ITunes

Бизнес по Станиславскому: как открыть театральную студию или школу актерского мастерства

Чем различаются бизнес-проекты в театральной сфере и кто может стать их потенциальным клиентом? Также узнали основные направления, требующие вложений на раннем этапе. Эксперты: Анна Снаговская — генеральный директор и режиссер-постановщик творческого центра «Артист» (г. Москва), Илья Златьев — руководитель театральной студии «Я-Актер!» (г. СПб), Константин Савкин — консультант и бизнес-тренер, эксперт по Agile, ВЭД и кризис-менеджменту (г. Москва).

*Техническая расшифровка эфира

Мария Цыганова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Startup-среда». У микрофона Мария Цыганова. Каждую среду мы рассказываем вам о том, как стать успешным бизнесменом, ищем для вас разные идеи, подробно их разбираем, чтобы не допустить каких-либо ошибок на пути к своей цели и сделать свой проект по-настоящему востребованным и прибыльным, что немаловажно для начинающих предпринимателей. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «Бизнес по Станиславскому: как открыть театральную студию или школу актерского мастерства». И у нас на связи Анна Снаговская, генеральный директор и режиссер-постановщик творческого центра «Артист» (г. Москва). Здравствуйте.

Анна Снаговская: Здравствуйте.

М.Ц.: Начну с уже традиционного вопроса для нашей программы — с чего все начиналось, как родилась идея открыть творческий центр, и каким образом вы воплощали ее в жизнь на самом раннем этапе?

А.С.: Начала деятельность я, когда мне было 15 лет. Начала я с преподавания самостоятельно. До этого я принимала участие в различных конкурсах, фестивалях, мероприятиях и получала определенный опыт. В тот момент, когда мне захотелось поделиться, к 15 годам у меня уже накопился определенный опыт, и вот так появилось желание набрать первую группу. С этого все и началось.

М.Ц.: То есть, прежде всего, чтобы открыть театральную студию или творческий центр, нужно самому любить это дело, этим увлекаться, этим заниматься. Если человек уже готов открыть театральную студию, что в первую очередь он должен сделать? Позаботиться о месте или о команде? С чего начать?

А.С.: Я могу сказать, что это совершенно необязательно, чтобы человек, который будет открывать творческую студию или центр, занимался этим сам. Но в любом случае, если вы планируете открыть что-то подобное, вы должны любить это дело. Если вы думаете, что вы проанализируете рынок и подумаете, что сейчас очень выгодно заниматься с детьми, на сегодняшний момент самое популярное — это актерское мастерство, а не заняться ли мне продажей каких-то курсов или занятий по актерскому мастерству? Если вы, отталкиваясь от этого, начнете заниматься, то я вас убеждаю, что ничего из этого хорошего не получится, вы просто забросите это дело. Безусловно, важно любить то, что вы делаете, интересоваться этим. Но не обязательно быть изначально актером, актрисой. Даже могу сказать, что в первую очередь вы должны быть хорошим организатором, инициатором и руководителем.

Отвечая на второй вопрос, могу сказать, что самое главное — конечно же, команда, которая будет идти с вами плечом к плечу. Нужно подбирать людей, сразу ориентируясь на высокий уровень педагогов. Не тратьте время на людей, которые только что-то пробуют, начинают, разминаются, потому что они, получается, будут тренироваться на ваших клиентах. За их ошибки придется отвечать вам. Поэтому очень важно изначально подобрать команду профессионалов высокого уровня.

М.Ц.: А сложно ли найти настоящих профессионалов? И сколько их должно быть?

А.С.: Смотря в каком регионе вы находитесь. Я могу сказать, что в Москве свои сложности, в регионах другие сложности. Например, у меня бизнес начался в Свердловской области, это маленький городок Первоуральск. И там своя сложность, потому что как только человек получает знания, образование, чаще всего либо он открывает что-то свое, либо он уезжает. Поэтому найти профессионалов в маленьком городе достаточно сложно, и я это знаю не понаслышке. Но, например, в Москве другая сложность — очень много людей, которые приехали сюда развиваться, они очень много умеют говорить, красиво говорить. По факту на деле может оказаться, что все не так красочно и волшебно, как рассказывали. Поэтому здесь очень важно разбираться в том, что вы делаете. Вам нужно повышать свою экспертность. Очень часто я сталкивалась с тем, что мне присылают просто фантастическое резюме, и оно соответствует действительности. Человек действительно имеет определенный опыт, но получалось, что это не совсем тот человек, который требуется в команду. Потому что, помимо экспертнтости, человек должен быть еще просто ваш — по духу, по настрою, по тому, в какую сторону смотрите именно вы, что именно вы развиваете и чем именно вы занимаетесь.

М.Ц.: А сложно ли найти клиентов? И как это нужно делать?

А.С.: Во всем есть свои сложности, свои трудности. Много времени и денег на стадии развития у меня ушло на пробование разной рекламы. И листовки мы печатали, раздавали около метро, около школы, и в школы заходить пытались, и около подъездов расклейку делали, и в подъездах листовки пригласительные раскидывали. Каких только вариаций не было. Но если сопоставить те деньги, которые у меня уходили на эту рекламу, и те деньги, которые у меня уходили на продвижение в интернете, там тоже очень большой пласт, который нужно изучать, то я могу сказать, что для меня то, что оправдывает себя, это именно продвижение в интернете.

М.Ц.: Давайте ограничим список тех предметов, которые должны быть в театральной студии. Я так понимаю, если мы обучаем клиентов актерскому мастерству, если мы называем себя театральной студией, то там должно быть что-то еще, помимо постановок. Или на начальном этапе можно ограничиться только этими предметами?

А.С.: Во-первых, нужно определить, куда вы идете, что это за студия, что это за центр. Потому что цели и задачи разные. Есть родители, которые хотят просто такую студию по раскрепощению деток, чтобы они более комфортно себя чувствовали со сверстниками и т. д. Это одна история. Если вы планируете делать постановки, спектакли, заниматься с подростками, приводить их к определенному результату, чтобы они делали в конце какой-то спектакль, это другая история. Нужно определиться, прежде чем начинать, потому что это совершенно разный подход к делу и разный результат.

М.Ц.: То есть совмещать это будет неправильно, можно растратить свои силы и не добиться результата?

А.С.: Я могу сказать только со своего опыта. Я хочу что-то дать нашим клиентам, нашим деткам и родителям, и если я узнаю, что есть какие-то кастинги или выступления или фотосессии, видеовизитки актерские, мне сразу хочется это внедрить. И я столкнулась, например, с тем, что часть родителей были просто безумно благодарны за это, и им этот подход очень нравился, а другие сказали, что «мы вас очень просим, пожалуйста, мы хотим просто заниматься». Потому что время на кастинги, на подготовку к каким-то конкурсам, выступлениям идет на то время, когда дети занимаются. То есть мы жертвуем базовым образованием, занятиями и в этот период начинаем репетировать номера. Безусловно, во время репетиций дети чему-то учатся, но они могут потерять какие-то базовые знания, которые идут по программе. Поэтому другая часть родителей взмолились и сказали, что все здорово, «нам нравится у вас заниматься, нравятся преподаватели, но темп, который вы задаете, для нас чересчур большой, и у нас другой интерес». Поэтому год назад я сделала две программы обучения, разделив тем самым поток клиентов. Администраторы сразу рассказывают о том, что у нас есть две программы обучения, и в зависимости от потребностей мы распределяем детей и родителей. В течение сезона или по окончанию сезона, естественно, родители могут поменять программу, перейти из более простой программы, где дети чаще реализуются творчески, или, наоборот, поняв, что для них это слишком активно, слишком тяжело, перейти в более упрощенную программу обучения.

М.Ц.: Такие предметы, как, например, грим или пластика, — нужно ли они в театральной студии? Или это больше прерогатива каких-то образовательных учреждений?

А.С.: В любом случае, какую бы программу вы ни выбрали, должны быть следующие предметы: актерское мастерство, сценическая речь и хореография. Это может быть хореография, ритмика, сценическое движение, это может все вместе как-то сочетаться, в зависимости от того, какую программу мы выстраиваете. Это три предмета, которые необходимы в любом случае. А дальше уже идут вариации. Если, например, это программа, где вы впоследствии хотите заниматься продвижением детей, то им обязательно нужно знать, что такое грим, они должны понимать, как обращаться с костюмом, они могут принимать участие в изготовлении реквизита и т. д. Их можно более углубленно в это посвящать. Старшие у нас даже познают секреты режиссуры. Когда актер может представить и увидеть роль и спектакль со стороны режиссера, помогает это очень для реализации тех или иных способностей. А для тех, кто по упрощенной программе, вы тоже можете сделать эти предметы, но уже в рамках мастер-классов, по желанию, для тех, кто хочет, они могут присутствовать, а кто не хочет, они занимаются просто по трем предметам.

М.Ц.: Я так понимаю, что для начинающих предпринимателей лучше выбрать как раз второй вариант, более упрощенный, а потом уже переходить на продвижение своих клиентов. Или я ошибаюсь?

А.С.: Смотря какой экспертности человек, который это все организует, какая у него цель. Я очень подробно анализирую наших конкурентов, и я знаю людей, которые давно уже в профессии, им неинтересны просто курсы. Они хотят спектакли, мюзиклы и т. д. соответственно, они сразу начинают с более усиленной программы обучения. А есть те, кто стартует, они в этом ничего не понимают, но они горят театром, им это интересно, они хотят в этом развиваться или, например, в детстве мечтали стать актером, родители запретили, и вот, наконец, решили они реализовать свою мечту, открыв собственное дело. В зависимости от того, на каком уровне понимания профессии находится человек, который открывает это дело.

М.Ц.: Вы затронули такую интересную тему, как анализ конкурентов. Нужно ли это делать, важно ли и почему?

А.С.: Конечно. Какой бы бизнес вы ни открывали, обязательно нужно анализировать тех, кто уже на рынке. Во-первых, вы должны понимать, что предлагает ваш конкурент. Вы должны оценить, за сколько конкурент предлагает эти услуги своим клиентам. Прежде чем вы выставите стоимость своих услуг, вы должны понимать, что вообще происходит на рынке, потому что вы можете обжечься очень серьезно. В своей идеальной картине мире вы просчитаете один бюджет, договоритесь в преподавателями. А в соседнем доме у вас конкурент, который в три раза дешевле продает ту же самую услугу. Вы просто прогорите. Или наоборот, вы сделаете слишком дешевую цену, тем самым вы можете даже отпугнуть ваших потенциальных клиентов, потому что подумают, что что-то несерьезное, слишком низкий уровень преподавателей, потому что педагоги, которые знают цену своего часа, не пойдут работать в подобную организацию. Здесь очень все тонко, и, конечно, важно проанализировать конкурентов.

М.Ц.: Насколько я знаю, сейчас театральных студий довольно много, они появляются в разных регионах. Сложно ли выжить в конкурентной среде? И вообще как найти преимущество над конкурентами, чтобы не дублировать их, быть на их фоне лучше?

А.С.: Я могу сказать, что конкурентов бояться не нужно. Нужно, в первую очередь, следить за развитием своим, своей компании. Конкурентов анализировать нужно, но не нужно бояться. У меня был такой опыт — мы были коллективом долгое время одного из самых больших работающих культурных центров в Москве. И только в этом центре было 3 театра, помимо нашей. И я не побоялась открыться там. Было достаточно тяжко, занималось всего 60 человек, я думала, что я совершила ошибку. Но через какое-то время нас уже было 150. Просто нужно, проанализировав конкурентов, понять, что вы можете предложить такое, чего еще не предложили наши конкуренты. Может быть, это программы и результат, драматическое искусство. Может быть, наоборот, открываете более мюзикловое направление, включаете, например, танец и вокал, они у вас поют, танцуют, играют, у вас более эстрадное направление. Либо вы делаете упор на речь и делаете не столько студию актерского мастерства, сколько курсы ораторского искусства, публичных выступлений. Это уже третье направление. Важно расставить приоритеты, акценты и понять, чем вы можете отличиться от конкурентов, в чем ваша уникальность.

М.Ц.: А сколько человек должно заниматься в одной группе, чтобы занятия не носили какой-то формальный характер, а были действительно эффективными?

А.С.: Меньше 5 человек нет смысла. Опять же, смотря какая стоимость. Бывают, например, курсы, где какие-то индивидуальные занятия или группы по 3−5 человек максимум, но там более высокая стоимость. Вообще, если вы рассчитываете именно группы, то смотря для какого возраста, но больше 15 человек, даже 13−15 — это уже сложно донести информацию до каждого, если вы хотите, чтобы у вас был еще и индивидуальный подход к каждому ребенку. В среднем человек 10−12. Мы обычно в начале сезона набираем по 15 человек в группу с учетом, что кто-то не доходит, кто-то переводится в другое направление, кто-то заболел, отсеялся, еще что-то. И в среднем получается примерно по 10 человек в группе.

М.Ц.: Вы уже сказали, что в любом случае придется рекламировать, особенно на начальном этапе, свою театральную студию. А какие еще направления, требующие вложений, стоит отметить и учесть именно на начальном этапе?

А.С.: У вас будет 3 статьи расходов — это реклама, аренда и зарплатный фонд. 3 основные статьи, съедают больше всего. На это нужно обратить внимание. Программа обучения, тоже на это нужно обратить внимание. А там уже все в процессе. Реквизит потребуется какой-то. Когда вы заезжаете в помещение, важно понять, вы арендуете почасовку у кого-то или вы полностью отремонтировались и делаете самостоятельную структуру. Если вы делаете свой большой филиал, то нужно тоже закладывать стоимость на ремонт, это много съедает — нужны зеркала, стулья, требования пожарной безопасности, СанПиНы и т. д.

М.Ц.: При всех этих затратах когда примерно можно ожидать уже какого-то дохода? Или хотя бы самоокупаемости?

А.С.: Здесь, откровенно говоря, очень сложно рассчитать, потому что все индивидуально. Есть случаи, когда люди очень амбициозно вкладывают деньги в ремонт, в открытие собственной студии, собственного центра, приглашают на первое время звезду, чтобы она стала художественным руководителем, либо лицом, платят деньги этому человеку. Но мало денег вкладывают в рекламу. И бизнес может просто прогореть. Потому что-то, что у вас будет хорошее помещение, потрясающая программа обучения и классные преподаватели, еще не значит, что у вас будут клиенты. Это еще не показатель успеха. Гораздо важнее иметь тех, кто уже готов заниматься, вложить деньги в рекламу, вложить деньги в сайт. Лучше начать проще, но лучше.

М.Ц.: А что же должно быть в хорошей театральной студии, именно в помещении? Там обязательно должны быть сцена или это необязательно? Освещение, зеркала, вы сказали?

А.С.: Да, зеркала нужны. Но у всех преподавателей по-разному, кому-то они мешают. Надо, чтобы была возможность их как-то закрыть. Ширмы важны, это необходимый реквизит для артистов. Кубы, например, которые могут трансформировать. Реквизит преподаватели могут подсказать, потому что у всех свой способ ведения занятий. Это уже второстепенные вещи. Пока вы дойдете до реквизита…

М.Ц.: Анна у нас пропала, к сожалению. Но в целом мы закончили с ней беседу.

У нас на связи уже находится следующий наш эксперт, Илья Златьев, руководитель театральной студии «Я-Актер!» (г. СПб). Здравствуйте.

Илья Златьев: Здравствуйте.

М.Ц.: Мы уже немного обрисовали картину, как открыть свою студию. Но все-таки театральная студия есть как для детей, подростков, так и для более старшего поколения. В чем разница, есть ли она?

И.З.: Во-первых, есть разница в мотивации. Для детей одна мотивация, для взрослых — другая. Чаще всего взрослые занимаются более короткими блоками. Один месяц, два, три. А у детей чаще всего на весь учебный год, блок — это учебный год.

М.Ц.: То есть если мы говорим о школьниках, то мы будем набирать группу с той целью, чтобы они проучились весь учебный год. А сколько раз в неделю нужно проводить занятия, чтобы они действительно были эффективными?

И.З.: Как показывает практика, минимум 2 раза в неделю. Это лучший вариант, потому что дается домашнее задание для детей. И если даже мы увеличиваем количество часов и занимаемся один раз в неделю, то у детей тяжелее укладывается в голове материал.

М.Ц.: То есть помимо того, что дети занимаются непосредственно в самой студии, им еще выдается домашнее задание?

И.З.: Да, обязательно. Это тоже как часть. Это взрослым с домашним заданием уже сложнее работать, они могут прийти и домашку не сделать. А дети привыкли, потому что и в школе домашнее задание постоянно, и родители тоже к этому готовы.

М.Ц.: А что может выступать в качестве домашнего задания?

И.З.: Например, в самом начале курса это может быть задание потренироваться с яблоком, как ты ешь яблоко — сначала настоящее, а потом воображаемое яблоко. Или, например, покривляться перед зеркалом. Это тонкий вопрос. Мы, как взрослые, родители, детям обычно запрещаем, а тут вдруг в жизни ребенка появляется взрослый, который говорит — кривляйся, но кривляйся правильно. И это следующий шаг к тому, чтобы энергию ребенка направить в более правильное русло, когда он не знает, как себя реализовать. А потом, чуть позже домашнее задание — это прочитать какие-то отрывки. Например, для среднего возраста, 5, 6, 7, 8 класс — прочитать рассказы Чехова. И выбрать тот, который они хотят ставить. Мы не заставляем — дети, читайте книги. А через выбор материала. И они начинают: «А мы не знали, мы думали, Чехов — это что-то старое и скучное». А оказывается, что интересный материал. Они прям в восторге от этого. Спорят, обсуждают — мы хотим, мы уже все разложили, мы уже видим, кто. Очень интересная история.

М.Ц.: А сложно ли заинтересовать детей?

И.З.: Здесь комплексная работа должна быть, если мы говорим про мотивацию, платят-то все равно родители, и ребенок не может ответить. Если ему не нравится, то ему не нравится. Он сказал: «Я не хочу». С мотивацией у взрослых гораздо проще, именно для мотивации ребенка, он должен понимать, зачем он это делает. Есть достаточно сложные упражнения по сценической речи, когда ребенку очень не нравится, и они делают все возможное, чтобы пропустить эти занятия или не ходить. Но если правильно и грамотно в самом начале вывести ребенка на сцену, показать и объяснить то, что тебя сейчас не слышно на задних рядах или в середине зала, что он тихо говорит, то тут уже появляется понимание, зачем ему это надо. Потому что мы как родители, мы прекрасно понимаем, что заниматься сценической речью поможет в дальнейшем, но для ребенка то, что будет происходить через 10 лет, — это космос. Это через две или через три жизни, потому что он так долго еще не может загадывать. А играть в игры или ничего не делать уже сейчас хочется.

М.Ц.: Вы совершенно справедливо заметили, что платят за такие занятия все равно родители. А как заинтересовать их?

И.З.: Вот тут не знаю. Мне кажется, что каждый родитель бы хотел, чтобы его ребенок вырос и чего-то достиг в жизни, чтобы ему было проще жить. Смотрите, есть же дети, которые приходят для того, чтобы себя реализовать. А есть родители те, которые от неизбежности отдают детей, например, ребенок дома показывает сценки, но как только видит постороннего человека, он сразу зажимается и не может слова произнести. Это же очень большая проблема, когда я спрашиваю у родителей, они иногда об этом не подозревают, я спрашиваю у ребенка: «А ты когда выходишь к доске или отвечаешь с места, у тебя оценки разные?». Ответ: «Да». И выясняется, что когда с места отвечает, то оценки выше. И родители смотрят и иногда очень удивляются этому. Они не понимают, что ребенку выйти к доске перед классом очень сложно, и он там все забывает, он не может себя ощущать. Это происходит здесь и сейчас, а не то, что через 5 или 10 лет. Мы сейчас научим ребенка правильной и хорошей презентации, он будет чувствовать себя свободно, и вот когда-то будет результат. Иногда это проходит прямо здесь и сейчас, потому что ребенок стесняется, потому что его бабушка когда-то сказала ему, что нельзя разговаривать с посторонними людьми. И все, у него уже пошел страх, от которого он сам избавиться не может.

М.Ц.: А нужно ли вообще работать с родителями, давать им какую-то обратную связь, рассказывать, как занимается его ребенок? И нужны ли отчетные концерты?

И.З.: Надо заниматься и с родителями, мы проводим мастер-классы для родителей, потому что когда мы даем домашнее задание ребенку, допустим, «гимнастика Стрельникова», родители не понимают, что нужно делать. Они подходят к ребенку и спрашивают: «Ты сделал домашнее задание?» — и все. А проконтролировать не могут. И когда мы показываем родителям, что необходимо сделать, каким образом необходимо делать, почему нельзя есть семечки перед занятиями, потому что на дыхательные пути плохо влияют, или почему нельзя пить холодную воду в перерыве, когда дети занимаются. И тогда родители хорошо вовлекаются и понимают, почему какие-то задания даются, когда они сами в этом поучаствовали. Отчетные концерты — это как раз дополнительная мотивация для детей, когда они выходят на сцену перед родителями. И они понимают, для чего они все это делают, для чего они занимались по полгода. И очень важно, чтобы эти работы не уходили в стол и не терялись, потому что чаще всего у ребят есть проблемы, когда хороший спектакль сделали за год, потом дети разошлись, и показать его уже дальше нельзя. А вот как сделать и сохранить, чтобы можно было поучаствовать на фестивалях уже осенью или летом, это очень сложная задача, но решаемая.

М.Ц.: Поделитесь каким-нибудь советом для начинающих предпринимателей, которые решили непременно открыть театральную студию.

И.З.: Смотрите, процесс достаточно долгий, те решения, которые принимаются, например, если мы говорим про учебный год, в начале сентября или в конце августа, результат принятия этих решений чаще всего можно увидеть только в конце мая, после отчетного концерта. Или когда отчетный концерт может и не произойти. Когда мы работаем со взрослыми, там значительно проще, блоки идут 1 месяц, 2 месяца, и ты сразу видишь результат. А здесь надо работать именно в долгую и надо быть к этому готовым, потому что может произойти, как кассовый разрыв, количество детей к концу года уменьшается, и очень много факторов, и педагог может быть не готовым к тому, чтобы работать в долгую. Бывает такое, что педагог, который приходит, у него много анимации, и он может работать с детьми, но буквально через 3−4 занятия начинает все повторяться. И простроить хорошую долгую работу он уже не может. И очень важно тут не обмануть ожидания детей и родителей. Если вы обманываете детей в ожиданиях на 2−3 месяц, например, то ребенок остается практически на целый год, и ему уже надо что-то другое искать или переходить куда-то. А бывает такое, что он понял, что театральное искусство — это не для него, и он потом в принципе больше не идет никуда заниматься. Вот в этом есть определенная беда, тут нужно консультировать. И это не такая простая история, как может показаться с первого взгляда.

М.Ц.: Большое спасибо за то, что нашли время пообщаться с нами в прямом эфире и поделиться своим опытом. До свидания.

И.З.: До свидания.

М.Ц.: В завершении программы выслушаем мнение Константина Савкина, консультанта и бизнес-тренера, эксперта по Agile, ВЭД и кризис-менеджменту (г. Москва). Накануне программы мы с Константином побеседовали, узнали его мнение по поводу того, будет ли востребована театральная студия. Слушаем комментарии.

М.Ц.: Здравствуйте, Константин.

Константин Савкин: Добрый день, Мария.

М.Ц.: Как вы считаете, востребованы ли театральные студии сегодня?

К.С.: Я считаю, что это очень востребовано, и даже не столько по прямому назначению, как театральная студия, а сколько как курсы актерского мастерства. Потому что текущий уровень жизни, текущий стиль, он очень сильно связан с представлением личности как бренда, как человека, как неважно, кого — врача, учителя, менеджера по продажам, руководителя и так далее. И в этом случае человек должен уметь себя представить, он должен уметь себя преподнести. Но когда люди, допустим, сами смотрят телевизор, ходят в кино, там информационный поток настолько большой, что они начинают терять себя. Вот курсы актерского мастерства позволят раскрыть свои сильные стороны с точки зрения коммуникации. И при этом неважно, какой человек, у него может быть дефект по речи, он может быть скромный, он может не обладать спортивной осанкой и так далее. Но курсы актерского мастерства позволяют научиться использовать свои сильные стороны для достижения какого-либо результата. Это вовсе не означает, что вы там станете актером театра или кино, это означает, что вы научитесь коммуницировать, научитесь понимать больше себя.

М.Ц.: Получается, что курсы полезны не только детям и подросткам в качестве какого-то дополнительного образования, но и взрослым в их работе или какой-то повседневной жизни?

К.С.: Конечно, только большинство взрослых этого не понимают. У нас, как говорится, не хочу учиться, хочу жениться. И с этой точки зрения, взрослый человек очень состоявшийся, и очень тяжело взрослому человеку переступить через себя и пойти на курсы актерского мастерства, заставить себя прорабатывать какие-то определенные моменты, пусть даже не на курсах, пусть самостоятельно, но увидеть те качества, над которыми человек должен работать. Это касаемо абсолютно любой сферы, это не только актерское мастерство, это и занятия спортом. Человек просто должен сказать внутри себя, что он это делает не совсем хорошо, и заставить себя учиться, корпеть над этим. Тут важно понимать, что человек не ступает сразу на путь успеха, его начинают хвалить сразу, и у него все получается. Нет, это точно так же, как учиться ходить, то есть человек падает, плачет, он поднимается, он набивает шишки, у него ссадины появляются, а дальше он просто научился ходить. Это легко увидеть на людях, которые решили в возрасте 35−40 лет встать на коньки, а до этого они никогда в жизни не катались на коньках. Важно тут то, что важно для самого человека. Если он хочет научиться кататься на коньках, если он хочет использовать себя для достижения результата, то он начинает совершенствоваться, он начинает развиваться, и пусть даже в мелочах. И тут очень важный момент, нельзя пытаться убирать те недостатки, которые есть, их у состоявшегося человека убрать практически невозможно. А вот научиться их использовать для себя, это возможно.

М.Ц.: Все-таки можно ограничить возрастной список тех, кому нужны актерские курсы, а кому уже поздно? Или возраст не ограничен?

К.С.: Скажем так, учиться всегда не поздно. И переходить из одной сферы в другую тоже не всегда поздно. Я бы сказал следующее, есть курсы актерского мастерства профессиональные, это когда люди хотят стать актерами. Есть курсы, когда человек идет для того, чтобы получить уверенность в себе, лучше вести переговоры или выступать на публике. Это другой сегмент. Мы уже сегментируем с точки зрения бизнеса. Есть курсы, это более взрослые люди, но тоже тяжелый сегмент, человек устоявшийся, и даже если ему что-то рассказали, но одно дело рассказать, а другое дело отрабатывать этот навык на практике, то есть отрабатывать этот навык самому, даже на простейших жизненных ситуациях. И люди тут сталкиваются с множеством внутренних проблем. Они всегда спрашивают, зачем это нужно. И вот ответ на этот вопрос позволяет увидеть рамки этого человека, а с другой стороны, увидеть, куда он должен двигаться и почему туда он должен двигаться. А если мы переходим к вопросу возраста, то я не стал бы тут как-то ограничивать и говорить, что после 60 поздно, потому что человек сам определяет, чем он занимается и как он занимается. В свое время, когда я учился в институте, у нас в группе был человек, которому 78 лет, он пришел, он заплатил свои деньги, он слушал лекции, он вызывал шок у всех. А ему это было интересно, ему нужна была эта энергетика, энергетика вуза. Ему не нужен был диплом или какие-то кейсы и так далее. Ему нужна была атмосфера, он не хотели сидеть на лавочке и ничего не делать. И человек этому посвящал в рамках своего саморазвития.

М.Ц.: Если мы будем говорить о человеке, который организовывает такие курсы, может ли он сам выступать в роли преподавателя или ему лучше занять позицию организатора и нанять себе какую-то опытную команду?

К.С.: Понимаете, здесь разные форматы, тут надо смотреть на аудиторию, тут надо смотреть на его опыт. Давайте мы предположим, что студент 3 курса решил обучить школьников навыкам презентации. Здорово, классно, он обучит, вопрос в том, услышат ли его. У нас тут работает две стороны медали. Первая сторона медали — это деньги и извлечение прибыли, а вторая сторона медали — это все-таки качество образования. Поэтому, с точки зрения бизнеса, человек может что-то сделать сам, есть достаточно много инструментов. Он может делегировать это какой-либо команде, если он в ней уверен, если он понимает, что эта команда действительно принесет ему деньги. И тут вопрос к нему, от чего он будет получать удовольствие. От того, что он будет учить людей и прорабатывать с ними какие-то навыки или теоретическую часть. Или от того, что он будет людям продавать данный тренинг. Вот если он будет продавать, то он может продавать не один тренинг, он может продавать 100 тренингов и чувствовать себя превосходно и не быть обязанным. Или он может развивать свои навыки с точки зрения актерского мастерства, публичного выступления.

М.Ц.: Сейчас достаточно много для молодого поколения открывается всевозможных дополнительных занятий, кружков, секций и так далее. Если работать на эту аудиторию, будет ли востребован такой бизнес?

К.С.: Понимаете, у подростков самая гибкая коммуникационная модель в большинстве своем, если они не закомплексованы до какого-то момента времени. И если родители увидели необходимость в этом и подтолкнули, то да, фокусироваться тут надо на родителей. Но в большинстве случаев родители считают, что их дети самые лучшие, и с точки зрения ужасных коммуникаций они говорят, что вот, наш ребенок очень скромный, это вовсе не означает, что он на самом деле скромный, это означает, что он просто не умеет в том или ином плане коммуницировать. При этом я понимаю под коммуникацией, что это очень хорошо рассказать какую-нибудь презентацию. Иногда ко мне поступают звонки от моих слушателей, они говорят следующие: «Вот у меня ребенок, нужно его научить публично выступать. Посоветуете какую-нибудь книжку прочитать?». Я говорю: «Да, есть Yandex, есть Google, введите „публичное выступление“ и прочитайте, только результат будет нулевой». Он будет нулевой, потому что любой человек — это индивидуальность. И любой навык публичного выступления, если мы берем навык актерского мастерства, он нуждается в проработке каждый день. И, к сожалению, люди этого не понимают, они считают, что выйти на аудиторию, рассказать презентацию — это сразу отлично. В большинстве случаев, если человек не учился в профильных вузах, не ходил на курсы актерского мастерства, то выступления ужасные. Я присутствовал, когда выступали люди с высокими должностями в государственных структурах, они рассказывали интересные и актуальные вещи, они говорили ужасно, их люди не слушали, они не коммуницировали с аудиторией, они коммуницировали сами с собой. И тут сразу в голове всплывает сказка: «Свет мой, зеркальце, скажи». И когда человек выступает, он любуется собой, он не работает с аудиторией, он не видит реакцию аудитории. И с этой точки зрения, мне кажется, что курсы будут востребованы, но нужно проводить очень большую разъяснительную работу, то есть человек должен сам до многих моментов дойти, он должен их понимать. И он должен понимать, что это требует довольно длительной проработки. И это точно так же, как нельзя за три раза катания на коньках стать чемпионом города. Это длительный труд, который потребует, как минимум 3−5 лет. То же самое коммуникации, то же самое актерская работа.

М.Ц.: А если мы будем говорить о театральной студии в ее классическом виде, то есть с уроками грима, отчетными концертами, какими-то постановками. Здесь имеет право на жизнь такой бизнес-проект, если мы будем ориентироваться на младшее поколение?

К.С.: Если преподаватель вкладывает в это душу, если он показывает это, если он работает с детьми, выстраивает какое-то индивидуальное взаимодействие, то этот проект будет просто замечательным. Потому что он позволяет ребенку раскрыться, приобщиться к культуре, посмотреть на какие-то вещи изнутри. Тут очень важно, чтобы на определенных моментах он не превратился в деспота, потому что некоторые считают, что если человек пришел в театральную студию, человек должен стать актером. Да вовсе нет, ему может быть просто интересен театр, он пришел туда ради родителей, а человеку этого не хочется, но он может заниматься чем-то другим, находясь в театре, он может увлечься гримом, одеждой, он может увлечься какими-либо произведениями. Вот тут важен баланс и умение раскрыть талант. И возможно, он будет ужасный актер на сцене, но при этом человек станет хорошим писателем, художником, то есть это ему даст определенный фундамент, определенную информацию, которую он сможет использовать в жизни. Поэтому если мы ориентируемся на молодое поколение, то я думаю, что это очень интересно, но при условии, что если преподаватель действительно вкладывает душу и стремится высказать индивидуальный подход, а не просто прийти и сказать, что надо делать. Вот это не сработает.

М.Ц.: Большое спасибо, что нашли время пообщаться с нами и рассказать ситуацию с вашей стороны и поделиться своим мнением. До свидания.

К.С.: До свидания.

М.Ц.: Это была программа «Startup-среда». У микрофона работала Мария Цыганова. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Не учи отца!

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments