Власть и молодость: кто заменит опытных политиков на губернаторских постах

Как и чему будут учить 162 «кандидатов в губернаторы», и кто из действующих глав регионов пока может не волноваться из-за возможной отставки?
Эксперты: Илья Гращенков — политолог, генеральный директор Центра развития региональной политики; Антоний Киш — главный редактор Новгородского интернет-портала; Евгения Соловьева — корреспондент радиостанции «Серебряный дождь» в Калининграде, Игорь Бельчик — социолог.

*Техническая расшифровка эфира

Мария Цыганова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Угол зрения». У микрофона Валентина Ивакина и Игорь Киценко. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «Власть и молодость: кто заменит опытных политиков на губернаторских постах». Связано это с тем, что Путин на днях выразил надежду, что к власти в регионах после предстоящих губернаторских выборов придут молодые политики. И, кроме того, Президентской академии поручено подготовить 162 кандидата в губернаторы. Программа уже стартовала, обучение пройдут управленческие кадры высшего уровня. И по сути, это получается такой резерв повышенной готовности для регионов.

И.К.: Многие сравнивают это с постсоветским и советским пространством, когда получали образование в партийных академиях, был определенный рост, какая-то карьерная лестница.

М.Ц.: Готовили кадры к тому, что они в будущем займут какой-то пост.

И.К.: И сегодня попытаемся разобраться, насколько данная инициатива нужна, потому что на нее потратится довольно большое количество денег. Будет выделено 260 миллионов рублей на подготовку этих 162 кандидатов. Идея принадлежит администрации президента. А сама программа прописана в академии президента. Там еще прописан ряд высших учебных заведений, которые будут также принимать участие в этой программе при подготовке этих кандидатов.

М.Ц.: Также хотелось бы понять, а действительно ли справится молодое поколение с такими обязанностями.

И.К.: Почему нет? У нас же есть исполняющие обязанности губернаторов в нескольких регионах. Это Новгородская область, Калининградская область.

М.Ц.: Да, но с другой стороны, с их политикой далеко не все согласны, не все довольны. И многие считают, что лучше бы доверить такой пост более опытному человеку.

И.К.: А с другой стороны, мы можем видеть, что многие недовольны теми политическими мастодонтами многих регионов, я сейчас делаю отсылку к Кемеровской области, к Аману Тулееву, который возглавляет с 1996 года регион. Вообще, есть небольшая подборка таких губернаторов долгожителей, это Белгородская область, Евгений Савченко, он с 1993 года руководит регионом, Олег Королев, это Липецкая область, он руководил с 1998 года. Артамонов Анатолий, это Калужская область, с 2000 года. Курская область, это господин Михайлов, он тоже с 2000 года. Господин Маркелов, это Республика Мэрий-Эл, тоже довольно давно. Жилкин, это Астраханская область с 2004 года. И в этих регионах по разным причинам люди, которые высказывают свое мнение, которые следят за политической жизнью своего региона, они высказывают определенные недовольства, указывают на очевидные ошибки руководителей и так далее. И говорят, что надо бы их сменить, и что самое главное, это то, что есть достойные люди, что есть те, которые идут в ногу со временем и могли бы все перевести на другой уровень. И при этом, они по возрасту немолодые, но довольно таки опытные на политической площадке.

М.Ц.: И первым собеседником у нас будет Илья Гращенков, политолог, директор «Центра развития региональной политики», исполнительный директор «Фонда изучения электоральной политики». Илья Александрович, здравствуйте.

Илья Гращенков: Здравствуйте.

М.Ц.: Как вы считаете, стоит ли дать дорогу молодому поколению на посту губернаторов регионов или же лучше довериться более опытным кандидатам?

И.Г.: Мне кажется, что довольно странно вообще обсуждать такую тему в эпоху, когда вроде бы вернулись прямые выборы. По идее, сейчас избиратели должны решать, за кого они хотят голосовать, за молодых, за опытных, за бывших губернаторов, за молодых технократов из Москвы. Но поскольку мы находимся в реалиях, когда эти прямые выборы не такие прямые, как себя называют, конечно, встает вопрос, какая региональная элита нужна нынешней федеральной власти. И действительно, мы столкнулись с тем, что ситуация, когда крупные финансово-промышленные группы в регионах не то чтобы захватывают власть, а когда власть для них становится некой рутинно обслуживающей организацией, то, конечно, держать на этих постах губернаторов-тяжеловесов просто неэффективно. Зачем, например, в крупном промышленном регионе губернатор-тяжеловес, когда там две крупные финансово-промышленные группы владеют 80% экономики региона. Естественно, что для губернатора остается 20% местной экономики, и вполне с этим может справиться какой-то молодой и независимый от местных элит человек, для которого эта должность — всего лишь виток в карьерной лестнице, Москва им может легко управлять, он молод, он восприимчив, он легко обучаем, это идеальный менеджер для всех. Вопрос в избирателях, насколько будет эффективен для них такой молодой менеджер. На мой взгляд, те же молодые люди, которые пришли в политику из каких-то государственных корпораций, проявив себя в качестве каких-то эффективных управленцев, они не могут в полной мере овладеть ситуацией на уровне муниципального управления, это другая специфика. Работа с населением — это не работа с финансами, как представляется нынешним элитам. И в этом большая проблема. Люди, не прошедшие через выборы, как выяснилось, просто плохо ориентируются в потребностях населения, и часто у них просто взгляды на жизнь расходятся, что находит отражение в несогласованности региональных программ. Вот Собянина тяжело назвать молодым, но его подход к реновации Москвы и вообще все, что происходит в Москве, и то, что это коренным образом не устраивает именно москвичей, это говорит о том, что власть часто теряет почву под ногами и просто по-другому представляет себе потребности населения.

И.К.: Молодых нужно ставить, но они зачастую могут не знать и не понимать потребности именно этого региона, куда их назначили. К примеру, Новгородская область и Калининградская область, там два молодых назначенца, врио губернаторов. И очень много нареканий именно на местах к ним есть. Вот сможет ли данная программа при подготовке молодых, оперативных сотрудников, которые могли бы возглавить регион или как-то помочь в управлении регионом, научить их понимать потребности данного региона? Или это невозможно?

И.Г.: Тут есть действительно доля смысла, потому что все нынешние назначения у нас проходят в режиме специальных операций. Никто не хочет этого признавать, но это действительно некое внедрение агентов, как один раз Владимир Владимирович отчитался о том, что успешно прошло внедрение служащего КГБ в президенты. Так и тут, успешно проходят внедрения выходцев из государственных корпораций на должности губернаторов. Специфика регионов — это некий полит-технологический миф, если честно, потому что она, конечно, есть, но она редко является основополагающей формулой для успешного управления. На самом деле, все регионы живут примерно одними и теми же потребностями, у них одни и те же формулы благополучия. Другой вопрос, что есть специфика во взаимодействии с местными политическими элитами, экономическими элитами и так далее. И тут назначенец из Москвы всегда играет роль сторонника Кремля. И в ближайшем рассмотрении выясняется, что такой подход напрямую отражается и на населении региона, потому что начинаются разные конфликты, выясняется, что местные элиты не такие уж и местные, начинаются дрязги и так далее, это первое. Второй момент связан с управлением так каковым. Каждый пришедший молодой менеджер считает, что он должен написать какую-то программу, которая будет создавать некий образ будущего, демонстрировать, что он современен, что он имеет какие-то необычные виды на регион, которые до него никто не проявлял. Например, тот же Алиханов — он уже миллион и одну программу придумал, что Калининград — это новая Мекка медицинского туризма, что пенсионеры со всей России должны приезжать, покупать жилье и проводить там последние годы своей жизни и так далее. Но проблема в том, что такие идеи оторваны от жизни. Это всегда такая попытка прорекламировать себя на федеральном уровне. Это даже не популизм, понимаете? Дело в том, что читатели этой программы — это, условно говоря, президент, поэтому это происходит в формате, что я приехал, и нужно что-то срочно сделать. И начинается это мучительное искание каких-то новых тем, новых заделов и так далее. И это как раз говорит о том, что оторванность человека от реальных выборов, то есть, он не прошел выборную школу, у него нет какой-то реальной программы, которую он защитил в конкуренции с реальными местными конкурентами, которые предлагали ему какие-то другие альтернативы, и он в этой конкурентной борьбе защитил свое видение региона перед жителями. Получается, что это просто такая маниловщина постоянная. Приехать из Москвы и сказать, что мы сейчас вам построим коммунизм и светлое будущее, вы просто не смогли до нас нащупать эти темы, потому что были слишком заняты копанием угля, например. А мы сейчас вам приделаем урбанизацию, городскую среду, новые источники дохода за счет каких-то высокотехнологичных предприятий, майнинговых ферм и прочих модных явлений. Но на поверку оказывается, что очень быстро эти планы корректируются. Все в итоге входит в прежнее русло, местные элиты, с которыми вначале конфликтовали, постепенно возвращаются к правлению в регионе, раз вы упоминали Алиханова. И так или иначе, представители крупных местных игроков попали в его команду. И все фактически вернулись. А что касается Новгорода, то, насколько я понимаю, там смена власти прошла вообще тихо и спокойно, старые элиты остались при управлении, а новый губернатор сосредоточился на том, чтобы создать какой-то новый образ будущего и продемонстрировать, что он некий человек, который способен работать на перспективу и что-то такое предлагать на уровне регионального развития. Хотя повторюсь, что Новгород живет теми же проблемами, что остальные 86 регионов России. Поэтому, если честно, я не уверен, что избиратели Новгородской области как-то сильно улучшат свое положение за счет того, что к ним был внедрен этот новый молодой губернатор, и его, например, туристические программы по развитию туристического пласта — я сомневаюсь, что в перспективе это как-то улучшит положение Новгородской области, которая всегда являлась отстающей по рейтингу уровня жизни регионов. Хотя, может быть, более опытный губернатор мог бы предложить какие-то конкретные программы, например, по реструктуризации экономики и каких-то свобод для малого и среднего бизнеса, что было бы более актуально.

И.К.: Получается так, что смысла в этой программе по подготовке этих кадров нет? Можно найти из старого резерва, можно сделать какую-то рокировку, например, если для одного региона нужен какой-то опытный тяжеловес, то можно взять и поменять местами.

И.Г.: Если честно, я вижу во всех этих инновациях возвращение к старому. По сути, это все такие программы времен позднего Советского Союза, когда все пытались как-то распланировать и обучить какое-то количество управленцев. Кстати, хотел бы заметить, что формирование обкомов, которые фактически являлись нынешними правительствами, все-таки шло по партийной линии. Это были комитеты партийные, которые пополнялись за счет молодых комсомольцев, которые в свою очередь, как раз проходили все эти партийные школы. И надо отметить, что даже советская власть в главу угла ставила некую эту политическую составляющую. Все-таки первый секретарь обкома — это всегда был человек, который должен был быть переговорщиком с элитами и вести политическую деятельность, потому что даже в СССР элиты были, с которыми нужно было выстроить отношения. А уже второй и третий секретарь занимались экономикой, какими-то еще делами. Поэтому сейчас попытка возложить на РАНХиГС задачу на выращивание этого нового комсомольского звена для управления регионами — мне кажется, что это просто возвращение к этой старой модели, как и вообще у нас сейчас везде какие-то попытки возродить советскую модель государственного капитализма, когда при свободном рынке мы все равно оперируем понятиями, что надо построить какой-то мегазавод в Самаре на 30 тысяч мест, и это будет образ будущего региона, или мы должны поручить какой-нибудь финансово-промышленной группе увеличить количество разрезов и шахт, чтобы тоже обеспечить всех работой. У нас государство видит развитие страны не за счет среднего класса, а за счет старых подходов. И из этой же логики вытекают эти молодые губернаторы. Условно говоря, у этих мегазаводов есть какие-то свои хозяева, директора, а к ним мы приставим этих молодых комсомольцев, которые будут операторами на территории, которые должны выполнять неинтересные им задачи. Кто-то должен платить пенсии, кто-то должен взаимодействовать с мэрами городов и районов, которые должны ремонтировать улицы и так далее. Это попытка превратить губернатора из бенефициара этой своей экономической модели, которую сейчас регион может себе позволить, влезть в экономику, из таких князей на уровень таких менеджеров-управленцев, которые знают, как работать с бюджетами, с федеральными целевыми программами и так далее. Они еще якобы могут внести какую-то свежую струю, переняв опыт зарубежья. Это в принципе хорошая попытка, но мне кажется, что все, связанное с такими искусственными попытками внедрения всего нового и хорошего, оно имеет ровно обратный эффект, потому что, во-первых, кто эти люди? Мы же тоже понимаем, что это неслучайные люди. А любой неслучайный человек — это всегда необъективный менеджер, о котором мы говорим. Это не реально какой-то специалист, закончивший академию с отличием. Все-таки при советской системе мы имели хотя бы половину управленческого звена, пришедшего с рабоче-крестьянского уровня, не имея какого-то лоббизма в лице семейственной преемственности и прочего. А сегодня мы себе такого позволить не можем, я с трудом могу представить ситуацию, когда главой региона станет какой-то малоизвестный отличник РАНХиГС, подготовленный по спецпрограмме. Я вспомнил историю Игоря Рюриковича Холманских, который якобы простой рабочий Уралвагонзавода, ставший полпредом. Конечно, все не так, но тем не менее, история была красивая и вполне могла существовать.

И.К.: Вот будут готовить этих 162 специалиста, и будет ли после 2018 года ротация в регионах именно на руководящих постах?

И.Г.: Естественно, будет, она и идет уже давно. Но 162 человека — все-таки многовато, у нас регионов столько нет.

И.К.: Там же буду руководители регионов, заместители губернаторов, помощники и так далее. Там будут созданы целые руководящие звенья.

И.Г.: Во-первых, тогда придется говорить о полной отмене выборов, потому что для проведения такой ротации надо заново всех переизбрать, а мы в этом году столкнулись с тем, что всего в 16 регионах, где власть пытается выбрать своих назначенцев, пришлось зачищать всю политическую поляну, потому что не было уверенности, что кто-то победит. А чтобы провести такую масштабную ротацию, надо вернуться к системе назначения, а я думаю, что власть пока не готова взять на себя всю полноту ответственности за своих назначенцев, потому что никто не представляет, как эффективно они себя проявят. Поэтому я думаю, что тут речь идет скорее о формировании кадрового резерва именно на должности заместителей. И тут есть некая доля истины, потому что, насколько я помню, когда только Сергей Кириенко пришел на должность заместителя главы администрации президента, говорили о том, что одной из основных его задач будет подготовка этого нового кадрового резерва именно для регионов, потому что он человек, который привык работать по такой системе, когда есть некоторое количество действительно профессиональных управленцев, которые могут оперативно решать поставленные задачи. Не распределить этих людей по регионам, а именно на какие-то проблемные участки бросать какую-то команду, которая будет выполнять какую-то конкретную задачу. Я думаю, что это вполне возможно, это в духе того, о чем речь шла. И мы же понимаем, что после президентских выборов ситуация экономически не улучшится, она скорее ухудшится, потому что те показатели, которые дает Минэкономразвития и Минфин, которые говорят нам о том, что к 2019 году подойдут к концу золотовалютные резервы, и прочие негативные тенденции будут еще серьезней влиять на региональную экономику. И плюс ко всему, мы же слышали о том, что долги регионов не хотят сейчас просто так прощать, как это было раньше, а ставят регионы 1 на 1 с этой проблемой. Поэтому для таких сложных задач нужны какие-то команды, которые бы приезжали и эти задачи решали. Поэтому я думаю, что это по такой логике, чем просто переизбрание. Ну, каких-то губернаторов еще поменяют, я думаю, что человек 15−20 вполне можно еще поменять, потому что у нас многие в возрасте 60+ или подбираются к этой планке. А еще при Володине речь шла о том, что надо ротировать весь губернаторский корпус, чтобы 60-летних не было, что желательно моложе. Поэтому я думаю, что 15−20 человек попадут в эту ротацию и, скорее всего, эти молодые специалисты могут претендовать в качестве бонуса на должность. И как раз, может быть, решение поставленных задач будет для них тем самым карьерным витком.

М.Ц.: Илья Александрович, большое вам спасибо за ваши комментарии и за то, что уделили нам время и пообщались с нами. До свидания.

И.Г.: До свидания.

М.Ц.: Чтобы полностью понимать картину происходящего, без конкретных примеров не обойтись. И я предлагаю еще подробнее узнать о политике Антона Алиханова и Андрея Никитина.

И.К.: Следующий наш собеседник — Антоний Киш, главный редактор Новгородского интернет-портала. Антоний, здравствуйте.

Антоний Киш: Добрый день.

И.К.: Какое ваше отношение к данной инициативе?

А.К.: Мое отношение скептическое. Дело в том, что в существующих российских реалиях вертикаль власти настолько вертикальна, что главным умением губернатора любого региона, кроме Москвы и Питера, является выбивание денег из федерального центра. У нас сейчас идет предвыборная кампания, так вот, двое из трех реальных кандидатов уже говорят населению, что нужно голосовать за них, они выбьют для нас деньги из федерального центра. Более того, предыдущий губернатор Сергей Митин очень бравировал тем, что он может выбить деньги, и региональные журналисты это всяко обыгрывали. Можно научить чему угодно, но если главной задачей губернатора остается выбивание денег из федерального бюджета, то чему может научить академия? Клянчить деньги в Москве — нет. У нас сейчас так построена система власти, что все деньги из Москвы. Все это привлечение инвесторов, оно только на словах. Помощь малому бизнесу тоже только на словах. И остается только выбивание денег из федерального центра, поэтому я скептически отношусь. Ну, если только академия научит, как ходить по кабинетам, то окей. Если бы у нас было управление от губернии и ниже, то да, это бы имело смысл, потому что хозяйствующие субъекты должны уметь хозяйствовать. Но у нас требуются от губернаторов хозяйства. У нас требуется выполнять указы президента и готовиться на выбивание денег.

М.Ц.: Скажите, пожалуйста, сейчас в Новгороде обязанности губернатора исполняет Андрей Никитин. Он тоже представитель молодого поколения управленцев. Как вы считаете, насколько хорошо он справляется со своими обязанностями?

А.К.: Вы знаете, тут двоякое мнение. С одной стороны, связаны с ним были огромные надежды. Они не оправдались. Во-первых, связывались надежды с тем, что власть будет более открыта, медийное пространство будет свободное. А получилось так, что власть стала более закрыта, черные списки никуда не делись, я в них по традиции стою при любом губернаторе. А что касается хозяйства, там декларируется помощь малому и среднему бизнесу. У меня сейчас выходит серия статей о том, как у реально действующих предприятий просто отбирают землю, на которой стоит производство. Все это с молчаливого согласия бывшего губернатора и нынешней команды. К сожалению, ни харизмой не вышел наш новый врио губернатора, ни еще какими-то реально делами. Вчера был очень знаковый момент, когда группа депутатов вынесла законопроект о возвращении прямых выборов мэра, а коммунисты вынесли законопроект о возвращении на прямые выборы всех глав района. И единоросское большинство с подачи существующей региональной власти это все отменило, к сожалению. У нас окончательно отобрали возможность выбирать себе градоначальника, глав районов. Это все сделала новая команда, она идет в фарватере старой.

И.К.: Может быть, данная программа и к лучшему будет после 2018 года? Что быстренько поменяют вам на уже подготовленного управленца?

А.К.: Так господин Никитин и есть тот самый оперативный управленец, тот самый молодой технократ, он первый из числа 162. Тут был еще один момент, когда молодого предпринимателя просто взяли под стражу за невыплату зарплаты, хотя там фактически было уже в состоянии банкротства предприятие. Долги по зарплате были месяц с небольшим. Вызвали человека на административную комиссию, но поскольку выборы Никитина были там, ему надо было как-то показать себя, и прокурор дал команду взять человека под стражу. Я это к тому, что молодые управленцы готовы идти по людям, они действуют немного как роботы. На то они и технократы, чтобы не принимать во внимание людские судьбы. Правила игры диктует вертикаль, кого ни поставь, вот и все. Ничего хорошего в этом не будет, я так считаю. Было бы честно вообще отменить выборы губернаторов и так далее, давайте назначать. Путин сам себя назначит, губернатора назначит, но хотя бы это не будет фарсом. Давайте честно скажем, что у нас диктатура, и все, что там назначат все, кого надо, это будет хотя бы честно. А то превратили молитву в фарс.

М.Ц.: Если люди недовольны тем, как у власти себя ведет Никитин, скажите, а есть какие-то другие достойные кандидаты на пост губернатора?

А.К.: Вы меня сейчас толкаете в область предвыборной агитации.

И.К.: Агитировать не нужно, можно просто перечислить фамилии.

А.К.: Есть два реальных кандидата. Это Ольга Ефимова из КПРФ и Антон Морозов из ЛДПР. Ольга Ефимова — опытный боец политического фронта, секретарь партии нашей коммунистической. Антон Морозов — это действующий депутат Госдумы, 5 лицо в списке партии Жириновского, он 5 лет работал в областной Думе депутатом, хотя он сам москвич, потому работал в ООН. И тот, и другой человек могли бы. Если сейчас убрать административный ресурс, мой прогноз — вышли бы во второй тур Морозов и Ефимова, но, к сожалению, выйдет административный ресурс. Я это прогнозирую. Есть люди, они готовы. Они точно не хуже того, что сейчас у нас есть. Хотя бы должен быть выбор, давайте попробуем, почему нет? Хуже-то не будет.

И.К.: Антоний, огромное спасибо, что нашли время пообщаться с нами.

М.Ц.: Давайте узнаем, как в Калининградской области оценивают политику врио губернатора Антона Алиханова, еще одного представителя молодого поколения в этой должности. У нас на связи Евгения Соловьева, корреспондент радиостанции «Серебряный дождь» в Калининграде. Здравствуйте.

Евгения Соловьева: Здравствуйте.

М.Ц.: У вас сейчас врио губернатора Антон Алиханов. Как оценивается его политика общественностью, вы как журналист следите за этим всем, что можно о нем сказать?

Е.С.: Как журналист, я могу сказать, что от фамилии Алиханов уже в принципе несколько дергает. Человек пытается побывать везде, одновременно в 5 местах и каждый день, где только можно, там мы и бываем. Политтехнологи Алиханова, на мой вкус, несколько перестарались. Человека загонять, например, в такие места, как открытие диорамы в Историко-художественном музее, — смотришь и думаешь — ну, совсем уж так уж не надо. Столько проблем в регионе, о которых можно и нужно говорить и что-то делать, действовать. Но по музеям уж ходить — не знаю, его дело.

Очень понравилось — на сайте правительства висел анонс: врио губернатора Антон Андреевич Алиханов с рабочим визитом посетит Калининград. Я вот пыталась понять, что значит «с рабочим визитом посетит Калининград»? Ты тут живешь! Я понимаю, Путин с рабочим визитом Калининград посещает. В общем, чем ближе выборы, тем более дико все это уже становится. И уже чувствуется, что он немного устает. В таком режиме сложно, конечно, работать. Но пока держится. У нас бессовестно пользуются административным ресурсом. Есть понятие «предвыборная гонка», журналисты не могут пиарить каких-то кандидатов, если это не прописано условиями договора и т. д. Это не распространяется на врио губернатора. Потому что он же вроде губернатор, поэтому все, что он делает, он делает в рамках того, что он врио губернатора, а не потому что он кандидат. Система у нас получается такая на данный момент. И остальным кандидатам только остается в Facebook писать сообщения, что «я пытался провести встречу с рабочими такого-то завода, меня не пустили, у меня отписка, что директор в отпуске, когда вернется, не знаем».

К примеру, за эту неделю у нас Алиханов подсчитал, сколько китайских туристов побывало в Калининградской области. Если интересно, то 5 тысяч. По крайней мере, он так говорит. Сказал, чтобы у нас все меню были продублированы на китайском языке. У нас их нет даже на английском, но — на китайском. Хорошо, пусть будет. Поговорил про закон об ОЭЗ, особой экономической зоне. Сообщил о том, что будет передавать парки Калининграда в концессию бизнесу. Побывал на свиноферме в Черняховске. Побывал на открытии кинофестиваля. Пообещал начать до конца года строительство новой школы в Калининграде. Бурная деятельность кипит. И 17 августа Калининградскую область с рабочим визитом посетил не кто иной, как Владимир Владимирович. Когда наблюдаешь по телевизору, когда Путин вызывает к себе в кабинет кого-нибудь из губернаторов, как обычно они себя ведут?

И.К.: Как школьники, отвечающие перед учителем.

Е.С.: Да, и, как правило, с круглыми глазами, а у некоторых даже видно, как ручки трясутся. И что самое интересное, наш 30-летний врио настолько вальяжно и вольготно как-то, расслаблено, чуть ли ни по плечику панибратски его хлопает. Думаешь — ну надо же! То ли в 30 лет вообще ни страха, ни упрека нет в человеке, либо это говорит о том, что какие-то очень близкие и дружественные отношения.

И.К.: Инфоповодом у нас является то, что будут готовить 162 высокопотенциальных руководителя для возможного выдвижения в краткосрочной и среднесрочной перспективе на должности высших должностных лиц 85 регионов России. Здесь получается, молодой ставленник, исполняющий обязанности у вас. Очень много нареканий по поводу деятельности господина Алиханова. Он фонтанирует идеями, но они все оторваны от жизни, как говорят. 2018 год не за горами у нас. Многие эксперты говорят о том, что будет происходить ротация губернаторов, руководящего звена во многих регионах. По вашим ощущениям, попадет ли под эту ротацию господин Алиханов по результатам выборов текущего года? Если все-таки он станет губернатором в дальнейшем. Или же пройдет эту «школу» и останется на месте?

Е.С.: Мне так нравится, как вы говорите, — если вдруг его изберут. Конечно, да. Сам Путин приезжал к нам в регион за месяц пообщаться с Алихановым, причем никаких не раздал люлей никому, хотя ожидалось, что именно так все и будет. Но все как-то хорошо. Поговорили о том, что, например, надо отменить НДС на перелеты. Вроде как хорошо, а потом начинаешь копаться в этом, и оказывается, что при этом они хотят субсидированные билеты отменить. Вроде приехал, поговорили, уехал — у нас-то вроде все здорово, Путин ничего плохого не сказал.

Лично мое глубокое убеждение, что Алиханов просидит максимум один срок губернатором в нашем регионе и дальше пойдет на повышение.

И.К.: Перевалочный пункт такой, получается.

Е.С.: Не перевалочный пункт, а дрессировка. Причем сядет на очень высокий пост. Все об этом говорит, все к этому идет. Человек действительно умный. Когда ты с ним общаешься, ты понимаешь, что это действительно умный человек. Просто на данный момент ему все портят его политтехнологи, которых расстрелять надо за такое. Алиханов не очень-то понимает, как это все должно быть. В конце концов, он в первый раз только избирается. Он там сидел где-то, в чиновничьем кабинете в Москве, он не понимает, как это должно происходить. А то, что из него постоянно делают клоуна, и он со всеми этими идеями непонятными, бредовыми, с открытиями выставок и кинофестивалей, которые к нам не имеют никакого отношения, лишь бы засветиться — это уже начинает даже несколько раздражать.

И.К.: Как говорили наши эксперты, это отсутствие личного предвыборного опыта, когда есть своя программа, ты в нее веришь и ты ее доказал для избирателей. Наверное, в этом проблема всей предвыборной кампании господина Алиханова у вас в регионе.

Е.С.: Ну, у него есть очень мощная поддержка, как мы уже выяснили, в лице кого — в лице того самого. Поэтому он очень уверенно сейчас себя ведет и чувствует.

М.Ц.: Евгения, большое вам спасибо за беседу, за то, что поделились с нами своим мнением.

Е.С.: Спасибо вам.

М.Ц.: Нужно отметить, что есть также регионы и с обратной ситуацией, где губернатор уже довольно длительный срок занимает свое место. Сейчас мы поговорим с социологом Игорем Бельчиком.

И.К.: Игорь, здравствуйте.

Игорь Бельчик: Добрый день.

И.К.: Мы сейчас побеседовали с нашими коллегами из Новгородской области, из Калининградской области, где находятся молодые руководители, исполняющие обязанности. Сейчас хотелось бы поговорить о регионах, где губернаторы довольно-таки длительное время занимают свои посты, знают всю подоплеку, политическую, экономическую, знают регион полностью изнутри. И на фоне всех этих новостей, что будет подготовка оперативных управленцев, 162 кандидата будут обучены, чтобы приехать и руководить регионом, — нужно ли это, допустим, для Кемеровской области?

М.Ц.: И будет ли возможность у молодых политиков занять такой пост?

И.Б.: Внешне смотрится это вроде как благопристойно — что плохого в том, чтобы подучить будущих чиновников? Политики не учатся, политики формируются. Учатся чиновники. Я не знаю, насколько губернаторы. Если бы это была номенклатура не избираемая, а назначаемая, тогда это было бы логично. Получали бы свои статусы в табеле о рангах и т. д. Политик — это не тот человек, который прекрасно знает ЖКХ и т. д. Это человек, который может представить интересы региона. Этому научиться в Москве проблематично. В этом плане я могу сказать совершенно четко, что ожидания того, что будут сформированы когорты из 200 современных молодых политиков, которые будут представлять региональные интересы, — это ошибочное представление, такого не будет. Будут подготовленные неплохие чиновники, в лучшем случае. Насколько я наслышан, я наслышан, конечно, краем уха, не был ни в Сколково, ни в РАНХиГС, но как-то у меня возникают иногда сомнения, что там хорошо готовят специалистов. Но может быть, дай бог.

И.К.: Некоторые эксперты отмечают, что, возможно, произойдет ротация по регионам после президентских выборов в 2018 году. И как раз эта сформированная группа на какое-то время возьмет на себя оперативное управление в принципе всеми регионами, всей страной.

И.Б.: В рамках той логики, которая сейчас у нас доминирует в политике, — да. Коррупцию надо не предупреждать, а ловить коррупционеров. И чем больше поймаешь, тем лучше. На мой взгляд, лучше создавать условия, чтобы не было коррупции. Надо из Москвы присылать квалифицированных чиновников в регионы вместо того, чтобы дать возможность населению выбирать нормально своих руководителей, которые были бы ответственны перед населением. Это другой подход. В рамках того подхода, который есть, у нас доминирует вертикаль власти — попытка как-то вертикаль оптимизировать. Мне кажется, здесь принципиально, что сам этот подход немножко проблематичным мне кажется, это уже видно всем в стране, что он порождает большое количество проблем, которые неразрешимы из Москвы. Невозможно подготовить в Москве человека, который был бы своим и знал бы всю проблематику досконально, даже если он привезет с собой целую когорту социологов, аналитиков, будут анализировать социальные сети, брать интервью у людей, наблюдать постоянно, — даже в этой ситуации он вряд ли сможет понять жителей нашего небольшого шахтерского городка. Им нужен свой руководитель, которому бы они доверяли.

И.К.: Эксперты говорят, что поменяют от 10 до 20 руководителей регионов. Аман Тулеев попадет под эту замену?

И.Б.: Судя по всему, нет. Я недавно посмотрел Минченко очередной доклад, и там даже Тулеева он впервые поставил где-то в уголке как некоего представителя какой-то из группировок, элитных, федеральных. Ему 73 года, он больной человек, несколько лет сложно управляет регионом, я имею в виду, сам, хотя регион демонстрирует достаточно хорошие результаты в экономике. Во всем остальном много проблем. Последний сигнал был от Кириенко, что Тулеев будет столько, сколько скажет начальник. Начальник, как я понимаю, к Тулееву относится хорошо. И он может быть еще долго.

И.К.: Насколько здоровья хватит.

И.Б.: Ну, здоровья уже сейчас не хватает.

И.К.: Аман Тулеев сам сказал: «Мне неважно, откуда руководить. Я буду руководить хоть из кресла, хоть из больницы, я могу».

И.Б.: Это понятно. Но тогда надо менять вообще подход. Вот пилот самолета может быть таким? Нет. Водитель автобуса? Не может быть. Сейчас придите в любое агентство по трудоустройству — огромное количество при таких диагнозах сразу уберет человека. Можно говорить, что заслуженный человек. И что дальше? То есть либо это вообще какая-то отдельная номенклатура, к которой никаких требований ни к состоянию здоровья, ни к кадрам, ни к образованию, ни к чему. Губернатор — это что-то такое из религиозных ритуалов, должность, а не профессия. Дай бог ему, пускай он живет хорошо и долго, ему удается рулить. Но надо же здравые иметь представления. Тяжело, конечно, человеку, что бы он там ни говорил. Нам не 73 года, нам тяжело представить эту ситуацию, но это же видно уже несколько лет.

И.К.: Игорь, огромное спасибо, что нашли время с нами пообщаться, дать комментарии.

И.Б.: До свидания.

М.Ц.: Сегодня мы уже довольного много мнений услышали о том, каким должен быть идеальный губернатор.

И.К.: И нужна ли эта программа, нужна ли подготовка. Почему-то мы скатываемся к тому, что именно подготовка, будут подготовлены молодые кадры. Нет, я думаю, что даже и немолодые кадры будут подготовлены.

М.Ц.: Да, в любом случае, они будут учиться определенным образом и готовиться. В основном эксперты отмечают, что ничего плохого, по крайней мере, в программе точно нет. Ученье — свет. Но с другой стороны, насколько будет эффективна эта программа, достаточными ли будут те знания, которые им дадут, или все-таки они будут уступать тому опыту, который могут получить губернаторы непосредственно на своих местах.

И.К.: Здесь еще важен вопрос взаимоотношений руководителя региона с федеральным центром.

М.Ц.: Это была программа «Угол зрения». У микрофонов для вас работали Мария Цыганова и Игорь Киценко. До новых встреч в эфире!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments