«Золотой ершик — 2017» — кто достоин антипремии за абсурдные и расточительные закупки

Колокольцев, Соловьев, Сечин и Полтавченко — почему эти и другие известные персоны оказались в списке номинантов на «Золотой Ершик — 2017», и что изменилось в сфере «странных» закупок за 9 лет существования антипремии. Эксперты: Алексей Карнаухов — юрист, замруководителя Центра антикоррупционной политики партии «Яблоко; Ирина Сафронова — руководитель Ростовского отделения партии «Яблоко»; Дмитрий Резников — главный редактор сайта ИА ПроВладимир.

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофона Валентина Ивакина. Тема эфира сегодня следующая: «"Золотой ершик — 2017″ - кто достоин антипремии за абсурдные и расточительные закупки». «Золотой ершик» — это такая антипремия, которая еще в 2008 году учреждена молодежным «Яблоком». С тех пор каждый год любой житель России может написать представителям «Яблока» и рассказать о тех госзакупках, которые вызывают у него подозрения или иронию или улыбку или слезы, разные эмоции, и номинировать кого-либо на эту антипремию.

Если говорить про антипремию «Золотой ершик», немного про структуру могу рассказать. Награждение должно состояться уже в ближайшем будущем, буквально на следующей неделе. Но до этого огромная работа была проведена. Можно было отправлять заявки, рассказывать, какие номинанты, по вашему мнению, достойны того, чтобы им вручили антипремию. Название «Золотой ершик» выбрано неслучайно. Первая история, которая привлекла к себе внимание и послужила причиной для создания этой антипремии, была связана с Валентиной Матвиенко. Она одна из первых получила антипремию «Золотой ершик». При Матвиенко администрация Санкт-Петербурга закупила ершики золотого цвета, стоимость каждого оценивалась в 12 тысяч рублей за штуку. Теперь тем, кто удостаивается этой антипремии, вручают ершики — золотой, серебряный и бронзовый. Есть претенденты на федеральном уровне и несколько претендентов на региональном уровне.

С нами на связи находится Алексей Карнаухов, юрист, замруководителя Центра антикоррупционной политики партии «Яблоко». Здравствуйте.

Алексей Карнаухов: Здравствуйте.

В.И.: Если говорить про антипремию «Золотой ершик» 2017 года, чем она будет отличаться от всех предыдущих? Есть какие-то отличия?

А.К.: Отличие, пожалуй, в этом году единственное — мы были вынуждены немножко расширить круг номинантов, потому что заметили интересную особенность. Она в принципе известная, но любопытная. Она заключается в том, что некоторые торги, госзаказы напрямую отдаются конкретным людям. В этом случае мы просто не можем пройти мимо таких людей, как ведущий Владимир Соловьев, которому его зять из Сбербанка каждый год отдает около 100 миллионов рублей на проведение антиконфликтных тренингов. Поэтому мы номинировали в этом году участника этих торгов. Это единственное существенное отличие. Но, разумеется, у нас каждый год новые номинанты, и она каждый раз сами по себе интересные.

В.И.: В этом году опять известные фамилии в списке номинантов — Колокольцев, Соловьев, Сечин. По какому принципу те четверо, которые вошли в федеральный список, отбирались? Наверняка заявок поступало больше, чем на 4 кандидатуры.

А.К.: Да, разумеется. Нам очень здесь сложно определиться, кого номинировать, потому что если мы будем номинировать всех, это будет гигантский лонг лист, как на муниципальных выборах, с сотнями людей. И люди просто потеряются, в итоге самые отпетые жулики не получат нашу антипремию. Поэтому мы отбираем тех, кто, с нашей точки зрения, допустил самые очевидные нарушения или у кого наиболее абсурдные закупки с очень высокой начальной ценой. Собственно, это основной критерий.

В.И.: А есть какая-то цифра, сколько в общей сложности поступило к вам заявлений, что — номинируйте, пожалуйста, этого человека, он достоин?

А.К.: Мы даже не брались подсчитывать, сколько точно поступало. Люди просто присылают закупки от местного уровня до федерального. Иногда закупка проведена больше года назад, мы уже не можем на нее реагировать. Бывают случаи, когда закупки отменяются, но это отдельная тоже история, мы тоже реагируем на эти случаи. Но точное число здесь сложно сказать. Опять же, так устроена система, что подобных прецедентов действительно много.

В.И.: Уточню по правилам, как выглядит эта процедура — те люди, которые вам писали о закупках, они должны кинуть ссылку на эту закупку? Что должен был сделать тот человек, который обращался к вам?

А.К.: Человек просто присылает номер закупки, желательно заказчика. И мы дальше изучаем. Желательно ссылку на сайт госзакупок. В принципе, по номеру закупки мы уже можем вычислить, даже по заказчику и по цене торгов. Любые данные об этих закупках, и мы уже сами на них выходим. Но желательно, конечно, номер закупки, мы в правилах об этом просим людей.

В.И.: Переходим тогда к самому интересному. Есть лидеры по федеральному списку номинантов на антипремию. Есть лидера по региональному списку. По федеральному списку 4 персоны — Владимир Колокольцев, министр МВД, Владимир Соловьев, известный телеведущий, Игорь Сечин, президент «Роснефти», и Александров Бречалов, экс-секретарь Общественной палаты. Давайте каждого по отдельности разберем. Владимир Колокольцев за какие заслуги был номинирован?

А.К.: Владимир Колокольцев — человек, который, судя по всему, очень любит летать, потому что недавно его ведомство заказало самолет ТУ-204−300 за 1,7 миллиардов рублей. Первую закупку отменили, когда об этом написали в СМИ, все возмутились — как же так, зачем Колокольцеву личный самолет с VIP-апартаментами, с отдельным помещением для главного пассажира, с двуспальной кроватью, гардеробом, туалетным модулем, рабочим кабинетом и прочим. Люди возмутились, и закупку отменили, как все восприняли. Но прошло немножко времени, и закупку снова объявили. Мы не могли пройти мимо него. Если бы каждый из федеральных министров хотел купить самолет за 1,7 миллиардов, то пришлось бы потратить порядка 35 миллиардов рублей. Поэтому мимо пройти не смогли.

В.И.: Пресса действительно шумела по этому поводу. Если не ошибаюсь, в мае впервые сообщения появились про этот самолет. А повторные сообщения — уже в июле, что все-таки МВД объявило повторный тендер. А те люди, которые обращали внимание именно на госзакупку, связанную с фамилией Колокольцева, — что их возмущало больше всего? Что в этой закупке не так?

А.К.: Во-первых, для министра личный самолет не является некой служебной необходимостью. Даже с учетом частых командировок. Эти командировки можно оплатить, и, на наш взгляд, даже чиновники уровня министра могут летать эконом-классом. У нас еще была история с руководителем Пенсионного фонда. Он с удовольствием летает бизнесс-классом, и каждый его перелет обходится порядка 80 тысяч рублей в некоторых случаях. Примерно так же поступают другие чиновники ранга министра. Но вот у Колокольцева запросы существенно выше оказались, он захотел личный самолет. Необходимости в закупке нет, поэтому она оказалась среди списка.

В.И.: В прессе можно наткнуться на различного рода комментарии. Допустим, главный редактор отраслевого портала «Авиа.ру» на РБК Роман Гусаров говорил о том, что сумма для самолета не такая уж и внушительная, скорее всего, это не новый самолетик, а уже подержанный.

А.К.: Да, скромный самолет почти за 2 миллиарда рублей. Запросы совершенно небольшие у Колокольцева.

В.И.: Давайте к следующему номинанту перейдем — Владимир Соловьев, известный в России телеведущий. Чем он отличился, вкратце вы уже предысторию озвучили. Но если подробнее говорить?

А.К.: Такой чудесный СМИ-проект, как «Лапшеснималочная», выяснили, что Соловьев каждый год проводит антиконфликтные тренинги для Сбербанка. Каждый этот тренинг обходится в 100 миллионов рублей. По крайней мере, каждая закупка. С ней сразу возникают большие вопросы. Она привлекает внимание тем, что там вообще ничего не описано. Когда вы заходите на страницу контракта по этим закупкам, вы видите пустой лист в документации. И дальше «Лапшеснималочная» выясняла, они выяснили, что предоставляет этот заказ от Сбербанка, который является, по сути, госбанком, это наши с вами налоги, конвертированные во все эти блокчейн-технологии, зять Соловьева. Здесь очевидный конфликт интересов и коррупционная схема, когда родственник отдает своему родственнику 100 миллионов на какие-то антиконфликтные тренинги, притом, что мы понимаем, что Соловьев — один из самых конфликтных журналистов на госканалах. Очень интересно посмотреть, как он учит на этих антиконфликтных тренингах. Как я уже говорил, он участник закупки. Но настолько очевидно, что все это было сделано специально для него, чтобы деньги из наших налогов шли вот этому ведущему, что он тоже попал в список номинантов.

В.И.: Возмущает сам факт, что нечто подобное проводится, и тут какие-то семейные связи замешаны, и сумма такая немаленькая?

А.К.: Да, безусловно. Конечно, можно усмотреть здесь и формальные нарушения, в том хотя бы, что нет никакого описания, что это за антиконфликтные тренинги именно. Есть название, есть документ, который после скачивания выдает пустой лист. Это очевидное формальное нарушение. Нужно понимать, что не все вертится на уровне буквы закона. Сейчас такие условия, что ее произвольно меняют постоянно. Даже если бы в законе было сказано, что он имеет на это право, мы должны понимать, что с точки зрения права в широком смысле это полный абсурд, такого быть не должно.

В.И.: Правильно понимаю, что история прогремела, а потом благополучно затухла, забыли все об этом?

А.К.: Отчасти да. С другой стороны, нужно отметить такого человека, как Владимир Соловьев, вот мы решили его номинировать. Мы часто смотрим на сообщения в СМИ по этому поводу, потому что самые громкие случаи периодически появляются в массмедиа, поэтому мы заимствуем эти материалы со ссылками на них и с удовольствием таких людей тоже номинируем.

В.И.: Переходим к следующему номинанту. Предлагаю поговорить про Игоря Сечина, тоже в стране человек известный, президент «Роснефти». Чем он отличился, что попал в список номинантов?

А.К.: Этот замечательный любитель мигалок, которые ему не положены, любитель разных коррупционных схем, которые всем известны, он еще умудрился отдать 170 миллионов рублей на издание журнала «Однако» Михаила Леонтьева, который является его пресс-секретарем. Здесь тоже очевидная, как и в случае с Соловьевым, связь, когда есть чиновник, есть некий его знакомый, родственник, определенная клиентела вокруг него, и он напрямую ему отдает этот госзаказ, в данном случае от корпорации заказ. На что потрачены деньги? Леонтьев отвечает, что они потрачены на сайт журнала. Мы нашли этот сайт журнала — подобное делается вручную и бесплатно в любом бесплатном конструкторе. Там совершенно ничего удивительного нет. 170 миллионов подобный сайт уж точно не стоит. Поэтому здесь очевидное завышение цены, здесь раздача госзаказа приближенным и абсурдные траты. Это тоже наши с вами налоги, такого быть не должно, мы решили.

В.И.: Мне понравилось, как некоторые ресурсы описывали происходящее. Например, на News.ru выходила заметка под заголовком: «Михаил Леонтьев получил от „Роснефти“ 170 миллионов рублей на журнал „Однако“, который, однако, закрылся».

А.К.: Да, дело в том, что самого этого журнала мы не видим, только устаревший сайт, на котором, как в примитивной соцсети, некоторые блоги из знакомых Леонтьева могут делать свои посты. Там нет ничего удивительного, он точно не стоит 170 миллионов.

В.И.: Правильно я понимаю, что номинируют, как правило, кого-либо, кто отличился именно за 2017 год или за год до этого? Но тут ведь история давняя, 2015 год, судя по всему.

А.К.: Во-первых, она раскрыта была несколько позже. И сам контракт был заключен в январе 2016 года. Начало исполнения контакта в 2015 году. Контракт исполнялся по 2016 год. Поэтому он тоже попал в список.

В.И.: Финальный номинант из списка — Александр Бречалов, экс-секретарь Общественной палаты. Тут в чем дело?

А.К.: Это наш любимый номинант, Александр Бречалов. Мы примерно год назад выяснили, что Общественная палата и Росмолодежь проводят чудесные тендеры у одних и тех же фирм. Эти фирмы чередовались на торгах и предлагали очень низкий процент снижения. Это такие триггеры коррупции, во всяком случае, триггеры картельных сговоров. Это особое преступление, которое периодически отслеживается, сейчас все больше. Мы обратили внимание на эти закупки, потому что они тоже не очень нужны. Закупалась, допустим, подготовка доклада о гражданском обществе, закупалось проведение разных форумов. Подобные закупки сразу обращают на себя внимание. Но когда мы стали выяснять, кто участвует в этих закупках, что делают эти фирмы, мы очень долго смеялись. Дело в том, что за подготовку доклада о гражданском обществе за 4,5 миллиона рублей соревновалась швейная фирма, у которой основной вид деятельности — пошив одежды, и фирма, которая занимается ритуальными услугами.

В.И.: И вроде еще парикмахерская там фигурировала.

А.К.: Да. Там было несколько фирм. Она за разного рода заказы в данной сфере, разные форумы и доклады друг с другом соревновались. Притом, что они занимаются явно совсем другим. Когда журналисты попытались выйти на эти фирмы, выяснилось, что телефоны их либо не отвечают, либо там говорят, что «мы ничего не знаем, звоните в Общественную палату». По сути, это такой отвлекающий маневр со стороны чиновников. Когда такие фирмы выходят на торги, это означает, что на самом деле эти доклады и форумы проводят и выполняют другие люди, другие фирмы. И если посмотреть на эти доклады, которые Общественная палата публикует, там видно, что в списке авторов значится сам Бречалов. И когда мы все это выпустили, естественно, он стал обвинять нас в заказе, что это все кампания против него, начал откровенно врать, что контрольные органы никаких предписаний ему не выносили по этому поводу, хотя у нас на руках уже была бумага ФАС, где были признаны нарушения на этих торгах. Все было очень смешно. Но смешнее всего оказалось, что он думает, что это какая-то заказная кампания, когда буквально вечером мы сидели с коллегой, все это выясняли, и никакого заказа ни от кого не поступало.

В.И.: Основных номинантов по федеральным спискам обсудили. Премия существует давно, с 2008 года. В следующем году у вас будет юбилей, 10 лет. А есть уже какие-то тенденции? Какие торги и тендеры чаще всего попадают в список номинантов на премию?

А.К.: Да, здесь есть определенная эволюция жуликов, которые организуют подобные закупки. Допустим, было в свое время такое явление, как коррупционная латиница, когда пытались чиновники в тендерной документации слова писать вперемешку кириллицей и латиницей. Поэтому потенциальный участник торгов, когда вбивал в поисковике «валенки», не мог найти «валенки», потому что это были «vаленки». Подобная смена подходов, методов к сокрытию информации или каким-то другим нарушениям с коррупционной подоплекой наблюдается. Допустим, раньше мы очень часто отслеживали закупки на транспорт, на покупку машин. У нас был в номинантах Рамзан Кадыров в свое время, потому что в Чечне закупались за баснословную сумму иностранные автомобили. Валентина Матвиенко с ее золотым ершиком, который и дал название этой премии, за почти 13 тысяч рублей в 2008 году. Но если брать тенденцию, то в 2008 году этот ершик обошелся почти в 13 тысяч рублей, а в этом году у нас региональный номинант закупил на гораздо большую сумму золотой ершик. То есть тенденция в том, что становится хуже, все дороже. Почему, кстати, это очень важно — потому что, допустим, история, которая недавно всплыла, про серебряные ложки для «Роснефти» за 10 тысяч рублей штука, — после того, как эта информация попала в открытый доступ, они отменили эту закупку все-таки. Мы можем влиять, общество может влиять, если оно не стоит в стороне, если люди на это реагируют активно.

В.И.: То есть если кто-то удостоен премии «Золотой ершик», то это может его сподвигнуть потом задуматься, либо начать прятаться, либо не делать?

А.К.: Потенциально мы надеемся на то, что подобные вещи впредь не будут проводиться хотя бы. Подобное внимание со стороны общества, естественно, никому не нравится. Насколько я знаю, Соловьев был взбешен тем, что мы объявили его номинантом. Но публично он об этом не говорит пока что.

В.И.: А как сами номинанты чаще всего реагируют? Я вот знаю, что возникают проблемы с вручением самой премии.

А.К.: Да, в свое время они отказывались принимать. А один раз, когда все-таки пустили на прием в Петербурге активистов молодежного «Яблока», чиновник обвинил их в посягательстве на его честь и достоинство, что он будет подавать на них в суд и прочее. Но в итоге, насколько мы знаем, ничего ему доказать не удалось и никак их обвинить не удалось. Чаще всего они просто отказываются ее принимать, золотые ершики пылятся или мы оставляем их перед дверями этих учреждений. В этом году мы еще хотим послать каждому номинанту именное письмо с грамотой на адрес органа власти, в котором он находится, или на известный адрес. Таким хотя бы образом отметить, чтобы он напрямую уже получил нашу антипремию.

В.И.: Был ли хоть один случай, когда на вручение кто-либо явился и сказал: «Ну, так и быть…»?

А.К.: Нет, ни разу не являлись. Мы очень ждем, каждый раз приглашаем, но люди почему-то отказываются.

В.И.: Давайте еще поговорим про номинантов прошлых лет. Вы несколько фамилий уже озвучили. Правильно я понимаю, что каждый год что-то такое мегаяркое и интересное, да находится? В прошлом году было скандальное дело с Евгением Муровым, многие СМИ тоже об этом писали.

А.К.: Да, он потрясающий просто. Наверное, он даже лидер за 10 лет. Об этом изначально написала газета «Собеседник», если я не ошибаюсь. У них появилась информация о том, что Муров, а вернее одна из подведомтсвенных ему частей и ФСО в целом, они закупили плетку и кожаный намордник для резиденции президента «Завидово». Помимо этого, для резиденции Путина были закуплены элитные марки женского белья, мужского белья, велосипед стоимостью около 300 тысяч. Вот за это Мурова мы и номинировали. И он стал у нас абсолютным финалистом в прошлый год. За него было отдано подавляющее большинство голосов.

В.И.: Многих, я думаю, удивило наличие в списке таких предметов, как намордник, поводок, кожаный хлыст. Возникали вопросы, зачем это нужно в резиденции президента.

А.К.: Мы до сих пор теряемся в догадках, кого хлестали этим хлыстом.

В.И.: Правильно я понимаю, сейчас стадия голосования проходит?

А.К.: Да.

В.И.: Что нужно сделать тем людям, которые сейчас послушали наш эфир?

А.К.: На сайте антипремии вверху большая кнопка «Проголосовать» или можно пролистать, там рассказ о предыдущих номинантах. Вы ставите голос за полюбившегося вам федерального номинанта и регионального номинанта. И внизу ставите галочку «Проголосовать». Ваш голос будет учтен. Тот, кто получил большинство голосов, и победит. Сейчас у нас лидирует Владимир Колокольцев и Светлана Орлова. Но некоторые номинанты идут с минимальным отрывом. Если вам нравится Владимир Соловьев все-таки, вы еще можете повлиять на результаты голосования.

В.И.: Давайте обсудим еще одну кандидатуру из регионального списка, а именно Наталью Сергунину, заммэра Москвы. Она номинирована за те траты, которые были произведены на украшение Москвы к праздникам. В новогодние праздники только ленивый об этом не говорил.

А.К.: Да, Москву в принципе каждый год украшают или проводят сумасшедшие фестивали. В прошлом году, например, мы выяснили, кто поставлял украшения на фестиваль «Московская весна». Выяснилось, что это дочка депутата от «Единой России» в Мосгордуме. Она получала баснословные суммы на это. Но помимо фестивалей, помимо разного рода форумов, есть еще просто украшения, когда завешивают деревья какими-то светящимися гирляндами. В частности, с 2016 года за подобное отвечает Наталья Сергунина, заммэра Москвы. То, как проводятся сейчас эти тендеры, какие там цены, нас, конечно, поразило. Мы обратили внимание на публикации в СМИ. Мы ее номинировали в связи с закупкой гирлянд на деревья, которые стоят в 5 раз дороже, чем реальная рыночная цена. То есть государство потратило в 5 раз больше на них, чем они действительно стоят. Мало того, что такое количество украшений, наверное, не очень нужно, и можно направить деньги на какие-то более полезные цели, так еще и завышение цены произошло чудовищное просто. Поэтому мы ее и номинировали.

В.И.: Зато красиво! «Медуза» писала про фужеры от братьев Роттенбергов, такие фразы звучали.

А.К.: Да, в этих тендерах как участники были задействованы в конечном итоге тоже и братья Роттенберги, через цепочку связей в фирмах.

В.И.: В увлеченной беседе с вами я забыла озвучить полный список, кто же номинирован на региональный «Ершик». Вы уже сказали, что сейчас по голосам лидирует Светлана Орлова, губернатор Владимирской области. Также в этом списке Наталья Сергунина, заммэра Москвы, Василий Голубев, губернатор Ростовской области, и Георгий Полтавченко, губернатор Санкт-Петербурга. Георгий Полтавченко ведь уже не в первый раз в списки номинантов попадает, правильно я понимаю?

А.К.: Да. Он у нас побеждал в «Золотом ершике», получал его. И в этот раз он снова стал нашим номинантом. Была у нас в свое время история, когда несколько регионов в Сибири закупали изделия из кости мамонта. На странице «Золотого ершика» подробно описано, как можно найти подобные вещи, это все несложно, там есть инструкция. А в этот раз у губернатора Полтавченко мы нашли нечто подобное. Это, конечно, не кости мамонта, но это «изделия с миниатюрной живописью» и «изделия художественной обработки металла». Что это за изделия, мы не знаем. Они скрыли документацию, там нет подробностей о том, какие это изделия, для чего они. Но сумма достаточно внушительная. Они потратили на украшательство, на какие-то поделки больше миллиона рублей, просто впустую совершенно. Там есть набор рюмок «Императорский» из металла за почти 200 тысяч. Там есть изделия по 30 тысяч. Каждое это изделие, которое закупил Полтавченко, — некоторые люди с финансовыми затруднениями в Петербурге могли бы жить гораздо дольше, если бы эти средства шли на помощь людям. Поэтому такая абсурдная закупка художественных изделий нам тоже показалась ненужной, и мы номинировали Полтавченко.

В.И.: Я тоже готовила к эфиру, искала информацию по всем делам, по номинантам. Информацию легко можно найти в интернете. По всем, кроме именно Георгия Полтавченко. А в предыдущий раз чем Полтавченко отличился, что уже был удостоен ершика? И какого ершика — золотого, серебряного, бронзового?

А.К.: Он был в 2013 году номинирован и удостоился золотого ершика, насколько я помню, за проведение Экономического форума, который обошелся в 30 миллионов рублей. Эта история, когда чиновники организуют разные мероприятия, и эти мероприятия превращаются в какой-то бурлеск просто. Полтавченко в этом смысле даже не самый расточительный. Хотя в 2013 году это нашим активистам показалось тоже неправильным. Но в прошлом году мы отследили закупки на проведение форума «Асеан» в Сочи. И вот сравнить Экономический форум в 2013 году за 30 миллионов рублей и сравнить форум «Асеан» в Сочи за полтора миллиарда рубелей практически. Администрация президента организовывала все эти торги. И они потратили такую внушительную сумму на буквально пару дней этого форума. Они закупали икру летучей рыбы, они закупали какое-то немыслимое количество лосося, чуть ли не тонну говядины, чудовищное количество свинины и прочего. Собственно, такая тенденция присутствует. Тогда у нас Полтавченко был номинирован. Не смогли мы номинировать по форуму «Асеан», потому что он раньше там проходил, год уже истек. Но такая история тоже у нас недавно была.

В.И.: Премия ведь скандальная. Сами говорите, что мало кому из номинантов нравится, что они попадают в списки. Как удается существовать уже на протяжении 9 лет?

А.К.: Всеми правдами и неправдами. Мы не боимся делать то, что делаем. Наверное, это самое важное. Нам поступают угрозы периодически. Периодически появляются какие-то заказные чернушные публикации. Скажем, после нашего расследования о поваре Путина Пригожине в прошлом году. Был целый веер публикаций от пригожинских троллей. Но нас это не пугает, мы продолжаем делать то, что делаем. Все это практически ничего не стоит. Конечно, я лично, Центр антикоррупционной политики, юристы, мы профессионально этим занимаемся. Но сделать сам сайт, прислать номинантов — все это очень просто, и мы с удовольствием продолжим это делать каждый год.

В.И.: Алексей, спасибо, что нашли время побеседовать с нами в прямом эфире.

А.К.: Спасибо.

В.И.: Мы продолжаем. Владимирская область тоже прославилась закупкой ершиков. Подробнее эту историю нам расскажет Дмитрий Резников, главный редактор ИА ПроВладимир. Здравствуй.

Дмитрий Резников: Добрый день.

В.И.: Что это за история такая с золотыми ершиками?

Д.Р.: Светлана Юрьевна Орлова, как известно, подруга Валентины Ивановны Матвиенко, поэтому преемственность с золотыми ершиками очень объяснима. Ровно год назад, прошлым летом администрация Владимирской области порадовала жителей региона, журналистов двумя закупками на общую сумму 4,5 миллиона рублей примерно. Две закупки мебели — одна для ванной, другая для спальни. Символом этой мебели стал тот самый золотой ершик, должны были действительно сделать его из чистого золота, видимо, потому что он стоит 23 тысячи рублей.

В.И.: Если из чистого золота, то маленький совсем. Только если позолоченный.

Д.Р.: 23 тысячи рублей — это средняя зарплата жителя Владимирской области, по статистике если брать. Там были десятки лотов. Первая закупка по мебели. Там есть, например, трехдверный шкаф за 600 тысяч рублей, туалетный столик за 260 тысяч рублей, квадратное зеркало с рамой из алюминия цвета хрома, оно стоит 99 тысяч рублей. Матрас за 99 тысяч рублей. Белая лампа с абажуром 75 тысяч рублей. И наш любимый золотой ершик, который так и стал этим символом. Рядом есть мыльница за 17 тысяч рублей. Держатель для туалетной бумаги за 17 тысяч рублей. И так далее.

В.И.: Это все для обустройства ванной в администрации?

Д.Р.: Здесь доподлинно мы сказать не можем. В закупке написано, что это закупалось для нужд государственного бюджетного учреждения «Управление административными зданиями». То есть для какого-то административного здания. Понятно, что это, наверное, не рядовому чиновнику предназначается. Мы можем предположить, что это, например, для резиденции губернатора. Кто будет этим пользоваться, мы опять же сказать не можем — сама ли Светлана Юрьевна Орлова или какой-то высокопоставленный гость. Не будет же первое лицо пользоваться ершиком за 30 рублей, в конце концов.

Только эта закупка отшумела, как появилась золотая ванная. Она стоила уже дороже на миллион, 2700 примерно. Естественно, все сделано в Италии.

В.И.: То есть не отечественного производства.

Д.Р.: Какое отечественное, о чем вы говорите! Так вот, там, например, дверь в душевую стоила 238 тысяч рублей. И только установка стоит 42 тысячи рублей. Еще охранника, я считаю, надо к ней рядом приставить. Смеситель за 25 тысяч рублей. Раковина за 52 тысячи рублей. Смеситель для биде с литым изливом за 25 тысяч рублей мне нравится из этого набора.

В.И.: Правильно я понимаю, что эти закупки получили широкую огласку, резонанс в регионе, все это активно обсуждалось? Сами власти что говорили?

Д.Р.: С первой закупкой они свалили вину на непосредственного чиновника, нашли крайнего, которому губернатор сразу сделала выговор строгий, сказала, что она была не в курсе. Закупку после этого отменили, сказали, что если еще одна такая закупка будет, всех уволим.

В.И.: То есть ершики так и не купили?

Д.Р.: Отменили, да. Потом через неделю вторая закупка, и ее уже не отменяют. Закупка еще дороже, вот эта итальянская, — не отменяют, все хорошо. Самое интересное, что непосредственный руководитель, который отвечал за все закупки во Владимирской области, Елена Ивановна Мазанько, вице-губернатор сейчас находится под следствием как раз за закупки.

Все эти дорогие закупки были сделаны у кемеровских компаний. Что интересно, Светлана Юрьевна Орлова и Елена Ивановна Мазанько обе приехали во Владимирскую область из Кемерово. И сейчас в Москве судят Елену Ивановну Мазанько, которая до сих пор числится вице-губернатором, поскольку Светлана Юрьевна Орлова отказывается верить, что Мазанько брала взятки, она ее не отстраняет. Сейчас ее работу выполняет другой заместитель, но, тем не менее, Мазанько в должности, под следствием и является участником закупок этих прекрасных ершиков и ванн.

В.И.: Год прошел, еще какое-то развитие эта история получила с золотыми ершиками? Именно на уровне региона.

Д.Р.: В начале лета стало известно о задержании Елены Ивановны Мазанько. Непосредственное развитие этих дел произошло сейчас. Там речь не об этих закупках, в уголовных делах, по крайней мере, пока до них не дошло. Это не первый вице-губернатор, которого пытаются у нас посадить. Был еще Дмитрий Хвостов. У него начиналось с взятки, он строительством занимался, — сначала одна, потом другая. В итоге у Хвостова чуть ли не 7 уголовных дел сейчас. Я думаю, что у Елены Мазанько сейчас тоже про кемеровские компании, по одной теме. Возможно, через два месяца скажут, что еще одно уголовное дело заведено, например, по ершикам. Я не удивлюсь. То есть, возможно, еще история продолжится.

В.И.: Если говорить про золотые ершики, насколько я поняла, это уже имя нарицательное стало для Владимирской области. В последний год что ни закупка, которая вызывает сомнения по адекватности суммы, то сразу говорят — о, ершики!

Д.Р.: Это легкообъяснимо. Это простое, четкое и емкое понятие. Золотой ершик — и все сразу поняли. Потому что в прошлом году про эту скандальную историю знали если не все, то большая часть жителей Владимирской области, которые хоть как-то интересуются тем, что происходит, они на 100% об этом знали и говорили.

В.И.: Задавали Светлане Орловой вопрос по поводу антипремии «Золотой ершик»? Знает она о том, что номинирована, и как реагирует?

Д.Р.: Я в последние недели Светлану Юрьевну Орлову не видел и вопросов ей таких не задавал. И в СМИ таких публикаций тоже не было. Если выиграет, обязательно спросим.

В.И.: Как думаете, если выиграет, все-таки возьмет золотой ершик, что-то может измениться в жизни Владимирской области после этого?

Д.Р.: Во-первых, я не думаю, что Светлана Юрьевна возьмет золотой ершик, потому что она скажет, что это все провокации, это все злопыхатели, мы на них не реагируем, у нас все честно, открыто, шито-крыто. И не заводите рака за камень, как любит она говорить.

В.И.: Ну, посмотрим. Пока лидирует, идет на первое место. Дмитрий, спасибо большое, что смогли с нами побеседовать в прямом эфире.

Д.Р.: Спасибо.

В.И.: Мы продолжаем. Осталось нам обсудить Василия Голубева, за какие заслуги он попал в этот список «Золотого ершика». Беседовать будем с Ириной Сафроновой, руководителем Ростовского отделения партии «Яблоко». Здравствуйте!

Ирина Сафронова: Здравствуйте.

В.И.: Расскажите, пожалуйста, историю Василия Голубева — почему его решили номинировать? Как он оказался в этом списке «Золотого ершика»?

И.С.: На самом деле, история эта старая — за то, что подписал закон 440−3С «О гарантиях главе администрации (губернатору) Ростовской области, прекратившего исполнение своих полномочий, и членам его семьи». Эта история тянется с 2010 года. Когда уходил у нас предыдущий губернатор Чуб, то Дума принята такой закон, где ему предоставлялись необычайные льготы с сохранением высокой зарплаты, медицинского обслуживания. На это предусматривалось потратить 9 миллионов рублей. После этого поднялось народное движение протеста, и оно охватило разные слои населения, потому что первыми заявили об этом коммунисты, которые попросили не подписывать этот закон, которые сочли, что он достаточно обеспеченный человек. Чуб ушел и стал сенатором от Мурманской области и явно ни в чем не нуждался. Тем не менее, этот закон был подписан. Написали письмо-обращение даже президенту. Другое дело, что наш закон РФ позволяет региональным властям принимать такие решения. У нас даже Шолохов, лауреат Нобелевской премии не удостаивался таких предпочтений. У нас много известных ученых, в том числе, Юрий Жданов. И ни у кого таких необыкновенных предпочтений не было. Но после этого Чуб отказался от ряда льгот, хотя первые годы ему оплачивалось все. Потом отказался. У нас даже был в Каменске митинг протеста жителей против этого закона. И у нас таганрогский пенсионер подавал в суд на то, что права равенства людей нарушены. Но судья отказал ему в приеме этого заявления. Тем не менее, Чуб отказался от ряда льгот. На сегодняшний день осталось у него пользование автомобилем. Этот автомобиль — это 1,5 миллиона в год, осталась эта льгота, он пользуется. За 5 лет, с 2010 по 2015 год было потрачено 6,4 миллионов рублей именно на бывшего нашего губернатора. Конечно, многие возмущается, потому что эти деньги было куда потратить. Например, у нас утрачена льгота. У нас был «ветеран Ростовской области», такая льгота. Кто проработал 40 и 45 лет в Ростовской области, получали незначительные льготы по ЖКХ и прочее. Вот эта льгота теперь у большинства людей ликвидирована. Осталась она у тех, кто награжден медалью от губернатора. Но таких людей практически нет. Это, наверное, одни чиновники. У нас есть куда потратить. У нас сейчас повышается цена на маршрутки, и все так возмущаются — 42 градуса, ни одна маршрутка не оборудована кондиционером, все поломанные, страшного вида. Как в них ездить? И люди возмущаются, что у простых людей отобраны элементарные какие-то вещи и отданы. Это закон такой принят нашей Думой. Нынешний губернатор его подписал. Но изначально-то его Дума приняла. Она же проголосовала. Я бы могла долго продолжать говорить, куда можно потратить эти деньги, потому что, как и в любом регионе, очень много проблем. И конечно, люди возмущаются. Этим занимался Народный фронт в 2015 году. Было написано письмо. Это длительное мероприятие, но до сих пор все вот так остается. Подобные «золотые парашюты» во многих регионах присутствуют выше губернаторов. Посмотрели специалисты по Германии, искали там, есть ли какие-то льготы в Германии бывшим, у них называется «премьер-министр земли». И мы ничего не нашли, никаких льгот бывшим нет. В Америке только бывшие президенты получают какие-то льготы, и то с 1950 года. Известно, что Трумэн, когда он уходил со своего поста, не получал никакой государственной пенсии и остался безработным. Поэтому в 1950 году в Америке был разработан закон поддержки бывших президентов. Сейчас немодно упоминать тему Америки, но мне кажется, что наши бывшие губернаторы должны быть все-таки скромнее.

Кроме того, семья Чуба тоже не бедствовала. Был проведен анализ доходов его жены. Она у нас была одна из самых небедных женщин региона во время его правления. Ее доходы намного превышали доходы Чуба. Его зять был президентом банка «Донинвест». Как мы понимаем, люди небедные. Мне кажется, они привыкли просто всю жизнь пользоваться государственными услугами, платить из своего кармана, наверное, не в почете.

В.И.: В номинации речь идет не только про машину для бывшего губернатора, но фигурирует и такая фраза, как «неудержимый пиар». Пишут, что на десятки миллионов пиар-услуги закупались.

И.С.: Я смотрела, да. Мое впечатление, что это просто некая услуга передана определенным своим людям. Потому что нет реальной конкуренции, как должно быть. Было направлено и заявление в региональное управление ФАС Ростовской области, в правительство России и в ФСБ. Они должны вынести свое окончательное решение по поводу нарушения закона, что должна соблюдаться конкуренция. Я считаю, что у нас в стране реальная журналистика если и не умерла, то пребывает в таком состоянии, что, кроме восхваления власти, ничего нет. А когда снимают, только потом мы узнаем, что, оказывается, наши чиновники провинились в том-то, в том-то, а до этого, наверное, никто их не критиковал. Я не могу сказать, что реально во всех СМИ у нас восхваляют того же губернатора Голубева. Но и критики я тоже не вижу. А ведь у нас много проблем и в городе, и в области. Возьмите дороги, которые, наверное, во всех регионах. А мы же еще юг, у нас Россия едет через нашу область на море. Представляете, в каком состоянии у нас трасса М-4 «Дон». Это ужас, мы ехали — разбитый асфальт, и вокруг меня вся Россия стояла со всеми номерами. И вот мы там стояли, преодолевая разбитые дороги. Где вот об этом написано?

В.И.: Как думаете, если возьмете ершик — золотой, серебряный, бронзовый, — что-то после этого изменится? Может это как-то повлиять на деятельность Василия Голубева, администрации в целом?

И.С.: Если будет широкая огласка этой награды, я думаю, что реакция какая-то будет. Но опять-таки, где широкая огласка? Только на полях интернета, наверное, можно это осветить. А в официальной прессе нигде этого не будет, я думаю. Поэтому я считаю, что надо шире использовать такие возможности, чтобы люди знали своих героев.

В.И.: Спасибо, что смогли побеседовать с нами в прямом эфире.

И.С.: Спасибо.

В.И.: Стоит сказать, что подведение итогов антипремии состоится 17 августа. Награждение произойдет в 20:00, можно будет посмотреть трансляцию в эфире видеопрограммы «Альтернатива», а также на нашем ресурсе и в прямом эфире послушать, как это будет происходить.

Это была программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофона была Валентина Ивакина. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments