Крупный пожар в Ростове-на-Дону: 200 семей остались без крова из-за поджога?

Ростовчане утверждают, что власти проигнорировали сообщения жителей Театрального спуска об угрозах. Эксперты: Андрей Болтушкин — главред паблика во «ВКонтакте» «Ростов Главный — новости Ростова-на-Дону»; Ирина Сафронова — руководитель Ростовского отделения партии «Яблоко»; Андрей Молотов — автор петиции за отставку администрации Ростова-на-Дону; Олег Панасюк — к.ю.н., адвокат, председатель общественной организации «Молодые юристы Ростовской области».

*Техническая расшифровка эфира

Александра Хворостова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофона Валентина Ивакина и Александра Хворостова.

Валентина Ивакина: Всем доброго времени суток.

А.Х.: Сегодня наша программы будет посвящена вчерашнему пожару. Крупный пожар произошел накануне в центре города Ростова-на-Дону.

В.И.: Можно сказать, что он не вчера произошел, это продолжалось и сегодня, 22 августа.

А.Х.: Ликвидировать пожар удалось только сегодня. Многие СМИ говорили о том, что этот район был охвачен крупнейшим пожаром в истории города, и площадь его составила около 10 тысяч квадратных метров. Пострадало более 120 жилых строений, где проживало более 200 семей. К очагу возгорания приезжал и губернатор Ростовской области Василий Голубев. На официальном портале городской Думы и администрации города Ростова опубликовали его цитату: «Надо самым серьезным образом отрабатывать эту версию. Люди указывают на то, что к ним были обращения, угрозы. Каждому из них пришлось объяснять, что правоохранительные структуры примут исчерпывающие меры по расследованию данной ситуации».

И да, ситуация действительно странная. Недели две назад в местные СМИ стали поступать новости о том, что жителям именно этого района, центрального района города, лакомого кусочка для многих риелторов стали поступать всевозможные угрозы и предложения продать их жилье по минимальной стоимости, якобы впоследствии, если не будут люди продавать свое жилье, им грозит поджог. И вот именно эти сообщения были опубликованы на всевозможных пабликах во «ВКонтакте», многие люди рассказывали журналистам, но почему-то администрация города никаким образом две недели назад не отреагировала на эти сообщения. А все дело в том, что в городе в последнее время установилась достаточно жаркая и ветреная погода, которая, наверное, и способствовала такому быстрому и огромному распространению пожара. Некоторые СМИ называют площадь возгорания — около 10 тысяч квадратных метров. Это огромная площадь.

Сегодня, можно сказать, жители города неким образом сплотились вокруг этой беды. Уже были созданы всевозможные петиции. Одна из жительниц Ростова-на-Дону, Александра Борисова создала на Change.org петицию с просьбой, например, отменить День города и направить те средства, которые выделялись на данное мероприятие, на помощь погорельцам.

В.И.: Там почти 6 тысяч подписей уже набралось. И это не единственная петиция, которая была опубликована. Об этом мы подробнее поговорим далее с автором одной из петиций. Хотелось бы еще сказать, что-то, что происходит сейчас в Ростовской области, — это самая настоящая трагедия. Мало того, что дома сгорели. Но тут же речь идет и о том, что люди погибли. Официально сообщается, как минимум, об одном погибшем. Это инвалид, который, видимо, ввиду состояния здоровья не смог выбраться из здания, объятого огнем. И речь идет о том, что десятки человек пострадали, семеро были госпитализированы. И, как минимум, 600 человек остались без крова. Сейчас говорится о том, что, возможно, будет объявлен сбор гуманитарной помощи. На территории региона уже работают активисты, которые занимаются решением такого рода вопросов.

Звучала причина, что, вероятно, речь идет о поджоге. Сейчас пока основной версией пожара называется посторонний источник зажигания, об этом сообщил начальник ГУ МЧС по Ростовской области Валерий Сеньков. И ранее еще СМИ говорили о том, что, возможно, возгорание началось со свалки, которая располагалась рядом с одним из домов. То есть это был такой склад бытового мусора.

А.Х.: Все покажет следствие. Непонятно, что сейчас происходит, что говорят органы. В любом случае, насколько я помню, уже прокуратура завела дело именно о поджоге. Видимо, все-таки каким-то образом администрация пытается обратить внимание на всевозможные и неоднократные публикации в СМИ как раз об угрозах. Например, на портале «Don News» была опубликована статья «Вас легче сжечь, чем что-то платить».

Именно в этой ситуации мы и будем сегодня разбираться в течение нашей программы. Мы поговорим с жителями города, которые видели все, что происходит, с журналистами, с общественной организацией «Молодые юристы Ростовской области», которая помогает всем обратившимся бесплатной юридической консультацией по сбору документов. Самая проблема в том, что жилые дома достаточно старые, и у многих людей даже не было документов, удостоверяющих их право на это жилье. Именно восстановлением этих документов и занимается общественная организация «Молодые юристы Ростовской области».

В.И.: Обо всем по порядку. Приступим к беседе с нашими экспертами.

А.Х.: У нас на связи Андрей Болтушкин, главный редактор паблика во «ВКонтакте» «Ростов Главный — новости Ростова-на-Дону».

Здравствуйте.

Андрей Болтушкин: Здравствуйте.

А.Х.: Расскажите, пожалуйста, что же вчера произошло в Ростове-на-Дону, какие вам известны подробности, что происходит сегодня?

А.Б.: Вчера в Ростове произошел, наверное, крупнейший пожар за всю историю города, сгорело несколько кварталов, более 10 тысяч квадратных метров, более сотни домов, сотни человек остались без жилья. Это настоящий катаклизм, иначе нельзя это назвать, очень серьезное происшествие. На данный момент я знаю, что один человек погиб. Я надеюсь, что на этом счет погибших закончится. Но завалы только разбираются, может быть, еще кого-то найдут. Сейчас уже погорельцев распределили по местам, люди собирают активно гуманитарную помощь, скидываются деньгами. Официальный счет открыла администрация города. Потихоньку все отходят от этой трагедии.

А.Х.: Чтобы картинка у нас сложилась, скажите, что за район города, который вчера был охвачен пламенем?

А.Б.: Это район в каком-то смысле полумаргинальный. Он даже называется Говнярка. Это частный сектор, он прямо в центре города находится. Недавно там началась застройка. Даже на фотографиях видно, что Говнярка — это частный сектор, много деревьев, и слева от него высотное 15-этажное здание строится. Очень контрастный райончик. Жили там не очень благополучные люди, но не на всей площади Говнярки, а на отдельных участках. Некоторые дома вполне благополучные, благоустроенные, а где-то полуразвалившиеся хибарки, где тоже кто-то жил. Получается, что земля достаточно дорогая, а люди на этой земле живут. К этим людям в последнее время начали приходить какие-то незваные гости и предлагать выкупить эту землю, но по небольшой цене. Люди заявляли, что на них оказывается давление, практически угрозы, что «если вы по дешевке не продадите землю, то будут проблемы». В общем-то, проблемы и начались.

По поводу того, поджог это был или не поджог, точно я не могу сказать, у меня нет достоверных инсайдерских сведений. Но я все-таки надеюсь на порядочность людей, что это само как-то произошло или случайно, кто-то окурок бросил, и так как у нас очень жаркий сезон выдался, последние две недели тут и 35, и 38 градусов тепла, очень жарко, все высохло, я думаю, что это все-таки какая-то трагическая случайность. Но, тем не менее, отжимать землю таким не совсем законным способом — я бы не сказал, что это в Ростове прямо принято, но случаи были.

В.И.: Сами заговорили про поджог, подобные версии озвучивались в СМИ буквально накануне. Сегодня уже официальные комментарии звучат такого рода, что изначально загорелась свалка, которая находилась неподалеку от жилого района, и после этого якобы огонь перекинулся на жилые постройки. А какие версии чаще всего звучат именно среди местных жителей?

А.Б.: Местные жители на 90% уверены, что это устроил застройщик.

В.И.: Если про эту версию дальше говорить, от вас же прозвучало, что к местным жителям, тем, кто в частном секторе находится, приходили некие люди, которые предлагали землю выкупить. А какие-то подробности известны, как это происходило? Может быть, какие суммы звучали, как давно это происходит — последние две недели или это долгоиграющая история, которая, возможно, тянется уже не один год?

А.Б.: Это тянется не один год, но изредка. Кто-то придет, потребует продать землю задешево, потом уходит и исчезает на какое-то время. Недели две назад всплеск такой был, что «ага, у нас хотят забрать землю незаконным способом, нам угрожают». И потом все вроде как поутихло. И вот, получается, какое-то продолжение этой истории.

В.И.: А известны суммы — за сколько предлагали выкупать дома? И сколько стоят земли в принципе в этом районе?

А.Б.: Это центр города в восточной части. Если я не ошибаюсь, там 100 тысяч за сотку. Если участок 6 соток, то 600 тысяч. Это не рыночная цена, такие участки стоят раза в 3−4 дороже, как минимум. Людям предлагали крайне маленькие суммы, на которые они бы даже не смогли купить себе однокомнатную квартиру где-нибудь на окраине города.

А.Х.: А кто-нибудь согласился пойти на такую сделку? Или все не желали продавать свои дома?

А.Б.: По моим сведениям, никто не соглашался.

В.И.: Подобную картину можно было только в одном районе города наблюдать? Или это какое-то общее явление, и известно о подобных фактах на других территориях?

А.Б.: У нас есть старый фонд в Ростове. И бывает так, что какое-то старое здание, историческое, особняк — оно загорается или поджигается, выгорает, быстро разрушается, и на его месте строится дом или бизнес-центр какой-то. Это периодически случается. Но причины пожара — поджог или само загорелось, случайно кто-то спичку кинул — не могу сказать.

А.Х.: Это также жилые дома, о который вы сказали, или те, которые покинули жители?

А.Б.: Покинули. Я лично знаю о домах, которые уже покинули, там реально никто не живет. Но я пообщался с людьми, и бывали случаи, когда вполне нормальный дом, в нем живут люди, нормальные, не маргиналы, и тоже что-то у них начинает гореть.

А.Х.: К этим людям также приходили какие-то странные личности, предлагали выкупить или сразу происходил поджог?

А.Б.: Сначала приходили, предлагали.

А.Х.: Есть какие-то комментарии властей, администрации по этому поводу? Может быть, кто-то обращался, в конце концов? Это же действительно странные способы, разборки из 90-х годов.

А.Б.: Когда две недели назад был вот этот всплеск, насколько я знаю, особо никаких последствий не было, там никто не поймали, не арестовали, по-моему, даже расследование не началось.

В.И.: Сразу приходит в голову вопрос — известно, что может появиться на этой территории? Ведь называются конкретные застройщики, которые, возможно, претендовали на эту землю. Наверняка они вынашивают какие-то планы, о которых кто-то когда-то говорил, и сейчас уже можно предполагать, что появится на месте бывшего пожарища.

А.Б.: Этого точно я не знаю. Но мне кажется, это будет очень компрометирующая стройка на этом месте. Сразу к застройщику появится много вопросов. Я бы на месте застройщика не рисковал бы там что-то делать.

А.Х.: А вам известные какие-то активистские движения, которые встали на защиту тех людей, которые вчера столкнулись с этой бедой?

В.И.: Есть ли такие вообще?

А.Б.: Чисто активистских, добровольческих нет. Но сейчас в любом случае из-за такого большого пожара полиция сама начала расследование. Так что, я думаю, помощь добровольцев особо и не потребуется, полиция сама справится, выяснит причины и найдет виновных.

А.Х.: А если не брать во внимание вчерашний поджог, а те похожие случаи, но в прошлом, тогда какие-то активистские движения что-либо предпринимали? Или это все сошло на нет?

А.Б.: Ничего такого не было, все сошло на нет. Люди или тушили, восстанавливали жилье, или продавали, как-то все это решалось.

В.И.: Если следить за сообщениями в СМИ, то складывается впечатление, что ситуация более или менее под контролем, паники нет. Но это же действительно катастрофа, потому что это центр города, он вчера был охвачен дымом, сегодня, наверное, везде пахнет гарью, можно уже лицезреть последствия произошедшего. Какая обстановка, моральное состояние людей?

А.Б.: Первое чувство, если в целом, это шок. У нас в прошлом году в центре города, но ближе к западной части произошел потоп, девочка утонула просто на улице, в центре города. А вчера — пожар, сгорело несколько кварталов. Понимаешь, насколько мы беззащитны перед этими стихиями. Понимаешь, что не защищены мы от стихийных бедствий. В целом, мне кажется, можно было бы этот пожар быстро потушить, но много техники было в области, не было в городе, пришлось возвращать. Проблемы были с водой, был маленький напор, и пожарные не могли начать тушить. Если бы было все это более четко согласовано, лучше организовано, то, может, сгорело бы гораздо меньше домов. Сегодня просто нужно все восстанавливать, людям как-то обустраивать свой быт. Уже пообещали, что будут людям выдавать жилищный сертификат. То есть я не думаю, что они останутся без жилья. Но мы беззащитны, по большому счету.

В.И.: Надеемся, что ничего подобного впредь не повторится, что удастся быстро ликвидировать последствия того, что уже успело произойти. Правильно я понимаю, когда накануне появились сообщения о пожаре в центре города, многие со скепсисом отнеслись к новостям — подумаешь, что-то горит?

А.Б.: Да. Мне прислали видео, несколько фотографий. Мне вообще показалось сначала, что горит вот это большое 15-этажное здание. По фотографии мне показалось, что сначала выгорела стройка, строительная площадка рядом с этим новым домом, и от нее огонь перекинулся на этот дом. А потом оказалось, что изначально пожар возник где-то в этих трущобах. Потом он перекинулся на строительную площадку, и потом с площадки на дом. Первые 20 минут я думал, что это все быстро закончится, что там какой-то мелкий местный пожар, приедет несколько пожарных машин, и все потушат. Потому что пожары у нас уже были в Ростове, их за несколько часов тушили, и все нормально было. А в этот раз наоборот, он со временем становился все больше и больше. И вот, целый район выгорел.

В.И.: Андрей, спасибо, что побеседовали с нами. Надеемся, что все будет благополучно в Ростове-на-Дону.

А.Б.: Приезжайте к нам в гости.

А.Х.: Сейчас у нас на связи Андрей Молотов, автор петиции за отставку администрации Ростова-на-Дону. Здравствуйте!

Андрей Молотов: Здравствуйте.

А.Х.: Вы разместили петицию с просьбой об отставке администрации города и области. Дайте, пожалуйста, обоснование вашей петиции — почему вдруг вы решили создать такую петицию?

А.М.: Просто уже накипело. За несколько лет работы администрации это уже не первый случай, который привел к жертвам. Все началось еще года два назад, а то и три, когда выпал крупный снег. Вся техника, которая была в городе, была выведена из города на помощь другим городам. А метеорологические предупреждения, что к нашему городу тоже приближается непогода, были пропущены мимо ушей. И в итоге весь город парализовало. Многие люди получили охлаждение, бросали машины прямо на улицах. Снег достигал порядка полуметра. Мародеры много машин обворовали, поразбивали.

Потом была следующая ситуация — в прошлом году прошел крупный ливень в Ростове-на-Дону, вследствие которого погибли около 5 человек, также и дети. Девочку 14 лет затянуло просто потоком воды под машины. А из-за чего все было — ливневки, которые должны действовать на территории города, были просто забиты хламом или вообще залиты бетоном или закатаны асфальтом.

А.Х.: И вчерашний пожар вы тоже связываете с работой администрации не на должном уровне, который бы вы хотели?

А.М.: Просто ситуация сложилась такая, что 2 недели назад, еще до пожара поступали тревожные новости в группах нашего города о том, что жителям этого района действительно угрожают поджогами и расправой. Это уже не первый поджог в этом районе за эти 2 месяца, он уже дважды горел, но удавалось все локализовать. 1−2 дома сгорали, и пожар тушили. Сейчас же пожар разросся до таких масштабов, горело около 10 тысяч квадратных метров, более сотни домов просто сгорело, около 600 человек лишились крыши над головой.

В.И.: Если ваша петиция возымеет результат, то что изменится? Вы озвучили ряд проблем.

А.М.: Мы хотим, чтобы, наконец-то, власти города и администрация услышали народ, чтобы либо следующая, либо эта администрация, если петиция дойдет до президента, и Владимир Путин решит их оставить, чтобы они поняли, что не нужно спускать все, как есть, а решать проблемы города и людей. Мы готовимся к Чемпионату мира, наш город строит стадион к ЧМ-2018. Все деньги спускаются туда, а о простых людях просто не думают.

А.Х.: Вы ждете того, что петиция действительно наберет огромное количество подписей, и прислушаются горожане к вашему призыву? А что вы ждете от администрации — каких-то комментариев или действий?

А.М.: Комментарии даются постоянно. Каждый раз какая-то ситуация, комментарии даются, все решится, все будет хорошо. В итоге все спускается. Те же самые ливневки, которые в прошлом году обещали почистить, до сих пор не почищены и закатаны под асфальтом. Весной в городе был крупный дождь, опять полгорода плавало.

А.Х.: То есть, по-вашему, только отставка администрации города и области приведет к каким-либо переменам?

А.М.: Я больше хотел именно привлечь внимание. Если решит президент РФ, что их можно оставить, и как-то повлияет на их работу, чтобы они работали более эффективно, то пусть остаются, путь работают. Но это просто продолжается уже не первый год. Если они не смогут этого сделать, то отставка и привлечение новых людей, которые действительно будут заниматься этой проблемой города, только так.

А.Х.: Change.org — это платформа, где все размещают петиции. Но необязательно президент ее увидит. Может быть, стоит обращаться непосредственно в администрацию — к губернатору, к мэру города? Вы каким-то образом пытались получить от них вразумительный ответ?

А.М.: Комментариев они не давали. Они заняты сейчас работой с погорельцами. Было много собраний по поводу ливневок, по поводу пожара пока не проводились. Но вразумительных ответов, четких, конкретных, так и не было получено от администрации. Все расплывчато, смутно, никаких точных сроков, ничего конкретного.

В.И.: Посмотрим, как дело дальше пойдет, сколько подписей наберет петиция. Андрей, большое спасибо, что нашли время побеседовать с нами, рассказать о своей инициативе.

А.М.: Спасибо за внимание.

А.Х.: Говорим о ситуации в Ростове-на-Дону, и у нас на связи Ирина Сафронова, руководитель Ростовского отделения партии «Яблоко». Здравствуйте.

Ирина Сафронова: Добрый день.

А.Х.: Наверняка, вы не понаслышке знаете, что произошло вчера в городе, что происходит сейчас. Наверняка у вас уже сложилась в голове некая картинка того, что происходит. Многие жители города говорят, что это был именно поджог с целью распределения такого лакомого кусочка в центре города.

И.С.: Безусловно, не понаслышке. Запах гари доносится по всем районам, даже в противоположный конец города. Люди не понимают, кто тут костры жег, а на самом деле это был очень сильный пожар. Безусловно, это проблема очень старая, давняя. Этот кусок земли находится в самом центре города. Еще лет 20 назад огородили высоким забором, чтобы не портить вид города вот этим «Шанхаем». Вместо того чтобы нормально предоставить людям жилье на условиях, их удовлетворяющих, огородили забором. Местное название района — я извиняюсь, Говнярка. Это район старых домов, где нет канализации во многих домах, нет асфальта. Это старая застройка Ростова. С начала 90-х там начали выкупать участки. Сначала там планировалось построить развлекательный центр. Под это начали выкупать участки. Затем в связи с кризисом эта идея утратилась сама по себе. Эти участки стали продавать. Часть купили строительные компании и построили там многоэтажные дома. Часть осталась незастроенной, но выкупленной. А часть — остались жить жители Ростова. Они там живут по многу лет, как правило, обрастают семьями. И на эту тему я читала материал 12 дней назад — пришли неизвестные риелторы и предложили Рузане Багдасарян продать участок за миллион восемьсот или за два миллиона, в общем, за маленькую сумму. Соседям тоже предложили. Но за эти деньги ничего не купишь. А вот семья Рузаны Багдасарян обсуждалась, там живут несколько семей — сестры с семьями. И один из домов сожгли, она оказалась на улице. И с тех пор начались эти пожары. 12 дней назад люди с этой проблемой обращались, это было в прессе освещено, что ходят непонятные риелторы, и каждый божий день горит какой-то дом. Но это никому не было интересно — ни администрации, никому. И сейчас загорелся такой же дом. Но поскольку — я так понимаю, не планировалась такая масштабная акция — у нас 35 градусов с начала августа, ни одного дождя, только сегодня выпал дождь, и страшный ветер. И это пламя разнеслось на 10 тысяч квадратных метров. Сгорело 120 домов. Причем пожар был не на спорном участке, загорелись дома на соседних улицах, которые находятся в зоне других кварталов. То ли ветер разнес огонь, но дело даже не в этом. Был ответ Рузане Багдасарян — «Нам легче вас сжечь, чем вам предоставить другие условия». Вот эта фраза, я считаю, касается вообще всех нас. Нас легче уничтожить, чем пойти нам навстречу. Почему за это время никто не заинтересовался, что горят дома, людей поджигают, что приходят какие-то бандиты? Весь это же освещалось в СМИ. И никто не побеспокоился. А когда начался масштабный пожар, который стал виден из Москвы, то сразу сбежались все. Прислали вертолет, прибежал губернатор на это место, все пришли. А сейчас 560 человек остались без жилья, и надо им помогать.

Я читала, что эти участки земли — через одну инспекцию пробили решение, что там нельзя восстанавливать частные дома. И несчастные жители не могут построить свои дома на этом месте, потому что это выделено под многоэтажную застройку. Я считаю, здесь нужно серьезно разбираться. Это, конечно, большое несчастье. Но это что, первый пожар? У нас так весь центр сгорел, все старые дома в старом центре с 90-х годов. Это единственный способ разобраться с несогласными. И на этом месте понастроили многоэтажные дома, которые совершенно портят картину нашего города. Совершенно нарушена старая архитектурная застройка Станиславского, Серафимовича, улицы Социалистической. Никто не реставрирует эти старые дома.

А сейчас что происходит к Чемпионату мира? Ремонтируют фасады на центральных улицах, даже внутри не ремонтируют, там ужас, что, если зайти во двор, посмотреть. И никому не интересно мнение людей, их пожелания. Я уж не говорю о том, чтобы предоставить нормальные условия, за столько лет не могли пойти жителям навстречу. Помните, у Лужкова была такая ситуация, когда выселяли частный сектор, давали им какие-то квартиры, и Лужков назвал их жлобами, потому что жители не соглашались. Это то же самое. Да, конечно, продать эти квартиры, за много миллионов понастроить домов — это можно. А дать жителям нормальные деньги за их участки в центре города — нельзя.

А.Х.: Вы сказали, что людям, которые каким-то образом потеряли свое жилье, невозможно будет построить на этом месте собственного жилья. Это такой закон, законопроект или почему?

И.С.: Дело в том, что там ведется спор между строительными компаниями. Часть участка выкуплена, и, вероятно, проведено через администрацию решение строить здесь многоэтажные дома. Пока люди там живут в своих домах, их не трогают. Наверное, за это время строительная компания должны предоставить этим людям жилье, компенсацию. Поскольку люди не соглашаются на эту компенсацию, которую им дают, потому что они ничего не купят на эти деньги, — представьте, вам предлагают 2,5 миллиона, семье. Особенно в этом районе, ничего не купишь, вообще ничего.

А.Х.: А сколько стоит жилье в центре города?

И.С.: В том районе, если это новый дом, двушка — наверное, от 5 миллионов.

В.И.: К вопросу о том, что появится на месте сгоревших домов, — от вас прозвучала фраза, что там появятся высотки. Это тоже уже вопрос решенный?

И.С.: На части этой площади уже построены дома, они стоят. И речь идет о постепенном захвате этой части. По проекту предыдущего мэра эта Театральная площадь — там вид открывается на Дон, планировали построить дома, лестницу до самого Дона, красивый вид открывается. Но ради этого красивого вида надо расселить вот этот «Шанхай». Но за много лет так и не договорились. Его частями выкупают, кто согласился, строят. А кто не согласился, вот таким методом. Вот этой семье 2,5 миллиона предлагали, она потребовала 7,5. И сказали, что «вас легче сжечь, чем вам заплатить». Этот материал был опубликован 12 дней назад, когда начали гореть дома. И никто не обратил внимания, никто не пришел, не заинтересовался, никакого дела не открыли, ничего. Дождались такой вселенской трагедии.

А.Х.: Это действительно трагедия. Я так понимаю, жители города не перестают говорить о пожаре. Власти города, администрация, губернатор, как вам кажется, обратят внимание именно на те 12-дневной давности сообщения в СМИ о том, что люди говорили и т. д.

И.С.: Безусловно. Уже даже прозвучало задание, что нужно с этим разобраться. Прокуратура возбудила уголовное дело. Действительно сейчас уже стали разбираться, почему. Для этого, наверное, должна быть экспертиза. Официальная версия — что сгорела бытовая техника, взорвалась в каком-то доме. Но там знакомые у меня живут, Нижегородская, 33 — это дом нежилой, там не могло ничего взорваться. Это дома, которые не снесли, но они выселены. И там живут бомжи, даже говорят, сдают их в аренду по какой-то сходной цене. Вот такой район неблагополучный. Поэтому там пожар легче всего сделать. Но я думаю, что в целях не было устроить такую трагедию. Хотели по-тихому сжечь очередной дом. Но случайно так оказалось, что сгорел чуть ли не весь район.

Такие были силы подняты! А ведь первые пожарные приехали через час. И не было холодной воды в системе, и люди сами тушили пожар кипятком. Ведра носили и из шлангов тушили кипятком этот пожар, там даже не была готова система тушения. Потом, когда уже очень большая площадь была охвачена, что даже прислали вертолет пожарный, который тушил, потому что можно было дождаться пожара во всем этом квартале. Но 10 тысяч квадратных метров сгорело — это же ужас какой-то! Таких пожаров у нас я даже не припомню.

А.Х.: Губернатор Ростовской области говорил, что надо провести серьезным образом вот эту проверку. Как вам кажется, на каком уровне будет проведена эта проверка? Будет ли она действительно серьезной, и действительно по существу потом ответят на вопрос, что же все-таки случилось — поджог ли это с целью последующей перепродажи этой земли или застройки? Или каким-то образом это все опять сведется на нет?

И.С.: Большая вероятность, что это сведется на нет, поскольку 12 дней назад, когда приходили люди с угрозами, по идее, тогда полиция должна была прийти и составить портрет, обратиться к фирме-хозяйке этой земли или кто претендует. Расследование должно было начаться 12 дней назад, если люди обратились, что им угрожают. Но там ничего не было сделано. Сейчас, конечно, это все всплыло. Я думаю, что замять по-тихому — вряд ли, потому что эти же 560 человек начнут требовать себе жилье. Но поскольку официально никто не обращался, лица не были установлены с угрозами, я так думаю, что там девелоперская компания, они не сами же ходили. Большая вероятность, что будет так, как обычно. Дадут какие-нибудь хибары, я не знаю, через какое время, и все. Мнение горожан такое, что на этом месте вообще ничего нельзя давать строить, чтобы не было повадно таким образом обращаться с людьми.

А.Х.: Кстати, да, вопрос еще об этом. Во многих регионах был такой законопроект, что на месте сгоревших домов строить ничего нельзя. Есть ли вероятность того, что подобный закон появится и в Ростове, и здесь не будет никакого строительства все-таки, как вам кажется?

И.С.: Там уже начато строительство. И уже, как я понимаю, в планах города принято определенное решение. Тогда нужно издавать другой закон. А на нас еще надвигается Чемпионат мира по футболу. И вот это место, которое стыдливо огорожено забором, — там будут установлены большие экраны, где будут смотреть результаты матчей. Это нужно сделать очень быстро и все эти следы скрыть. А сейчас жители смеются, что мы станем достопримечательностью, пусть нас показывают, наше пожарище. А сделать это за год, быстро будет очень проблематично. Тут уже за забором не спрячешься. Поэтому мне даже интересно, как будут развиваться события. Но очень все жители возмущены. Целый район, много семей, и все они остались на улице. Сейчас идет массовое обсуждение. Ростов, как говорят, город маленький, обязательно какие-то знакомые там живут. Мне же рассказали очевидцы, как пожар начинался и прочее. Поеду сегодня, посмотрю, что там сгорело.

В.И.: А какой бы вы совет дали тем людям, которые пострадали в этой ситуации?

И.С.: Я считаю, что этим людям надо обращаться к уполномоченному по правам человека. Считаю, что им надо объединиться обязательно. Но они и так сплочены, все друг другу помогают. Даже видно, что при пожаре прибегали и заливали ведрами, друг другу все помогали. Эта общая беда их давно объединила, как я понимаю. Они все там друг друга знают. Я считаю, что им надо действовать сообща. Отстаивать свои права и чаще контролировать эту ситуацию. Чтобы не каждый в одиночку, а привлекая общественные организации. И дали вот по 20 тысяч — всем смешно. 20 тысяч — что это? Что на эти деньги можно сделать?

В.И.: Сейчас звучат фразы про 400 тысяч рублей.

И.С.: Это еще ничего не решено. 20 тысяч дали, был указ. Я понимаю, что это первая помощь. А представьте, человек остался вообще голый на улице. Что он на эти 20 тысяч купит? Хорошо еще лето. Нет еще решения, сколько будет заплачено. Они же еще, наверное, потребуют компенсацию за сгоревшее имущество. Очень интересная ситуация, трагическая. Каким образом будет решать город, не знаю. Потому что масштаб огромен.

А.Х.: Ирина Васильевна, огромное спасибо, что вышли с нами на связь, рассказали о том, что сегодня творится в городе. Мы надеемся на благополучное разрешение данной ситуации.

И.С.: Спасибо вам. Всего доброго.

А.Х.: Следующим нашим экспертом станет Олег Панасюк, кандидат юридических наук, адвокат, председатель общественной организации «Молодые юристы Ростовской области». Здравствуйте.

Олег Панасюк: Здравствуйте.

А.Х.: Ваша организация оказывает бесплатную помощь всем пострадавшим во вчерашнем пожаре. Какую конкретно юридическую помощь вы готовы предоставить погорельцам? И сколько человек уже обратились в вашу организацию?

О.П.: На сегодняшний день у нас идет прием, мы сегодня утром были на Газетном, 57, это региональный штаб ОНФ, экспертами которого мы, в том числе, являемся. Порядка 15 человек сегодня организовали заполнение анкеты, опрашивали по всем проблемам, которые имеются у граждан, в том числе, с указанием вероятной причины пожара, интересовались мнениями погорельцев. И самая основная задача у нас — это юридическая помощь. Это в дальнейшем быстрое оформление документов, консультации дальнейшие, что будет, в том числе, с остатками их имущества, где им дальше жить, как они будут получать жилье. Мы это осуществляем силами наших активистов, членов общественной организации. Это молодые юристы, это и выпускники, те люди, которые уже получили юридическое образование. Все это осуществляется под наставничеством филиала адвокатов Ленинского района. Это наш центральный филиал адвокатов № 1, где я являюсь заведующим. Поэтому у нас на базе ОНФ создан дополнительный оперативный штаб по оказанию бесплатной юридической помощи.

В.И.: Правильно мы вас поняли, что сейчас основной спектр вопросов, которые предстоит решить, — это восстановление документов, затем оформление бумаг на получение, возможно, компенсации, жилья? Что конкретно придется делать? И в какие сроки?

О.П.: На сегодняшний день, получается, все организационные вопросы, вопросы выплаты субсидий, единовременных денежных компенсаций осуществляет правительство Ростовской области. В нашей ситуации мы осуществляем именно юридические все консультации и сопровождения. У нас был первичный прием, и в настоящее время ведется там дежурство. Мы планируем до конца недели отработать по первичному приему. Сегодня мы получили заявки, завтра уже будем их отрабатывать вместе со штабом ОНФ. Как отработка будет? Уже обращаться то ли в паспортный стол, то ли муниципальные органы. То есть мы будем ускорять процесс по восстановлению документов. У многих документы сгорели полностью. А это же у нас центральная часть Ростова. Она историческая, она идет от Театральной площади к Дону. И там очень ветхие, старые постройки были. У большинства граждан дома даже не были оформлены в органах Росреестра. Это старые документы, которые еще выдавались органами БТИ. У людей даже исходные документы сгорели. Поэтому сейчас будем начинать восстанавливать с далекого прошлого всю документацию.

А.Х.: Вот эта процедура насколько может растянуться для тех людей, которые хотели бы восстановить свои документы?

В.И.: И насколько это сложно?

О.П.: Конечно, сложно. Но я думаю, что все процедуры будут в ускоренном режиме у нас осуществляться. Наша помощь посильная здесь — юридическая. Мы будем помогать в оформлении заявлений на подачу, в консультациях, потому что где-то один член семьи, где-то двое, дети, кто-то был зарегистрирован, кто-то не был. По времени, я думаю, все это будет очень быстро и не в те сроки, которые установлены для получения каждого документа законом. Я думаю, это все будет при помощи регионального штаба ОНФ, который активно сейчас в помощи участвует. Поэтому это все будет форсироваться однозначно. А там посмотрим по времени, на что будем выходить, уже тогда будем какие-то включать юридические комментарии.

А.Х.: Очень много СМИ растиражировали новость о том, что причиной этого крупного пожара был поджог. С юридической точки зрения насколько сегодня можно доказать, что совершен поджог? Действительно ли это долгоиграющая процедура?

В.И.: И будет ли зависеть от того итога, к которому придут сейчас следственные органы, те, кто проводит проверку, сама процедура получения жилья в дальнейшем для тех, кто сейчас является погорельцами?

О.П.: Это не будет влиять на получение каких-то компенсаций, выплат, на решение вопроса о выделении жилых помещений. Это не будет связано с причиной возникновения пожара. На сегодняшний день подключены все наши центральные правоохранительные структуры к данному вопросу. Я знаю о том, что депутаты Гордумы инициировали запрос в Следственный комитет, чтобы установили причину пожара. Но одно могу отметить — до выяснения причины, конечно, все жильцы при заполнении анкеты отражают, что «нас подожгли». В этом плане жильцы едины. Что скажет следствие — преждевременно об этом говорить. Все будет устанавливаться — кто кому звонил. Сейчас все это вывернут наизнанку, потому что кто-то к кому-то заранее приходил, предлагал, риелторы или не риелторы. Жильцы сейчас это все собирают. Это было буквально на днях, к одним приходили, предлагали выкупить за бесценок, к другим. Все, что они рассказывают, — кто приходил, откуда, какие звонки были. Я думаю, что в ближайшее время установится причина, то ли это поджог, то ли естественным образом воспламенение по неосторожности было.

А.Х.: Если оторваться от конкретного случая, от пожара вчерашнего, понятно, что это уже дело следствия и т. д. Сегодня насколько вообще человек может доказать, что был совершен поджог? Были ли такие случаи, когда рассмотрение дел в суде было в пользу погорельца, именно с той стороны, что его имущество было умышленно сожжено?

О.П.: На практике таких масштабных случаев не было в Ростовской области. Дай бог, что этот будет последним. Но поверьте, органы МЧС, пожарные службы установят причину возгорания. Они сразу скажут, это внешний источник либо по причине неосторожности возгорание произошло. Это мы узнаем в ближайшие дни, какую нам объявят причину возгорания. Я не думаю, что сейчас для действующих служб это нужно доказывать, устанавливать. Все это уже практикой отработано.

А.Х.: А было ли в вашей юридической практике, когда к вам обращались с просьбой помочь, именно с поджогами?

О.П.: В нашей конторе, слава богу, таких случаев не было. По памяти не могу сказать, что в адвокатской деятельности были дела, что подожгли, и приходилось такие моменты потом доказывать. Как правило, пожары, которые случаются, причина — по неосторожности. По крайней мере, на моей памяти так устанавливали причины возгорания и нанесения ущерба. Причину можно установить, что пожар извне — забросили бутылку, облили дверь, подожгли. Но вопрос в том, чтобы дальше доказывать, кто это, причины, мотивы и все остальное. Это достаточно сложно. В данном случае, я думаю, следствию будет чем заняться и установить причину.

А.Х.: В течение какого времени вы готовы оказывать бесплатную помощь?

О.П.: Без определения сроков, что сегодня, что через неделю, что через месяц. У нас ведется реестр всех, кто к нам обратился. Поставлена задача — мы сопровождаем до получения результата для каждой семьи. С утра до вечера, если необходимо, будем и ночью помогать.

А.Х.: Огромное спасибо за ваш комментарий.

Это была программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофона были Валентина Ивакина и Александра Хворостова. Мы прощаемся с вами, всего доброго.

В.И.: До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
АПИ

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments