Зритель голосует рублем: почему не окупается отечественное кино

По мнению режиссера Быкова, сравнивать западный кинематограф и отечественный — то же самое, что сравнивать комбайн и мужика с косой. Российское прокатное кино не окупается из-за отсутствия не только денег на его создание и продвижение, но и специалистов. Эксперты: Наталья Казнина — директор кинотеатра «Родина» (г. Северодвинск); Давид Шнейдеров — кинокритик, теле- радиоведущий; Юрий Быков — режиссер.

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Zoom» на радио СОЛЬ. У микрофона Игорь Киценко. Сегодня будем разговаривать о российском кино и о том, как это кино идет в отечественном прокате. На портале издания «Коммерсантъ» был опубликован материал. «С начала года за счет проката в кинотеатрах окупились только четыре российских фильма. Летом, в традиционно неудобный для отечественного кино сезон, прибыльная картина была только одна — комедия „Бабушка легкого поведения“. Министр культуры Владимир Мединский назвал минувший сезон „провальным“ из-за слабого продвижения картин перед выходом в прокат, с этим согласны и участники рынка». Их комментарий я приведу чуть позже. Кассовые сборы в России и СНГ этим летом, за исключением последнего уикенда, то есть с 1 июня по 20 августа, составили чуть более 11 миллиардов рублей, посещаемость кинотеатров — чуть более 47 с половиной миллионов зрителей, подсчитал «Бюллетень кинопрокатчика». «Лето всегда считается сезоном блокбастеров, в это время в основном выходят голливудские картины. Российские продюсеры стараются выбирать другие месяцы чтобы избежать конкуренции. Так, летом 2016 года на российские фильмы пришлось всего 2% киносборов, или около 250 млн рублей».

Уважаемые радиослушатели, мой собеседник — режиссер, Юрий Быков.

Юрий Анатольевич, здравствуйте.

Юрий Быков: Здравствуйте.

И.К.: Юрий Анатольевич, «Коммерсантъ» опубликовал информацию, что провалилось летом в прокате отечественное кино. По большому счету, отечественное кино, как мне кажется, как зрителю, который ходит в кинотеатр, очень часто проваливается. Почему так происходит? Разные эксперты разные мнения высказывают на этот счет. Как вы думаете, в чем причина?

Ю.Б.: Здесь надо соотносить в глобальном смысле с тем, что выходит на экраны. В основном это продукция западная, в частности американская, голливудская. Есть экономика, есть экономические причины, они гораздо масштабнее и основательнее, чем все остальные. И в основном можно говорить, что ресурсы, с помощью которых делается западный контент, с которым вынуждено наше кино конкурировать, он, безусловно больше и мощнее. Это просто мощный ресурс. Экономический ресурс продвижения, отработанные технологии, качество. И так далее, и тому подобное. Мы в этом смысле только в начале пути, если мы говорим о коммерческом кино, потому что фестивальное в принципе не обладает прокатным потенциалом, что западное, что наше. Конечно, там огромное количество денег, специалистов и мы, к сожалению, конкурировать не можем.

И.К.: Юрий Анатольевич, такой вопрос. «Фонд кино» поддерживает некоторые отечественные фильмы. Но, тем не менее, цифры говорят сами за себя. Что может вывести из штопора, что может поменять положение? Что нужно сделать «Фонду кино», Минкульту, чтобы поднять отечественный продукт, чтобы люди пошли его смотреть. Неужели только вложение денег в продвижение?

Ю.Б.: Нет. Послушайте, здесь нужно разумно рассуждать. Вы сейчас говорите про штопор, а это скорее не штопор, это, скорее, ситуация другого качества. Представьте себе поле, которое нужно убирать. Выходит человек с косой, и выезжает комбайн. Про человека с косой нельзя же сказать, что он в штопоре. Просто у него инструмент, даже если он очень хочет, то он с комбайном соревноваться не может. Поэтому голливудское кино — это тот самый комбайн, который выезжает в это поле и поэтому собирает гораздо больше и быстрее урожай. Мы даже если… Я сейчас говорю глобально, не только про то, что у нас мало денег, чтобы снимать большое, серьезное, конкурентное кино. Хотя это тоже имеет значение, потому что у нас нет внешних рынков. Мы не можем выйти на Латинскую Америку, на Европу, на ту же самую Северную Америку. Мы сейчас начинаем выходить на Китай, но отчасти это мертвому припарки. На капитализацию нашего рынка уходит порядка полутора миллиарда рублей. Чтобы снять кино, это очень простой расчет, которое, условно говоря, гарантированно соберет не какую-то конкретную цифру, а, скажем, окупится, вы на всю эту капитализацию рынка, при том, что у вас есть картина с очень хорошим продвижением, с хорошим уровнем качества. Вы можете рассчитывать в среднем где-то на 700−800 миллионов. Из этого половина уходит кинотеатрам. Значит 400. В сухом остатке, где-то плюс-минус детали, расчет выводит нас на цифру, что среднее кино в России, которое может окупиться, оно должно стоить не меньше 100−200 миллионов рублей. И представьте себе, чтобы собрать 800, потому что средняя американская картина столько же примерно и собирает. Полтора или два миллиарда — это совсем редкий случай. А вот чтобы российскому кино собрать эти 800, ему, сделанному за 100 миллионов, нужно конкурировать с кино, которое сделано за 100−150 миллионов долларов. Я сейчас говорю не только про камеры, качество декораций, про компьютерную графику, а про уровень специалистов. Уровень специалистов, которые делают американское кино, драматурги, технические специалисты, визуальные специалисты, артисты, уровень популярности. Там ресурс такой серьезный… Мне лично кажется, что российское кино может конкурировать, в глобальном смысле, не касаемо денег, только фестивальное. Поскольку оно отвечает какой-то степени нашей аутентичности, говорит о наших проблемах, о нашей ментальности. Фестивальное еще как-то может конкурировать, как художественное кино. А коммерческое — это смешно говорить о какой-либо конкуренции. С другой стороны, мы не имеем права лишать отечественного зрителя зрелища мирового качества. Поэтому мы не можем запрещать западные картины. Считайте сами. Есть удачные работы, которые лично мне нравятся. Но это примеры огромного ресурса. Это продвижение с помощью канала, это медийные звезды и самые большие медийные режиссеры, что называется, всей страной кино делали. Но это тоже не спасение. Потому что эта история не системная, не конвейерная в хорошем смысле слова. Здесь нет штопора, я вот что пытаюсь объяснить. Мы вдруг разучились снимать кино… Мы и не умели снимать коммерческое кино на уровне. Мы всегда в этом смысле, по крайней мере в новейшей истории России, отставали. Там более если помните нашу дыру в 1990 годы. И в этом смысле коммерческое российское кино только начинает жить. Поэтому продюсеры вынуждены обращаться за поддержкой к государству. Другой вопрос, куда это будет разрастаться. Я не верю, что отечественное кино станет популярным на Западе и выйдет серьезно на внешние рынки. Поэтому лично я занимаюсь съемкой авторского кинематографа. Мне очень важно реализовываться как художнику. Либо съемками телепродукции. Я не завидую режиссерам и продюсерам коммерческого кино, потому что они вынуждены конкурировать на уровне с голливудским кинематографом.

И.К.: С косой в руке против комбайна.

Ю.Б.: Да, не имея на то ресурсов. Мне их, конечно, жалко. Я им сочувствую, переживаю за них. Хотите, судите строго, хотите — нет. Но вы не найдете здесь отсутствие логики. Как будто все есть, но почему-то мы не собираем, не приносим деньги, не интересуем зрителя. Да мы просто делаем это исходя из тех ресурсов, которые у нас есть. Мы не можем вернее это делать, более качественно, чем на западе. Вот и все. Наши бюджеты, если математически их сравнивать с тем же западным бюджетом, мы по сути дела в классификации… Есть такая классификация — «B-movies», то есть кино категории «Б». Если мы даже изо всех сил будем стараться по драматургии, артистически и так далее, мы все равно в основной своей массе, наше коммерческое кино можно сравнить с кино категории «Б». Именно потому что денег нет, чтобы сделать на таком уровне качества. Но самое главное, вернее одно из главных, это то, что специалистов нужно воспитывать в течение длительного времени и на очень серьезных, больших бюджетах. А мы в принципе не имеем такой возможности. Поэтому я к коммерческому российскому кино отношусь спокойно и с сожалением. И что с этим делать дальше? Я понимаю, что большое прокатное кино — это в том числе вещи и политические. Здесь должна быть какая-то государственная стратегия. Но если спросить меня, при том уровне, который есть у меня, в коммерческом кино не очень большой, я, честно говоря, не понимаю, как из этой ситуации выходить. И как достигать больших результатов, которые достигаются. К сожалению, по-моему, это невозможно. Вот и все.

И.К.: Юрий Анатольевич, огромное спасибо, что нашли время пообщаться и дать комментарий.

Ю.Б.: Спасибо вам.

И.К.: Уважаемые радиослушатели, напомню, что на связи со студией был режиссер фильмов «Дурак», «Майор» Юрий Быков.

Сейчас мы пообщаемся, услышим мнение эксперта Давида Шнейдерова, кинокритика, теле- радиоведущего.

Давид, здравствуйте.

Давид Шнейдеров: Здравствуйте.

И.К.: Давид, по поводу проката российского кино. На последней коллегии Минкульта Мединский раскритиковал, что снимаем кино, но зачем его снимать, кино, которое никто не смотрит. Вкладывают огромные суммы денег, сотни миллионов рублей, а окупается на десятки миллионов. По вашему мнению, в чем причина плохого проката?

Д.Ш.: Честно говоря, причин очень много. Во-первых, одна из причин в качестве кино. Потому что, как ни крути, российское кино пока значительно уступает по качеству американскому, которое крутится в кинотеатрах. У людей есть возможность сравнивать, и они делают свой выбор в пользу иностранного кино. Во-вторых, понимаете, какая штука, с иностранным кинопрокат достаточно прост. Вы вешаете афишу на которой написано «Пираты Карибского моря», и люди пошли. Вы вешаете афишу, на которой написано «Columbia Pictures», и люди пошли. Русский прокат — это пока история штучная. К каждому русскому фильму нужно находить отдельный подход. Кинотеатрам лень, просто лень. Поэтому тут и отчасти проблема кинотеатров. Кинотеатры знают, что американское кино принесет заведомо больше денег. Русское может и принесет, но не столько, и усилий нужно вкладывать гораздо больше. Нужно индивидуально работать с каждым фильмом. Вот проблема проката, например.

И.К.: Лень прокатчикам и создателям фильма заниматься раскруткой своего фильма, а кинотеатрам лень брать его?

Д.Ш.: Создатели фильма, я не имею в виду режиссеров и прочих, я имею в виду крохотные рекламные бюджеты. Невозможно сравнить рекламный бюджет «Форсажа-8», скажем, с рекламными бюджетами российских фильмов. Например, у того же фильма «Аватар» производственный бюджет был 230 миллионов, а рекламный 270 миллионов долларов. Больше производственного. Американцы понимают, что нужно и сколько нужно вкладывать в рекламу. Еще много лет назад Марк Григорьевич Рудинштейн предлагал, на мой взгляд, одну из самых действенных мер по поддержке российского кинематографа. Он предложил государству осуществить частичную дотацию рекламы в электронных средствах массовой информации. Чтобы, скажем, государство оплачивало 80 процентов стоимости рекламного ролика для телевидения, потому что реклама на телевидении дорогая. Но для американцев она не дорогая, у них другие бюджеты. Для российского кино доступ к телевизионной рекламе практически закрыт. Особенно для хорошего кино, для авторского кино. Для настоящего кино. Вот Рудинштейн и предложил объявить некий переходный период, во время которого государство частично оплачивало бы доступ к электронным СМИ для российского кинематографа. Вот еще одна причина. Но самое главное, нужно прекратить производство кино.

И.К.: Прекратить?

Д.Ш.: Прекратить.

И.К.: И спонсировать только продвижение?

Д.Ш.: Спонсировать продвижение, дистрибьюцию, раскрутку. Кино должно спонсироваться детское, семейное, дебютное и анимационное. Я не понимаю смысла вкладывания денег в российский блокбастер. Они и так окупятся. Пора прекратить практику, что продюсеры зарабатывают на производстве. Нужно зарабатывать на прокате. Мне кажется, что система уже есть. Она сделана. И я не понимаю, для чего в России изобретают собственную систему поддержки национального кино. Есть французская модель, мне она представляется практически идеальной. И почему бы не позаимствовать хорошее. Почему мы берем с запада только плохое, а хорошее мы не берем. Может, потому что тогда не нужен будет Фонд кино, и роль министерства культуры, как некоего заказчика и цензора, будет сведена практически к нулю.

И.К.: Можно о французской модели немного подробнее, не все знают о ней.

Д.Ш.: Основной рекламный слоган французской модели поддержки национального кинематографа звучит примерно так: кино поддерживают те, кто его смотрит. Первое, французы ввели единый кинобилет. От Грибля до Лиля, от Прижа до Британи, в сельском кинотеатре, в центре Елисейских полей данные о всех проданных билетах идут в единый компьютерный центр. Нет ни одного кинотеатра во Франции, не подключенного к системе единого кинобилета. Одиннадцать процентов от стоимости каждого билета на французское кино, русское, американское, английское идет в фонд поддержки национального кинематографа. Если представить себе, что российский бокс офис общий, порядка миллиарда долларов. Сто десять миллионов долларов, вы вдумайтесь в цифру. Сто десять миллионов долларов ежегодно в фонд поддержки национального кино. Плюс к этому, каждый телеканал во Франции, который показывает кино, платит вмененный налог. Кино показать по телевизору гораздо проще и дешевле, чем создать на это время контент, сериалы, программы, шоу и прочее. Поэтому, если канал показывает кино, он платит некий налог. Если ваш канал кино не показывает, сериалы, понятно, не считаются кино, это собственное производство, вы не платите этот налог. И единственная и ограничительная мера, которае работает и есть во Франции — ни один фильм не может быть показан более, чем в трех залах одновременно. Если у вас есть кинотеатр «КАРО 21», где идет, ну, два блокбастера, шесть залов. Остальные 15 залов, будьте любезны, займите фильмами. Иначе вы разоритесь и пойдете по миру. Эти фильмы нужно найти, нужно придумать рекламу так, чтобы люди пошли их смотреть. Поэтому Звягинцев во Франции собирает больше денег, чем в России. Потому что они показывают кино со всего мира, иначе нечем заполнять кинотеатры.

И.К.: Это любопытно. Но это навязывание своих условий.

Д.Ш.: Каких?

И.К.: Налоги эти. Хотите показывать кино, платите налоги.

Д.Ш.: Да. Хотите платите, не хотите — не платите. Ваш выбор. У вас есть свобода выбора. Поэтому во французских кинотеатрах можно увидеть кино всего мира. Есть отдельные организации, которые занимаются закупками отдельно европейского кино, отдельно русского кино, азиатского кино, отдельно арт-хаусного кино. При этом, я вам скажу, что эти ограничения не носят приоритетного характера. То есть не носят лоббистский оттенок. Ограничения распространяются и на французское кино, и французский фильм не может идти больше чем, в трех залах.

И.К.: Равные условия для всех.

Д.Ш.: Да, абсолютно.

И.К.: Давид, огромное спасибо.

Д.Ш.: Счастливо.

И.К.: Это было мнение Давида Шнейдерова, кинокритика, теле- радиоведущего. Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, продолжаем.

Очень интересная модель построения проката во Франции. Не знаю, с чем это связано, то, что нельзя взять данную систему и перенести на российский рынок. Может есть национальные особенности. Но это другой разговор, другая программа. Возвращаясь к публикации на «Коммерсанте». По подсчетам kinodata.pro, единственный российский фильм, окупившийся летом, как я уже говорил, комедия «Бабушка легкого поведения». Фильм собрал 130 миллионов рублей в России и СНГ при бюджете 60 миллионов рублей. В промо и маркетинг вложили около 40 миллионов рублей. Фильм считается окупившимся в кинотеатрах, если сборы как минимум вдвое превышают бюджет. Но и про «Бабушка легкого поведения». Можно сказать, что фильм не окупился. Не знаю, насколько эффективно вкладывать такие суммы в то, что не окупается из-за неправильного построения и подхода к фильму, который выпускается в прокат.

Мы поговорим со следующим нашим собеседником на данную тему. Им будет Наталья Казнина, директор кинотеатра «Родина» город Северодвинск.

Наталья, здравствуйте.

Наталья Казнина: Здравствуйте.

И.К.: Наталья, мы сегодня говорим о, мягко говоря, плохих показателях отечественного кино в прокате по России и странам СНГ. И, опираясь на публикацию портала «Коммерсантъ», в которой приводят неутешительные цифры, что за последние уикенды мало какая российская картина окупилась, по вашему мнению, как директора кинотеатра, почему такой плохой сбор у отечественного кино? Наше кино мало смотрят, плохо ходят?

Н.К.: Да, действительно, у нас есть некоторые проблемы с отечественным кино. И вы правы в том, что «Бабушка легкого поведения», наверное, это единственный фильм за последние время, который хоть как-то окупился. Мы видим по спросу со стороны зрителей, которые посещают наш кинозал. И в принципе это показывает статистику, которая доступна сейчас всем. Проблема, наверное, все-таки в качестве фильмов и в рекламных компаниях, которые должны их поддерживать. Если возьмем, например, голливудские блокбастеры, которые выходят, то это всегда сильная сопутствующая реклама. Это завораживающие трейлеры, поддержка со стороны не только полиграфии, но и сопутствующие товары, которые можно разыграть, отдельно купить. То есть идет хорошая промо-акция любой картины, и в это вкладываются деньги. Наверное, в России пока еще не считают нужным именно этому уделять внимание. Может другие причины, может экономика. Но я считаю, что это важно, потому что есть такие моменты, которые заражают публику. И, конечно же, качество съемок, качество картинки. Нам нужно учится у наших голливудских коллег. Если взять последние фильмы отечественного производства, это «Время первых» и «Кухня». Сравню в прокате фильмы «Время первых» и «Гравитацию». Мы видим разницу в съемках, графике, разницу в сюжете. Отечественному кино не хватает драматизма.

И.К.: Не хватает драматизма отечественному кино?

Н.К.: Да.

И.К.: Я всегда думал, что у нас-то наоборот, именно на это упор и делается, что мы тем-то и отличаемся, что кино другое. Более драматичное, более душевное.

Н.К.: Мы по этому поводу имеем другое мнение. Есть достаточно сильные картины, если брать напряжение. Я имею ввиду напряжение, в течение которого ты смотришь фильм. То очень часто в отечественной картине нет прямо такой хорошей развязки, когда ты весь фильм смотришь в напряжении и ждешь концовки, результата и уходишь неудовлетворенным. Такую проблему мы видим у наших зрителей. У нас, если в картине очень много внимания уделяется графике, съемкам, технике, то забывают про сюжет и актерскую игру. И наоборот. Научиться все это грамотно сочетать, и мы сможем конкурировать на том уровне, на котором сейчас находится голливудское кино.

И.К.: Это мы говорим больше о блокбастерах. А как же быть с менее динамичными фильмами? Взять хоть эту «Бабушку легкого поведения». Фильм — комедия. Там, по сути, и не надо дополнительных визуальных эффектов. Но этот фильм со своими скромными 40 миллионами на продвижение вышел в ноль. В чем секрет? Угадали? Нашли своего зрителя, выстроили концепцию продвижения?

Н.К.: Здесь, наверное, режиссер попал туда, куда надо — в зрителя. У нас соскучились по хорошим комедиям. Люди после «Время первых», «Викинга» хотят именно драйва, где можно посмеяться, расслабиться. И, конечно же, Александр Ревва, которого любят все. Филипп Киркоров имеет свою определенную публику, которая пришла посмотреть на своего кумира. Здесь в этом плане было все гармонично собрано. И фильм добился такого результата, не смотря на то, что лето такой период для кинопроката, что это всегда некоторый спад. Но, тем не менее, результат есть. И если есть такие примеры, то нужно дальше стремиться и сделать только лучше.

И.К.: Какие ожидания у вас от предстоящих премьер фильмов «Последний богатырь» и «Матильда»?

Н.К.: Мы планируем поставить у себя в прокат оба фильма. И всегда надеемся на лучшее и на успех. Надеемся, что эти картины отработают себя в плане сборов. И доставят зрителю удовольствие.

И.К.: Наталья, спасибо, что нашли время пообщаться.

Н.К.: Всего доброго.

И.К.: До свидания. Уважаемые радиослушатели, это была Наталья Казнина, директор кинотеатра «Родина» город Северодвинск.

Что можно добавить. Зритель всегда голосует рублем. И здесь стоит задача перед кинопрокатчиками — сделать хорошую рекламную кампанию фильму. Чтобы ее увидело как можно больше людей, и потом чтобы наибольшее количество людей приняло решение пойти и посмотреть кино. Ходите в кино, смотрите отечественное кино, поддерживайте его. Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Игорь Киценко. До новых встреч в эфире. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments