Реформа разрешительной системы: кому облегчит жизнь электронный реестр

Замена реальных документов виртуальными упростит общение ИП, юридических и физических лиц с органами власти. Но альтернативный способ подачи документов тоже должен сохраниться. Эксперты: Анна Рыбалко — адвокат Московской муниципальной коллегии адвокатов; Алексей Карнаухов — юрист, замруководителя центра антикоррупционной политики партии «Яблоко»; Алексей Шляпужников — шеф-редактор медиапроекта СОЛЬ; Анна Коняева — директор Центра правового обслуживания.

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. У микрофона Игорь Киценко, это программа «Правовой понедельник». Тема сегодняшнего эфира звучит следующим образом: «Реформа разрешительной системы: кому облегчит жизнь электронный реестр». На сайте «Агентства правовой информации» в конце прошлого месяца был опубликован материал, «вместо различных регистраций, согласований и даже водительских прав или заграничных паспортов могут появиться электронные лицензии. Законопроект об унификации процедур выдачи разного рода разрешений и документов представило Министерство экономического развития России. По закону компании и предприниматели вправе осуществлять любую не запрещенную деятельность, но для некоторых ее видов требуется получение лицензий или иных разрешений. Без санкции властей некоторые действия не вправе осуществлять и рядовые граждане. Исчерпывающего списка действующих ограничений не существует. В ряде случаев требования дублируются или взаимодополняются, иногда по-разному называются. Например, в 2005 году законодатели упразднили лицензирование туроператоров, но для осуществления такой деятельности обязали регистрироваться в специальном реестре. Строительством вправе заниматься только члены саморегулируемых организаций (СРО), на привлечение иностранных работников требуется получить разрешение, образовательные учреждения должны получить лицензию и пройти государственную аккредитацию. Более того — нередко запреты в форме административных санкций вводятся властями субъектов Федерации или даже муниципалами, а некоторые действия регулируются порой спорными правовыми актами СССР».

Первым моим собеседником будет Анна Рыбалко, адвокат Московской муниципальной коллегии адвокатов. Анна Владимировна, здравствуйте.

Анна Рыбалко: Добрый день.

И.К.: Вот вопрос лицензирования различной деятельности — пишут, что у нас различное количество ведомств есть, которые одну и ту же информацию могут трактовать по-разному, и проверять одного и того же человека несколько раз, плановые и внеплановые проверки проводить. Я сейчас говорю о юридических лицах, например, об ИП или представителях малого и среднего бизнеса. Минэкономразвития предлагает реформировать данную систему, оставив там несколько обязательных моментов, когда нужно действительно получать какой-то штамп, какую-то бумагу, а сделать некий электронный реестр. У меня к вам вопрос такой — как это на данный момент осуществляется? На что человек может получить лицензию? И насколько сложно ее получить?

А.Р.: Начнем с того, что у нас существует федеральный закон 99 «О лицензировании отдельных видов деятельности», в данном законе указан исчерпывающий перечень данных видов деятельности, это связано с защитой информации производства лекарств и медикаментов, медицинская деятельность и тому подобное. Там конкретно указан порядок подачи заявителем документов, в соответствии с которым лицензирующий орган должен рассмотреть это заявление. В этом законе указано, какие конкретно документы должны быть поданы для получения лицензии. Также в этом законе указано, что данный список является исчерпывающим, и дополнительных документов лицензирующий орган не должен требовать. В данный закон были внесены изменения, что касается электронного документооборота, с 1 января 2018 года он вступает в силу. Там указано, что порядок предоставления соискательной лицензии может подаваться как путем подачи документов на бумажном носителе, также соискатель имеет право подавать документы в электронном виде и указать, как ему удобнее получать лицензию — либо в электронном формате, либо на бумажном носителе. Подавать документы исключительно в электронном виде и получать их — это не является единственным способом получения лицензии, тут уже по выбору соискателя, как ему удобнее. Я считаю, что это идет к тому, что это является поэтапным моментом. Мы все знаем, что сейчас, например, регистрация права собственности происходит исключительно в электронном виде, то есть для того, чтобы эта система заработала, необходим какой-то период, чтобы вносить какое-то более существенное изменение в закон. Должна заработать система, должны быть какие-то технические новшества введены, поэтому сейчас это рассматривается в виде альтернативы. Мы все понимаем, что прогресс идет вперед, и у нас сейчас очень много взаимоотношений межрегиональных. И чтобы не обращаться в различные органы, естественно, удобней кому-то оформлять в электронном виде, но однозначно переходить в электронный вид — это невозможно. Поэтому сейчас введен такой альтернативный способ получения лицензии. Помимо данного закона, я хотела сказать, что имеются другие законы, которые регламентируют получение лицензии на другие виды деятельности, например, по обороту этилового спирта. Поэтому это не единственный закон, который регулирует порядок получения лицензии на определенные виды деятельности. Я считаю, что электронный документооборот — положительный фактор для нашей экономики.

И.К.: У нас на данный момент два способа подачи документов на получение лицензии на тот или иной вид деятельности, это бумажные носители или электронные носители. По вашему мнению, когда мы подойдем к тому, что уже не нужно будет подавать в бумажном виде, а будет достаточно отправлять и получать лицензию в электронном виде? Когда можно будет делать все в электронном виде?

А.Р.: Сегодня это закон позволяет делать, но этот момент у нас наступит не в ближайший месяц, а дай бог, чтобы он наступил в ближайший год. Для того чтобы заработала система, надо, чтобы закон этот действовал, чтобы было всем удобно. Самому органу обкатать эту систему, самому соискателю, то есть получить в электронном виде, он мог использовать эту лицензию. На сегодняшний день, мне кажется, наиболее удобно получать документы в бумажном носителе, потому что эта система только начинает действовать. Помимо того, что тебе документ выдает лицензирующий орган, он обладает определенной системой, определенной информацией, определенными реестрами. Но потом при обращении или предъявлении данной лицензии тем же контролирующим органам, у них может не быть необходимого оборудования, и удобней пока предъявлять документы в бумажных носителях. У нас же есть лицензирующий орган, например, фармацевтическая деятельность — это мы обращаемся в Росздравнадзор за получением лицензии, а контролирующий орган, допустим, та же налоговая инспекция или еще другие органы, они могут не обладать теми объемами информации, которыми на сегодняшний день обладает лицензирующий орган. Вся эта система должна быть обкатана для того, чтобы потом не было никаких препятствий, никаких трудностей для лица, имеющего лицензию, чтобы он мог предоставить ее в электронном виде. Поэтому на сегодняшний день я бы советовала пока придерживаться бумажного документооборота. Когда эта система будет уже настолько обкатана, что все это будет в электронном виде полностью, в том числе и контролирующие органы, затем уже постепенно переходить на электронный документооборот.

И.К.: У нас разрешительные лицензии выдают различные органы власти. Поможет ли создание данного реестра свести все воедино, чтобы человек подал документы, и к нему никто больше не пристает, и ему не надо никуда бегать?

А.Р.: Да, это должен быть создан единый реестр, чтобы у всех органов были доступы к этому реестру, и они могли это все увидеть. И существует ли на сегодняшний день настолько сложный процесс, чтобы все органы имели беспрепятственный доступ, вот ответить на сегодняшний момент сложно. Я думаю, что нет. Если у нас законы принимаются на федеральном уровне, если брать отношения с другими органами власти субъектов РФ, то, может быть, там до них не дошли все блага цивилизации, и, имея сегодня альтернативу, лучше придерживаться бумажного документооборота. Вот есть заявление пресс-службы МВД в отношении того, что пытаются ввести электронные водительские права. И по сообщению пресс-службы МВД, в одном из субъектов РФ, если не ошибусь, это Краснодарский край, там вводят именно пилотный проект. Поэтому пока есть альтернатива, лучше придерживаться старой системы. Потом надо вводить пилотные проекты и смотреть, как эта система работает, потому что все недостатки сразу выявить невозможно. Надо увидеть, какие бывают недочеты, препятствия, как документооборот происходит между федеральными органами, муниципальными властями, и устранять эти недостатки, и постепенно переходить на электронный документооборот. И насколько я ознакомилась с этим пилотным проектом в Краснодарском крае, он там не то, чтобы без прав едет, им выдают права нового образца, и на обороте прикрепляют чип, и с него уже считывается вся информация в отношении водителя. И эти все моменты регулируют сами органы ГИБДД. А уже получая лицензии на определенный вид деятельности, осуществляя торговлю и совершая межрегиональные отношения между хозяйствующими субъектами РФ, это более сложная система, которая должна действовать на территории всей РФ. Поэтому вначале надо эту систему создать, ее надо обкатать и затем уже переходить на электронный документооборот, потому что, я считаю, это более упрощает и обращения граждан, меньше посредников, меньше времени затрачивается, коррупционный момент меньше проявляется, но я не думаю, что это наступит в ближайшие месяцы, это, может быть, год-два, это необходимо для поэтапного перехода.

И.К.: Получается, от этой системы будет только больше плюсов по большей части?

А.Р.: Я считаю, что да. Я как адвокат, у нас давно в арбитражном судопроизводстве действует электронный документооборот, это, конечно же, все упрощает, чем стоять в очередях, подавать какие-то документы, какие-то дополнительные уточнения, все это в электронном виде проще. Судья все смотрит, печатает, и мы приходим на процесс уже подготовленные. Это уже не происходит в процессе заседания, так же и тут. По аналогии с «Госуслугами», которые сейчас появились, многие лица обращаются для оформления документов через «Госуслуги», а также существует порядок общей очереди, это уже по выбору самого заявителя, кому как удобней. И опять же, для получения лицензии в электронном виде посредники исчезают при поступлении документов, то есть подается просто голый пакет документов согласно перечню, если все соответствует — хорошо, если нет, то по закону предоставляется тридцатидневный срок для предоставления дополнительных документов, если ты их не предоставляешь, то тебе отказывают. Получается, что идет сугубо голый диалог между лицензирующим органом и субъектом.

И.К.: Фактически полное исключение человеческого фактора?

А.Р.: Но при этом надо заметить, что не на всей территории России не все наши хозяйствующие субъекты активно пользуются интернетом, поэтому тут еще надо этот фактор учитывать.

И.К.: Как пишут на портале «Агентства правовой информации»: «Реформа исключает произвольное расширение списка видов деятельности, на которые потребуется получать разрешения. Примерно раз в два года планируется проводить актуализацию перечня из 438 пунктов. Его расширение возможно только путем внесения поправок в федеральный закон, вступающих в силу не ранее чем через полгода после официального опубликования». Если я правильно понимаю, если эта реформа произойдет, и она начнет у нас действовать, мы будем получать лицензии в электронном виде. И согласно данной системе, если появляется новый вид какой-либо деятельности, не запрещенной на территории РФ, актуализация была совсем недавно, то мне нужно будет, согласно данной реформе, ждать два года, когда будет проводиться новый список актуализации, чтобы заняться этой деятельностью?

А.Р.: Если на сегодняшний день лицензии не требуется, она не включена в этот список, то предпринимательская деятельность осуществляется без лицензии. У нас же до 2012 года было большое количество деятельности, подлежащей лицензированию, потом это все упростили. Я уже называла закон, и там исчерпывающий список, по которому необходимо получать лицензию. Поэтому уже с момента внесения дополнительных видов, если ты уже работаешь в этом направлении, то естественно, что необходимо получить лицензию. У нас лицензия не сказать, что облагается большой суммой государственного налога при получении, то есть лицензия в основном направлена на то, чтобы государственные органы регулировали те виды деятельности, которые связаны с потенциальной угрозой жизни и деятельности населения. Допустим, какие-то медикаменты, там расширяется список, который относится к психотропным веществам, поэтому и законодательство меняется с этими требованиями. Если со временем необходима будет лицензия, то надо будет ее получать, тем более, лицензия облагается один раз оплатой госпошлины, а она потом просто продлевается. Если этот вид деятельности выбывает из того вида деятельности, на который требуется лицензия, она просто прекращает свое действие, и человек в дальнейшем работает без получения лицензии, если этот вид деятельности вообще не запрещен. Если будет актуализация каждые два года, надо будет просто отслеживать и смотреть. И если это все будет в электронном виде, это будет, скорее всего, лицензиат или соискатель, который может подписаться на какие-то изменения, как это обычно делается, то есть какие-то изменения вводятся, и надо это отслеживать. Предприниматель, конечно же, несет ответственность за то, чтобы его документы и его деятельность была определенным образом лицензирована на территории РФ. Незнание закона не освобождает от ответственности, поэтому надо отслеживать законодательство, этот список и в соответствии с ним действовать. Если это все будет в электронном виде, это все будет проще. Оплачиваешь госпошлину, прикладываешь документы, подписываешься электронной подписью и в дальнейшем осуществляешь деятельность.

И.К.: Одни плюсы от этой реформы.

А.Р.: Да, я считаю, что прогресс идет вперед, и никуда от этого не деться. И весь мир переходит на электронный документооборот. Есть субъективные риски и вирусоносные программы и так далее. Буквально сегодня в новостях читала, что Сбербанк-Онлайн возобновил свою деятельность, то есть бывают такие моменты, и было бы неплохо помимо электронного документооборота иметь альтернативу, то есть какие-то документы должны все-таки выдаваться на руки. Не все должно быть в электронном виде. Это для того, чтобы была возможность быстро получить дубликат, восстановить какие-то данные.

И.К.: Бумажные носители все равно нужно будет сохранить, даже несмотря на то, когда наступит такое время, когда у нас все будет покрыто интернетом.

А.Р.: Я считаю, что какие первичные документы, допустим, продление лицензии может быть необязательным, а какие-то первичные документы, какие-то установочные данные должны выдаваться на бумажном носителе.

И.К.: Анна Владимировна, огромное вам спасибо за то, что нашли время пообщаться с нами в прямом эфире и дать комментарий на заданную тему. Спасибо большое, до свидания.

А.Р.: До свидания.

И.К.: Следующим моим собеседником будет Алексей Карнаухов, юрист, заместитель руководителя центра антикоррупционной политики партии «Яблоко». Алексей, здравствуйте.

Алексей Карнаухов: Здравствуйте.

И.К.: Рассматриваем сегодня вопрос по поводу предложения от Министерства экономического развития реформировать разрешительную систему, то есть вместо паспортов, водительского удостоверения и различных разрешений и согласований на ведение той или иной деятельность, чтобы появилась база с электронными лицензиями, где проверяющий органы или сотрудник полиции, остановив водителя, мог зайти в эту базу и посмотреть, все ли в порядке, есть ли у этого человека право на управление автотранспортом, либо проверяющий орган смотрит для того, чтобы не выезжать на место и не делать проверку по документам, заходит в реестр и ищет, есть ли лицензия на проведение данной деятельности. И все нормально, проверка проведена по факту. И вот насколько положительно данная реформа всей этой системы отразится и повлияет в антикоррупционном плане?

А.К.: На мой взгляд, это действительно положительная инициатива, поскольку даже в теории противодействия коррупции любая инициатива, которая ведет к опосредованному общению между представителем публичной власти и гражданином через электронные формы взаимодействия, она так или иначе снижает риски коррупции. Поэтому, безусловно, если будут введены такие электронные системы, хотя они и так постепенно вводятся в разных сферах, это, по сути, аккумулирование в одной корзине всех яиц. Но тут возникает вопрос с защитой персональных данных, которые прямо не относятся к противодействию коррупции, Тут, мне кажется, есть некоторая опасность, что подобные данные, если они будут храниться в одном месте, они будут попадать часто не в те руки, потому что на сегодняшний день мы и так часто наблюдаем, что государство не очень рачительно относится к персональным данным граждан, но очень пристально защищает персональные данные чиновников, поэтому такая угроза тут присутствует.

И.К.: На данный момент, пока у нас поэтапно идет ввод различного рода систем, когда человек подает документы не лично, а в электронном виде, но все равно сохраняется практика, когда нужно лично и на бумаге приносить документы. Наш предыдущий спикер сказал, что даже когда будет такая система полностью работать, заработает такой реестр, все равно нужно будет сохранить в целях безопасности ряд документов основных, когда вдруг произошла определенная атака или сбой системы, чтобы можно было восстановить разрешающие лицензии на проведение той или иной деятельности. И все равно возникает этот вопрос, контакт человека с человеком и с папочкой документов и похода в кабинет к чиновнику. Получается, что все равно некая коррупционная составляющая, так или иначе, сохраняется, даже несмотря на то, что мы делаем шаг вперед и в плане технологий, и в плане документооборота.

А.К. Коррупционная составляющая, безусловно, всегда будет сохраняться. Это как вирус, его невозможно полностью искоренить из организма, какая-то часть его все равно будет присутствовать и будет мешать. Здесь, мне кажется, какие есть важный моменты? Первый момент — то, что, действительно, подача заявлений часто проходит в очном виде, то есть человек приходит с бумагами и предоставляет их. Но если касаться непосредственно лицензирования, поскольку есть большая сфера административно-правового режима регулирования экономики, а в нем — разрешительного режима. И если касаться конкретно лицензирования, где лицензируются отдельные виды деятельности, это, в первую очередь, если по статистике брать, самые крупные — связанные с медицинской деятельностью, с образовательной деятельностью и оборотом алкоголя. Вы можете предоставлять документы сейчас в электронном виде, можете предоставлять их очно. Вы можете просить вам предоставить лицензию в электронном виде. Но в этой сфере есть моменты, которые сильно усложняют жизнь. Допустим, идет привязка этих лицензий к конкретной локации.

И.К.: К конкретному адресу?

А.К.: Там не адрес, а место действия этой лицензии. Допустим, это регион. Если вы хотите изменить место действия, то вам нужно переоформлять лицензию. Это первая проблема. Дальше, вся эта сфера лицензирования реформируется еще с 1994 года, когда изначально был полный хаос, и каждый регион устанавливал свои сфера лицензирования, в каком случае нужно получать лицензии. Потом начали эту сферу лицензирования приводить к единым стандартам. Вот с 2004 года последовательно снижается количество сфер, в которых это лицензирование необходимо осуществлять. Но это на бумаге. Из закона вычитаются некоторые пункты про лицензирование конкретно. На деле что происходит — если устраняется, скажем, лицензирование в строительной сфере, то параллельно вводится требование получать согласование саморегулируемой организации в этой же сфере. И что происходит? На лицензию, допустим, нужна отдельная сумма, в зависимости от вида лицензии, она может быть разной. Но по сравнению с вхождением в саморегулируемую организацию, которая не является государственной, она существенно ниже. Плюс вы в саморегулируемую организацию должны предоставлять постоянный взнос. Плюс эти саморегулируемые организации, как мы в нашей практике наблюдаем, это часто просто объединения неких дочерних структур. Допустим, на московском рынке детского питания, который, судя по всему, контролирует повар Путина Евгений Пригожин, действует саморегулируемая организация, которую контролирует он же. И на федеральном уровне, как я понимаю, все идет к тому, что будет введено вот это требование о вхождении в саморегулируемую организацию. А они в свою очередь действуют часто коррупционным путем, как отмечают многие. Есть своего рода корпоративная коррупция, которая лоббируется через закон. Такие косвенные коррупционные нити — здесь их довольно много.

И.К.: Получается, палка о двух концах. Казалось бы, проще получить лицензию в электронном виде, но при определенных условиях все. Саморегулируемая организация, в которую нужно попасть, и постоянные членские взносы.

А.К.: Это сложнее, безусловно. А третий пункт — это проверки. Если брать статистику за 2004 год, 68% всех проверок были выездными. То есть каждый раз сотрудники лицензирующего органа выезжали на место, поднимали всю документацию. Предупреждать лицензиата они, естественно, не обязаны об этом. Это создает определенный стресс. И вот здесь, на месте, конечно, возникает гораздо больший риск коррупции, когда идет прямое взаимодействие. То есть сама выдача лицензий, возможно, не настолько коррумпирована, потому что отказов там около 9% по всей стране. Это не так уж и много. А вот проверки выездные, возможность их спонтанного проведения — это серьезный риск коррупции.

И.К.: И появление этого реестра, как я понимаю, понижает этот градус?

А.К.: Несколько да. Но в части проверок, конечно, нет. Только в части выдачи лицензий.

И.К.: Но я так думал, что есть лицензия, и проверяющий орган просто заходит в этот реестр, смотрит — у такого-то юрлица есть эта лицензия, она действует. И смысла тогда в проверке нет. Это уже будет являться фактом проверки. Или такое не подразумевается?

А.К.: Нет, не подразумевается. Здесь нужно точно знать, о чем идет речь. Потому что есть лицензирование, а есть в целом разрешительный порядок в самых разных сферах. Скажем, получение статуса нотариуса — это тоже разрешительный порядок административно-правового регулирования. Касательно проверок — нет, создание реестра не устраняет все эти коррупционные риски в этом случае, поскольку здесь идет прямое взаимодействие. И основанием проверки именно в лицензируемых видах деятельности являются, допустим, поступившие от граждан сообщения о том, что деятельность лицензиата угрожает чьей-то жизни и здоровью. Тогда они выезжают на место, проверяют, в некоторых случаях — по согласованию с прокуратурой.

И.К.: Алексей, огромное спасибо, что нашли время пообщаться с нами в прямом эфире.

А.К.: Пожалуйста.

И.К.: Мы продолжаем. Следующим нашим спикером будет Алексей Шляпужников, шеф-редактор медиапроекта СОЛЬ, специалист в сфере интернет-безопасности. Привет, Алексей.

Алексей Шляпужников: Привет, Игорь.

И.К.: Разговариваем о данном предложении от Минэкономразвития о создании реестра с лицензиями. Уже затрагивали такой момент, что у нас не вся Россия активно пользуется интернетом. И есть еще такой фактор, как хранение всех яиц в одной корзине — насколько это безопасно или небезопасно? Какими тогда ресурсами по безопасности должен обладать данный реестр?

А.Ш.: Во-первых, утверждение, что не вся Россия пользуется интернетом, неверно. На самом деле, интернет у нас есть везде, даже самые отдаленные поселки. И этому немало способствовало введение онлайн-касс для продажи алкоголя, система «ЕГАИС». Я плохо себе представляю место на карте России, где нет возможности работать с интернетом. Да, может быть, скорость не везде супер, но работать везде можно. Это первая история.

Вторая история заключается в том, что да, на самом деле, перевод всего этого счастья, лицензирования, перевод вообще большого количества государственных услуг в электронный вид — это штука неизбежная. И это неизбежно влечет за собой риски, как и любая технология. Надо понимать, что технологию как таковую не остановить. Крупные компании инвестируют в технологии уже довольно давно, последние два года — особенно сильно. И вот эта инициатива вынуждает уже средний, не мелкий бизнес так же инвестировать в технологии. Они же, например, инвестируют в бухгалтерское программное обеспечение? Инвестируют, никуда не деваются. А пользуются услугами юристов, уборщиков? Пользуются. То есть тоже инвестируют. Собственно говоря, поток технологий не остановить. Им, рано или поздно, придется это делать. Лучше, чтобы они сделали это раньше и повысили бы свой технологический уровень. Да, конечно, профессия айтишника в ближайшее время станет более популярна, больше даже, чем сейчас. А сфера IT-безопасности будет нуждаться в новых специалистах, потому что их, к сожалению, очень мало. Но они будут появляться, я больше чем уверен.

И.К.: То есть будет толчок к развитию в определенной отрасли.

А.Ш.: Да. Во-первых, все эти истории, так или иначе, завязаны на шифровании. Потому что это ключ, это серьезные требования к паролям. И это уже не будет тем уровнем безопасности, который сейчас есть у средних предпринимателей, когда они платят какому-то студенту, он приходит иногда, чистит их компьютеры от вирусов, и вся переписка уйдет с какого-нибудь незащищенного ящика Mail.ru. Это уже каменный век, от этого надо уходить. И бизнес будет от этого уходить, вне зависимости от того, пройдет эта история или не пройдет. Если история с лицензированием пройдет, это будет раньше сделано. Да, конечно, на бизнес это экономически ляжет новым грузом. А некоторые его переложат на клиентов, на конечных потребителей. Но еще раз говорю, что это неизбежность.

И.К.: Хорошо. По твоим ощущениям, когда это может произойти?

А.Ш.: К сожалению, мы с тобой говорим об идеальной картине. А теперь надо вспомнить о том, что мы находимся в России. К сожалению, многие благие намерения у нас делаются через одно место. Поэтому тут прогнозировать невозможно. Я думаю, что многое будет понятно после того, как пройдет пилотная программа. Она же будет запущена не сразу по всей стране. И там уже можно будет понять, какие подводные камни, насколько готовы будут муниципалитеты передать свои картотеки, региональные власти, федеральные ведомства. Они же находятся у них в разных формациях, все эти картотеки. Каждую из них они раз по 20 заказывали у разных производителей программного обеспечения. А тут получается, что надо свести все в одно — названия полей, кодификацию, присвоение общего ID. Это большая работа. Поэтому многое зависит от того, насколько скоординированы будут действия этих органов власти и того центра, который будет заниматься созданием новой системы. Надо будет смотреть, какое будет применяться шифрование, какое будет ПО. Только тогда можно будет говорить об ID-безопасности.

И.К.: Как нам предыдущие эксперты говорили, на данный момент, как я понял, в пилотном варианте, что касается именно водительского удостоверения, данная программа действует на территории Краснодарского края. То есть в Краснодаре есть возможность ездить без удостоверения, там инспектор может просто зайти в базу и посмотреть на человека.

А.Ш.: Да-да. Но если мы посмотрим внимательно на сообщения СМИ про эту историю, мы увидим, что далеко не все инспекторы вообще в курсе этой истории. Тут проблема даже не в технологическом смысле, скорее всего. Это бюрократизированность нашей системы и неготовность управленческого аппарата.

И.К.: Ну, да. Это проблема. Если ехать в этот край, где запущен пилотный проект, лучше документы все-таки держать при себе.

А.Ш.: По крайней мере, пока. Я просто напомню, что и для физических лиц, и для бизнеса идея универсального электронного документа, который бы объединял в себе все базы данных, не нова. Она разрабатывается на протяжении последних 10 лет. И когда «Госуслуги» создавались для бизнеса, для граждан, идея была именно в этом, что единый идентификатор «Госуслуг» станет универсальным номером, который потом ляжет в основу этого единого электронного документа. Но, к сожалению, пока мы видим, что этого не произошло, уже несколько лет мы живем с мечтами об этом.

И.К.: Еще вопрос по поводу самой безопасности в качестве хакерских атак различного рода, сбоев системы, программы, когда данные могут либо похитить, либо они могут потеряться. Предыдущие спикеры нам говорили, что все-таки не мешало бы, даже когда у нас будущее наступит, сохранить некую форму подачи каких-то документов основных все-таки на бумаге, чтобы восстановить документы.

А.Ш.: Нельзя быть немножко беременным. Если мы сохраним хоть какое-то окошечко с бумажными носителями, это окошечко будет все равно перетягивать на себя значительную массу процесса. Если уж мы говорим о том, что мы переходим в защищенную электронную базу, мы в нее должны переходить. Что же касается хакерских атак — да, они возможны. С ростом технологий растет количество преступлений в киберпространстве. И вместе с тем, что мы думаем о новых технологиях, надо думать о том, что мы должны готовить специалистов по IT-безопасности. Потому что лицензия может быть объектом атаки по заказу, допустим, конкурентов. И разрушение файла лицензии или его изъятие — вот такая история получится. При этом у каждого бизнеса есть риск, что у них разобьют витрины, проникнут внутрь. Они же заботятся о физической безопасности? Мы должны заботиться и о технологической безопасности своих каналов связи.

И.К.: Ну, надо дожить до этого момента. Алексей, спасибо, что нашел время пообщаться с нами.

А.Ш.: Пока.

И.К.: Мы продолжаем. О том, какие перспективы есть у всего этого, насколько морально мы с вами и те люди, которые будут исполнять все это, готовы к этому, мы поговорим с нашим следующим собеседником, это Анна Коняева, директор Центра правового обслуживания. Здравствуйте.

Анна Коняева: Здравствуйте.

И.К.: Мы говорим о возможной реформе разрешительной системы, кому она облегчит жизнь. Понятно, что обыкновенному гражданину облегчит — можно будет в электронном виде все это отправлять. Юридическим лицам тоже облегчит — по некоторым видам деятельности тоже можно будет отправлять в электронном виде, получать лицензии. Но вопрос, насколько морально мы к этому готовы. Технически, как говорят эксперты, да, интернет есть везде, значит, работать можно везде. Но там другие вопросы возникают. А вот морально граждане РФ насколько к этому готовы?

А.К.: Вообще проект же планирует обобщить всю разрешительную процедуру, то есть коснется не только граждан, но и предпринимателей. С 2010 года идет речь о межведомственном взаимодействии между госорганами. И уже система одного окна много где действует и облегчила жизнь не только гражданам, но и предпринимателям. Все эти нововведения облегчили жизнь не только гражданам, но и предпринимателям. Непосредственно этот законопроект планирует обобщить всю разрешительную деятельность. У нас закон о лицензировании уже имеется. Планируется, чтобы не было конфронтации между законом и подзаконными актами и, чтобы были более простые и понятные правила. Сейчас много коррупции при получении лицензии. Любой предприниматель, столкнувшийся с лицензированием и получением разрешения, сталкивается со старыми подзаконными нормативными актами и массой ненужных требований. Любую деятельность возьмите — допустим, врач хочет открыть кабинет. Так, в бизнес-центре врач снял кабинет. Дальше он пытается лицензировать свой вид деятельности. Оказывается, что кабинет не такой длины, как необходимо. У него ковролин, а нужен линолеум. Скажите, на предоставление консультаций гражданам насколько влияет то, линолеум у него или ковролин, и может сильно препятствовать ему в получении лицензии?

И.К.: Ну, если он не проводит никаких медицинских процедур, кроме консультирования…

А.К.: Очень много других примеров. Часть нормативных актов уже устарели. Или, допустим, требуют установить раковину, но есть другой способ обработки рук. Хороший пример, что ранее был уведомительный порядок при открытии изготовления пищевой продукции, Роспотребнадзор приезжал и давал разрешение на продажу и производство пищевых продуктов. Сейчас же сделали порядок уведомительный. И теперь Роспотребнадзор не приезжает. Сильно пострадали граждане? Насколько много стало отравлений пищевыми продуктами? По-моему, нет. А жизнь для предпринимателей действительно облегчилась. Тем более, сейчас мы говорим о том, что очень активно необходимо развивать средний и мелкий бизнес. Если будут понятные и прозрачные правила, то это, конечно, даст зеленый свет для многих граждан, которые захотят открыть свой бизнес, захотят попробовать. Главное, чтобы было понятно.

И.К.: Я так понимаю, получение лицензии на проведение того или иного вида деятельности будет носить уведомительный характер. Я продаю пирожки — я вас уведомил.

А.К.: Порядок лицензирования делится на разрешительный и уведомительный. Некоторые виды деятельности действительно требуют предварительного согласования и выезда. В законопроекте также и осталось: уведомительный и разрешительный порядок и на часть видов деятельности предполагается, что разрешение будет получаться через уведомительный порядок о начале этой деятельности. Конечно, с созданием электронного документооборота будет уменьшение бюрократической нагрузки на бизнес при начале какой-то новой деятельности. Но главное, чтобы законодатель логически все продумал, все детали, и не было столкновения нескольких норм, не действовали нормы 80-х годов в отношении многих видов деятельности, тогда бы это действительно облегчило бы ситуацию для бизнеса.

И.К.: Посмотрим, как это будет реализовываться. Идея хорошая. Вопросов все равно много возникает к реализации данной реформы. Главное, как говорят эксперты, отработать это в пилотном режиме в ряде регионов и посмотреть, когда появятся эти белые швы, чтобы можно было принимать какие-то меры по их изъятию. Анна, большое спасибо, что нашли время с нами пообщаться.

А.К.: До свидания.

И.К.: В полном объеме реформу планируется завершить к 2020 году. Хотя базовые гарантии прав и законных интересов граждан и организаций, а также исчерпывающий перечень разрешенных видов деятельности будет действовать уже после принятия федерального закона и ряда иных норм с 2019 года.

У микрофона был Игорь Киценко, это была программа «Правовой понедельник». До новых встреч в эфире.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Культурная пятница

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments