Если оно платное, то оно должно быть платным — не де-факто, а де-юре. Если мы платим деньги, то получаем нормальное здравоохранение. Если мы не платим государству деньги, и государство не тратит наши налоги на здравоохранение, — хорошо, тогда мы хотя бы это понимаем, и тогда мы идем в платную поликлинику. Для меня это является основным.

Мне пришло красивое письмо о том, что сейчас проходит диспансеризация, придите, поучаствуйте. Но когда я прихожу, то меня там никто не ждет. Там куча других больных, куча других проблем, какая-то неустроенность. Даже в письме, в личном обращении, я получаю один посыл, а когда прихожу и сталкиваюсь с реальной поликлиникой, я вижу другой посыл. Я слышу разговоры о том, что кому-то делают что-то только за деньги, что-то делают только в другой поликлинике, где-то там очередь и надо записываться заранее… Я хочу понимать, какая на самом деле модель развития у нас и что действительно должно быть в поликлинике. Чтобы не было этого диссонанса между заявляемыми целями и реальностью.

И.К.: Николай, спасибо что нашли время пообщаться, дать комментарий по данной теме, по вашей кампании. Я желаю вам успеха. И конечно же будем ждать окончательных результатов по предыдущей кампании «Суд глазами граждан».

Уважаемые радиослушатели, напомню, что на прямой связи со студией был Николай Кретов, координатор кампании Московской Хельсинкской группы по мониторингу доступности здравоохранения.

Н.К.: Спасибо, что интересуетесь этой темой.

И.К.: Николай, спасибо. Уважаемые радиослушатели, это была программа «Zoom» на радио СОЛЬ, микрофона Игорь Киценко. До новых встреч в эфире. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments