Путь к успеху: как достаются высокие посты детям чиновников и известных предпринимателей

Высокопоставленные посты в России достаются по наследству? Почему эксперты говорят о феодальном обществе в стране, и что будет, когда дети нынешних олигархов начнут «делить поляны»?
Эксперты: Александр Горный — общественник, блогер (Республика Крым); Илья Гращенков — политолог, генеральный директор Центра развития региональной политики.

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «ZOOM». У микрофона Валентина Ивакина. Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «Путь к успеху: как достаются высокие посты детям чиновников и известных предпринимателей». В начале месяца дочь пресс-секретаря президента России посетила Севастополь, посетила один из заводов, и началась волна обсуждения в интернете. Многие нелестно высказывались в адрес Лизы, потому что эта 19-летняя девушка еще юная, некоторые говорят, что недостаточно опытная, чтобы заниматься решением таких вопросов, как, например, помогать предприятию, которое находится на грани банкротства. И стоит напомнить, что совсем недавно Лиза стала советником президента по молодежному предпринимательству Ассоциации предпринимателей по развитию бизнес-патриотизма в России. И по этому поводу у многих тоже огромное количество вопросов возникло.

Сейчас с нами на связи Александр Горный, общественник, блогер (Республика Крым). Александр, здравствуйте.

Александр Горный: Здравствуйте.

В.И: Наш основной вопрос на сегодня звучит следующим образом: как достаются высокие посты детям чиновников и известных предпринимателей? У вас есть ответ на этот вопрос?

А.Г: Есть. Буквально вчера я бросил клич в Facebook: «Ребята, что вы думаете по поводу Лизы Песковой?». Мне было очень интересно посмотреть, и сегодня у меня как итог на «Эхо Москвы» вышел материал «По усам и дочке честь». После клича мне скинули несколько интересных ссылок, где рассматривали современные элиты как дворянство. И им все достается, как дворянам доставались должности, или они поступали в армию при звании или чине. И у нас повторяется все то же самое, что было. Я не против того, что дети высокопоставленных чиновников идут работать, занимают какую-то должность. Я хочу сказать, что в этом действительно ничего нет, потому что они имеют возможность получить хорошее образование. Я просто очень близко сталкиваюсь именно с этой темой. Дети, которые заканчивали престижные школы, очень грамотные, очень продуманные дети, очень воспитанные, очень интересные, несмотря на то, что это так называемая «золотая молодежь». Они потом вместе поступают в самые престижные российские или западные вузы. Те, которые поступают в российские вузы, они крутятся в своей этой тусовке. Могу сказать на примере Высшей школы экономики, там учатся очень много детей наших чиновников, депутатов, олигархов, тут ничего плохого нет. И многие учатся не просто хорошо, а очень хорошо и вполне нормально. Если эти ребята закончат эти престижные заведения, они двигаются куда-то вперед по служебной лестнице, что тут плохого? Но другое дело, когда речь идет о таких публичных фигурах, как Рогозин. Сейчас как раз всплыла история, как его племянница Дарья Филиппова была назначена директором Национального сочинского парка.

И вот эта последняя история, когда Лиза Пескова, девушка 19 лет, которая была известна как дочка Пескова и очень популярная в Instagram, с фотографиями со светских мероприятий, она решила взять и заняться бизнесом. Я управлял крупнейшими российскими и западными компаниями, я читал очень много тренингов, передачи выходили, и я могу сказать, что, на мой взгляд, образование — это хорошо. Хорошо, когда человек крутился в такой сфере, но какое это имеет отношение к тому, что Лиза приехала в Севастополь в качестве советника компании? Девочке дали такую почетную должность, пусть и на общественных началах. И вот она со своей фамилией, потому что там больше ничего нет, хотя и говорят, что она учится во французской бизнес-школе, она пытается решать такие глобальные проблемы. Я, как и сказал, что ничего не вижу плохого, если человек отучился и отпахал в Высшей школе экономики и имеет действительно реальный опыт и знания за плечами, смелость, вот тогда он может приезжать и учить. А когда девочке 19? Ну, что она знает, кроме гламура? Мне кажется, что ничего. А то, что мама ее защищает и говорит, что она знает 4 языка, вы знаете, мне кажется, что это не показатель большого ума, опыта или знаний.

В.И: Смотрите, а какие вопросы при этом поднимаются? Правильно я понимаю, что там несколько основных мотивов было?

А.Г: Она приехала туда, в Севастополь. Во-первых, согласитесь, что не каждую девочку Лизу будут встречать руководители крупного предприятия и губернаторы? Она туда попала, каким образом она туда попала? То ли она сама в эту компанию зашла, то ли ее пригласили, это тоже очень большой вопрос. И вот она приезжает с таким громким званием именно на это предприятие, как она говорит, ей в Instagram прислали запрос, что у нас там такая беда, помогите. Понимаете, это смотрится как детский сад. Когда я пообщался со своими знакомыми, то, во-первых, у меня есть информация о том, что местным СМИ настоятельно рекомендовали освещать данный визит. У меня вопрос — почему? Одни говорили, что кто сопротивлялся, чуть ли не за деньги, но я не буду это утверждать, но из разных источников информация есть. Другие источники говорят, что она приехала назло папе, чтобы доказать, что она что-то может. Сейчас в сети слишком много противоречивой информации, но если всю ее убрать, а взять суть, насколько я понимаю, это предприятие имеет более 10 миллионов рублей долгов за аренду. И там идет спор сейчас за то, что они должны заплатить более 35 миллионов рублей за аренду. Там не идет речь о том, что это проблемное предприятие, у них есть определенные заказы вперед, там люди работают, и проблем никаких нет. И вот что она туда приехала? И тем более с таким пиаром. И когда она начала что-то там бормотать, все же могут перепутать судопроизводство и судостроительство, там ничего страшно, но когда она начинает раскрывать свой милый рот, что она сейчас возьмет и научит всех, как надо работать, кадровой политике — ну бред собачий. Я не понимаю, что они хотели этим сказать. Я понимаю эту группу, которая получила такой бриллиант, как Лиза Пескова, теперь у этого АВАНТИ все в жизни открыто, потому что там Лиза Пескова. Надо понимать, что все-таки Лиза Пескова — дочь человека, который регулярно общается с президентом. Песков — это очень сильный и влиятельный человек в этой жизни. И, к сожалению, в этой истории больше вопросов и раздражения от результата, который она покажет, понимаете? Вот что происходит.

В.И: А как, по-вашему, она должна была себя вести?

А.Г: Мне кажется, она вообще никак не должна была себя вести. Во-первых, девочке 19 лет, она учится в бизнес-школе. Я имею возможность периодически общаться с ее сверстниками, которые учатся в Высшей школе экономики, это очень грамотные и очень сильные ребята, которые на порядок выше. Понимаете, там действительно талантливые дети, которые своим трудом пробиваются через тернии к звездам. И я понимаю, что они своим трудом рано или поздно достигнут определенных высот. Но тут девочка 19 лет, которая, как говорится, еще не бум-бум, и она еще начинает нас жизни учить, это просто безобразие. Я в свое время выпускал радиопередачу, и там я рассматривал вопросы профориентации. Понимаете, человек где-то до 19−20 лет себя ищет, я здесь согласен с вами, что девочка себя ищет, что она себя пробует. Ради бога, можно и пробовать, и искать себя, но не надо искать это так, чтобы с пиаром на всю страну, зачем? Мне кажется, что тут должна быть определенная скромность. Она должна понимать, что она дочка высокопоставленного чиновника, одного из самых-самых. И если у нее есть какая-то социальная ответственность, она должна вести себя менее заметно. Я не спорю, что когда ей будет 30 лет, и она пройдет все круги ада, как люди работают в McDonalds, сначала трут туалеты, потом становятся за кассу, потом становятся на раздачу, и постепенно они достигают определенных высот, определенных знаний, выдерживают эту мощнейшую конкурентную борьбу, и они действительно становятся профессионалами своего дела. И мне это действительно было бы интересно, если бы приехал такой человек и начал бы нас учить. Почему бы и нет, всегда неплохо послушать того, кто может научить. Но когда ты слушаешь этот детский лепет, и это выносится на федеральный уровень… Знаете, тут еще такой момент, Крым — очень особая территория, и тут уже насмотрелись детишек мажоров, в том числе и детей Януковича, которые тут приезжали, отжимали, мутили, хватали. И у Крыма создается синдром, что приезжают детишки и начинают хватать, кому санаторий, кому дачу, кому причал, кому еще что. И тут сейчас повторяется приблизительно та же самая история. Приезжает девочка и начинает чего-то там хотеть. И у людей возникает законный вопрос — а кроме пиара, там, может, стоят какие-нибудь интересы? Может быть, они положи глаз на это предприятие, хотя глаз в Крыму можно положить на более интересные объекты? И вот эта вся история выставлена с душком, если честно.

В.И: А с другой стороны, это такая проверка на прочность 19-летней девушки, как никак, такого резонанса в СМИ не любой тоже выдержит.

А.Г: А вы знаете, а не надо создавать таких информационных поводов. Я не думаю, что они хотели получить именно такой эффект, хотя он был просчитан, что приезжает девочка и начинает тут жизни учить. Я понимаю, что хотели достичь определенного эффекта, а группа АВАНТИ этого эффекта достигла, но не этого эффекта хотелось достичь. Я понимаю, что Лиза присутствовала в блогерском совете, который проходил в Госдуме, девочке хочется себя где-то засветить. Могу сказать, что это, может быть, одна из современных молодежных тенденций. Раньше было модно гонять на дорогих автомобилях, пить шампанское по 2000 тысячи евро за бутылку, а сейчас пошел новый тренд, они решили поучаствовать в бизнесе, и понимаете, какой они посыл будут доносить? Я понимаю, что для них важны их социальные сети, но что она там может рассказать? О том, что она побывала на заводе и пофотографировалась с брутальными мужиками? Мне кажется, что это уже какой-то перекос. Даже если у девушки был какой-то посыл интересный и правильный, но родители на то и родители, что они должны как-то следить за ней, хоть она и совершеннолетний человек. Они должны понимать, как эти все шаги могут аукнуться тому же папе. Я понимаю, что Пескову это все по барабану, но в ситуации, в которой находится наша страна, не надо таких раздражителей. У нас сейчас в Крыму есть еще одна девочка Лиза, это бывшая помощница спикера Константинова, она была замечена с разными дорогими автомобилями, на гламурных вечеринках. Ну, жила бы она тихо, и ладно, но девочке захотелось стать министром спорта Крыма. Вот весь мир ржет над этой историей. Там, правда, девочке под 30 лет, такая блондинка с формами. Я понимаю, что одни там требуют шубу, а этой захотелось должность министра спорта Крыма, потому что на других должностях надо проявлять мозги, а тут просто можно ездить по спортивным мероприятиям, улыбаться и сверкать своими формами. Это вызывает колоссальное раздражение. Я не против того, что дети, которые выросли, обучились, получили хорошее образование, хороший опыт работы, неважно, какая фамилия у папы, они становятся и занимаются серьезным бизнесом и управляют крупными компаниями. Это есть такие примеры. Но вот этот цирк, который показали, — мне кажется, что не надо так делать, потому что она сама же себя компрометирует, и эта история будет за ней идти очень долго и в крайне негативном свете.

В.И: Большое спасибо, что нашли время побеседовать с нами в прямом эфире. До свидания.

А.Г: До свидания.

В.И: На связи с нами Илья Гращенков, директор «Центра Развития Региональной Политики». Сейчас очень легко найти информацию о том, какие посты занимают дети чиновников или предпринимателей России. Илья, здравствуйте.

Илья Гращенков: Здравствуйте.

В.И: Давайте вам тоже задам наш главный вопрос, как достаются высокие посты детям чиновников и известных предпринимателей?

И.Г: Понятное дело, что де-факто они достаются по наследству, я даже на днях публиковал пост в Facebook, где заметил, что, почитав новости на Яндексе, понял, что для меня примерно сложился образ будущей кампании президента 2018 года. Я понял, что пройдет она в рамках стратегии того, как дети наших нынешних олигархов будут делить между собой Россию будущего, потому что мы сейчас реально наблюдаем естественное старения их отцов и выход на сцену их детей. Во-первых, их много, их гораздо больше, чем отцов. И в отличии от средневековой Англии, где феодализм регулировался, где наследство доставалось старшему сыну, у нас такой практики нет, и Лиза Пескова тому подтверждение, что каждый будет играть самостоятельную игру. Мы реально через пару лет получим выход на сцену достаточно большого числа этих молодых принцев крови, которых больше, чем их отцов. И как-то они должны все делить между собой политические и экономические бизнес-секторы, еще и как-то договариваться с остатками нынешней власти, которая к окончательному восходу станет еще более дряхлой и старой, и молодые львы попробуют взять всю полноту власти в свои руки. Поэтому, возвращаясь к вашему вопросу, я и говорю, сейчас как бы такая типичная феодальная история наследования, но в дальнейшем мы понимаем, что каждый из них хочет сыграть собственную партию, расширить сферу влияния, доказать, что он не просто сын или дочь отца, а проявить себя самостоятельно.

В.И: Но при этом он может быть напрямую связан с бизнесом своих родителей или родственников, несмотря на то, что он пытается доказать самостоятельность, это сейчас такое предположение в сети гуляет.

И.Г: Кстати, надо сказать, что есть некое не комильфо, когда перехватывают бизнес родителей. Яркий пример — какой-нибудь Чайка. Он занимается таким неблагородным, казалось бы бизнесом, как утилизация отходов. Он занимается той сферой, которую у нас всегда было принято ассоциировать с криминалом, да и не только у нас, утилизация отходов — всегда был криминальный бизнес. Но тут все противоположное, папа — генеральный прокурор, а сын практически не в благородной среде. Дети Патрушева — банкиры, то есть силовики предпочли банки. А кого-то мы видим, как Лизу Пескову, она старается остаться в рамках пиара, но мы уже сейчас чувствуем, что это уже не совсем то, чем занимается ее отец, это уже все-таки попытки взаимодействия между государственным сектором и частным бизнесом, то есть уже в юном возрасте выступить в роли арбитра — это говорит о том, что она мыслит себя немного в других плоскостях. То есть все-таки Песков существует в той парадигме, когда считается, что заступать на чужую поляну неправильно, и можно потерять то, что имеешь. А молодые пробуют эту грань дозволенности на крепость, куда можно зайти, и где она заканчивается. И не обязательно выбирать какой-то один путь, можно их выбирать несколько.

В.И: Такие процессы можно наблюдать только в России или же в других странах тоже нечто подобное происходит, и это норма?

И.Г: Элита всегда сталкивается с тем, что это династия, потому что мы все-таки живем в капиталистическом обществе, а капитал — это всегда наследование, потому что он переходит в наследство. Поэтому я думаю, что нет, эта практика сложилась не в России. Сложилась, прежде всего, в странах, которые прошли через эти феодальные дворянские титулы, где уже в конце 17 века, после промышленной революции сложилась определенная история взаимодействия между теми наследниками, кто не получил в наследство каких-то крупных капиталов и землевладений, но получил княжеский род, титул и активно его использовал для строения собственной карьеры. Яркий пример — это Черчилль, последний герцог Мальборо, который как раз по этому правилу не получил никакого наследства, но он вошел в историю как выдающийся политик и доказал всем, что даже с фамилией можно добиться многого, не опираясь на деньги.

В.И: Некоторые говорят, что дети известных родителей, успешных предпринимателей, чиновников, им наоборот в некотором смысле тяжелее, потому что есть бремя фамилии, и им с ним жить.

И.Г: Да, конечно, есть определенная данность, особенно если ты остаешься в кругах, где твои родители были известны, то есть к тебе поначалу такое снисходительное отношение, и все время попытки проследить за тем, как принял ты убеждения своих родителей, это все-таки играет свою роль. Но с другой стороны, на мой взгляд, все-таки люди, получившие что-то в наследство, выигрывают больше, чем теряют, потому что старт с малоизвестных позиций — это всегда риск, что можно не взлететь. А будучи наследником фамилии или капитала, ты обречен на успех, и даже если ты проиграешь в плане того, что ты будешь выглядеть менее успешным, чем твои родители, но ты все равно останешься на плаву.

В.И: Если говорить про Лизу Пескову, меня лично удивляет то, что медийную огласку очень широкую получило произошедшее, потому что в большинстве случаев, насколько я понимаю, они как-то тихо назначаются.

И.Г: Может быть, мы лицезрим смену вектора. Лиза Пескова сейчас совсем молодая девушка, может быть, она просто не подумала об этом, а может быть, это даже некоторая специально выстроенная история. Я убежден, что это никоим образом не режиссированная история ее отцом. Скорее всего, это ее самостоятельные шаги молодой пиарщицы, которая пришла из сферы Life-style, то есть девушки, которая занималась модным блогингом, а тут она этот блогинг попыталась перенести на кажущуюся ей близкой сферу судостроения. И мы наблюдали эти ляпы и попытки сравнить судостроение с рекламой нижнего белья. Но отчетливо понятно, что это просто уровень ее работы как профессионала, она это так видит. Она предполагала, что это должно пройти при большом количестве СМИ и активной медийной поддержке, не учитывая тех рисков, что она как специалист не совсем адекватна в этой сфере. Это, наверное, ей будет каким-то уроком, а для нас это явная тенденция того, что совсем молодые дети чиновников уже не совсем традиционно реагируют на свое положение, уже не скрываются, уже воспринимают это как должное. Поэтому я неспроста говорил про принцев крови. Принц крови — это человек, который понимает свое место в обществе, понимает, что он родился в кардинально другом положении, чем другие, и уже с рождения пытается это право крови реализовать. И несомненно Лиза Пескова — такой представитель.

В.И: Некоторые говорят, что бизнес и чиновники ориентируются на главного человека в стране, а главный человек в стране — это президент. Если уж дети президента нечто подобное могут себе позволять, то что про других говорить.

И.Г: Мы постепенно будем отходить от этой традиции, потому что Владимир Путин, конечно, идет на еще один срок, который по Конституции должен быть последним. И уже многие говорят о том, что в эти годы мы увидим переходный период от власти сильного президента к власти постсильного президента, то есть президентский пост сильно ослабеет, и элиты должны учиться ориентироваться не на единое принятие решений, а на какую-то другую модель. И мы как раз наблюдаем зачатки этой модели, когда есть люди с капиталами, с политической властью, а в дальнейшем конкуренция между ними будет усиливаться. Если сейчас она силовая, то лично я предполагаю, что она может стать триггером к развитию именно реальной политики, то есть условные Сечины и Чайки будут выяснять отношения не с помощью арестов в силовых структурах, а именно с помощью каких-то политических институтов.

В.И: Спасибо большое, что побеседовали с нами. До свидания.

А.Г: До свидания.

В.И: Это была программа «Zoom». У микрофона работала Валентина Ивакина. До новых встреч.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments