ITunes

Как Никас Сафронов и Старая аптека рассорили жителей Владимира

Как жители Владимира обидели Никаса Сафронова и причем здесь 200-летнее здание Старой аптеки? Эксперты: Сергей Казаков — директор ИД «Томикс»; Александр Карпилович — начальник управления по связям с общественностью и СМИ г. Владимира; Роман Евстифеев — политолог.

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Zoom». У микрофона Валентина Ивакина. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «Как Никас Сафронов и Старая аптека рассорили жителей Владимира». Сегодня наш эфир будет посвящен новостям из Владимира, а конкретно — одному из объектов, это Старая аптека, которая располагается в центре города, и вокруг этой Старой аптеки уже на протяжении года разгораются самые настоящие страсти. Так вышло, что в скандальную историю, которая развернулась вокруг этого объекта, замешан известный художник Никас Сафронов. И самое настоящее противостояние в городе происходит. Подробнее обсудим с нашими экспертами. С нами на связи находится Сергей Казаков, директор ИД «Томикс». Сергей Валентинович, здравствуйте.

Сергей Казаков: Здравствуйте, Валентина.

В.И: Смотрите, есть такой объект, как Старая аптека, это действительно старая аптека и, как я понимаю, одна из старейших аптек во Владимирской области, и располагается она в центре города. Вот последний год эта аптека находится в центре внимания СМИ. Что произошло и что происходит там?

С.К: Вы знаете, это не одна из старейших, это первая аптека, которая была открыта во Владимирской области. Это бывший флигель губернаторского дома, который сейчас реставрируется рядом с нами, на улице Георгиевской и Большой Московской, на пересечении находится. И когда-то этот флигель губернатор передал под первую аптеку во Владимирской области, поэтому ей больше 200 лет. На первом этаже была аптека, на втором этаже жил аптекарь со своей семьей. А что происходит? Когда-то эта аптека была приватизирована, первый этаж отошел ЗАО «Фармация» в собственность. Второй этаж отошел ЗАО «Ополье», они тоже его приватизировали в рамках малой приватизации, а потом второй этаж был приобретен вашим покорным слугой с моим компаньоном. На первом этаже размещалась аптека, потом ее закрыли, по разным версиям, потому что она была не рентабельной, и на тот период искали, как ее сделать рентабельной или что-то приспособить под какие-то другие предприятия и другой бизнес. Но вышла общественность, и предложили открыть на первом этаже музей Старой аптеки. И была создана специальная некоммерческая организация властями, и она начала искать способы приспособить это как под общественно значимый музей. В ходе этой работы был вариант открыть полноценную аптеку, привлечь какую-то серьезную компанию, может быть, сетевую, которая бы здесь нашла возможность открыть музей, и при этом еще и проводить какую-то торговлю медикаментами. Насколько мне известно, там что-то не пошло, и тогда появилась другая идея, которая сейчас, по всей видимости, как-то осуществляется для привлечения дополнительных туристов, общественных граждан и Владимирской области, и других регионов. И вот привлекли к этому зданию Никаса Сафронова, известного художника. Вот его участие в музее Старой аптеки до конца мне непонятно. На первом этапе, насколько я помню, комментировала и областная администрация, которая тоже горячо поддерживала все здания. И даже Светлана Юрьевна Орлова как-то была не против. И устами Михаила Колкова, который курирует культуру, он говорил, что он тоже был бы не против, чтобы в музее были картины Никаса Сафронова, ведь несколько картин привлекут внимание. Благожелательно относилась областная администрация, как минимум, в лице Михаила Колкова. Сейчас, после того, как это стало известно широкой общественности, что там Сафронов собирается разместить свои картины, и после такого не совсем объективного мнения Никаса, он выразил, что это будет чуть ли не его музей, его имени на первом этаже, то общественность, особенно художники владимирские возмутились, почему именно Никаса, почему не наши художники области получат эту площадку, раз там будет размещение картин, то они тоже хотят участвовать. И на сегодняшний день, на мой взгляд, такой конфликт имеет определенную стадию развития.

В.И: А какое отношение Никас Сафронов имеет к Владимиру, он же там не родился, не жил, картины там не писал, как это объясняют?

С.К: Вы знаете, это объяснить просто. Он бывал здесь, и Юлия Румянцева, которая руководит этой организацией, которая занимается созданием музея, она, по всей видимости, знакома с Никасом Сафроновым. И может быть, через нее он сюда приехал и побывал во Владимирской области, смотрел это здание, оно понравилось ему. И когда ему предложили поучаствовать, он согласился, но со своим участием. В каком виде там на первом этапе, я не знаю, но я предполагаю, что именно так он к нам приехал. А потом он уже познакомился с отцами города, как он сам говорил, они взяли на себя какие-то обязательства, он тоже взял какие-то обязательства. Я так понял, он там и финансовые обязательства взял, в том числе. И мы на сегодня находимся в такой точке, когда есть небольшой конфликт, который можно разрешить, если будет добрая воля сторон, которые сегодня занимаются созданием этого музея, и можно найти какой-нибудь компромисс, потому что компромисс находить надо. Потому что здание в центре пешеходной зоны, здесь много людей, которые уже интересуются, что там будет. Они заходят и спрашивают: «Аптека работает?», тем более что надпись есть, и люди идут в аптеку. Я сторонник создания музея аптеки и всегда приветствовал эту идею.

В.И: Я думаю, что пока все исчерпывающе. Нам надо успеть побеседовать с другими спикерами, которые запланированы на эфир. Спасибо большое, что нашли время побеседовать с нами. До свидания.

С.К: До свидания.

В.И: Местные СМИ сообщают о том, что рассорились жители Владимира с Никасом Сафроновым, хотя комментарии тоже разные звучат. Говорят о том, что обиделся известный художник на то, что жители города не хотят видеть его работы в Старой аптеке. И некоторые ресурсы сообщали о том, что не приедет Никас Сафронов во Владимир, хотя он обещал не только работы выставить, но и проводить мастер-классы. И о том, что Никас Сафронов не приедет во Владимир, сообщала директор владимирского городского выставочного комплекса Юлия Румянцева в эфире одно из местных телеканалов. Правда, потом уже звучали комментарии от представителей местных властей, что вроде Сафронов пока не сказал точного нет, но узнаем от первого источника. У нас на связи Александр Карпилович, начальник управления по связям с общественностью и СМИ г. Владимира. Александр, здравствуйте.

Александр Карпилович: Здравствуйте.

В.И: Можете прокомментировать, что сейчас происходит вокруг Старой аптеки?

А.К: Вокруг Старой аптеки абсолютно ничего не происходит, там еще два года назад сделано достойное благоустройство, стоит памятник аптекарю и все прекрасно, там газоны, цветы, изумительные виды на заклязьминские дали с ближайшей обзорной площадки. А в самой аптеке происходит следующее: завершаются ремонтные работы, чтобы ближе ко дню города, который в этом году состоится 26 августа, открылся долгожданный музей провизорского дела, о чем мы говорили неоднократно. Речь идет о том, что аптека, построенная в 1805 году, именно как аптека, кстати, это она из первых казенных аптек в России, сохранилась практически неперестроенной. Это уникальная история, поэтому мы неоднократно говорили о том, что именно аптечное дело будет представлено на площадях, сохранившихся до наших времен. Речь идет о том, что эта позиция должна быть интерактивная, потому что в формате насыщения и наполнения жизни улицы Георгиевской мы создаем вот такие интерактивные музеи, я бы их назвал арт-пространством. Потому что можно один раз зайти в музей, можно второй раз. А в третий ты никуда не пойдешь. Поэтому мы в соседнем здании открыли не просто художественные салоны, где представлены работы наших ремесленников, мастеров живописи, но и открыли мастер классы, где вы можете со своим ребенком прийти и расписать глиняную игрушку. И вы уходите с handmade собственного производства. И именно такие музеи сегодня привлекают. То же самое и будет в Старой аптеке, там помимо экспозиций, представляющих аптекарское дело 200-летней давности, будет своеобразный интерактив, вы можете на основе трав создать собственную композицию лекарственную, естественно, под руководством профессиональных провизоров, и это, безусловно, привлекает. А что касается Никаса, давайте согласимся с тем, что это, безусловно, раскрученный медийный персонаж, его многие знают. Я намеренно не вдаюсь в оценку художественного творчества этого человека. Не время и не место это сейчас обсуждать. Художника может обидеть каждый, я каждый раз вспоминаю Ван Гога, который при жизни продал одну картину, а сейчас является иконой стиля. Что касается Никаса, кому-то нравится его творчество, кто-то приходит от этого творчества в состояние изумления, кто-то говорит, что это дичь. Еще раз повторю, сколько критиков — столько и мнений. Но то, что на Никаса, который был бы представлен исключительно в формате интерьерного оформления, пошли бы дополнительные туристы, кому-то нравится его творчество, то это факт. Наши художники, которых я, кстати, лично знаю, бесконечно люблю, это настоящие художники с большой буквы, и мастера, и патриоты. Они восприняли идею появления Никаса в штыки, не до конца разобравшись с тем, что ни о каком музее Никаса Сафронова никто не говорил. Мы его пригласили именно для того, чтобы он оказал помощь в оформлении интерьера, поскольку он неоднократно этим занимался, как выяснилось. Вот и все.

В.И: А уже известно, как будет выглядеть аптека внутри? Ведь до открытия осталось меньше трех недель.

А.К: Действительно, до открытия осталось всего ничего, основные ремонтные работы завершены. Сейчас, насколько мне известно, идет уже формирование экспозиций. Будет там представлен Никас или не будет, для меня, например, уже не принципиально. Я уже сейчас знаю одно, что он сам был потрясен такой радушной встречей в нашем прекрасном городе. И в частных разговорах говорил о том, что если меня не хотят, то ради бога. У него достаточно заказов и приглашений из других городов. Вопрос остался открытым, самое главное, чтобы не пострадали зрители и посетители будущего музея, чтобы экспозиция действительно предстала в том виде, в котором она замышлялась нашими авторами, и чтобы там было интересно.

В.И: Сейчас появилась публикация о том, что председатель областного Союза художников рассказал, что им пришел запрос от администрации предоставить 54 картины местных художников для Старой аптеки. И никакая концепция не представлена, просто вынь и положи, получается.

А.К: Ничего на бегу не делается, потому что когда авторы концепта музея Старой аптеки не раз говорили о том, что они с удовольствием видели бы картины местных художников в качестве оформления, это без обид для художников, потому что картины и создаются для того, чтобы украшать музеи, украшать стены зданий, а это действительно музей. И насколько мне известно, Юлия Румянцева, это руководитель нашего муниципального выставочного центра, которой было поручено сдать музей аптеки, поскольку он муниципальный. И после всей этой истории, после обращения художников-противников присутствия Никаса Сафронова в этих интерьерах, тогда она попросила предоставить работы владимирской школы живописи, то есть это совершенно нормальное предложение, потому что оно идет в русле тех настроений, которое продемонстрировало художественное сообщество города Владимира. Я не знаю точно, какой ответ дал Союз художников, вам лучше обратиться к ним. Будут ли переданы на ответственное хранение работы мастеров владимирской живописи или не будут, это уже на совести Союза художников. И я надеюсь, они воспримут это предложение и передадут часть работ для того, чтобы они экспонировались.

В.И: Правильно ли я поняла, что по Никасу Софронову сейчас вообще никакой определенности нет?

А.К: Определенности нет по одной простой причине, потому что человек действительно откликается на просьбу выставочного центра, он вложил немало душевных, временных и прочих сил на то, чтобы помочь сформировать музейную экспозицию, но в ответ он получил оплеуху, и он вправе принять любое решение. Но лично мне перед ним неловко.

В.И: Спасибо большое, что нашли время побеседовать со мной в прямом эфире. До свидания.

А.К: До свидания.

В.И: У нас на связи Роман Евстифеев, политолог. Роман Владимирович, здравствуйте.

Роман Евстифеев: Здравствуйте.

В.И: Как вы воспринимаете то, что сейчас происходит вокруг Старой аптеки, и то, что Никас Сафронов замешан в этой истории?

Р.Е: Я бы разделил, тут несколько историй. Есть история переустройства этой части исторического центра, это одна история. И она тоже достаточно долгая, она с успехами и провалами связана. Вот добрались до здания, которое называется Старая аптека, и тут тоже были какие-то споры, зарождались концепции, а теперь, к сожалению, мне не очень ясно концептуальное решение тех людей, которые этим занимаются. Мне это неизвестно. Вторая история — это то, что пытаются наши городские власти в город привлечь этого человека, который называет себя художником. И тоже история малопонятна, зачем он там, зачем он аптеке, кто принимает решение, как это все определяется. И третья история, она связана с тем вообще, как город развивается, понимаете? Я не против привлечения интересных, может быть, даже модных людей, связанных с искусством. Мы их плохо знаем, но это может быть интересно. Но у нас, кроме исторического центра, есть огромный город, который для туристов вообще не привлекательный. И тут еще вопрос, кто больше дает? Центр исторический этому человеку, который называет себя художником, или он нам что-то даст. На мой взгляд, тут явно исторический центр прибавляет любому, кто тут будет что-то делать, а не наоборот.

В.И: Правильно я вас понимаю, что Никас Сафронов вполне мог бы разместить свои работы в каком-то менее проходимом месте города, чтобы туда шли туристы?

Р.Е: Городские власти именно так и должны были ставить вопрос, чтобы сделать привлекательным город. Если Никас такой замечательный, если к нему идут люди, то надо его ставить туда, где пока траффик туристический не такой большой, где не так все это интересно пока. Вот туда его надо ставить, а не на проходном и самом людном месте, где все уже есть. Вот это мне совершенно непонятно, то есть как принимается решение, зачем, почему? Есть еще эстетическая и культурная сторона этой истории, я не специалист, но, на мой взгляд, это не искусство, и этому человеку не место в исторической части нашего города.

В.И: А какие версии звучат, что может быть на территории этой аптеки? И на ваш взгляд, какой вариант наиболее подходящий?

Р.Е: Понимаете, были игры вокруг этой аптеки. Год назад с общественностью мэрия заигрывала, были какие-то совместные посиделки, спрашивали, предлагали что-то. Была такая игра, но не знаю, чем все закончилось. Не было ничего зафиксировано, к сожалению, и все это забыто, потому что появились какие-то другие прожекты, которые нам не известны. А эти игры были вокруг того, что в этом проходном, хорошем месте должно быть что-то привлекательное, например, музей аптеки или еще что-то такое. Разговоры были, и общественность в это честно включилась, но все оказалось брошенным. Я думаю, что в этом месте надо какой-то музей сделать, там же аптека, а ей 200 лет.

В.И: Каков ваш прогноз, как дальше события могут развиваться? До открытия музея остались считанные дни.

Р.Е: Я полагаю, что у мэрии есть какие-то договоренности между собой с этим человеком. Я бы предполагал, что поскольку художники уже выступают, их затронуло довольно сильно, и я их понимаю, но мне кажется, если общественность промолчит, сюда не только Никас полезет, сюда и другие жулики потянутся. Наша мэрия, видимо, совершенно не разбирается в происходящем. У них какие-то свои интересы.

В.И: Плохо это, если художники известные пойдут в тот же самый Владимир? И будет не только Сафронов, но и другие личности?

Р.Е: Я не вижу такого желания у городской мэрии, чтобы сюда пошли владимирские художники, там барьер для них. А для человека, который называет себя художником, ему создают условия. Это разное отношение к людям, это очевидно. Причем распоряжение муниципальной собственностью так — это скандальная ситуация. Мне кажется, тут граждане должны вместе с художниками объединиться и сказать, что это наша собственность, что это наша история, нельзя ей так распоряжаться, потому что кому-то понравилась картина кого-то там. Так нельзя вообще.

В.И: Роман Владимирович, спасибо большое, что нашли время побеседовать с нами в прямом эфире. До свидания.

Р.Е: До свидания.

В.И: Это была программа «Zoom». У микрофона работала Валентина Ивакина. До новых встреч в эфире.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Не учи отца!

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments