Плохо чистите: Минэкономразвития предложил свернуть программу по защите Байкала

У предложения свернуть федеральную программу по защите Байкала есть веские причины. В 2017 году, в год экологии, на озере не было запущено ни одно очистное сооружение. Эксперты: Михаил Крейндлин — руководитель программы по особо охраняемым природным территориям «Гринпис Россия»; Николай Гудков — руководитель пресс-службы Минприроды РФ; Екатерина Удеревская — эксперт ОНФ, руководитель проекта по сохранению о. Байкал.

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Zoom» на радио СОЛЬ. У микрофона Игорь Киценко. Тема сегодняшнего эфира экологическая, связана с самым большим озером на планете. Конечно, мы говорим об озере Байкал. Дело в том, что Минэкономразвития предложило свернуть федеральную целевую программу по охране озера. Об этом сказано в докладе министерства, отправленном в правительство, и данная новость опубликована на портале «Известия». «Из-за ошибок в управлении ФЦП ряд мероприятий частично или полностью не был выполнен. Так, например, до сих пор фактически не осуществлена ликвидация негативного воздействия отходов, накопленных в результате деятельности ОАО „Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат“, из-за чего ФЦП утрачивает свою актуальность», — сообщили изданию в пресс-службе ведомства.

В то же время в Минэкономразвития рассматривают возможность продления программы и увеличения объемов ее финансирования в случае, если Минприроды повысит качество управления программой.

В пресс-службе Минприроды уже исключили возможность закрытия ФЦП. По словам представителя, ведомство предложило «продлить программу до 2025 года и увеличить финансирование до изначально запланированного уровня» — 58 миллиардов рублей вместо 26 миллиардов. Ранее по поручению президента была сформирована программа по ликвидации данных отходов, ее формировал «ВЭБ Инжиниринг», она оценивалась чуть более, чем в восемь миллиардов.

Сейчас пообщаемся с экспертом, более подробно узнаем и об этом заводе, насколько патовая ситуация, что будет, если программа все же будет прекращена. На связи со студией Михаил Крейндлин — руководитель программы по особо охраняемым природным территориям «Гринпис Россия». Михаил, здравствуйте.

Михаил Крейндлин: Здравствуйте.

И.К.: Михаил, первый вопрос. Что будет, если вот именно данная федеральная программа будет свернута по предложению министерства экономического развития. Что будет с Байкалом?

М.К.: Давайте все же уточним один момент, что федеральная программа — это форма выделения бюджетных средств. Если программа будет свернута, а средства, запланированные на ее реализацию, будут выделены каким-то другим способом, то ничего, наверное, не будет, потому что не суть важно, как они выделены. Если вот это изменение, отмена ФЦП, приведет к тому, что деньги не будут выделены совсем, то это, конечно, может иметь очень серьезные последствия, потому что для охраны озера Байкал предусмотрено много мероприятий, В том числе, как вы совершенно справедливо говорите, ликвидация отходов целлюлозно-бумажного комбината. Байкальский ЦБК с 2013 года не работает, но с 1966 года он работал, накопилось огромное количество шлам-лигнина, это очень токсично. Сейчас это в открытых отстойниках, которые отделены от Байкала только дамбой. Если по каким-то причинам пойдет сель или оползень с гор, что, к сожалению, весьма вероятно в силу природных причин, то это пробьет эту дамбу. Я не помню точно, сколько там, но огромные скопления этого шлам-лигнина — они окажутся в Байкале. Что окажется для значительной части южного Байкала равносильно экологической катастрофе.

Так же этой программой предусмотрены другие мероприятия, в частности строительство очистных сооружений в населенных пунктах, стоящих по берегу или на реках, впадающих в озеро. Что тоже важно, потому что неочищенные воды впадают в Байкал и наносят достаточно серьезный вред экосистеме озера. Поэтому, если будет финансирование прекращено… Ну понятно, что Минэкономразвития говорит, что оно неэффективно используется. С этим никто не спорит, да, неэффективно. Минприроды перекладывает ответственность на регионы, но это неважно. Важно, что эффективно эти деньги не используются, но если их совсем перестать выделять, ничего делаться уже не будет, будут продолжаться эти вбросы в Байкал, а если учесть какие-то катастрофические ситуации, вроде оползня, который смоет отходы ЦБК, то это будет катастрофа.

И.К.: Михаил, к слову об эффективности и неэффективности расходования средств. Начинается чехарда, перекладывают ответственность друг на друга. Региональные министры заявляют, что нужно сначала изъять объекты, которые принадлежали комбинату, и тогда только все начнется, все заработает. Все какие-то препоны на пути реализации данной программы. И сумма — она поражает. Насколько она адекватна? Если в 2014 году это было чуть более восьми миллиардов рублей, то на данный момент Минприроды предлагает продлить программу до 2025 года. А изначально она была рассчитана до 2020 года. И увеличить сумму с 26 миллиардов до 58.

М.К.: Я не готов говорить про адекватность суммы. Я не специалист в области экономики. Единственное, на что хочу обратить внимание — изначально 58 миллиардов и предполагалось. А выделено было в два раза меньше. Но это никак не увеличивает эффективность использования. В этом Минэкономразвития право. Но то, что выделено почти в два раза меньше, чем планировалось, это факт.

И.К.: Хорошо. В рамках этой целевой программы какие еще запланированы мероприятия? Помимо очищения отстойников, в которых накопилась продукция деятельности комбината.

М.К.: Это строительство различных очистных сооружений в населенных пунктах, которые примыкают к Байкалу, которые стоят на притоках к Байкалу. В частности, в городе Улан-Удэ. Я не помню, честно говоря, что там еще есть. Про очистные [сооружения] я уверен. В основном это производственные объекты.

И.К.: Михаил, спасибо, что нашли время пообщаться и дать комментарий.

М.К.: Не за что.

И.К.: Это был комментарий Михаила Крейндлина, руководителя программы по особо охраняемым природным территориям «Гринпис Россия». Это программа ZOOM на радио СОЛЬ, продолжаем.

Возвращаясь к тому, что необходимы меры со стороны региональных властей. Андрей Крючков, министр природных ресурсов и экологии Иркутской области в комментарии изданию «Известия» сказал следующее: «Для реализации проекта по ликвидации отходов необходимо провести ряд организационных мероприятий. В том числе получить имущество ЦБК, которое находится в собственности кредиторов, во владение муниципалитета, чтобы затем передать его во владение Иркутской области. Сейчас кредиторы рассматривают вопрос, проходят торги. До передачи этого имущества у Иркутской области не возникает расходных обязательств, мы не можем приступить к ликвидации отходов, потому что имущество не является государственной собственностью», — пояснил Андрей Крючков. Вроде бы программа есть, но возникает какая-то ситуация, что нужно сначала имущество приобрести, потом передать региональным властям, и только тогда все начнется и заработает.

Следующий мой собеседник по данной теме Николай Гудков, руководитель пресс-службы Минприроды РФ.

Николай Геннадьевич, здравствуйте. Минэкономразвития предлагает досрочно свернуть программу по очистке Байкала. С чем это связано?

Николай Гудков: Мы внимательно посмотрели публикации, которые на этот счет вышли. Минэкономразвития публикует отчетность по целому ряду федеральных программ, среди них есть и ФЦП по Байкалу. При этом, как вы помните, буквально две недели назад на Байкале в Баргузинском заповеднике проходило совещание, на котором присутствовал президент РФ. Обсуждались проблемы развития байкальской территории и в том числе реализация программы. Да, действительно, мы понимаем, что сегодня есть определенные сложности со сроками реализации по объектам. Невовремя региональные власти, власти Иркутской области, подготовили проектную документацию. Все задержки в реализации программы ровно связаны с этим. Регионы, присутствующие — и в частности, и.о. главы Бурятии, губернатор Иркутской области в своих выступлениях — говорили о том, что будет активизирована работа по проектированию, будут наверстываться сроки по этому виду работы. Констатировали, что финансирование программы за время ее реализации было сокращено практически в два раза. Мы можем констатировать, что объем финансирования несомненно влияет на эффективность, и там много объектов, по которым работу нужно продолжать. И сегодня это единственный инструмент, который нам позволяет решать экологические проблемы и вопросы, связанные с социально-экономическим развитием регионов, которые находятся в байкальской территории.

И.К.: Николай Геннадьевич, если я правильно понял, вопрос с проблемой реализации федеральной программы заключается в сокращении финансирования программы и в невозможности по той или иной причине региональных властей подготовится к реализации? Неужели это является таким большим препоном, помимо финансирования, к реализации программы?

Н.Г.: Да, вы правильно сказали, правительство Иркутской области является исполнителем по этому пункту программы. Сама по себе задача рекультивации, она не тривиальная во всех смыслах, потому что это определенные технологии, которые нужно выбрать. Они должны быть испытаны, они должны работать. А речь идет о результатах деятельности комбината, который с 1960 годов работал, был главной экологической проблемой Байкала. Он был закрыт в 2013 году. Соответственно, технологии нужно апробировать, их нужно отобрать. Это непростой процесс. При этом, я могу вам сказать, на том самом совещании коллеги от Иркутской области говорили о готовности до конца года доработать проект. И начать в конце года, либо в начале 2018 года начать работу по рекультивации. На сегодня тот объем негативного воздействия, который формировался в результате деятельности предприятия, сократился в несколько раз. Но это не говорит о том, что этим не нужно заниматься. Федеральная программа — это ключевой инструмент для решения проблем. В целом, если говорить о приоритетах в рамках этой программы, то это, конечно, ликвидация накопленного экологического ущерба, строительство очистных сооружений, которые сократят объем загрязненных сточных вод. И прежде всего речь идет об улан-удинских очистных сооружениях. По ним работы сейчас ведутся. Хотя там также была проблема со сроками их проектирования. Коллеги из Бурятии не успели подготовить проект в прошлом году так, чтобы это было бюджетно, чтобы можно было привлечь бюджетные средства на строительство. Тем не менее, в этом году с помощью премьер-министра мы добились выделения необходимых средств. Главный вывод — ни в коем случае нельзя закрывать эту программу. Не по каждому объекту все выполняется в сроки, но по большинству объектов работы начаты. Их нужно только завершить. И, более того, мы считаем, что нужно финансирование скорректировать до уровня, которое было на момент старта этой программы. И логично продлить срок ее реализации

И.К.: До 2025 года?

Н.Г.: Да. Мы на этом настаиваем. Считаем, что это просто необходимо.

И.К.: Николай Геннадьевич, спасибо за уделенное время и комментарий.

Н.Г.: Спасибо вам. Всего доброго.

И.К.: До свидания.

Это был комментарий Николая Гудкова, руководителя пресс-службы Минприроды РФ. Это программы ZOOM, у микрофона Игорь Киценко. Мы продолжаем.

Следующий мой собеседник Екатерина Удеревская, эксперт ОНФ, руководитель проекта по сохранению озера Байкал.

Екатерина, здравствуйте.

Складывается впечатление, что все перекладывают проблему с больной головы на здоровую.

Екатерина Удеревская: Да, у них это так и получается. Федералы перекладывают на регионалов, и наоборот. Это перекидывание мяча идет постоянно. Мы, в свою очередь, специально собирали 29 января этого года в Минприроде общественный совет, который был посвящен именно сохранению озера Байкал. На него приглашались региональные власти. Это Забайкальский край, Бурятия и Иркутская область. На этом заседании обсуждались вопросы того, в чем у нас загвоздка. В конце заседания выяснилось, что на Байкале в 2017 году, в год экологии, не будет введено в эксплуатацию ни одно очистное сооружение. Совещание проводилось совместно с Александром Владимировичем Бричаловым, в то время он был сопредседателем Владимира Путина по ОНФ. На это Александр Владимирович всем сказал, ребята в чем дело? Если у вас есть проблемы, вы обратитесь, деньги в бюджете есть, они заложены. При этом я на своем опыте с нашим регионом, я за ними, как за детским садом, за нашим правительством, ходила полтора года. Давайте сядем вместе, подумаем, где нам, откуда изыскать средства на ту же самую проектно-сметную документацию на очистные сооружения. Складывается впечатление, что просто нет желания работать.

И.К.: Как же так. Если судьба Байкала решается на высоком федеральном уровне, первые лица страны принимают в этом участие, а региональные власти, прошу прощения за выражение, динамят?

Е.У.: Да, сейчас хорошо то, что Владимир Путин сам взялся з это дело. И очень обрадовало то, что 4 августа он посетил Улан-Удэ и провел там совещание, по результатам которого издал перечень поручений. И меня сегодня удивило сообщение Минэкономразвития о прекращении целевой федеральной программы по охране озера Байкал и по социальному развитию природоохранной байкальской территории. Потому что одним из пунктов в перечне данных поручений, является вопрос о продлении срока реализации программы и об увеличении объемов ее финансирования. Чтобы обратить внимание на эффективность и на приоритетные направления в расходовании средств, потому что до это получилась неэффективность программы. Мы совместно с Александром Владимировичем Бричаловым в 2015 году поднимали вопрос через ОНФ о неэффективности данной ФЦП. Была назначена проверка счетной палаты, Генпрокуратуры, которая также установила, что программа неэффективна. Были даны соответствующие указания. Что они делали. До сих пор не введено в действие, не модернизировано, не построено ни одно очистное сооружение, которое бы соответствовало нормам сброса. И те проекты, которые проводились, они были в очень отдаленных от Байкала районах. Например, город Свирск. На Байкале это никак не отражалось. Минприроды мотивировало это тем, что название программы социально-экономическая и развитие байкальской природной территории тоже там присутствует. И поэтому они мероприятия по самому Байкалу отодвигали в сторону. Очень хорошо, что президент взялся за Байкал. И меня удивило сегодня сообщение Минэкономразвития. Возникает два варианта. Или они не знакомы с данным перечнем поручений. Может у них есть вариант, что они закроют данную программу на 2012−2020 годы, а издадут новую программу, с новыми мероприятиями. Но такая программа в начале должна быть создана и разработана. И только после этого закрывать предыдущую. Потому что по действующей программе на данный момент можно еще хоть что-то сделать. И она все-таки хоть как-то начинает работать с помощью активистов того же ОНФ,

И.К.: Будем надеяться, что, как вы говорите, будет реализована данная программа, и что региональные власти и Минприроды активно возьмутся за дело. И пока она будет реализовываться, подготовят новую программу.

Е.У.: Я считаю, что нужно более эффективную программу сейчас прорабатывать. И мы со своей стороны этим занимаемся. Я являюсь еще сопредседателем экологической ассоциации «Байкальское содружество» и совместно с другими экологическими организациями, с органами власти делаем свои наработки, предложения, которые, дай бог, чтобы были приняты для более эффективной реализации.

И.К.: Екатерина, спасибо, за комментарий.

Это был комментарий эксперта ОНФ, руководителя проекта по сохранению озера Байкал Екатерины Удеревской. У микрофона работал Игорь Киценко, это программа ZOOM. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments